double arrow

Третья сила. Пропавшая


10 апреля 2000 года с подачи трех из четырех владельцев завода заместителем директора по производству был назначен Феликс Пекер, а с 14 февраля 2003 года он стал также и.о. управляющего заводом. Это был хитрый и очень умный человек. Наблюдая изнутри за войной BST и "Евроопта", он решил воспользоваться ситуацией и захватить предприятие. Замысел Пекера почти удался, однако он не до конца представлял, с кем имеет дело. А когда понял, было уже поздно.

25 июня 2003 года судья Хозяйственного суда г.Минска Андрей Плотников вынес решение об утверждении мирового соглашения. Его суть заключалась в том, что завод переходит в собственность ИП "Виконт". В свою очередь учредитель иностранного предприятия – австралийская компания "Веллингтон проперти" брала на себя обязательство погасить всю кредиторскую задолженность винодельческого завода. От имени ИП "Виконт" в мировом соглашении выступал некто Тайников, от "Веллингтон проперти" – Барташ. Однако реально за этими людьми стоял Ф.Пекер. Его расчет был достаточно прост: поскольку должником становилась австралийская компания, то требования кредиторов рассматривались бы в австралийском суде, где необоснованные претензии просто бы не прошли. А Ф.Пекер имел на руках доказательства, что основные претензии были как раз необоснованными.




Но ИП "Виконт" не успело даже вступить во владение приобретенной собственностью, как в отношении самого Ф.Пекера было возбуждено уголовное дело по подозрению в хищении в особо крупном размере. На завод пришли сотрудники Управления КГБ по Гомельской области, которые вместе с представителями КГК и налоговой инспекции изъяли все бухгалтерские и технологические документы винзавода и его печать, после чего опечатали производственные и складские помещения, то есть полностью парализировали деятельность предприятия. Причем силовики даже не скрывали, в интересах кого действовали, так как явились на завод вместе с И.Герасименко и В.Горелько, который называл себя не иначе, как директором ООО BST ltd. Пекер пробовал сопротивляться и даже организовал появление в ряде СМИ негативной информации о действиях силовиков, но его быстро приструнили, если не сказать – убрали.

В третьем квартале 2003 года КГБ получило санкцию прокуратуры на арест Ф.Пекера, но данная процедура состоялась лишь условно. К Ф.Пекеру явились чекисты, зачитали санкцию прокурора и предложили сделать выбор. Пекер пообещал, что прекратит борьбу за предприятие, но, отпущенный под честное слово, сразу же стал принимать контрмеры против произвола сотрудников КГБ. И через некоторое время Феликс Пекер исчез, так и не успев отстоять свои интересы. Ему совершенно незачем было куда-то бежать, просто достаточно было уйти с ринга, и его бы оставили в покое. Поэтому можно предположить, что его убрали.



С 2003 года о Ф.Пекере никто ничего больше не слышал. Одно время в Минске появилась информация, что он проживает в Москве, но первая же проверка показала, что это "утка". Осенью 2005 года по заявлению супруги Ф.Пекера суд официально признал его без вести пропавшим.

"То, что Пекера убрали с самыми печальными последствиями, я уже почти верю", – говорит Ирина Маковецкая, которая из журналистов в то время имела самый тесный контакт с пропавшим. – Даже не знаю, как я сама тогда сумела живой из этого выпутаться. Я хорошо помню, как Пекер прорабатывал тему фиктивности "Овермарс лимитед". Он послал в Ирландию гонца к директору, который якобы подписывал доверенность Минову, а этот директор "спустил" на гонца полицию. В общем, поездка была еще та. Потом выяснилось, что этот директор перестал быть директором, и "Овермарс лимитед" возглавила домохозяйка из Замбии. Феликс сказал тогда: "Ну, так любого дядю Васю можно сделать директором "Овермарса", а тот за деньги хоть кота своим представителем назовет". И тут я предложила: "А давай сделаем представителем меня. Лучшего доказательства продажности этой должности и придумать нельзя". Феликс сразу оживился, стал фантазировать, что это будет показательно, что деньги, которые якобы BST должен "Овермарс лимитед", можно будет перечислить на счет какого-нибудь детского дома в качестве спонсорской помощи. Феликс рассуждал, что когда вся эта компания, которая добивается банкротства BST, начнет возвращать свои деньги, отбирая их у детского дома, то на ситуацию обязательно обратят внимание те, кому следует. И справедливость восторжествует. Я сделала копию своего паспорта, и человек поехал к директору "Овермарс лимитед". Но через пару дней Феликс мне позвонил и сказал, что идея хорошая, но очень рискованная. "Тебя за такие деньги запросто пристрелят", – сказал он. Я хорохорилась, уговаривала его попробовать, но он отказался и сказал, что уже дал отбой".









Сейчас читают про: