double arrow
Дня после формирования, а при осеннем — через

Ногими таких инфекций, как чума (блохи), клещевой энцефалит (нксодовые клещи), японский энцефалит и другие арбовирусные инфекции (различные комары), природно-очаговые спирохетозы (аргасовые клещи) и др.

В период Великой Отечественной войны важное значение имели очаги туляремии. Так, в начале 1943 г. активные природные очаги туляремии представляли угрозу для войск Западного, Донского и других фронтов. На Волховском фронте появились природные очаги клещевого энцефалита. На ряде фронтов значи­тельную проблему составляли очаги лептоспироза. На Дальневосточном театре военных действий прихо­дилось считаться с природными очагами японского энцефалита, чумы и других заболеваний.

Самостоятельное значение в заражении личного состава действующих войск может иметь почва. В дан­ном случае речь идет прежде всего об анаэробных (столбняк, газовая гангрена) и других споровых (си­бирская язва) инфекциях. В определенных условиях, например при расположении личного состава в земля­ных укрытиях эндемичных районов, почва может явить­ся важным фактором заражения людей (через пыль) глубокими микозами (гистоплазмоз и др.). Зарегистри­рованы пылевые заражения американских военнослужа­щих мелиоидозом во время войны во Вьетнаме.

Следует отметить, что в период Великой Отечествен­ной войны впервые в истории войн за счет четко орга­низованной системы противоэпидемических барьеров удалось предотвратить вынос инфекции с театра воен­ных действий в тыл страны. Между тем эта проблема остается актуальной и для современных условий. Об этом свидетельствуют войны американцев в Корее и Вьетнаме. Во время войны в Корее в США было завезено более 20 тыс. случаев малярии. Около 25% возвращающегося личного состава отдельных частей из Вьетнама содержали плазмодии малярии в крови. Это привело к выраженному росту заболеваемости малярией в метрополии.




МЕХАНИЗМ ВЛИЯНИЯ РАЙОНА РАЗМЕЩЕНИЯ (ДЕЙСТВИЯ) ВОЙСК НА ИНФЕКЦИОННУЮ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ЛИЧНОГО СОСТАВА

Общим и универсальным фактором, который ока­зывает влияние на возможность возникновения и


интенсивность распространения инфекционных заболе­ваний среди личного состава войск, является район их размещения (действия). Это положение наглядно иллюстрируют материалы табл. 22, на которой даны показатели заболеваемости американских военнослужа­щих в период второй мировой войны на разных театрах военных действий по сравнению с континентальной частью США. В анализ включены 3 группы болезней: респираторные и кишечные инфекции, которые отно­сятся к антропонозам, и трансмиссивные _ инфекции, которые в данном случае включают преимущественно трансмиссивные зоонозы и малярию. Отмечаются конт­растные значения показателей заболеваемости отдель­ными группами инфекций в метрополии и на отдельных театрах военных действий.



Таблица 22. Показатели заболеваемости инфекцион­ными болезнями юеннослужащих армии США в 1942—194S гг. (на 1000 военнослужащих в год) [Preven­tive medicine in World War II, Washington, 1958]

Театр военных действий Респиратор­ные инфек­ции Кишечные инфекции Трансмис­сивные инфекции
Континентальная часть      
США 41,11 1,83 3,12
Европа 16,27 1,86 4,99
Средиземноморье 20,08 9,45 50,58
Средний Восток 18,26 34,17 97,85
Китай, Бирма, Индия 11,28 49,16 114,69
Юго-западная часть      
Тихого океана 8,35 20,03 87,59
Центральная и южная      
часть Тихого океана 10,83 10,70 86,83
Северная Америка 26,13 0,84 0,39
Латинская Америка 19,78 4,18 42,76

Самые высокие показатели заболеваемости респи­раторными инфекциями были у военнослужащих кон­тинентальной части США (41,11%). На остальных те­атрах военных действий, включая и Европейский, эти показатели колебались от 8,35%0 (юго-западная часть Тихого океана) до 26,13%0 (Северная Америка). В то же время заболеваемость кишечными и трансмиссивны­ми инфекциями в континентальной части США была самой низкой (соответственно 1,83 и 3,12 %0) и не отличалась существенно от заболеваемости военнослу-


жащих, находившихся в Европе (1,86 и 4,99 %0) и Се­верной Америке (0,84 и 0,39 o/оо). На других же театрах военных действий показатели заболеваемости кишечны­ми инфекциями колебались от 34,17%0 на театре, ох­ватывающем Китай, Бирму и Индию, до 4,18 %0 в Ла­тинской Америке. Показатели заболеваемости американ­ских военнослужащих трансмиссивными инфекциями на этих театрах военных действий колебались от 114,69 %о на территории Китая, Бирмы и Индии до 42,76 %0 в Латинской Америке.

Приведенные материалы свидетельствуют о разных механизмах влияния на инфекционную заболеваемость района их размещения (действия). Согласно положе­ниям теории саморегуляции паразитарных систем, пока­затели заболеваемости людей определяются социальны­ми и природными условиями, влияющими на форми­рование эпидемического варианта возбудителя, а также социальными и природными условиями, влияющими на распространение этого варианта возбудителя. Из общей эпидемиологии известно 3 группы условий, способству­ющих формированию эпидемического варианта антропо-нозных возбудителей: 1) различные формы «перемеши­вания» людей; 2) факторы, активизирующие механизм передачи и 3) факторы, способствующие угасанию им­мунитета и снижению резистснтности организма.

Различия в анализируемых показателях заболевае­мости объясняются в одних случаях условиями, ко­торые создаются для формирования эпидемического варианта возбудителя непосредственно в войсках, а в других — условиями заноса в войска эпидемического варианта возбудителя из активнодействующих очагов и условиями, которые создаются в войсках для его распространения. Несомненно, имеют место и комби­нированные варианты с различной долей участия тех и других компонентов. По крайней мере конт­растно высокие показатели заболеваемости военнослу­жащих респираторными инфекциями в континенталь­ной части США объясняются комплектованием учебных частей из призывников, что способствует активному формированию эпидемического варианта возбудителя и его распространению. Высокие пока­затели заболеваемости кишечными инфекциями в тро­пических и субтропических районах объясняются более высоким риском заноса эпидемического вариан­та возбудителя в войска, а также условиями, опреде-


ляющими активность механизма передачи возбудителя через пищу с помощью мух и через воду. Активиза­ция механизма передачи способствует как формиро­ванию эпидемического варианта возбудителя, так и его распространению. Показатели заболеваемости людей трансмиссивными зоонозами определяются актив­ностью эпизоотических очагов и риском заражения из них личного состава войск.

ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ЭПИДЕМИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В ВОЙСКАХ

Периодическое «перемешивание» личного состава — важнейший фактор, оказывающий влияние на его за­болеваемость многими инфекционными болезнями. Процессы перемешивания связаны с систематическим приемом пополнения, доукомплектованием и пере­укомплектованием частей, прикомандированием специа­листов и пр. В течение длительного времени ухуд­шение эпидемической обстановки в частях объясняли исключительно заносом источников инфекции с при­бывающими в часть людьми и последующим распро­странением от них возбудителя. Как уже отмечалось, такие варианты возможны, причем эпидемиологические последствия бывают разными в зависимости от того, резервационный или эпидемический вариант возбудите­ля занесен в часть. За последнее время все большее эпидемиологическое значение придается прибытию не­иммунных , лиц в замкнутый проиммунизированный коллектив с бессимптомными за счет этого проявле­ниями инфекции. Поэтому говорят об эпидемиоло­гической значимости пополнения как «горючего ма­териала». В табл. 23 приведены данные о заболевае­мости дифтерией в одном из очагов этой инфекции. Чаще болели лица, призванные из сельской местности, где прививки против дифтерии организованы хуже. Характерна высокая, заболеваемость молодого по­полнения менингококковои инфекцией, ангиной и ви­русными острыми респираторными заболеваниями (рис. 30). В соответствии с этим в зарубежной воен­но-эпидемиологической литературе все чаще стал встречаться термин «болезни рекрутов».

Сроки «перемешивания» личного состава оказыва­ют влияние на годовую динамику заболеваемости. Так,


Рис. 30. Заболеваемость (в условных единицах) личного состава острыми респираторными заболеваниями (/) (по А. А. Дегтяреву), ангиной (//) (по Л. П. Ходыреву) к меникгокосковой инфекцией (///) (по Файер).

α — заболеваемость военнослужащих первого года службы; б — заболе­ваемость старослужащих.

Таблица 23. Иммунологическая структура коллективов, за­болеваемость дифтерией и носительство в зависимости от места призыва

Место призыва Всего призва­но, тыс. человек Реакция Шика Заболело дифтерией Выявлено носителе·  
число постав­ленных проб число поло­жи­тся ь-ных про­цент поло-жи-тель-ных  
а 5с. число про­цент а 6с. число про­цент  
Город Деревня 3452 7512 3128 6898 164 558 5,2 8,09 32 141 0,93 1,87 156 511 4,5 6,8  

на рис. 31 показана динамика заболеваемости стреп­тококковой ангиной при двукратном в течение года формировании учебных подразделений. При весеннем формировании эпидемический подъем начался через

35,5 дня. Специальные наблюдения показывают, что
заражение военнослужащих капельными инфекциями
происходит чаще всего в спальных помещениях ка­
зарм. Это выявлено как зарубежными, так и отечест­
венными авторами на примере стрептококковых инфек­
ций и вирусных ОРЗ. Показано, что на интенсивность
развития эпидемического процесса при ОРЗ и ангине
влияют заселенность спален, а также площадь и объем
спального помещения на 1 человека. На рис. 32 пока-



Рис. 31. Типовая кривая годовой ди­намики заболеваемости ангиной в учебном коллективе с двукратным полным обновлением личного соста­ва в течение года (Беляков В. Д., Ходырев А. П., 1986]. Радиус окружности — значение кругло­годичного ординара заболеваемости (ил 100 человек в месяц); 10/V—10/XI— сроки завершения формирования весен­них и осенних наборов учащихся; штриховые части линии окружности — время формирования эпидемического варианта возбудителя; утолщенные час­ти линии окружности — продолжитель­ность распространения эпидемического варианта возбудителя; заштрихованные части типовой кривой — сезонная над­бавка заболеваемости; /—XII — меся­цы.



Рис. 32. Заболеваемость стрептококковыми ангинами и острыми респираторными за­болеваниями в зависимости от величины казарм. По оси абсцисс — количество личного состава в казарме; по оси ординат — заболеваемость в условных единицах; вертикаль­ные линии — колебания в преде­лах статистической достовер­ности.


зано, что заболеваемость ангиной и ОРЗ выше в спаль­ных помещениях с большей заселенностью и наоборот.

Влияние рассматриваемого фактора снижается условиями полевого размещения, когда активность ка­пельного пути передачи возбудителя уменьшается. Однако при определенных условиях (длительное пре­бывание личного состава в закрытых помещениях) эпидемиологические последствия перемешивания про­являются и в полевых условиях.

Эпидемиологическим фактором, важным в отно­шении кишечных инфекций, является общественное питание (заражение кишечными инфекциями проис­ходит преимущественно в столовой). В принципе предупреждение передачи возбудителей инфекцион­ных заболеваний через пищу при общественном пи­тании облегчается. Но в тех случаях, когда создаются условия для такой передачи, питание через одну кухню приводит к риску заражения больших групп людей.


Условия полевого питания личного состава харак­теризуются определенной децентрализацией. Опасность развития больших пищевых эпидемий при таком ва­рианте питания уменьшается. Однако по суммар­ным эпидемиологическим последствиям децентрали­зованное питание является более неблагоприятным, так как возможности санитарно-гигиенического конт­роля за питанием уменьшаются. В известной степени это касается и водоснабжения. Влияние данного фак­тора отражается на особенностях форм проявления эпидемического процесса преимущественно кишечных инфекций среди личного состава действующих войск и тыловых частей. При прочих условиях очаговость этих инфекций в полевых условиях будет менее вы­ражена, суммарная же пораженность личного соста­ва может превалировать. При конечной оценке усло­вий, влияющих на распространение кишечных ин­фекций, следует учитывать и влияние особенностей фекального загрязнения территории при полевом и казарменном размещении войск.

Важнейшим фактором, оказывающим влияние на распространение инфекционных болезней среди дей­ствующих войск, является постоянная вероятность вынужденного пребывания личного состава в неизу­ченных или неблагополучных в эпидемическом отно­шении районах при различных видах боевой деятель­ности. Это касается как зоонозных, особенно природ-но-очаговых, так и многих антропонозных инфек­ций.

Изучение особенностей распределения инфекцион­ных заболеваний среди американских военнослужащих во время второй мировой войны на европейском театре военных действий позволило сделать выводы о том, что ведение боевых операций само по себе не созда­ет каких-либо дополнительных факторов инфекционной заболеваемости. Инфекционные болезни были в основ­ном распространены в тыловых, а не в передовых частях действующих войск.

Это объясняется прежде всего условиями, кото­рые создаются для распространения инфекции в различных частях. На рис. 33 показана годовая ди­намика заболеваемости дизентерией в действующих и тыловых частях Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. В действующих войсках сезон­ность заболеваемости дизентерией была незначитель-


Рис. 33. Сезонная динамика дизентерии (в процентах к общегодо­вой заболеваемости) в действующих (/) и тыловых (//) частях Крас­ной Армии в период Великой Отечественной войны. / — 1442 г.; 2 — 1943 г.; 3 — 1944 г. (по Т. Е. Болдыреву).

ной или полностью отсутствовала, в то же время в тылу она была ярко выражена. Это объясняется осо­бенностями условий для распространения заболеваний в том и другом случае. Маневренный характер боевых действий приводил к частой передислокации войск. Фекальное загрязнение территории не успевало на­капливаться до концентраций, достаточных для актив­ной передачи возбудителя мухами. Эти условия созда­вались при стационарном размещении войск. Об этом же свидетельствуют и исторические данные, согласно которым за каждой войной развивались «лагерные эпидемии дизентерии» [Змеев Л. Ф., 1896].

Наряду с этим опыт боевых действий американ­ских войск в районе Тихого океана свидетельствует о том, что заражение некоторыми природно-очаго-выми инфекциями (цуцугамуши) происходило как раз в ходе боевых действий (бой, патрулирование терри­тории и др.). Именно поэтому годовая динамика за­болеваемости лихорадкой цуцугамуши в американских войсках целиком определялась активностью боевых действий. Аналогичные явления наблюдались и на других театрах военных действий. На советско-германском фронте это касалось, в частности, туля­ремии.


БЕЗВОЗВРАТНЫЕ И САНИТАРНЫЕ ПОТЕРИ ОТ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ

Потери в личном составе войск в ходе войны под­разделяются на безвозвратные и санитарные. К без­возвратным потерям относятся убитые, попавшие в плен и пропавшие без вести. При окончательном подведении итогов к этой категории относятся также и умершие в лечебных учреждениях.

В категорию санитарных потерь включаются лица, по состоянию здоровья утратившие боеспособность (трудоспособность) не менее чем на сутки и поступив­шие на медицинские пункты или в лечебные учреж­дения.

Санитарные потери подразделяются на боевые и небоевые. Больные относятся к небоевым санитар­ным потерям. Они делятся на 22 класса в соответ­ствии с номенклатурой и классификацией болезней, принятой на военное время.

Безвозвратные потери.Еще Л. А. Тарасевич (1915) отмечал, что «заразные заболевания во время войны уносят значительно больше жертв, нежели военные действия». По имеющимся статистическим данным, которые стали накапливаться с XVII—XVIII веков, безвозвратные потери от эпидемии в войнах этого периода, включая XIX век, в 2—6 раз превосходили по­тери от оружия. По данным немецкого статистика Кольба, за 133 года европейских войн — с 1733 по 1865 г.— погибло свыше 8 млн человек, в том числе 1,5 млн от ранений и 6,5 млн от болезней (соотношение 1 : 4,5).

Особенно велика была доля потерь от эпиде­мий во время колониальных войн (рис. 34). За период с 1815 по 1914 г. они составляли около 77% всех безвозвратных потерь. Однако доля безвозвратных потерь за счет болезней (преимущественно эпидеми­ческих) была за этот период весьма высокой и в вой­нах между государствами, а также в гражданских и национально-освободительных войнах. В течение дли­тельного времени эпидемии причиняли войскам значи­тельный ущерб (рис. 35). В среднем от них погибало около 10% личного состава армий, принимавших учас­тие в войнах. Медиана (6,4%) считается той гра­ницей, которая отделяет войны с высокой смерт­ностью от болезней от войн с более низкими показа-



Рмс. 34. Безвозвратные потери (в тысячах человек) от болезней и оружия по группам войн с 1815 по 1914 г. (по Б. Ц. Урланису). / — умершие от болезней; 2 — убитые и умершие «т ран; / — войны между государствами; // — гражданские и национально-освободительные войны; /// — колониальные войт*.


Рис. 35. Умершие от болезней (заштриховано) в процентах к числен­ности армий, принимавших участие в различных войнах (по Б. Ц. Урланису).


гелями этой смертности. Эта граница приходится на конец XIX — начало XX века, когда вслед за бакте­риологическими открытиями были достигнуты значи­тельные успехи в профилактике и лечении инфек­ционных заболеваний. Снижение показателей заболе­ваемости и летальности существенно отразилось на показателе смертности. Уже в период русско-япон­ской войны 1904—1905 гг. безвозвратные потери от болезней составили 1% к численности личного со­става русской армии. В последующем эти показатели еще более снизились.

В войнах XX века наблюдалось также увеличение абсолютного числа убитых и тяжелораненных в связи со значительным совершенствованием огнестрельного оружия. Это (уменьшение погибших от болезней и рост погибших от оружия), естественно, изменило соотношение безвозвратных потерь от болезней и ору­жия. Во время первой мировой войны доля погибших от болезней во всех армиях, принимавших в ней уча­стие, составила 15,4% ко всем другим безвозвратным потерям.

Еще более сократилась эта доля во время вто­рой мировой войны. Даже в армии США умершие от болезней составили лишь 5,1 % к общему числу погибших от других причин во время этой войны (от боевых по­ражений— 75,2%, небоевых травм—19,7%), хотя активность боевых действий этой армии не идет ни в какое сравнение с активностью боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны. При этом сле­дует учитывать, что смертность от инфекционных болезней в американской армии во время второй ми­ровой войны составила около 25% смертности от всех заболеваний, а увольняемость — 2,6%.

Санитарные потери. Общий закон, согласно кото­рому войны порождают эпидемии, не изменился и в XX веке. Все войны этого века сопровождались раз­витием эпидемий различных заболеваний той или иной выраженности. В связи с этим санитарные потери от инфекционных болезней по-прежнему составляли значительную долю всех санитарных потерь. В первую мировую войну санитарные потери от болезней в вою­ющих армиях превосходили санитарные потери от ра­нений в 2—3 раза. Во вторую мировую войну в армии США 85,2% всех первичных регистрации в медицин­ских учреждениях приходились на регистрации по







Сейчас читают про: