double arrow

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТЕРМИНОВ АРИЙЦЫ И 10 страница


Подчинение начинается с познания. Бекон говорил: "Знание - власть". В XVII–XVIII вв. возникло немыслимое явление - сознательное создание новых языков. Подчинять - значит разделять. Наука и возникла как разделение вещей и слов, человека и мира, субъектов и объектов и т.д. Для объяснения мира, лишённого святости, нужен был новый язык аналитический. Он стал разделять, а раньше соединял, слова имели многослойный, множественный смысл. Теперь слова стали рациональными, очищенными от множества уходящих в глубь веков смыслов. Они потеряли святость и ценность и приобрели взамен цену.

На создание и внедрение в сознание нового языка запад истратил больше, чем на полицию, армию, вооружение. Главной задачей стало искоренение "туземного" языка народов. Язык, которому ребёнок обучался в семье, стал планомерно заменяться "правильным", которому стали обучать платные профессионалы языком газет, радио и телевидения. Сохранить свой туземный язык опять-таки может лишь элита, защищённая от "шума".

Правильный язык это односторонний поток слов, направленный на определённую группу людей с целью убедить её в чём-либо. Этот язык предназначен для зрителя. Из науки в идеологию, а затем и в обыденный язык перешли в огромном количестве слова-амёбы, прозрачные, не связанные с контекстом реальной жизни. Они делятся и размножаются, не привлекая к себе внимания. Это “онаучивание” языка было одной из форм колонизации собственных народов западным обществом. Эти слова уничтожают всё богатство семейства синонимов, язык приобретает размытую универсальность, обладая в то же время очень малым, а то и нулевым содержанием. Объект, который выражается этим словом, очень трудно определить другими словами. Взять хотя бы слово "прогресс". Отмечено, что эти слова-"амёбы" не имеют исторического измерения, непонятно, когда и где они появились, у них нет корней. Они быстро принимают интернациональный характер. Если бы туземный язык был уничтожен амёбами полностью, общество было бы разрушено, ибо диалог стал бы невозможен.




Сегодня модернизация сокрушает последний бастион языка, сохраняющего древние смыслы - церковь. Священники стали говорить "правильным” языком, как журналисты или политики. Начинают издавать священные тексты "правильным" языком. В результате Библия утратила сокровенное содержание.

Необходимо срочно принять закон о защите русского языка подобный принятому французами, запретившему употребление иностранных слов, если есть свои. В Росси такой закон не принимается оттого, что политики интуитивно чувствуют, что у них земля из-под ног уйдёт. Они болтают, а заставь их говорить по-русски, они обезголосеют, онемеют, так как русского языка не знают. (Валентин Сорокин)



Посмотрим, каков подспудный смысл слова "гуманизм". Это определенный “изм”, конкретная философия, которая оправдывает совершенно конкретную политическую практику, её суть - подавление или даже уничтожение всех тех, кто не вписывается в эту идею. Самый красноречивый результат - уничтожение индейцев в Америке. Из идей гуманизма выросла теория гражданского общества. Работорговля была прямо связана с гражданским обществом и прогрессом. В период с 1811 по 1870гг., когда вся Европа уже проклинала Россию за нарушение прав человека, гуманные европейцы завезли в Америку и продали ешё 1,9 млн. человек к проданным ранее 7 млн. негров, хотя русские военные моряки кое-кого из работорговцев успели поймать и повесить.

Так что глубинный смысл даже такого приятного слова как гуманизм обладает разрушительной силой для России. В рамках гуманизма мы все русские - индейцы и негры. И если бы мы заботились о языке, мы бы внимательно относились к этой проблеме.

Но в целом Россию не успели лишить её языка. Буржуазная школа не успела сформироваться и охватить существенную часть населения. Надёжным щитом была русская литература. Л.Н.Толстой совершил подвиг, создав для школы тексты на нашем природном "туземном" языке. В 1708г. Пётр первый нанёс удар по русскому языку, издав указ напечатать “новоизобретёнными русскими литерами” “геометрию” и иные гражданские книги, а в 1710г. утвердил образец новой грамоты. В новой азбуке были исключены некоторые буквы, а также знаки ударения (силы), знаки сокращений (титлы). Вместо буквенного обозначения цифр были введены арабские цифры. Главным результатом реформы языка было разрушение единства духовной жизни русского человека. Отныне светские и церковные книги писались разными шрифтами. “Прервалась связь времён”, что и нужно было царю-реформатору.



Следующая реформа была проведена в 1917–1918гг. Она была реформой и азбуки и орфографии. Начала она готовиться в 1904–1912гг., но тогда её проект не был принят.

После Февральской революции 11(24) мая 1917г. “Постановление совещания по вопросу об упрощении русского правописания” было утверждено Академией наук, а министерство просвещения циркуляром от 17(30) мая 1917г. предложило ввести в школах реформированное правописание с нового учебного года.

Октябрьская революция завершила злодеяние, начатое демократами, и 10 октября 1918г. за подписью М. Покровского и В. Бонч-Бруевича был издан “Декрет о введении новой орфографии”, в котором говорилось, что в целях облегчения широкими массами усвоения русской грамоты и освобождения школы от непроизводительного труда при изучении правописания Совет народных комиссаров постановляет… Далее следовало 11 пунктов.

И снова обрывается связь времён. Исключались не только “фита” или “ять”, но и менялся мелодический строй языка. Сравним, как пел Борис Рубашкин: “Гимназiстки румяная, от мороза чуть пьяныя” и современный вариант “румяных” и “пьяных”. Взращивалось новое поколение, воспринимающее всё, написанное до 1917г., как анахронизм, древность, рухлядь. Но эту реформу приняли не все. Настоящие любители поэзии до сих пор читают Пушкина только в старом написании. И.А.Бунин до конца своих дней не принимал советской орфографии, а на восторженные дифирамбы одной из поэтесс: “На каком великолепном русском языке вы говорите, Иван Алексеевич”, отвечал с раздражением: “Я-то говорю на обыкновенном русском языке, а вот вы оставили себе язык прислуги”.

Сейчас готовят новую реформу русского языка. Новым властям нужно прервать связь времён, чтобы советский период казался далёким, старым и смешным, потому что в те времена писали “варённый” с одним ”н”, слово “жури” через “ю” (хотя с буквой “у” смысл этого слова можно будет понять только из контекста, так как есть старый русский глагол журить - бранить).

Как эпидемия гриппа надвигается новая реформа русского языка. Нельзя не видеть, что навязывается процесс дерусификации сознания человека на бытовом уровне.

В 1958 г. президент США утвердил “План национальной психологической войны”, разработанный в пентагоне. В НАТО появились специальные подразделения по организации психологических операций. К началу 90-х годов НАТО имело в своём распоряжении 250 радиостанций и 40 телецентров, разбросанных по всем континентам. Издавалось в год до 8 млн. брошюр и журналов антисоветской направленности, выпускалось около 5000 кино и телефильмов. Только одни США затратили на “Холодную войну” 4 триллиона долларов.

Суть “Психологической войны” раскрывается в “Хрестоматии психологической войны”, вышедшей в 1982 г. в США. Там говорится; что “психологический комплекс человек – самый уязвимый, именно сюда должны направляться наши усилия по политическому, идеологическому и нравственному проникновению”. “В политической практике важно не то, что является истиной, а то, что выглядит как истина” – учил видный теоретик психологической войны Г. Лунн. Исследования американских учёных говорят о том, что информация является главным оружием в XXI в.

Сегодня растёт поколение детей, воспитанное телевизором. Агрессивная информационная среда формирует сознание ребёнка с пелёнок. Эффективность разрушительного воздействия СМИ превосходит эффективность всех известных видов вооружений. Чтобы подточить страну изнутри, достаточно СМИ, внушающих изо дня в день, что народ живёт плохо, грязно, бедно, а мог бы жить лучше, богаче, если бы не царь, (коммунисты, демократы).

Язык неразрывно связан с мышлением, чем примитивнее язык, тем примитивнее мышление. Упрощать язык – значит, упрощать мышление. Язык не только средство общения, но и средство мышления. Причём скорость мышления и его качество прямо пропорционально дифференцировке и богатству языка. Язык это не просто количество слов общения, его применение в мышлении даёт возможность богатейшего по вариантности анализа любой проблемы, повышает качество мышления. Это нечто подобное тому, когда у вас экран монитора компьютера настроен на 4000 цветов, и на 400 000! Разница огромная.

В китайском языке существует около 52000 иероглифов, но это доступно только специалистам. Для жизни в Китае и чтения достаточно 4 – 7 тысяч, а для повседневного обихода 3 – 4 тысячи. В русском языке слов гораздо больше. В “Толковом словаре русского языка” С.И. Ожёгова и Н.Ю. Шведовой приведено 72 500 слов и фразеол, а в “Современном словаре иностранных слов” – около 20 000 слов. Но эти словари очень неполные. В “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И. Даля (изд. 1861 – 18668 гг.) свыше 215 000 слов. Английский лингвист А.Флегон составил словарь “непечатных” слов, то есть мата более 40 000 слов. Даже мат в русском языке многократно больше, чем слов в китайском! А что говорить о многочисленных словарях технических и профессиональных терминов? Здесь вообще “Дремучий лес”.

Сколько же всего слов в русском язык? Русский язык очень богат, чтобы так сразу оценить это величайшее творение русской духовности. Специалисты осторожно называют цифру около 400 000 слов, причём их оценки разнятся на десятки тысяч! Нет такого ни в одном языке мира! Ни в одном!

Что может придумать китаец, если у него слов и мыслей в 100 раз меньше? Вот вам и ответ на избитую легенду о “восточной мудрости”, якобы недоступную пониманию европейца!

Просто у восточных народов нет словарного и понятийного аппарата, адекватного требованиям мирового уровня. И это не новость – скудность и низкая дифференциация восточных языков были причиной закономерных поражений в военном противостоянии и технической отсталости. Во время II Мировой войны отсутствие дифференцировки в японском языке не давало возможности японцам “на равных” вести воздушные бои с американцами, хотя у них был конкурентоспособный истребитель “Зеро”. Пока японец длинными высказываниями и поклонами выражает свою мысль – его уже сбили. В скоротечном воздушном бою всё решают секунды и доли секунды. Американцу достаточно: “Боб, маки справа, три азимут сорок, тысяча футов, прикрой, атакую! а для русских и того проще: ”Вася, сзади! Уходи влево, прикрою!”

Нынешнее “экономическое чудо” восточных “тигров” Японии, Кореи, Малайзии, Сингапура, Китая базируется не на научных разработках, а на концентрации мирового капитала и достижениях мировой научной мысли в привлекательном для инвестиций районе. Здесь огромное количество дешёвой рабочей силы и мягкий климат. Дорогое топливо для отопления ненужно, и промышленные здания без теплоизоляции дешевле. У нас отопительный сезон - 9 месяцев!

Работают восточные народы как роботы: мыслей в голове нет,- остаётся работать! При детальном рассмотрении экономической модели японского промышленного бума, становится понятным, что здесь реализованы не японские экономические теории, а экономические модели известного американского экономиста русского происхождения Леонтьева Василия Васильевича (1906 – 1999гг.), члена РАН (1988г.), лауреата Нобелевской премии. Он ещё раньше был консультантом правительства Франклина Рузвельта во время проведения “Нового курса”, а также в период Второй Мировой войны. Теперь ясно, почему японцы скупают изобретения по всему миру – они сами ничего придумать не могут! У них существую фирмы, специализирующиеся на переводах общедоступных и популярных русских научно-технических изданий типа журналов “Юный техник”, “Техника молодёжи”, “Наука и жизнь”. Они просто переводят научные статьи, находят новинки, патентуют и продают их! И процветают! В последние годы у них появились собственные разработки, и только тогда, когда выросло и окрепло англоязычное поколение японцев.

В русском языке иногда есть десятки слов, обозначенных в английском одним единственным словом. В русском это слова-синонимы, тождественные или близкие по значению, выражающие одно и то же понятие, но различающиеся или оттенками значения, или стилистической окраской. Получается, что с любого языка перевести на русский не проблема, а вот с русского… теряется смысловой оттенок речи. А о технических терминах и говорить не приходится. Что уж разглагольствовать о переводе сложного технического текста, если у англичан даже проблемы с переводом простых художественных произведений. Тот же А.Флегон, например, в предисловии к своей книге “За пределами русских словарей” пишет, никто из профессорских кадров “русистов” Лондонского университета не смог объяснить значение простого русского выражения “собачь свадьба”, встретившееся переводчику в знаменитой трилогии А.М.Горького.

Что уж говорить о китайском? Подавляющее превосходство, богатство и сложность русского языка оказались настолько превосходящими английский, что у англоязычных по происхождению переводчиков эти трудности давно, оказывается, привели к узкой специализации переводчиков, как свидетельствует А.Флегон. Один из переводчиков, например, понимает живую речь и работает с делегациями, но не может читать русских газет, что очень сильно раздражает его, второй читает наши газеты, но не понимает разговорной речи, третий переводит только технические тексты по авиации, четвёртый – по автомобилям… И так далее!

Вот вам и объяснение высокомерия англичан и американцев по отношению к русским – англоязычные своим языком и, следовательно, и умом куда скуднее русских. Они многое у нас просто понять не могут, потому и задирают нос от собственного “величия” – вполне объяснимая психологическая реакция в данной ситуации. Совсем как у буддистов!!!

Создатель дал нам не просто язык общения, но и мощнейший инструмент мышления, интеллектуальное оружие, перед которым оказался безсилен сам Сатана! Мы сами используем свой язык, не понимая его истинного значения, силы и величия! И детей своих заставляем учить скудный, но ныне модный английский, не осознавая того величайшего богатства, которым владеем от природы! Вот уж действительно ходить по золоту с голой задницей.

Преимущества буквенного письма над иероглифическим в том, что нам не нужно заучивать тысячи иероглифов, достаточно знать лишь 33 простые буквы и 10 цифр, чтобы суметь и понять сотни тысяч слов и дебри математики! Более того, нам не нужно было объяснять фонетику иероглифа – читая буквы, мы уже знаем, как произносится новое слово. Всё вместе это дало ту необычную пластичность русского языка, при которой в нём ежедневно появляются и приживаются десятки новых слов, и даёт возможность самообразования.

В настоящее время продолжается уничтожение языка. Предпринимаются бешеные усилия убрать из нашего алфавита букву Ё. На пишущих машинках она уже отсутствует. Ведутся разговоры об изъятии Ы и Й.

Но мы всё же "переварили" язык индустриального общества, наполнили его нашими смыслами, но в какой-то момент стали терпеть поражения. Школа стала сдавать позиции, как и пресса и весь культурный слой общества. Нам трудно было понять, что происходит. Замещение смыслов было в идеологии буржуазного общества тайной не меньшей, чем извлечение прибавочной стоимости из труда рабочих.

Двадцатый век показал немыслимые ранее возможности языка как средства власти. Урок, ещё плохо нами изученный, преподнёс фашизм и перестройка. СССР смог сосредоточить свои силы для войны с национал-социализмом именно, вернувшись к исконному языку, оживив близкие нашей душе смыслы. Когда Сталин начал свой знаменитый приказ словами "Сим уведомляется", одно слово “сим” означало столь важный поворот, что его никогда не простит вождю "мировая демократия".

Фашизм, перешагнув через рационализм нового времени, вернулся к древнему искусству соединять людей в экстазе через огромный религиозный спектакль, но уже со всей мощью современной технологии. Сила слов была дополнена силой зрительных образов, и возник язык, с помощью, которого большой и рассудительный народ был превращён на время в огромную толпу визионёров как в раннем средневековье. Немцы действительно коллективно видели "явления", от которых очнулись лишь в самом конце войны. Немцы оказались в искусственной, созданной языком вселенной, где, как писал Геббельс, “ничто не имеет смысла - ни добро, ни зло, ни время и ни пространство, в котором то, что другие зовут успехом, уже не может служить мерой".

Уроки фашизма были восприняты. Соединение слова со зрительным образом было взято на вооружение пропагандой Запада. Для устранения Чаушеску в Румынии были фальсифицированы массовые расстрелы. Это огромный шаг вперед к абсурду: нацисты с помощью спектакля создавали свою власть, а спецслужбы Румынии с помощью кровавого спектакля свергали свою власть. Спектакли Горбачёва и Ельцина для развала России мы хорошо знаем.

Сегодня главным средством закабаления стал язык телевидения. Какой должен быть разрыв со своим народом, что телевидение отгородилось от народа охраной с пулемётами и никого не пускает к себе. Такой подлой группки интеллектуалов Россия никогда из себя не выбаливала. Телевидение позволяет нам присутствовать при важных событиях. Техника не просто вносит неприемлемые деформации в отражении реальности. Телевидение обладает неожиданной способностью создавать фиктивную реальность, такую соблазнительную, что вытесняет из сознания смыслы реальной жизни.

В IV в. до н.э. Платон в 7-й книге "Республика" изложил аллегорию. В пещере без света сидят с детства, прикованные цепями люди. За спиной у них, на возвышении огонь. Между ними и огнём каменная стена, на которой шарлатаны двигают фигурки людей, зверей, вещей из дерева и камня и говорят текст. Их слова, искажённые эхом, разносятся по пещере. Прикованные могут смотреть только вперёд и видят лишь огромные тени на стене пещеры. Они забыли, как выглядит мир, свет на воле и уверены, что эти тени, этот свет и есть настоящий мир вещей. Они живут в этом мире. Но вот один из них сумел освободиться и вылез наверх. Дневной свет ослепил его, причинил тяжёлые страдания. Но он приспособился и с удивлением увидел реальный мир, звезды, солнце. Стремясь помочь товарищам и рассказать им увиденное, он спускается обратно. Но в темноте он опять ничего не видит. Пленники рассуждают: “этот безумец покинул пещеру и ослеп, потерял рассудок”. И когда он убеждает их освободиться от цепей и подняться на свет, они убивают его как опасного помешанного.

Мир вне пещеры совершенно не похож на тот, что много лет видели. Если сидящие в ней последуют за ним к выходу, ушибаясь о камни и проклиная зовущего то, взглянув на солнце, устремятся назад к привычным и понятным им теням, которые им кажутся несравненно более реальными чем-то, что наверху, и что они не могут разглядеть при режущем глаза свете.

Телевидение создает такой театр теней, что по сравнению с ним реальный мир кажется недействительным, менее привлекательным, чем образы на экране. И человек, с детства прикованный к экрану, уже не хочет входить в мир, полностью верит шарлатанам, которые манипулируют фигурками и кнопками и готовы убить открывающего ему глаза товарища. Сегодня краски настоящей жизни человек признает реальными только после того, как увидит их на экране.

Пресса полна сообщений о прямом воздействии телевидения на реальные события, на "создание" человеческих трагедий. Особенно передачи задушевных разговоров. Ради сенсации ведущие лезут к людям в душу, вытягивают тайны скрытых грехов, семейных событий, затем как следствие у жертв наступает раскаяние вплоть до самоубийства.

У телевидения есть возможность устранять из событий правду, поэтому кассеты с записью не считаются документами истории, они искажают реальность. Объектив камеры действует таким образом, что меняет акценты и "вес" события и стирает границу между истиной и вымыслом. Многолетние наблюдения за телезрителями показывают, что значительная их часть действительно становится "зависимой" от экрана, т.е. гипнотизирующее воздействие таково, что человек частично утрачивает свободу воли и проводит у экрана гораздо больше времени, чем того требуют потребности в информации и развлечении. Детям эта зависимость особенно опасна и наносит ущерб даже физическому здоровью.

В погоне за сенсацией телевизионщики развращают душу человека в интересах политиканов, что мы наблюдаем сегодня в России в большей степени, чем на западе. И в такой ситуации люди верят дешёвому словесному мусору о "свободе слова" - позор для образованного человека.

Телевидение создало легко потребляемый бессодержательный тип образов, огромный поток штампов, обладающих гипнотическим действием и формирующий суррогат мнения, подавляющий всякую творческую, духовную активность человека. В результате как наркоман зритель должен потреблять всё больше и больше сильных и грубых образов пока не будет разрушен как личность или не перейдет к другому развлечению. Создана преступная индустрия - людей похищают, чтобы в подпольных студиях пытать до смерти и на лучшей аппаратуре записывать истязания, агонию и смерть несчастного. Такие фильмы убивают всё человеческое в людях и плодят преступников. Это логичный этап той спирали падения нравственности вызванной насилием, который развернуло телевидение.

Элита на западе не позволяет своим детям и внукам смотреть телевизор, за исключением небольшого числа программ, характерных для бывшего советского телевидения - спокойных и познавательных. Для своих детей - цензура, а чужих детей нужно губить.

Россия стала объектом войны на уничтожение культуры, самого типа цивилизации. Язык телевидения и прессы, интонации, позы, ужимки и усмешки флярковских, митковых, киселёвых и пр. и пр. отобраны умелыми режиссёрами. Когда Е.Масюк несколько дней подряд позирует в Грозном на фоне убитого солдата, то мы понимаем, что этот солдат был убит и притащен специально для её камеры как реквизит спектакля. Расстрел Дома Советов или взрыв здания президентского дворца в Грозном, который непрерывно показывает западное телевидение, были тоже отработаны режиссером, все ракурсы и свет выверены. Здесь фронт самой тяжёлой политической борьбы, которая нас ждёт. Чем больше мы будем знать о её законах, тем меньше крови будет пролито в этих спектаклях. Начинать надо с малого, задуматься о словах, которые нам подсунули режиссёры, научиться отличать спектакль от реальности.

Мы сдали позицию духовную, важный устой русской цивилизации, в которой Слово всегда понималось как сила, несущая внерациональное начало. Важно, что в нашей культуре за словом стоят глубокие сокровенные смыслы, от которых тщательно очищал язык рациональный Запад. Поэтому "нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся", и к свободе слова мы изначально относились совершенно по-иному, чем Запад. Из-за этого происходили социальные трения и политические конфликты, но суть была гораздо глубже. И вот пришёл Горбачёв, и мы как будто по волшебству забыли именно о сути, забыли все предупреждения наших духовных предков. И отдали Слово, да ещё в самой опасной "упаковке" телеэкрана в полное владение небольшой внеморальной банде.

Сейчас установлена жесточайшая цензура. Под крики о свободе слова заменили мягкую советскую цензуру жёсткой тоталитарной. Телевидение перестало быть информационным и произошло это во всём мире с установлением "нового мирового порядка" в 1990г. Везде одна структура известий - показ катастроф, войн и преступлений, Клинтон, скандалы в политике, спорт, прогноз погоды, на прощание примитивная, пошлая сентенция, вроде тех, что внушает Сорокина. Сегодня телевидение закрыло от нас позитивную информацию путём цензуры, оставив отрицательную, разрушительную.

На основе средств массовой пропаганды произошёл переход от манипулирования сознанием отдельных личностей к манипулированию сознанием целых народов. Это целенаправленный, сознательно программируемый и щедро финансируемый процесс является духовно-культурной диверсией, который приводит к деградации личностей, к нарушению социально-экономических процессов и связей, к распаду и гибели того или иного государства.

Для человека особенно опасны радио и телепсихотехнологии. Эффект достигается незаметно, посредством монотонных звуков, однотипных фраз–кувалд, разных мантр. Читатель сегодня превратился в телезрителя. Победили методы массового воздействия и коллективного внушения, ибо они гипнологичнее, интимнее, доступнее, мобильнее. Телевизор увеличивает –энергетический сигнал в 25–30 тысяч раз, радио в 17–20 тысяч раз. Необходимо демонополизировать владение психотехнологиями. В этом залог безопасности.

Духовно-культурная диверсия это преднамеренно вносимая патология индивидуального мышления и общественного сознания. Она включает в себя:

- методы, средства и формы манипулирования мышлением, сознанием и поведением личности, социальных личностей, общественных партий и движений;

- покушение на разум и психическое здоровье людей;

- нарушение социально-психологического, духовного и физического благополучия населения;

- радикальное изменение образа и стиля жизни, духовных и нравственных идеалов, принципов и ценностей;

- массовая зомбификация населения и формирование зомби эффекта;

- нарушение экологии культуры, национального (прежде всего славянского и русского!) духа, целостности и индивидуальности человеческой души. Чтобы избежать гибельных последствий умышленной патологизации мышления, необходимо научиться распознавать опасность.

Методы патологизации мышления:

1. Целевая дезориентация.

Ошибка в выборе цели часто совершается с помощью средств массового оболванивания. Одна из таких ошибок, за которую предстоит жестокая расплата нам и нашим потомкам, это вирус “Россия должна войти в лоно мировой цивилизации”. Главная ошибка в допущении, что “цивилизация” (которая в затемнённом сознании уже отождествлена с понятием “западная цивилизация”) – это тот идеал, к которому надо стремиться. Это стремление привело к увеличению преступности к 1995г. в 4 раза, что стало сравнимо с мировым уровнем. Двигаясь к “мировому уровню”, мы продвигаемся не к цивилизованности, а наоборот, к варварству, преступлениям и извращениям дикого Запада.

2. Сокрытие информации и метод отвлечения внимания.

Психологическая суть этого метода – спекуляция на человеческом интересе и любопытстве. Для отвлечения внимания издаётся бульварная печать, по телевизору запускаются примитивные телесериалы, привлекаются “экстрасенсы”, “пришельцы”, “проповедники”.

3. Дальнейшим усовершенствованием является переход от “сказочек” к инсценировке якобы “всамделешних” событий жизни. С этой точки зрения легко объяснить спор Ельцина и Горбачёва. На примитивнейшую приманку попалось чуть ли не 300 млн. человек. Теперь хорошо видно чего мы не досчитались по завершении этой “драки”.

4. Следующий шаг в развитии метода является провоцирование отвлекающих событий в среде людей, которые подвергаются психологической обработке. Пример этого типа “межнациональные” войны, спровоцированные на территории СССР. Вовлечённым в них людям уже не до того, чтобы задумываться над реальными зачинщиками событий, хладнокровно их оценить, увидеть причины, узнать, что команда Ельцина 3 года готовила Чечню к войне с Россией. Этим занимались Старовойтова, Грачёв, Шахрай. А когда в прессе поднялся уже вопрос о том, что в Чечню по подложным авизо идут деньги, тогдашний премьер-министр Гайдар отправил в Чечню 18,7 тонн денег наличными. За то, что Чечня вышла из состава СССР, Ельцинское правительство, отняв у России, отправило сепаратистам 46 миллиардов руб., прибалтийским странам 76 миллиардов руб. Армении 76 миллиардов руб.

5. Существует ещё более высокий уровень этого типа манипулирования. Например “новое мышление” Горбачёва. Важнейшие характеристики мышления–это его познавательные возможности, степень приближения к истине, а не новизна. За “новым мышлением” стоит только одно: уйти от старого, выработанного человечеством пути мышления на новое. То есть то, что на языке медицины называется отклонение от нормы, а на языке проверенной веками мудрости – “сойти с ума”. Нам предложили шизофренизацию всего народа. Но как сделать, чтобы мимо сознания думающих людей проскользнуло слово “ново”? Для этого потребовался перенос ударения - “мышление”. Наши умники удивились безграмотности Горбачёва, а заодно проглотили наживку, исключительно грамотно разработанную в недрах секретных служб и специальных лабораторий по программированию и зомбированию.

6. Нарушение логических законов мышления и подмена тезиса.

Этот способ обмана является весьма распространённым и настолько разрушительным для здравого смысла, что в юридических кругах получил название “логическая диверсия”. Суть его в том, что выдвигается один тезис. Но он не доказывается, а внимание умышленно переключается на обсуждение другого вопроса. Такое переключение может производиться через ряд промежуточных поворотов. Когда Гайдара спросили, предвидело ли его правительство имеющиеся результаты реформ, он ответил утвердительно. А на вопрос, почему же правительство давало совсем другие обещания, был ответ: “А иначе никто бы не поддержал”. Такое откровенное применение “логической диверсии” является нормой для “демократов”.

Программа углубления экономических реформ Гайдара – типичный пример логической диверсии. Провозглашённые вначале тезисы (благосостояние и свобода граждан России, рост и процветание отечественной экономики) в дальнейшем в этом документе напрочь отброшены. Они подменены “формированием рыночной экономики”, “изменением образа жизни большинства населения”. Все обоснованные замены тезисов уложились в пару слов “необходимым условием”. И это признано достаточным, чтобы начать ломать образ жизни большинства населения.







Сейчас читают про: