double arrow

История музейного дела в России


Примеры топиарного искусства

Виды формовки крон

Самое широкое распространение получили высокие стриженые стены, которые применяются для защиты от ветра, сокрытия некрасивых видов и сооружений с целью создания перспектив, при устройстве зеленых театров 1 эстрад. В зависимости от задуманной высоты подбирают растения с необходимыми биологическими характеристиками. Деревьям и кустарникам, хорошо поддающимся стрижке, в плотных (обычно в двух-трехрядных) посадках придают нужные формы — параллелепипедов, уступов, сводов, ниш.

В некоторых случаях для получения стен используют многорядные посадки растений, сочетающих естественные и стриженые кроны. Для образования высоких и плотных стен применяют ель, тую западную, восточную, можжевельник виргинский, кипарис горизонтальный, пирамидальный, лиственницу, а из лиственных — липу, вяз, берест, граб, клен полевой, бук.

В садах и парках вместо заборов, решеток и сеток используют живые изгороди, что, безусловно, создает не только декоративный, но и гигиенический эффект. Наиболее устойчивыми являются изгороди, имеющие в разрезе вид трапеции.

В средней полосе для живых изгородей используют вечнозеленые ель обыкновенную, тую западную, можжевельник обыкновенный, тис ягодный или европейский, а из лиственных пород — клен татарский, липу, боярышник, кизильник блестящий, чубушник, шиповник, бирючину, лох узколистный, смородину альпийскую и золотистую, спирею. Для изгородей-ограждений используют быстрорастущие растения с шипами и колючками, а для обсадки площадок отдыха — растения с высокими декоративными качествами (цвет листвы, ветвей, окраска и форма плодов, фактура стволов, запах цветов и т. д.).

Бордюры — невысокие живые изгороди — служат для обрамления дорожек и площадок. В европейской части чаще всего используют буксус, а к северу — кизильник, чубушник. Перечень растений, пригодных для фигурной стрижки, в северных районах значительно меньше, чем в южных, к тому же и период облиствения растений намного короче.

Древнюю историю имеет декоративная стрижка растений на Кавказе. И сегодня она является одним из основных приемов садовников, работающих в традиционной манере. В Грузии (Тбилиси) для этих целей применяют тис, кипарис, тую, можжевельник, самшит, лавр, бирючину, барбарис, питтоспорум, кизильник, пираканту, вечнозеленые лох, бересклет, жимолость.

Для создания геометрических форм больше всего подходит тис ягодный или европейский. Он имеет крепкий ствол и ветви, очень компактную крону, из которой можно создавать точные фигуры, а кроме того, он легко и безболезненно поддается стрижке. Темная хвоя тиса хорошо контрастирует со светлым зеленым газоном, покрытиями площадок, он может быть прекрасным фоном для цветов, скульптуры.

В некоторых случаях для создания сложных композиций используют разные виды деревьев, кустарников, а при необходимости — и вьющиеся растения на каркасах.

  1. История музейного дела как раздел музеологии.

История музейного дела в России охватывает период с 18 по 21 в. Это время историки изучают по историческим источникам, большая часть которых до сих пор не опубликована и хранится в архивах, библиотеках, музеях.

Первые работы по истории отдельных музеев появились в России еще в 18 в. почти одновременно с возникновением первых музейных учреждений. Но устойчивый интерес к изучению истории музейного дела в мире установился сравнительно недавно, после Второй мировой войны.

Исследования в этой области знания проводят музееведческие центры и многие музеи. Результаты исследований публикуются в музееведческих изданиях и трудах по истории культуры.

История музейного дела использует методы и достижения исторической науки, вспомогательных исторических дисциплин, искусствознания, памятниковедения, культурологии. Возможно, развитие науки приведет со временем к выработке собственных специфических научных методов. Как правило, метод, то есть способ познания, корректируется одновременно с уточнением предмета познания.

Изучать историю всегда интересно. Рассказ о том, как рождались оригинальные идеи, а потом воплощались в жизнь, преодолевая многочисленные преграды, может быть захватывающим. Знакомство с так и не реализованными проектами будит творческую мысль. Осознание того, что российские музеи, используя европейский опыт, значительно обогащали его, адаптируя к условиям своей страны, а порой и опережали европейских коллег, рождает чувство гордости за своих предшественников.

  1. Периодизация и источники по истории муз дела в России.

Можно дать предельно простую и образную схему истории музейного дела в стране: в 18 в. в России появился музей, в 19 в. - музейное дело, в 20 в. - музееведение. Это - периодизация развития музейного дела как особой формы культурной деятельности. Несмотря на свою лаконичность, она соответствует общенаучным представлениям о процессах развития, которые идут от единичных явлений к многообразию форм, и на определенном этапе возникает желание и потребность в их осмыслении и познании. Однако и исследователи, и педагоги часто ощущают потребность в более детализированной схеме. Поэтому предлагается следующая периодизация музейных процессов в России, в основу которой положено представление о музее как некой культурной форме, выработанной человечеством на определенном этапе развития:

Протомузейный период - до начала 18 в.

Генезис музея как культурной формы:

-Возникновение музеев в России и адаптация новой культурной формы к российским условиям (18 в.);

-Развитие музея и превращение его в национальную культурную форму. На этом этапе происходит формирование музейного мира как особой сферы культурной жизни (Начало-конец 19 в.);

-Приобретение музеем статуса "культурной нормы" (1890-е -1920-е гг.)

-Включение музеев в отечественную культурную традицию:

-Музеи советской эпохи (1930-е - 1980-е гг.)

-Музеи постсоветского времени (1990-е гг.)

  1. Древнерусское собирательство.

Импульс к развитию музейного дела появляется с первым опытом в коллекционировании - когда предметы - подлинники, взятые из природы и естественной жизни, сохраняются не для утилитарных хозяйственных целей или как материальные ценности, а как документальные, мемориальные свидетельства или как ценности эстетические. Таковы были первые музеи - хранилища Кносского дворца в Микенах на Крите (16 в. до н.э.), коллекции Дворца ванов и Архив иньских оракулов (Китай, 13-12 вв. до н.э.), библиотека Ниневийского дворца (7 в. до н.э.) и др.

Выбор коллекционируемых предметов всегда отражал приоритеты культурных интересов эпохи. В античную эпоху, начиная с 3 в. до н.э., коллекции храмов и частных собраний содержали в основном произведения искусства - галерея Варреса, Суллы, коллекции Сервилия, Красса, Лукулла, Помпея, Цезаря и др.

В византийских же соборах и монастырях в первую очередь внимание уделялось святым мощам, предметам, принадлежавшим христианским святым, церковной утвари, иконам, рукописям и т.п. Начиная с 13 в., подобного рода собрания стали сосредотачиваться и в средневековых соборах и монастырях Франции, Италии, Германии и других европейских стран.

Появление в Европе первых музеев, ставящих перед собою научные цели, относится к эпохе Возрождения. В них стали собирать образцы животного и растительного мира, минералы, геодезические и астрономические инструменты, предметы, представляющие этнографический интерес - что было связано с Великими географическими открытиями и развитием промышленности.

  1. Виды протомузейных учреждений.

ПРОТОМУЗЕЙНЫЕ ФОРМЫ – термин, обозначающий культурные образования, как правило, предшествовавшие появлению различных групп музейных учреждений и, наряду с утилитарными функциями, выполнявшие задачу поддержания культурной памяти (собирания, интерпретации и хранения культурного опыта) в различных сферах общественной жизни. Большинство из них на определенном этапе участвовали в научном постижении мира. Характерны для ранних этапов музейной истории, но продолжали возникать и в 19 в.

Протомузейные формы - термин, обозначающий культурные образования, как правило, предшествовавшие появлению различных групп музейных учреждений и, наряду с утилитарными функциями, выполнявшие задачу поддержания культурной памяти (собирания, интерпретации и хранения культурного опыта) в различных сферах общественной жизни. Большинство из них на определенном этапе участвовали в научном постижении мира. Характерны для ранних этапов музейной истории, но продолжали возникать и в 19 в.

Методологическое значение понятия "протомузейные формы"

В последние годы, в значительной степени, в связи с разработкой учебных курсов по музеологии, вновь возрос интерес исследователей к самым ранним векам музейной истории. Между тем категориальный аппарат для описания и осмысления этого периода практически не разработан. Присутствующие в музееведческой литературе понятия "предмузейное" или "домузейное" собирательство, "протомузейные собрания", "прамузейные учреждения" являются временными характеристиками и не имеют четких определений. На наш взгляд, есть все основания, во-первых, использовать понятие "протомузейная форма" как качественную характеристику, во-вторых, отнести к протомузейным формам не только коллекции и, наконец, придать понятию статус научной категории.

Примеры протомузейных форм

Генезис новой культурной формы - музея - занял не одно столетие.

До его возникновения решения задачи сохранение культурно значимой информации носили локальный характер, и в каждой сфере культурной и общественной жизни вырабатывались свои методы поддержания культурной памяти.

Великокняжеские сокровищницы, культурные сады, храмы, аптеки, аптекарские огороды, арсеналы, зверинцы, возникшие в разное время и с различными задачами. Правда, они обладали, как минимум, одной общей чертой: их деятельность предусматривала наличие хранилищ результатов этой деятельности или предметов, необходимых для ее осуществления.

При аптеках со временем сформировались анатомические и другие естественнонаучные коллекции, и первые российские аптеки способствовали созданию первого российского музея Петербургской кунсткамеры.

Большинство арсеналов, возникших для изготовления, хранения, ремонта и распределения вооружений в армии и флоте, практически с момента своего возникновения хранили также военные трофеи и прочие "достопамятности", а в 19 в. (в Европе много раньше) реорганизовались в военные завод или военно-исторические музеи.

Культурные сады и аптекарские огороды стали предшественниками музеев живой природы - ботанических садов. На основе великокняжеских сокровищниц возникали дворцовые музеи и национальные архивы.

Классическим примером протомузейной формы, появившейся за долго до возникновения музеев, частично выполнявших музейные функции, сосуществовавшие впоследствии одновременно с музеями и в ряде случаев ставшие основой музейных собраний являются церковные ризницы.

  1. Первые российские музеи: кабинеты и галереи конца 17-начала 18 века.

Появление музеев (в современном понимании этого слова) связано с эпохой Петра I. Царствование Петра (1682–1725 гг.; род. в 1672) было временем непрерывных реформ, осуществляемых во всех сферах государственной и общественной жизни. Одна из отличительных черт этого времени – стремительная европеизация. Россия выходит на европейскую арену, стремится закрепить за собой статус супердержавы, завязывает прочные торговые, дипломатические, династические и культурные связи со странами Европы. Немаловажную роль в этом играют и процессы культурные, стремление создать у себя те институты, которые указывают на просвещенный и вполне европейский статус России. Вторая особенность происходящих перемен – резкое ускорение процессов секуляризации культуры. Уже XVII в. отмечен становлением светской, рациональной культуры, но реформы Петра делают этот процесс генеральным. Третья особенность новой культуры – ее индивидуализм, что предполагало развитие личных качеств и талантов, а это нельзя сделать без просвещения. Отмеченные черты новой культуры положили начало формированию музейной потребности, привели к появлению музея как социального института, несущего просвещение.

Понимание роли музея как необходимого элемента европейской культуры формируется у Петра во время его заграничных поездок, начиная с Великого посольства 1698 г. В Европе Петр встречался с учеными (с Г.В. Лейбницем – президентом Берлинской академии наук; амстердамским нумизматом Ван дер Вельде и др.), посещал научные учреждения, библиотеки, анатомические кабинеты, кунсткамеры, картинные галереи, мюнцкабинеты и т.п.

Тогда же Петр I начинает собирать и свою коллекцию. Во время путешествия с Великим посольством Петр посетил кабинет известного анатома Фредерика Рюйша, чья коллекция препаратов по анатомии и эмбриологии восхитила царя. Были начаты переговоры о покупке. Они завершились только в 1716 г. (за коллекцию Петр выложил огромную по тем временам сумму в 30 тыс. гульденов), еще более года заняла доставка коллекции в Россию. Эта коллекция стала затем основой Кунсткамеры – первого русского музея.

Учитывая, что ждал Петр долго, у него было время для пополнения личной коллекции, прежде чем она стала музеем. Агенты Петра искали для него раритеты за границей, проявляя иногда чудеса изворотливости. Так, русский дипломат Савва Рагузинский приобрел в Риме статую Венеры (ныне известна как Венера Таврическая). Но проблема была в том, что вывезти ее из Рима было нельзя: вывоз античных ценностей папские указы запрещали. Тогда Ватикану предложили обмен: статую Венеры на мощи св. Бригиты (не канонизированная православной церковью, она была исключительно католической святой, так что религиозные устои не были затронуты). Обмен был предложен с широкой оглаской в европейской прессе. Делалось это намеренно: посмеет ли папа отказаться от него, когда церковь ведет борьбу со всякого рода «новомодными» идеями. Обмен состоялся, статую привезли в Петербург и установили в Летнем саду около царского дворца, где она и смущала своей наготой жителей, непривычных к таким зрелищам. Позже при Екатерине II статую перенесли в Таврический дворец, т.к. климат северной столицы ей явно был противопоказан

Пополнялась коллекция царя и за счет российских поступлений. В 1715 г. заводчик А.Н. Демидов подарил жене Петра Екатерине коллекцию сибирского курганного золота. Подарок произвел впечатление, и в 1719 г. в Сибирь отправилась экспедиция Д.Г. Мессершмидта, которая в том числе должна была разыскивать «могильные древние вещи». Возможно под влиянием того же подарка в 1718 г. вышел указ, повелевавший собирать диковинки и редкости естественнонаучные и исторические и отправлять их в Петербург. Указы об охране культурных, исторических и прочих ценностей выходили довольно часто (всего с 1718 г. их было семь), став основой российского законодательства об охране памятников.

Составленная таким образом коллекция Петра I стала с 1719 г. первым русским музеем. В экспозиции были представлены монстры (коллекция Рюйша, пополненная отечественными «уродами»), монеты, картины, скульптуры, научные приборы и т.д. Были тогда в музее и живые экспонаты: карлик Фома (рост 1 м 26 см) и великан-гайдук Буржуа (ростом 2 м 27 см). Кунсткамера открылась для публики в 1719 г. в Кикиных палатах близ Смольного монастыря. В 1722 г. началось строительство специального здания для Кунсткамеры на Преображенском (теперь Васильевском) острове. Существует легенда, что, гуляя по острову, царь увидел необычную сосну: один ее сук выгнулся полукружьем и врос в ствол дерева. Петр распорядился срубить ту сосну, ствол со странной веткой сохранить, а на том месте выстроить палаты для музея. В новое здание (по проекту Г.И. Маттарнови) Кунсткамера переехала уже после смерти Петра I 25 ноября 1728 г

Первый русский музей имел ряд особенностей, отличавших его от многих европейских собратьев. Он был действительно публичным: пускали «всякого желающего». Вход был бесплатным, более того, поначалу посетителей еще и кормили, на что из казны выделялось 400 руб. в год. При создании Академии наук в 1724 г. Кунсткамера вошла в ее состав. В музее, кроме выставочных залов, были библиотека, обсерватория, лаборатории, позже появились «избы» для просушки, реставрации и изготовления чучел, манекенов. Преемники Петра традиционно пополняли коллекцию, не брезговали и лично посетить музей. В 1741 г. создается первый каталог музейных коллекций. В кон. 1747 г. в музее вспыхнул пожар, нанесший коллекциям большой урон. Уцелевшее было перенесено в дом Демидова. Императрица Елизавета выделила средства на восстановление музейного здания и пополнение пострадавших коллекций. В 1766 г. Кунсткамера была переведена во вновь отстроенное здание. В 1836 г. Кунсткамеру разделили на 7 музеев. В 1879 г. Кунсткамере пришлось потесниться: в ее здании открылся еще один музей: антропологии и этнографии. Еще одно «уплотнение» Кунсткамера пережила в ХХ в.: с 1949 г. здесь работает Музей им. М.В. Ломоносова.

Среди музеев, созданных или задуманных в петровское время, – Модель-камера (прообраз будущего Морского музея), собрание оружия Петербургского арсенала, на базе которого в XIX в. будет создан Артиллерийский военно-исторический музей; цейхгауз Московского Кремля, где Петр был намерен создать Музей военных трофеев. В отличие от Кунсткамеры, это были закрытые собрания, предназначенные для практических целей, а не для публичных осмотров.

Уделял Петр внимание и старым собраниям. Так, в 1720 г. было учтено все имущество кремлевских хранилищ, составлены инвентарные описи. В 1727 г. Оружейная и Мастерская палаты, Казенный приказ, Конюшенная казна объединились в одно учреждение «Мастерскую и Оружейную палату». Преемники Петра не могли предотвратить утрату коллекций этого учреждения, чаще всего связанную с пожарами и вынужденными переездами. В 1755 г. директор Московского университета А.М. Аргамаков подготавливает проект устройства Оружейной палаты, который должен был положить начало ее реорганизации в музей. План предусматривал, кроме прочего, постройку специального здания, но его осуществление затянулось до XIX в.

Частное коллекционирование, не предназначенное для демонстрации широкой публике, все более укрепляет свои позиции в России, в том числе и в инициативах государственной власти. Со 2-й половины XVIII в. растет интерес к коллекционированию изобразительного искусства. По примеру известных европейских собраний создаются дворцовые коллекции живописи, графики, прикладного искусства. Коллекции рассматривались как важные элементы системы воспитания: считалось, что занятие искусством или даже простое созерцание его высоких образцов развивает интеллект, волю, формирует добрые нравы.

Самое крупное собрание, появившееся во 2-й половине XVIII в. – Эрмитаж. Идея его принадлежала Екатерине II, желавшей создать коллекцию из лучших образцов западноевропейской живописи

Коллекция была личной, кроме гостей императрицы никто ее видеть не мог. Эрмитаж был частью дворца, собственно, сначала он и задумывался как место общения с близкими друзьями. Хотя уже в конце царствования Екатерина не пользовалась столовой, уборной и почивальной комнатами, понимая, что совмещать музей с личными покоями не всегда благо для тех ценностей, которые в нем хранятся. Начало Эрмитажу положило приобретение 225 картин фламандской и голландской живописи в Берлине. Собрание предназначалось для Фридриха II, но финансовые затруднения в связи с Семилетней войной заставили его отказаться от покупки. В 1764 г. прусский купец И.Э. Гоцковский переправил картины в Петербург. Пополнило императорскую коллекцию собрание голландской и фламандской живописи саксонского министра гр. Брюля; картины из собрания барона П. Кроза, приобретенные в 1772 г. при посредничестве Дидро; 198 картин из коллекции лорда Уоппола (в 1779 г.); 119 картин, купленные в 1781 г. в Париже у гр. Бодуэна (среди них 9 полотен кисти Рембрандта). В 1785 г. (всего за двадцать лет!) эрмитажное собрание насчитывало 2658 картин. Кроме того, Екатерина II покупала коллекции гемм (резные камни), русских и европейских монет и медалей, книг (в полном составе в библиотеку Эрмитажа вошли библиотеки Вольтера и Дидро

Для размещения этих сокровищ требовались помещения. В дополнение к Зимнему дворцу в 1769 г. строится павильон Эрмитаж (архитектор Ж.-Б. Валлен-Деламот), в 1775 г. – две галереи вдоль висячего сада, а в 1787 г. – «Старый» Эрмитаж (архитектор Ю.М. Фельтен).

Эрмитаж находился в ведении обер-гофмаршала императорского двора. Для работы в нем приглашались лучшие специалисты. Первым сотрудником музея был венецианский живописец Ж.А. Мартинелли, занимавший должность хранителя и реставратора. С 1774 г. велась работа по учету музейных фондов и систематизации коллекций, тогда же издан и первый печатный каталог тиражом 60 экземпляров. Первоначальная развеска картин не была систематической, а скорее декоративной. Но после проведенной в 1793 г. Мартинелли и Георги ревизии собрания и составления нового печатного каталога Эрмитажной коллекции развеска приобрела систематический характер: по странам и школам.

Посещения Эрмитажа (если не считать императрицу, придворных и некоторых иностранных почетных гостей) были редки и могли состояться только тогда, когда императрица пребывала в других резиденциях. В XVIII в. разрешение на осмотр коллекции выдавал обер-гофмаршал императорского двора

  1. Перербургская Кунсткамера: история создания, особенности формирования первых коллекций, концепция музея.

Кунсткамеры как собрания редкостей стали возникать в Европе еще в XV–XVI вв. – то есть в эпоху Возрождения – в связи с ростом научно-естественных знаний и интереса к прошлому. Первоначально в кунсткамерах коллекционировались редкие и необычные находки первых научных экспедиций, старинные инструменты, предметы быта, произведения прикладного искусства. Эти редкости тематически практически не группировались и были рассчитаны скорее на поражение воображения посетителей, чем на их просвещение или расширение их образования. Многие кунсткамеры были принадлежностью княжеских домов в Западной Европе, поскольку демонстрировали «ученость» и богатство их владельцев.

Петр I не копил сокровища. Он ставил перед собой просветительские задачи – приобрести посредством любопытных экспонатов, «натуральных и искусством созданных» «в натуральной истории систематическое понятие». Идея создания в России своего собрания диковинок пришла Петру I во время путешествия в европейские страны в составе Великого посольства 1697–1698. Именно тогда он закупил в Голландии первые экспонаты – чучела птиц, рыб, насекомых и нескольких заспиртованных уродцев и анатомических препаратов. В Голландии вместе с уникальными рецептами бальзамирования трупов Петр закупил целиком так называемый «Кабинет Фредерика Рюйша», по сей день – несмотря на 300-летнюю давность – поражающий качеством сохранности экспонатов – отдельных органов, головок младенцев, мелких животных и птиц.

В 1704 Петр издал Указ О приносе родившихся уродов, так же найденных необыкновенных вещей и распорядился хранить покупки и привезенные по его распоряжению экспонаты в Москве, в аптеке у «архиратора» – президента Аптекарского приказа, некоего Роберта Арескина. Со всех сторон из России по царскому указу повезли всевозможные находки – «все, что зело старо и необыкновенно».

В 1714 коллекция была перевезена в Петербург в здание Старого Летнего дворца, получив название «куншткамер». Р.Арескин продолжал считаться ее главным хранителем, наряду с Иоганном Шумахером – «надсмотрителем редкостей и натуралиев». Этот год и считает датой основания первого русского музея.

В 1716–1717 Р.Арескин помогал Петру в закупке новых экспонатов во время следующего путешествия по Европе, когда им были заложены основы коллекции минералов (около 3000 экспонатов – «каменьев необыкновенных» – из Германии).

В 1719 Петр издал указ об открытии коллекций Кунсткамеры для осмотра публикой в доме опального вельможи, причастного к заговору сына Петра царевича Алексея, Александра Кикина (его дом у Смольного собора в Петербурге после раскрытия заговора в 1718 конфисковали и передали под выставку). Помимо анатомических и зоологических экспонатов, в ней была представлена начавшая создаваться историческая коллекция – образцы одежды и предметы быта разных народов, населявших Россию. Петр сам был отличным гидом: он любил показывать иностранным послам и русским вельможам всевозможные диковинки и рассказывать о них. Любопытно, что в первые годы своего существования музей имел в своем составе и живые экспонаты – монстров, карликов и великанов, скелеты которых после их смерти также пополняли коллекцию.

Впоследствии, после 1725, с созданием Российской академии наук, основным источников пополнения коллекций стали «академические экспедиции» (Д.Г.Мессершмита, Г.Ф.Миллера, И.Г.Гмелина, С.П.Крашенинникова и др.), а также закупки за рубежом (например, «славное собрание животных четвероногих, птиц, рыб, змей» Альберта Сербы).

В 1727 Кунсткамера переместилась в специально выстроенное для нее и Библиотеки Академии наук выдающимся русским архитектором М.Г.Земцовым здание на стрелке Васильевского острова, в котором музей размещается по сей день. По указу Петра он был с самого начала бесплатным для посетителей: «следует охотников приучать и угощать, а не деньги с них брать», полагал император. Угощение в петровское время предлагалось посетителям «на иноземный лад» – «кофе и цукерброды». Пришедших встречал «суббиблиотекарь» и другие служители, которые после экскурсии угощали иногда и венгерским вином. Как свидетельствуют документы, в музее всегда было «много разного звания народу».

К началу 1740-х Кунсткамера уже состояла из четырех групп «кабинетов»: (1) «Натур-камера (редкости естествознания); (2) «Мюнцкамера» (коллекция монет); (3) собственно «Кунсткамера» (предметы прикладного искусства и быта разных народов); «Кабинет Петра Великого» (личные вещи Петра). В 1741–1745 музей подготовил и опубликовал двухтомный каталог – Musei Imperialis Petropoliani – c иллюстрациями и переводом объяснительных статей на немецкий язык. Страшный пожар 1747 уничтожил часть этнографической коллекции музея, так что вышедший каталог – единственное свидетельство некоторых найденных в начале XVIII столетия раритетов. После пожара уцелевшие вещи Петра навсегда передали в Летний дворец, а в музее оставили лишь книги – его личную библиотеку.

Восстановление коллекций шло долгих 20 лет и лишь к 1766 Кунсткамера вновь возобновила работу как «общедоступный» музей. Здание Кунсткамеры было перестроено, а отчасти восстановлено по сохранившимся чертежам Н.Ф.Герелем и С.И.Чевканисским. В Кунсткамере появилась астрономическая обсерватория (в башне), имевшая глобус диаметром в 3 метра, физический кабинет, мастерские, две типографии Академии наук, а также Анатомический театр для начинающих медиков. Задуманный Петром музей стал превращаться в крупный научный центр; в его запасниках работали ученые разных специальностей – П.С.Паллас, В.М.Севергин.

Научные экспедиции, число коих росло с каждым годом, продолжали пополнять музейные коллекции. В конце XVIII – начале XIX в. среди экспонатов Кунсткамеры появились не только находки русских ученых (И.Ф.Крузенштерна, Ф.Ф.Беллинсгаузена, Ю.Ф.Лисянского и др.), но и ценнейшая коллекция, собранная в 1730 английским капитаном Д.Куком в Полинезии.

К 1830-м в Музее скопилось такое множество самых разнообразных вещей и коллекций, что потребовалось их заново систематизировать. Эта работа была завершена к 1837, когда принято было решение рассредоточить собранные материалы. На базе Кунсткамеры возник ряд самостоятельных академических музеев – Этнографический, Азиатский, Египетский, Анатомический, Зоологический, Ботанический, Минералогический музеи и Кабинет Петра I. Музеи располагались в двух соседних зданиях на набережной Невы, причем Этнографический, Азиатский, Египетский музеи и Кабинет Петра I были оставлены в здании Кунсткамеры. Первым директором Этнографического музея стал академик А.М.Шегрен (1844–1855), а хранителем – Л.Ф.Радлов. Руководителем Анатомического кабинета в 1842 становится академик К.М.Бэр, положивший начало собирания остеологических (костных останков) коллекций Кунсткамеры. С 1995 эти коллекции, насчитывающие около 15 тысяч костяков из археологических раскопок в европейской и азиатской частях России, Средней Азии и Кавказа, находятся на хранении в Отделе антропологии Музея, расположенном в ином здании (С.-Петербург, Средний проспект В.О., д. 24).

В 1878 два музея – Антропологический и Этнографический – решено было объединить в один – Музей антропологии и этнографии. Этот Музей должен был в своих стенах объединить все данные науки о происхождении человека и его культуре – антропологии, археологии и этнографии. После объединения – в конце столетия – бывшая Кунсткамера пополнилась уникальными коллекциями, собранными русскими путешественниками в Африке (В.В.Юнкер) и в Новой Гвинее (Н.Н.Миклухо-Маклай).

  1. Создание, первые коллекции и собирательская работа Императорского Эрмитажа в 18 веке.

Формирование музея и музейных коллекций.

1764 год принято считать датой основания Эрмитажа. Тогда в собственность императрицы Екатерины II из Берлина поступила коллекция крупного негоцианта Гоцковского. Желая погасить свою задолженность русской казне, он предложил вместо денег богатейшее собрание западноевропейской живописи, включавшее 225 картин.

Коллекция Гоцковского положила начало систематическому собирательству художественных ценностей и составила ядро будущего музейного собрания, хотя еще в начале 60-х годов XVIII века много художественных ценностей – картин, скульптуры, разных камней, гобеленов, принадлежащих императорской семье, - находилось в Зимнем дворце.

В настоящее время Зимний дворец у нас, прежде всего, ассоциируется с Эрмитажем. Он доминирует в ансамбле из пяти музейных зданий. “…парадный и величественный вид так соответствует масштабам и значению музея, что невольно кажется, будто дворец предназначался для размещения музейных коллекций”.

Однако, Зимний дворец, возведенный в 1754-1762 гг. известным русским архитектором Б. Растрелли, до февраля 1917 года был резиденцией царя и лишь в 1920-1930-х годах был передан музею. А зданием, – основоположником Эрмитажа можно считать Малый Эрмитаж, выстроенный в 1764-1755 годах по проекту архитекторов Ю.М. Фельтена и Ж.-Б. Валлен-Деламота рядом с Зимним дворцом. Здание Малого Эрмитажа, как и все остальные здания этого музейного комплекса, само является уникальным явлением. “С присущей ему сдержанностью и простотой архитектурного решения оно является выдающимся произведением раннего классицизма”.

Создавая Малый Эрмитаж, архитекторы стремились удачнее соотнести фасад этого павильона с фасадом Зимнего дворца. В дальнейшем и все соседние здания строились с тем же расчетом. Высота крыш, расположение окон, сильно выступающие карнизы над бельэтажем должны были создать единые линии, которые связывали разные по протяженности и оформлению здания в стройный ансамбль.

Получение коллекции Гоцковского, состоявшей преимущественно из картин голландской и фламандской школ, вызвало интерес Екатерины II, а также явилось предметом ее гордости. Можно полагать, что это было одним из факторов, который побудил ее к дальнейшему коллекционированию живописи. Агенты за границей, русские послы (в частности большой знаток искусства, князь Ю.А. Голицын – посол во Франции и Голландии) получают указания следить за аукционами художественных ценностей и приобретать произведения искусства для императрицы.

Так, на протяжении 1767-1768 годов Д.А. Голицыну удается купить шедевр кисти Рембрандта “Возвращение блудного сына” и на аукционах и распродажах – десятки других картин западноевропейских мастеров.

Особо важное значение для формирования картинной галереи Эрмитажа имела покупка трех первоклассных коллекций – Брюля, Кроза и Уолполя.

В 1772 году в Париже сделана сенсационная покупка прославленного собрания Пьера Кроза, которое сложилось в первой половине XVIII века и являлось одним из лучших во Франции. В художественном отношении это было одно из самых ценных поступлений за всю историю Эрмитажа.

В 1779 году в Лондоне была приобретена большая коллекция, составленная еще в первой половине столетия известным коллекционером лордом Уолполем, долгое время занимавшим пост премьер-министра Англии.

В 1781 году было сделано последнее в XVIII веке крупное приобретение для Эрмитажа – купленное целиком парижское собрание графа Бодуэна. В числе 119 картин, преимущественно голландской и фламандской школ, музей обрел сразу девять картин Рембрандта, шесть полотен Ван Дейка, три пейзажа Рейсдала.

Большую роль в формировании Эрмитажа в XVIII веке играли многочисленные заказы художникам разных стран Европы.

Великолепный подбор работ крупнейших живописцев выдвинул картинную галерею Эрмитажа уже в конце 18 века на одно из первых мест в Европе.

Приобретения XVIII века не исчерпывались живописью. В это же время начинает складываться уникальное собрание глиптики (ручных камней).

В 1770-1780-х годах одна за другой для Эрмитажа приобретаются великолепные коллекции французского дипломата барона Де Бретейля, французского герцога Орлеанского и многие другие.

В 1770-х годах в Эрмитаже начали появляться нумизматические, а в 1780-х годах – минералогические экспонаты.

Среди ценных материалов, собранных в Эрмитаже во второй половине XVIII века, были и книги. В 1779 году была куплена библиотека Вольтера, ставшая одной из самых знаменитых и недоступных достопримечательностей Эрмитажа. В 1785 году в Эрмитаж прибывает библиотека Дидро, купленная Екатериной II еще в 1765 году при жизни философа.

Помимо картин и книг, эстампы, монеты и медали, мебель, фарфор, серебро, табакерки, часы, минералы и многие другие высокохудожественные изделия заполняли залы Эрмитажа. Все новые поступления размещались в основном в залах Малого Эрмитажа, в галереях, где и без того уже было тесно. Быстрый рост коллекций требовал дальнейшего расширения выставочных помещений

С начала XIX века в Эрмитаж начинают систематически поступать картины русских живописцев, с 1825 года существует специальная экспозиция русского искусства. Впоследствии эти фонды были переданы в Русский музей, основанный в 1895 году.

В 1814 году было сделано первое крупное приобретение XIX века – 38 картин галереи Мальмезонского дворца, принадлежавших первой жене Наполеона, императрице Жозефине Богарне. Среди полотен были “Снятие с креста” Рубенса и одноименное произведение Рембрандта, такие известные картины как “Ферма” Поттера, “Утро”, “Полдень”, “Вечер” и “Ночь” Клода Лоррена и др.

В 1852 году состоялось открытие публичного музея, т.е. музея, доступного для публики. Тем не менее, еще долгое время выдавалось крайне мало входных билетов, и продолжали существовать разного рода ограничительные правила. Учет посетителей был строжайший.

Лишь в 1863 году был открыт свободный доступ в музей. С этого времени посещаемость стала быстро расти, и достигла в канун первой мировой войны внушительной по тем временам цифры – 180 000 человек в год.

Во второй половине XIX – начале XX века собрание Эрмитажа значительно пополнилось не только за счет покупок за рубежом, но и благодаря поступлению отечественных коллекций, а также материалов раскопок, которые проводились под наблюдением Археологической комиссии, созданной в 1859 году.

  1. Кабинеты учебных и музеи научных учреждений во второй половине 18 века.

Естественно-научные (природоведческие) коллекции и музеи

О самых ранних естественно-научных

коллекциях в России нет достоверных сведений. Начало целому ряду крупнейших

собраний было положено Петром I. Во время своих неоднократных посещений Западной

Европы Петр I встречался с учеными, в частности с президентом Берлинской

академии наук Г.В. Лейбницем, посещал научные учреждения, библиотеки,

анатомические музеи, кунсткамеры, картинные галереи, мюнцкамеры. Из заграничных путешествий Петр I

привозит зоологические, ботанические и минералогические коллекции, приборы и

инструменты.

В 1716 году в Голландии

было куплено "Альберта Сабы славное собрание четвероногих, птиц, рыб,

змей, ящериц, раковин и других диковинных произведений", в 1717 – собрания

анатомических препаратов, трав и бабочек известного анатома Ф. Рюйша,

содержавшее более 2 тысяч препаратов по эмбриологии и анатомии человека, а

также 1179 номеров различных мелких животных, 259 номеров птиц, "законсервированных

рюйшевым сухим способом". Все эти приобретения и легли в основу Кунсткамеры.

Первая экспозиция Кунсткамеры

временно размещалась в Кикиных палатах близ Смольного монастыря. Вход в музей

был бесплатным. Заботясь о просветительных задачах Кунсткамеры, Петр I отдал

распоряжение: "...впредь всякого желающего оную осмотреть, пускать и

водить, показывая и изъясняя вещи".

В 1741 г. был издан

первый каталог музея под названием "Палаты Санкт-Петербургской Академии

наук. Библиотека и Кунсткамера". В него вошли анатомические,

зоологические, археологические и этнографические коллекции, минералогический

кабинет, мюнцкабинет, Петровский (императорский) кабинет с восковой персоной и

мемориальными вещами Петра I, его токарными инструментами. Императорский

кабинет, созданный в Кунсткамере после смерти Петра I, был первым мемориальным

комплексом, увековечившим его имя и дела.

В царствование Екатерины

II Кунсткамера интенсивно пополнялась за счет государственной казны коллекциями

ученых, возвращающихся из экспедиций, — Палласа, Гмелика, Генкеля, Лепехина,

Нартова, Бема и др., а также коллекциями, купленными за рубежом. Судя по "Описанию"

Кунсткамеры, вышедшему в 1800 г., ее структура не изменилась. Над входом в

музей были начертаны слова Екатерина II из "Наказа": "Хотите ли

предупредить преступления. Сделайте, чтобы просвещение распространялось между

людьми".

В XVIII веке в Европе

расширяются функции ботанических садов, увеличивается и их численность. В

России в 1714 г. был открыт Аптекарский сад (с 1735 г. "медицинский огород")

на Аптечном острове в Санкт-Петербурге, где выращивались не только

лекарственные растения, но и разные коллекционные травы.

Кроме "медицинского

огорода" с 1735 г. в столице России действовал ботанический сад Академии наук.

Ботанический сад – научно-исследовательское, учебное, просветительское

учреждение, распространяющее знания об эволюции флоры, об использовании растений

человеком. С древнейших времен человек стремился приблизить к себе полезные

дикорастущие растения. Уже египтяне и вавилоняне закладывали сады, в которых

высаживали привозимые из других стран растения, в первую очередь декоративные.

Российские ботанические

сады проводили целенаправленный сбор растений в различных регионах страны и за

рубежом, служили местом концентрации гербариев, собранных экспедициями,

организованными государством, отдельными ведомствами (Морским министерством,

Ген.штабом, Переселенческим управлением и др.), Академией наук, научными обществами.

Природоведческие музеи,

ботанические и зоологические сады позволяли естествоиспытателям упорядочивать

описание природного мира, революционизировать исследования жизни животных и

растений.

  1. Иркутский музей- первый музей в Сибири.

Иркутский областной краеведческий музей – один из старейших в Сибири и в России. Основан в 1782 году по инициативе иркутского губернатора Ф.Н.Клички. В “музеуму” предполагалось собирать естественные предметы сибирского края, модели сельскохозяйственных орудий, инструменты, модели судов, плавающих по Байкалу и Тихому океану. Устройством музея занимались почетный член Академии наук Э.Лаксман и корреспондент Академии А.М.Карамышев.

Двухэтажное здание в мавританском стиле было построено по проекту инженер-архитектора барона Г.В.Розена в 1882-1883, 1890-1891 гг.

В настоящее время в музее собрание археологических коллекций превышает 300 тысяч экспонатов и представляет памятники от палеолита до железного века. Первый в России палеолитический памятник “Военный госпиталь” был открыт в Иркутске в 1871 г. и исследовался В.А.Бельцовым, И.Д.Черским и А.Л.Чекановским. Наиболее яркой страницей в археологии Сибири является открытие в 1928г. М.М.Герасимовым палеолитической стоянки Мальта на р.Белой.

Уникальный археологический материал – резные женские статуэтки, изображения животных, украшения и реконструкции палеолитических жилищ – вошел в анналы мировой археологии. В 80-е гг. XIX в. Н.И.Витковским открыты и исследованы Глазковский и Китойский могильники. Результаты этих работ произвели переворот во взглядах современных ученых, считавших, что в Сибири не существовало каменного периода. Коллекция археологического нефрита на сегодняшний день является самой крупной в России. Это украшения и орудия труда из белого и зеленого нефрита, составлявшие погребальный инвентарь могильников каменного и бронзового веков.

В музее собраны обширные коллекции по этнографии народов Сибири и коллекции культовых предметов шаманизма и ламаизма.

Размещена также экспозиция, отражающая историю Приангарья с февраля 1917 г. Рождение новой эпохи было таким же трудным и кровавым для нашего края, как и для всей страны. Удаленность Сибири от центра, особенности экономического развития, зажиточность крестьян, своеобразный социальный и национальный состав населения, близость восточных границ определяли свою местную специфику: ожесточенная борьба партий, длительность установления Советской власти, интервенция, колчаковский режим, сложность восстановления хозяйства.

В годы Великой Отечественной войны сибиряки вместе со всей страной встали на защиту Отечества. Значительно была расширена промышленная база области за счет предприятий, эвакуированных из западных районов страны.

В послевоенный период начинается освоение природных ресурсов области, богатой полезными ископаемыми, водными и лесными запасами. Строятся промышленные гиганты, железные дороги, города.

Обо всем этом рассказывает экспозиция музея.

История жизни людей края на протяжении двух веков – XIX и XX – раскрыта через одежду, бытовые предметы, посуду на выставке “Век минувший – век нынешний”. Диапазон представленных экспонатов – от старинных кружев и канделябров до телевизоров и джинсов.

Непосредственное общение с музейными экспонатами, ощущение времени, соприкосновение с историей дает посетителям выставка-салон “Эпохи в интерьерах”.

  1. Особенности развития музеев России в первой половине 19 века.

На рубеже XVIII—XIX вв. место музея в жизни европейского общества изменилось. Расширение промышленного производства потребовало более высокой специальной квалификации и общего образования рабочих, что способствовало расширению потенциальной музейной аудитории.

Все большее количество частных коллекций превращается в публичные музеи, открываются новые общедоступные музейные учреждения, что означало признание обществом прав человека на пользование культурным наследием. С просветительскими идеями выступали как представители власти, стремившиеся улучшить существующее общественное устройство, так и радикально настроенная интеллигенция, требовавшая установления новых социальных отношений. Развитие этих идей было медленным и постепенным, часто оно приостанавливалось. Однако прогресс все же, был ощутим, и с течением времени он ускорялся.

Французская буржуазная революция 1789—1794 гг. привела к образованию первых общедоступных музеев во Франции и ускорила этот процесс в других странах.

XIX век часто называют золотым веком музеев. Почти во всех странах Европы возникают музеи с богатейшими коллекциями от античности до современности. Часто (хотя и не всегда) ядром такого музея становилась королевская (царская) коллекция.

В 1-ой половине XIX века в России музеи стали разнообразнее, возросло их число. Сенсационные археологические открытия античной культуры, скифского золота на Юге России (Пантикопей, Херсонес, Фанагория, Ольвия) привели к созданию музеев древности в Феодосии (1811), Одессе (1825) и Керчи (1826); в национальных регионах России открываются Курземский музей в Елгаве (1818), музеи древностей в Екатеринославе (1856) и др. Патриотический подъем после победоносного завершения войны 1812 года, рост национального самосознания, публикуемые Н.М. Карамзиным "Истории государства российского" стимулировали сбор, изучение и сохранение памятников истории и культуры России.

Особое значение имела деятельность графа Н.П. Румянцева, собравшего вокруг себя крупных ученых, сыгравших важную роль в сборе и изучении исторических источников. Собрание древностей графа Румянцева, Румянцевский музей, было одним из первых частных собраний, открытых для широкого круга посетителей. Членам Рямянцевского кружка принадлежат первые музеологические работы – проекты национального музея Ф.П. Аделунга (1817) и Б.Г. Вихмана (1821). Позднее появились проекты Свиньина (1829) и Тамаша Зана (1830). Последний предусматривал создание общероссийского национального музея, опирающегося в своей деятельности на многочисленные региональные музеи.

В связи с развитием художественного образования в 1-ой половине XIX века предпринимались попытки создания публичного художественного музея – разрабатывались проекты Эстетического музея при Московском художественном классе (А.С. Добровольский, 1836), картинной галереи при Московском университете (Е.Д. Тюрин, 1855). Все названные проекты не были реализованы из-за невнимания правительства к общественным инициативам и слабости самих общественных сил.

  1. Понятие «национальный музей». Первые концепции национальных музеев в России.
  1. Первые национальные музеи в России.

1993 год стал годом рождения первого в России частного музея - Русского национального музея. Само появление негосударственного учреждения в музейном мире не случайно. История русской культуры имеет многочисленные примеры того, как именно благодаря меценатам и бескорыстным покровителям искусств обогащалось и сохранялось культурное наследие России.

Принципиальная позиция руководства музея по сохранению и возвращению культурных ценностей и сокровищ русского ювелирного искусства на Родину, ярко показывает посильное участие Русского национального музея в возрождении великой русской культуры в современной России.

Русский национальный музей за время своего существования сумел создать собственную уникальную коллекцию произведений русского искусства и прежде всего изделий фирмы Карла Фаберже. Ряд экспонатов являются уникальными для всей мировой культуры.

Центральное место в коллекции музея занимают 3 Императорских Пасхальных яйца. Со вкусом собрана коллекция прекрасных ювелирных изделий фирмы К. Фаберже.

Собрание камнерезных фигурок фирмы К. Фаберже и других русских мастеров - камнерезов позволяет показать настоящий "Зоопарк", где можно увидеть известные среди коллекционеров знаменитые фигурки пеликана и зайцев, фигурку бегемота, собаки, щенка, цапли и других животных.

Русский национальный музей облает уникальным фотографиями и эскизами вещей, созданных по заказу Николая II из архива фирмы К. Фаберже.

Крупнейшая в мире коллекция медных вещей, выпущенных фирмой К. Фаберже под знаменитым клеймом "Война 1914" показывает всю многогранность таланта русского ювелира и гражданина России К. Фаберже и участие его фирмы в непростой русской истории.

Кроме изделий фирмы К. Фаберже, в музее особым трепетом относятся к произведениям

И. Рухомовского. В России, к сожалению, находятся лишь 2 произведения этого легендарного ювелира. И все они находятся в Русском национальном музее. Это знаменитая копия тиары царя Сайтафернеса, за которую И. Рухомовский получил золотую медаль на салоне французских художников в 1903 году и кулон в виде тиары царя Сайтафернеса, который И. Рухомовский подарил в 1903 году своему другу Иосифу Гехту.

Фонды музея постоянно пополняются произведениями искусства и в дальнейшем многие из них входят в состав постоянной экспозиции. Из последних значимых поступлений в коллекцию музея можно выделить подарочный ларец в готическом стиле, изготовленный на ювелирной фирме братьев Фроловых в 1880 году.

С первых дней своего существования музей является активным участником международных выставок. Вместе с крупнейшими российскими музеями и музеями мира осуществлен ряд совместных программ - прошедшая в Успенской звоннице Московского Кремля выставка " Болин в России. Придворный ювелир конца ХХ - начала ХIХ веков" и участие в самой крупной за последнее десятилетие европейской выставке "Фаберже - Картье, соперники при царском дворе", посвященной ювелирам начала прошлого столетия, которая проходила в Мюнхене, Германия.

47 музеев и частных собирателей из 20 стран мира предоставили свои экспонаты, в том числе королевские дома Дании и Швеции, музей фирмы Картье, Metropoliten Museum of Art, коллекция журнала Forbs. С российской стороны участвовали Музеи Московского Кремля, Русский национальный музей, Государственный Эрмитаж, Минералогический музей им. Ферсмана, Государственная Третьяковская галерея, Государственный исторический музей. В ходе подготовки этой выставки установить авторство многих произведений ювелирного искусства стало возможным благодаря научным трудам директора Русского национального музея А. Н. Иванова.

Русский национальный музей предоставил 46 произведений - наибольшее число среди российских участников - и самый сенсационный экспонат выставки: последнее Императорское пасхальное яйцо из карельской березы с подлинным счетом фирмы Фаберже и письмом К.Фаберже А. Ф. Керенскому. Замечательно, что впервые Императорское пасхальное яйцо из карельской березы было выставлено в России, в Москве, на первой выставке "Новый Русский стиль" в 2003 году.

Музей постоянно ведет разностороннюю научную и изыскательскую деятельность, внося свой вклад в разработку научной атрибуции произведений искусства. Результатом последних исследований стал выпуск революционных по своему содержанию книг - "Пробирное дело в России 1700-1946" и двухтомника "Мастера золотого и серебряного дела в России 1600-1926", "Неизвестный Фаберже", готовятся к печати несколько новых книг по истории ювелирного искусства.

Из существующего при музее обменного фонда активно приобретались сокровища для музеев Московского Кремля, Государственного исторического музея, музея Метрополитен в Нью-Йорке и многих других музеев.

  1. Российские музеи национального искусства в 19 веке.

В провинции появились первые художественные музеи. Были даже проекты организации подобных музеев в каждом университетском и некоторых губернских городах. Таким был проект А.П. Боголюбова 1881 г. Автор проекта предлагал использовать не представляющие особой ценности части дворцовых коллекций, а также добровольные дары. Сам Боголюбов, хотя его проект и был отклонен Министерством Двора, вместе с друзьями из передвижников организовал Художественный музей в Саратове. Подобные музеи организуются в 1886 г. в Харькове, 1895 г. в Казани, в 1896 г. в Нижнем Новгороде, в 1897 г. в Пензе, в 1899 г. в Одессе и Киеве.

Во 2-й половине XIX – начале ХХ вв. роль частных инициатив оставалась огромной. Характерным явлением была передача частных коллекций безвозмездно в общественное пользование. В 1862 г. в Москве для публики открылась частная галерея купца В.А. Кокорева, в которой были и произведения русских художников – К. Брюллова, В. Тропинина, И. Айвазовского. Но в 1869 г. из-за финансовых трудностей галерея закрылась, фонды ее были распроданы, большую часть купил великий князь Александр Александрович.

С 1881 г. открылась для публики галерея П.М. Третьякова – известнейшего собирателя отечественной живописи, сыгравшего огромную роль в деятельности Товарищества передвижных художественных выставок как покупатель и меценат, дававший обществу финансовые средства и привлекавший интерес к национальной художественной школе. После смерти П.М. Третьякова в 1892 г. брат покойного С.М. Третьякова обратился к городским властям Москвы с просьбой принять галерею в дар. Фонд галереи тогда составлял 1276 картин русских художников. В 1893 г. «Галерея Павла и Сергея Михайловича Третьяковых» открылась для бесплатного посещения. Москва первой обзавелась публичным музеем национальной живописи.

Сей факт очень задевал самолюбие императорской фамилии, где вопрос о создании русского национального музея витал в воздухе со времен Павла I. 13 апреля 1895 г. Николай II подписал указ «Об учреждении Особого Установления под названием Русского музея Императора Александра III» и о размещении его в Михайловском замке. По проекту в музее было три отдела: художественный, памяти Александра III и Этнографический (под последние два планировалось выстроить новое здание). Переделка Михайловского замка и строительство дополнительного здания было поручено В.Ф. Свиньину. Музей открылся для публики в мае 1898 г. Активно работал этнографический отдел: в 1901–1902 гг. здесь уже была разработана программа экспедиционного сбора коллекций, а в 1902 г. начались и первые экспедиции. На приобретение новых экспонатов отпускалось 40 тыс. руб. ежегодно. В 1908 г. выделили 248 тыс. рублей на изготовление специальной музейной мебели и экспозиционного оборудования. Не все в музее было воплощено в жизнь до революции, прежде всего, это устройство Памятного зала, хотя сохранившиеся планы могут дать представление о грандиозности замысла.

  1. Особенности развития и специализации российских музеев во второй половине 19 века.

В пореформенный период начинается новый этап в истории музейного дела в России, значительно активизировалась работа по созданию новых музеев, многие ранее инициированные проекты получили свое практическое воплощение. Начало 1860-х гг. ознаменовалось переносом Румянцевского музея в Москву – событие, всколыхнувшее общественное мнение обеих столиц. После переезда в Москву Румянцевский музей был объединен с Московским публичным музеем (в его основе коллекции Московского университета). Александр II продемонстрировал свою благосклонность новому музею, подарив «Явление Христа народу» А.А. Иванова, предметы из эрмитажного собрания. В 1862 г. император утвердил временное «Положение» Московского публичного и Румянцевского музея. В 1867 г. оно было заменено другим, постоянным. Музей пополнял свои коллекции в основном за счет частных даров: ежегодные пожертвования в размере 1000 руб. поступали от известного издателя К.Т. Солдатенкова. Он завещал Румянцевскому музею и свою коллекцию живописи, а также библиотеку. С 1870-х гг. в музее стали проводиться первые экскурсии.

В пореформенное время смогла, наконец, воплотиться в жизнь и идея национального музея. Правда, в пореформенное время под таким музеем стали понимать именно музей исторического профиля, тогда как проекты 1-й половины XIX в. предусматривали показ и природных богатств страны. В этот период начинаются археологические раскопки славянских древностей, появляется масса исторических, археографических и др. обществ. На археологических съездах (первый прошел в 1869 г. в Москве, второй – в 1871 г. в Петербурге) был поставлен вопрос о сохранении памятников старины от разрушения. В 1872 г. появляется проект по созданию Музея отечественной истории на основе материалов исторического и севастопольского отделов Политехнической выставки. Покровительство над музеем принял наследник вел. кн. Александр Александрович (будущий император Александр III), чье имя предполагалось присвоить вновь открытому музею. Московская городская дума постановила в 1874 г. выделить для него лучшее свободное место на Красной площади. Возведение здания по проекту Шервуда и Семенова началось в 1875 г., но из-за финансовых неурядиц открытие музея и достройка его здания постоянно откладывались. В мае 1881 г. ему присвоили наименование Императорский Российский исторический музей, а в 1894 г. добавилось еще «имени императора Александра III». Для посетителей музей открылся в 1883 г. в день коронации Александра III

Реформы способствуют активизации в России процесса технической революции. В 1851 г. Россия участвует в 1-й Всемирной выставке в Лондоне, где в ее павильоне представлено было 413 экспонентов, в числе их экспонатов сырье и изделия промышленности и сельскохозяйственного производства, машины, математические, физические, хирургические и музыкальные инструменты. Был издан и каталог российского отдела выставки. С тех пор Россия – постоянный участник Всемирных выставок (исключением стала только Парижская в 1855 г.: русская экспозиция не была представлена, т.к. Россия находилась в состоянии войны с Францией). В России, как и в Европе, растет число технических музеев.

В 1859 г. в Петербурге на базе музея Вольного экономического общества создается Сельскохозяйственный музей. Казна выделила 25 тыс. руб. на закупку для него современной земледельческой техники и изучение опыта зарубежных музеев такого рода. Будущий директор музея Н.В. Черняев объездил с этими целями добрые пол-Европы. В 1860 г. результаты его закупок продемонстрированы на Всероссийской сельскохозяйственной выставке. С 1863 г. музей стал публичным. В 1871 г. именно в этом музее появился лекторий для народа. Число сельскохозяйственных музеев росло год от года, особенно часто подобные инициативы изъявляли земские органы, в чьи функции входило попечение о развитии хозяйства уездов и губерний. Среди сельскохозяйственных музеев выделяются и особые подгруппы: например почвенные музеи. Проект создания первого почвенного музея в 1882 г. предложил земству Нижегородской губернии профессор-почвовед Петербургского университета В.В. Докучаев. Инициатива нашла понимание, и в 1885 г. в Нижнем Новгороде открылся Естественноисторический музей. Вслед за ним возникают подобные музеи при Бессарабском, Костромском, Полтавском, Самарском, Таврическом, Черниговском и др. земствах.

В 1870 г. организуется Всероссийская мануфактурная выставка. На ее открытие пригласили и иностранных гостей. Выставка дала толчок организации Общего музея прикладных знаний, открытого в 1872 г. В нем был технический отдел, куда поступили коллекции Русского технического общества (создано в 1866 г.) и часть экспонатов с выставки 1870 г.

В том же 1870 г. Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии (создано в 1863 г. при Московском университете) ходатайствует об открытии музея подобного направления и в Москве. В 1872 г. была проведена Политехническая выставка, экспонаты которой потом были переданы Политехническому музею в Москве. Два музея конкурировали в своей деятельности, но победителем выходил московский: в 1880-е гг. петербургский музей практически прекратил пополнение коллекций, т.к. не имел на это средств, в то время как его соперник, поддерживаемый московскими промышленниками, становился одним из лучших публичных музеев. Большого размаха достигает в Политехническом музее деятельность по организации лектория, пользовавшегося популярностью среди самых различных социальных слоев: «…обычай посвящать праздничное утро на осмотр музеев все более и более распространяется в низших классах московского народонаселения».

Возникают и другие музеи технического профиля: Телеграфный музей в Петербурге (1872 г., публичным стал в 1913 г., в 1884 г. переименован в Почтово-телеграфный музей); Железнодорожный музей в Петербурге (учрежден в 1896 г., открыт в 1910 г.).

Пропаганде кустарного производства должен был способствовать Московский торгово-промышленный музей кустарных изделий (1885 г.). При нем были склад и магазин, позволявшие без посредничества скупщиков сбывать свои товары населению.

Военная реформа затрагивает военные музеи, которые подвергаются реорганизации. Активно пополняются фонды Достопамятного зала Арсенала, к тому же музей получает новые помещения в кронверке Петропавловской крепости. В 1889 г. Достопамятный зал открывается для публики. В 1911 г. он стал Артиллерийским историческим музеем и вышел из ведения Главного артиллерийского управления. В 1864 г. создается Петербургский музей военно-учебных заведений, но в 1871 г. его включают в Общий музей прикладных знаний в качестве военно-педагогического отдела. На базе этого отдела будет создана первая в России лаборатория экспериментальной психологии. Возобновляет в 1867 г. работу Морской музей. Сеть военных музеев быстро растет, в том числе за счет полковых музеев (их было около 300).

  1. Российские музеи в начале 20 века.

В дореволюционное время возникла идея создания историко-революционных музеев. Такие инициативы связаны с созданием политических партий, а затем с появлением в период Первой русской революции Государственной Думы. Первыми такую идею высказали социал-демократы. В 1902–1903 гг. в Женеве возник Комитет по устройству Центрального революционного музея, в который вошли Г.В. Плеханов, В.Д. Бонч-Бруевич и другие русские эмигранты. Во время революции 1905–1907 гг. эта идея переносится на «русскую почву». Ее, в частности, активно пропагандировал В.Л. Бурцев – один из редакторов журнала «Былое». После поражения революции идея создания Историко-революционного музея продолжала жить, трансформировавшись в идею создания Музея Государственной Думы (ее история была неотделима от истории политической и освободительной борьбы в России).

Активно действовали различные общества. В том числе в 1909 г. было создано


Сейчас читают про: