double arrow

ВОПРОС – ОТВЕТ


БЛИЦ-ОПРОС

Напомним, что опрос – это схожий с интервью метод получения информации, обладающий рядом самостоятельных характеристик. В отличие от интервью, цель которого – получение ответов на несколько (порой – множество) различающихся по своему характеру вопросов от одного человека, в ходе опроса журналист пытается получить ответы на один и тот же вопрос (или на несколько одних и тех же вопросов) от множества людей. Если автор опрашивает только одного человека, то такой опрос превращается в интервью. Те публикации, которые представляют собой фиксацию хода опроса, могут быть отнесены к самостоятельному жанру опроса. Схема образования данной жанровой группы та же, что и при образовании жанровой группы интервью. Встречающиеся на страницах современной прессы публикации, построенные на изложении хода опроса, цель которых – краткое извещение аудитории о существовании каких-либо мнений, суждений, предпочтений, часто появляются под рубрикой «Блиц-опрос». Такая рубрика вводится для отделения подобных публикаций от развернутых опросов, нацеленных на более глубокое исследование предмета и относящихся по своим характеристикам к аналитическим жанрам.

Публикация данного типа возникает в результате соединения вопроса читателя и ответа на него либо самого журналиста, либо какого-то компетентного лица. Можно ли считать материал, в котором под одной «крышей» (заголовком) объединены два разных текста, и, как правило, двух разных авторов? Ответы на этот вопрос, наверное, последуют разные. Ведь многие работники СМИ хорошо знают, что подобного рода публикации существуют на страницах прессы с незапамятных времен. Существуют они в журналистском обиходе под определением «Ответы на вопросы». Однако речь о выделении таких публикаций в один из информационных жанров не заходила. Они, при необходимости, заносились в разряд заметок. Но если последовательно идти таким путем, то в разряд заметок можно включить любые журналистские публикации. В то же время если у «ответов на вопросы» существуют некие специфические черты, то их вполне можно отнести к самостоятельному жанру. А такие черты существуют. Главная из них – неразрывное единство вопроса и ответа.

Если нет вопроса, то не следует и ответ на него. Иначе говоря, тип публикаций «вопрос-ответ» – это своего рода «сиамские близнецы» в ряду информационных жанров современной периодической печати. Друг без друга они на газетной полосе обычно становятся ущербным явлением. Вместе же ответ и вопрос образуют некое информационное единство, объединяющее достоинства вопроса и ответа на него. Причем такой ответ, возможно, мог бы быть опубликован и в виде самостоятельной заметки, но интерес читателя к ней в этом случае мог бы быть только ниже.

Настоящий бум публикаций вопросно-ответной формы продемонстрировал в наше время еженедельник «Аргументы и факты». Можно даже сказать, что в известной мере своей славой, популярностью у читателей эта газета обязана именно активному использованию материалов данного типа. У этой активности есть вполне четкое объяснение – редакция угадала, что именно эти тексты в наибольшей мере соответствовали информационным ожиданиям ее аудитории. Будучи краткими по форме, они в то же время были более выигрышными, нежели информационные материалы других жанров. Выигрышность эта заключается в их «сфокусированности» на тех проблемах, которые больше всего занимают внимание наиболее активной части аудитории, не жалеющей сил на то, чтобы обратиться в редакцию за получением необходимой актуальной для них (а также и для многих им подобных читателей) информации.

Как известно, первая часть «вопросно-ответного» текста, т.е. вопрос, задает границы предмета, о котором должна идти речь в ответе. Поэтому ответ всегда отличается своей «принужденностью», заданностью. Иначе говоря, отвечающий должен строить свой ответ адекватно вопросу. При всей кажущейся простоте дать ответ, соответствующий сути вопроса, журналисту удается не всегда. Так происходит в силу того, что в его распоряжении отнюдь не всегда имеется необходимая информация. Поэтому во многих случаях «ответная часть» публикаций данного типа не всегда, так сказать, стыкуется с «вопросной». Чтобы избежать содержательной и логической разобщенности двух частей публикации, журналисты иногда корректируют вопрос, изменяя его таким образом, чтобы имеющаяся у них информация представляла полный на него ответ.

К вопросно-ответной форме текста журналисты обращаются не только тогда, когда их принуждают к этому вопросы читателей, поступившие в редакцию. Порой возникает такая ситуация, что журналист имеет информацию, которую необходимо опубликовать. Но если бы, скажем, газета ни с того ни с сего вдруг взяла бы и опубликовала тот же (представленный выше) ответ по поводу расследования дела Сысуева в виде самостоятельной заметки, то ее (газету) могли бы заподозрить в предвзятости. Ведь в журналистике есть закон: для любой публикации, а тем более оперативно-информационного плана, необходим «информационный повод». В подобном случае существует возможность создать такой повод с помощью специально «организованного» письма читателя (т.е. с помощью просьбы к какому-либо человеку, например, нештатному корреспонденту, прислать в редакцию соответствующее письмо). Часто проблема решается другим «ньюсмейкерским» способом: журналист самостоятельно придумывает вопрос и выдает его за поступивший в редакцию со стороны, а потом сам же на него и отвечает. Конечно, данный путь является достаточно предосудительным, но тем не менее он используется современными журналистами.


Сейчас читают про: