double arrow

Рад оказать столь незаметную услугу, помня о наших тёплых дружеских отношениях


Вызывает беспокойство и то, что в связи с этим к тебе сразу после Съезда Ихтиологов направляется Специальная Королевская Зоологическая экспедиция.

Срочно высылаю тебе экземпляр одной из столичных газет. В ней опубликована заметка некоего «господина Ф.» о Птице Счастья, якобы живущей в твоем городе, а также о летающей козе. Немедленно проверь все факты, ибо это может оказаться провокацией с целью навредить тебе, как мэру.

Дорогая Кларисса!

МЕЧТА, ДОСТОЙНАЯ МЭРА

Её превосходительство госпожа Кларисса только вчера стала новым мэром города.

Письма граждан она сразу же отложила в сторону, зато остановилась на конверте с гербом Королевской Канцелярии, все мэры так поступают.

Твой Ильдебрандт,

секретарь Королевского Двора»

Кларисса развернула газету и быстро пробежала глазами заметку.

– Гм!.. Летающая коза… Какая чушь! –– воскликнула она вслух. –– О! Ещё и Птица Счастья!.. Что за ерунда! И всё это в одном городе! Гм!.. Кто же этот господин эФ, господин фантазёр, позвольте узнать?

Кларисса звякнула в колокольчик, и в кабинете появил­ся секретарь мэрии – тучный человек небольшого роста.

Она протянула ему газету:

– Не могли бы вы ответить мне, кто это написал?..

Секретарь взял её и, прочтя заголовок статьи, смущённо улыбнулся:

– Э-э-э… это написал я, ух-ух, ваша светлость, – чуть кокетливо произнёс Филимон.

– Вы?!.. – оторопела она. – Но зачем?!..

– Ради славы нашего города, – робко ответил он и потупил взгляд в пол.

– Ради славы?! – нервно расхохоталась Кларисса. – Да вы вывели наш город на посмешище всей стране! Теперь все будут издеваться над нами!

– Нам будут завидовать, ваша милость, – тихо, но твёрдо ответил Филимон.

– Чему завидовать, тщеславный вы человек?!.. Из-­за ваших фантазий к нам едет комиссия Королевского Зоологического общества! А что мы им покажем?!..

– И пусть приезжают, пусть! – выкатил глаза Филимон. – Наконец-то наш город будет известен всему миру!

– Вы хотите сказать, что эта Птица существует в природе?!.. – усмехнулась Кларисса.

– Конечно!

– Как и летающая коза?

– И коза тоже! – выкрикнул секретарь.

– Хватит! – стукнула кулаком по столу Кларисса.

– Да вот же она, вот! – и обрадованный Филимон бросился к окну.

Кларисса повернула голову.

В небе над мэрией пролетала крупно-клетчатая Коза.

– Значит, это… правда?.. – пролепетала Кларисса.

– Как и Птица Счастья, ух-ух, ваша милость!

– Выходит, у нас – самый счастливый город на свете! – воскликнула Кларисса и окуталасьдымом из трубки.

– Выходит, что так! – согласился секретарь.

– Но в таком случае, – растерянным голосом ска­зала она, – это пахнет… политикой!..

– Ух-ух, не понял, – чуть растерялся Филимон.

Кларисса раздражённо посмотрела на него:

– У вас что, одышка?..

– Привычка, ваша милость. Не обращайте, ух-ух, внимания!

– Я говорю: что кто-то, а лучше сказать, некто – отобрал у мэра право делать людей счастливей, чем они есть! Понимаете?! Это называется политической провокацией!

– Ну, что вы, ваша милость! – таинственно улыб­нулся секретарь. – Разве можно сравнить какую-то Птицу с вашими грандиозными замыслами?!

– Прекратите сейчас же! – негодующе сказала Кларисса. – Я вас уже предупреждала: я восприни­маю только критику! Браните меня!

– Но для чего? – вновь вытаращил глаза Филимон.

– Для встряски, милейший! Во мне спят адские си­лы! И я хочу отдать их все для процветаниянашего города!.. – Она вытряхнула табак из погасшей трубки в хрустальную пепельницу. – Кстати, где вы видели эту Птицу?

– У чучельника Рэнка.

– Так она, что, неживая?!.. – разочарованно уди­вилась Кларисса.

– Самая что ни на есть живая! Он поймал её неде­лю назад и продаёт счастливые перья.

– Ах, вот оно что! – недовольно сказала Кларисса.

– Вам не о чем беспокоиться, – поспешил успоко­ить мэра секретарь. – Перья стоят дорого, да и за неделю всех не осчастливишь. Тут важен сам факт пребывания Птицы в нашем городе! Об этом я и, ух-ух, попытался написать…

Кларисса встала из-за стола и прошлась по кабинету.

– А вы в чём-то правы, господин Филимон. – Она выглянула в окно и посмотрела на небо. – Эта Птица действительно сможет нам принести богатство и славу.

– Ещё бы!

– Вот только как бы достойно запечатлеть её пре­бывание в нашем городе! Ваш чучельник не вызывает у меня доверия. А если отнять у него?

– Нельзя! – решительно сказал Филимон. – На сегодняшний день, эта Птица – его собственность!

– Что же делать? – спросила Кларисса. – Думай­те, думайте, господин секретарь!..

– Дворец Счастья! А в нём – та самая Птица!

– Целый Дворец?! – удивлённо спросила она. – Гм… А что!.. В этом что-то есть… Но на какие деньги? Городская казна пуста!

– Повысим налоги, соберём пошлины, откроем обязательно-добровольный Фонд для Дворца счастья имени мэра, ух-ух, Клариссы! Ой, простите!

– Послушайте, господин секретарь, – сказала она, уже улыбаясь и погрозив пальцем. – Вы – невозможный льстец! Я устала от вашей бесконечной лести!

– Но, ваша милость! – неожиданно негодующе вскричал Филимон тонким голосом. – Что же вы всё о себе да о себе, ух-ух, печётесь?! О потомках бы, ух-ух, подумали! Чтобы через 100, нет, через 300 лет благодарные потомки с восторгом вспоминали бы «Время Клариссы», при котором все были, ух-ух, как счастливы!.. – разошёлся он. – А вы всё на себя оглядываетесь! Ах-ах, что скажут! Как бы чего не вышло! Вон наши соседи свой городишко в Мэргород переименовали! И справедливо, ух-ух! Своих мэров ценить надо! – Он перевел дух и замолчал, преданно моргая выпученными глазами.

Кларисса с восхищением смотрела на секретаря:

– Ну… если ради потомков, – неуверенно изрекла она.

– Исключительно ради них, сердечных! – тут же подтвердил Филимон.

– А успеете?.. Экспедиция прибудет сразу после Съезда Ихтиологов.

– Управимся, – ответил он привычным деловым тоном. – Не впервой! Подключим студентов универ­ситета, солдат гарнизона! Раз Филимон сказал, ух-ух, – всё будет в порядке! Оборудуем под Дворец город­ской Музей Боевой Славы. Зачем он городу? У нас и военных действий-то никогда не было…

– А что же чучельник? – спросила Кларисса.

– А его назначим Главным Хранителем Пти­цы! Так что – как бы не помер, ух-ух, от радости!

Через десять минут первый экипаж городапокатил к мастерской Рэнка.



Сейчас читают про: