double arrow
ВЕЩНОЕ ПРАВО

ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

САКСОНСКОЕ ЗЕРЦАЛО

Средневековая Германия

В стихотворном предисловии к сборнику (ок. 1230 г.) дается следующее объяснение его названия, типичного для средневековых памятников вообще и для немецких памятников права в частности:

«Названье примет пусть оно

«Зерцало саксов» от того,

Что право в нем дано,

И чтоб его правдиво отражало,

Как образ женщины зерцало»[1].

Сборник представляет собой запись сложившегося к началу XIII в. обычного права Восточной Саксонии в изложении большого знатока этих обычаевЭйке фон Репгофа. Последний был не только составителем сборника, но и его истолкователем.

Сборник состоит из 2ух крупных раз­делов:

1) Земского права (Ландрехта, 3 книги)

2) Ленного права (Ленрехта, 3 главы, причем главы 2-я и 3-я содержат законоустановления о порядке судопроизводства (2-я) и о городском лене (3-я)).

ЛАНДРЕХТ содержит положение о сословном делении.

Свободные делились на:

- благород­ных (ЗП кн.1, ст.3 §2 – 7 военных щитов) их правовые отношения регулировались Ленным правом,

- и неблагородных.

Каждый христианин обязан по достижении им совершеннолетия 3 раза в год принимать участие в цер­ковном суде в том епископстве, где он проживает.

Свободные люди, занятые в судах, подразделялись на 3 категории:

1) шеффенские люди (участвовали в суде епископа),

2) чиншевики(заседа­ли в суде пробста, руководителя монастырского хозяйства)

3) и поселенцы (были заняты в суде декана, священника капитула).




+ 4) К свободным также относились люди, лишенные права (ЗП, кн.1, ст. 38):

- наёмные бойцы (судебный поединок),

- дети наёмных бойцов,

- актеры,

- все незаконнорожденные,

- осужденные за кражу / грабеж,

- откупающиеся от смертной казни или телесных наказаний.

Несво­бодные люди делились на:

- крепостных

- и зависимых людей (холопов), кото­рые:

несли денежные повинности,

платили чинш,

пребывали и статусе арендатора, или батрака, или лита.

Самый желаемый ста­тус — статус свободы.

Как и Бомануар, фон Репгоф полагал, что человек-хри­стианин по естественному праву свободен, однако в действующей правовой системе господствует иной принцип: человек может стать собственностью другого.

Кроме того, Земское право регулировало нормы:

- государственного,

- имущественного,

- семейного,

- наследственного,

- уголовного права,



- уголовного процесса,

которые применялись в земских судах в отношении свободного шеффенского сословия.

В ст.1 кн.1 ЗП говорится о взаимодействии церкви и светской влас­ти, трактующемся в духе концепции двух мечей: «Два меча предоста­вил Бог земному царству для защиты христианства. Папе предназ­начен духовный <меч>, императору — светский. Папе предназна­чено ездить верхом в положенное время на белом коне, и импера­тор должен держать ему стремя, чтобы седло не сползло. Это зна­чит: кто противится папе и не может быть принужден церковным судом, того император обязан принудить при помощи светского суда, чтобы был послушен папе. Точно так же и духовная власть должна помогать светскому суду, если он в этом нуждается»[2].

ЛЕНРЕХТ подробно излагает особенности ленных (феодально-зависимых) отношений:

- порядок получения, держания и утра­ты ленов,

- обсуждает виды ленов, в том числе городских,

- и особен­ности ленного быта и нравов.

Ленное право было основой всех имуществен­ных отношений между лицами благородного происхождения. Правовое положение человека вообще оп­ределялось по его месту в феодально-служебной иерархии (ранее упоминались условных 7 «щитов», начиная с короля). Только принадлежность к одномуизтаких классов предоставляла возможность быть полноценным собственником ленных[3] земель.

Не являлись субъектами ленного права:

- духовенство,

- женщины,

- кре­стьяне,

- купцы,

- незаконнорожденные дети,

- лица, лишенные своего статуса

Соответствен­но, они считались только пожизненными держателями так или иначе перешедших в их владение земель и не передавали их по наследству.

Причисление к ленному праву было напрямую связано с рыцарским достоинством: никакие другие юридические основания не давали прав на лен.

Ленно-вассальные отношения представляли своего рода договор. Он заключался в определенной процедуре и с учетом взаимных обязательств сеньора и вассала. Получивший от кого-либо лен должен был принести присягу,

- обязаться оказывать «уважение»,

- участвовать в суде сеньора

- и нести службу,

Однако право жестко ограничи­вало сроки военной службы и даже ее порядок: королевская служба исполнялась только 6 недель в году за счет самого ленника и только в исконных «тевтонских» землях (т. е. заграничные походы требова­ли согласия самого вассала), о походе следовало извещать ленника не менее чем за 6 недель.

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ

Собственнические права имели свои ограничения.

1) Во-первых, имелись земли («заповедные леса»), использование которых вообще запрещалось, включая возможность охотиться, собирать плоды и т. П.

2) Во-вторых,права даже полноценных собственников простирались только«на глубину сошника». ЗП кн.1 ст.35: «Все сокровища, находящиеся в земле глубже, чем вспахивает плуг, принадлежат королевской власти».

Зарытые и найденные в земле клады считались королевским достоянием. Разрабатывать недра (по тому времени — серебряные рудники) можно было только с разрешения (т. е. КОНЦЕССИИ) того, кому принадлежали верховные сеньори­альные правана эти земли.

ВЛАДЕНИЕ. Наряду правом собственности признавалось вла­дение, в том числе, и леном. Ненасильственное, неоспариваемое владение охранялось и не могло быть отторгнуто. При истечении срока давности владения — в 30 лет 1 год и 1 день (институт приобретательной давности очевидно был перенят из римского права с присоединением срока ленной присяги) — владелец становился соб­ственником.

Владение признавалось и за женщинами. Счита­лось, что наутро после брачной ночи супруг должен подарить жене некоторое имущество, слуг и т. п., которыми распоряжалась она са­ма («утренний дар»). Однако наследование по женской линии огра­ничивалось, «так как женщины по своему полу все лишены наслед­ства вследствие греха их предков».

Владениюпридавалось большое значение. Владельцем, в отличие от римского права, признавался простой держатель вещи, независимо от того, желал ли он господствовать над ней или нет. Владельцем вещи считался также и залогоприниматель.

СЗ также уделяет внимание разграничению понятий «добросовестного» и «недобросовестного» владения и защите прав добросовестного приобретателя (как и во французском праве), купившего вещь, находясь в заблуждении относительно того, что продавец был ее собственником (ЗП кн.2 ст.36).