double arrow

Масштабы и глубина бедности


Масштабы бедности сводятся фактически к выявлению доли и

численности бедных в населении страны или региона. Исходным

при этом является вычленение границы бедности, методология ко-

торой имеет по крайней мере три практики: абсолютный подход, ос-

нованный на сопоставлении денежных доходов или расходов с про-

- 8-


житочным минимумом (ПМ), депривационный, построенный путем

измерения бедности от преобладающих в обществе стандартов по-

требления, и субъективный, измеряющий бедность через представ-

ления самого населения о денежных ресурсах, необходимых семье, чтобы не быть бедной.ix

Несомненно, что ответ на вопрос о численности бедного насе-

ления России имеет существенную политическую окраску. Число

семей, имеющих доходы ниже ПМ, в значительной мере определяет

основную линию социальной политики как на федеральном, так и на

региональном уровнях. Одновременно, изменение масштаба бедно-

сти есть оценка эффективности социальной политики и деятельно-

сти властей в социальном направлении. Поэтому особенно опасны

заявления чиновников, утверждающих, что доля бедного населения

в России завышена именно в связи с тем, что завышен уровень ПМ

и, следовательно, граница бедности. Подобного рода высказывания

не могут иметь иного последствия, кроме как возмущения 10-20

млн. россиян, находящихся не только за чертой бедности, но за гра-

ницей нищеты, когда доходы семьи не обеспечивают даже продук-

товой корзины.

Для того чтобы существующей картине бедности дать адек-

ватную оценку, нужно не только методически правильно определять

ее границу, но и располагать доброкачественной статистикой, кото-

рая основана на хорошо организованных обследованиях населения,

имеющих репрезентативный характер, чтобы каждый раз распола-

гать если не адекватной картиной, то достаточно точными характе-

ристиками численности населения (домохозяйств, семей и людей),

находящегося за границей бедности. Бедность принципиально не

может определяться лишь уровнем текущих доходов. Имеются еще

два существенных фактора, воздействующих на уровень потребле-

ния, которые следует учитывать в дефинициях бедности: распола-

гаемое имущество (например, жилье, второе жилье за городом,

- 9-


транспорт, гараж) и накопления (включая тезаврируемые драгоцен-

ности). Но, как правило, в советском обществе на излете его сущест-

вования население, тем более бедное, не имело жилья в собственно-

сти. Это справедливо, если исключить село.

Начиная с 1957 г., Госкомстат (а ранее ЦСУ СССР) периоди-чески проводил обследования семей типа микроцензовx, которое




включало фиксирование всех источников текущих доходов. Несмот-

ря на то, что они базировались на «отраслевом» принципе отбора

семей, все-таки в сочетании со сплошным наблюдением заработной

платы (-) давали хорошую базу для оценки распределения доходов

применительно к генеральной совокупности. В 1990-х годах таких

обследований систематически не проводится и единственным ис-

точником для нахождения искомой величины (численности бедных

людей) остались семейные бюджеты, репрезентативность которых

нуждается в постоянной корректировке. Динамика доли малоимуще-

го населения, по данным Госкомстата РФ, начиная с 1992 г. до 1998

г. имела формально тенденцию к снижению (с 33,5% до 20,8%); од-

нако с III квартала 1998 г. (в результате дефолта 17 августа) произо-

шел существенный рост удельного веса бедных с максимальной точ-

кой в I квартале 2000 г. (41,2%). Истекшее десятилетие, когда чис-

ленность бедного населения колебалась в пределах от 30 до 60

млн.чел., характеризует весьма тяжелую ситуацию в стране, если

учитывать, что сам уровень прожиточного минимума (ПМ) обеспе-

чивает лишь физическое выживание: от 68 до 52% его объема со-

ставляют расходы на питание. Таким образом, в этих условиях около

45 млн.чел. либо вырабатывали стратегию выживания, либо паупе-

ризировались, переходя в слой маргиналов.

По данным Госкомстата РФ в Ш квартале 2003 г. доля на-

селения с денежными доходами ниже величины прожиточного

минимума от общей численности составляла 21,9% или 31,2



млн.человек. Эти цифры свидетельствуют о динамике сущест-

- 10-


венного снижения бедности. Но не следует создавать себе из-

лишних иллюзий на этот счет, т.к. одновременно с позитивны-

ми процессами в уровне жизни населения происходит моральное

обесценение семей линии бедности, основывающейся на прожи-

точном минимуме, который быстро «устареивает» и в 2004 г.

должен получить принципиально новую оценку.

Для того чтобы определить факторы и эффективность меро-

приятий по снижению бедности, необходимо, как минимум, распо-

лагать информацией двух типов: а) о социально-демографическом составе бедных и б) о динамике структуры бедного населения.xi

Именно показатели, характеризующие изменение структуры бедных,

на самом деле отражают пути и конкретные методы решения про-

блемы бедности.

Детальный анализ состава бедных семей или то, что называет-

ся «профилем» бедных, показывает, что в демографическом плане из

общего числа членов семей более четверти (27,3%) - это дети до 16

лет, около пятой части (17,2%) - лица старше трудоспособного воз-

раста, а остальные - более половины (55,5%) - трудоспособное насе-

ление. Специальные расчеты показывают, что по половозрастному

признаку в состав населения с располагаемыми ресурсами ниже

прожиточного минимума в 1999 г. входило 59,1 млн.чел., в том чис-

ле 15,2 млн. детей, 24,9 млн. женщин и 19,0 млн. мужчин. Это озна-

чает, что бедными были: 52,4% от общей численности детей до 16

лет, 39,5% от числа женщин и 35,6% от числа мужчин. Такова самая

общая характеристика. Она свидетельствует о том, что более поло-

вины детей по уровню материальной обеспеченности находятся

ниже «границы» достойной жизни, а доля бедных женщин выше,

чем доля бедных мужчин. Несмотря на то, что разница по полу не-

велика, все-таки есть все основания говорить о феминизации бедно-

сти, что подтверждается и формирующими ее факторами.

- 11-


По социальному составу среди бедных выделяются следую-

щие группы взрослого населения: более одной трети (39,0%) - это

работающие, около одной пятой (20,6%) - пенсионеры, 3% - безра-

ботные, 5,3% - домохозяйки, включая женщин, находящихся в дек-

ретном отпуске по уходу за ребенком. В плане демографической ти-

пологии среди бедных семей отмечаются три группы: а) супруже-

ские пары с детьми и другими родственниками (50,8%); б) неполные

семьи, которые могут включать в свой состав других родственников

(19,4%).

Рассматривая особенности формирования бедных семей из-за

неплатежей, следует подчеркнуть две наметившиеся тенденции:

расширение границ бедности за счет трудоспособных слоев населе-

ния (и, прежде всего, безработных) - это первая, и вторая - увеличе-

ние доли бедных за счет работников с низким (ниже прожиточного

минимума) уровнем оплаты труда либо не получающих заработка

вовсе. Первая свидетельствует не столько о развитии рыночных от-

ношений, сколько об экономической дезорганизации общества, а

вторая - об иррациональности в регулировании распределительных

отношений, когда минимальная заработная плата устанавливается

ниже прожиточного минимума и даже ниже минимальной пенсии.

Несмоторя на повышение в 2003 г. минимальной оплаты труда,

она все еще составляет четверть от прожиточного минимума не-

трудоспособного. Подобный феномен нельзя рассматривать иначе,

как форму скрытой безработицы. Если работник, отрабатывая пол-

ное рабочее время, не может обеспечить себе минимум средств су-

ществования, то он как бы не трудится, а получает лишь пособие за

формальную принадлежность к группе работающих. Ведь супруже-

ские пары с 1-2 детьми, где двое взрослых работают, в советское

время традиционно относились к средне- и высокообеспеченным

слоям населения, а теперь каждая пятая семья оказывается за грани-

цей бедности. Установление минимальной заработной платы на

- 12-


уровне ниже прожиточного минимума, а также высокая доля рабо-

тающих (выше трети) в составе бедного населения свидетельствуют

о тенденциях воспроизводства рабочей силы на суженной основе, о

ее непременной деградации.

Обследование «социальногодна»

Бедность, безработица, экономическая и социальная нестабиль-

ность, несбыточность надежд, крушение планов интенсифицируют процесс

маргинализации населения. В результате появляется социальный слой

пауперов, как следствие усиливающейся нисходящей социальной мо-

бильности, нарастающей по своей интенсивности. Так формируется и укре-

пляется «социальное дно», которое фактически отторгается обществом,

практически не знающим даже его истинных размеров. Специальное ис-

следование этой проблемы позволяет выделить четыре группы людей,

составляющих «социальное дно»: 1) нищие, открыто просящие подая-

ние; 2) «бомжи», лишившиеся своего жилья, как известно, прежде всего

вследствие возникновения рынка жилья; 3) беспризорные дети, которые

потерялиродителей либо убежали из дома; 4) уличные проститутки (вклю-

чая детей), ведущие асоциальный образ жизни. Представители «социаль-

ного дна» имеют сходные черты. Это люди, находящиеся в состоянии соци-

альной эксклюзии, лишенные социальных ресурсов, устойчивых связей,

утратившие элементарные социальные навыки и доминантные ценности со-

циума. Они фактически уже прекратили борьбузасвоесоциальноесущест-

вование. В то же время каждая из названных групп обладает своей специ-

фикой, но между ними нет жестких граней: бомж может быть нищим, а бес-

призорник бомжем. Тем не менее все представители «социального дна»

имеют свои признаки, особенности формирования и социально-

демографические свойства их идентифицикации.

Основная черта нищих - просить подаяние из-за отсутствия до-

хода или его катастрофического уменьшения, когда нет помощи ни со

стороны общества, ни от близких людей, и нет возможности их зара-

- 13-


ботать. Очевидно, что физическое отсутствие крыши над головой и

есть главная характеристика бомжей. Они лишаются своего жилья,

как правило, в результате обмана, продажи, при возвращении из

пенитенциарных заведений. Основным признаком третьей группы -

беспризорники - является возраст; в нее входят дети от 6 до 17 лет, ко-

торые в той или иной форме отвергнуты семьей, либо своими

попечителями. Последняя группа - уличные проститутки - отли-

чаются характером своей деятельности. Каждая четвертая обследо-

ванная из них считает проституцию «престижной профессией», каждая

вторая рассматривает ее как единственную возможность получить

«хороший заработок», способный обеспечить нормальный уровень жизни.xii В значительной мере деятельность этих женщин, а порой

и детей определяется безисходностью жизненных условий.

Маргинализация населения в процессе его интенсивной нисходящей

мобильности особо остро ставит проблему анализа и рассмотрения сложив-

шейся ситуации. Очевидно, что регламентная статистикаипреждевсегооб-

следование домашних хозяйств не могут дать ответа на возникающие в

этой связи вопросы, чтоявилосьглавнойпричинойорганизации специаль-

ного социально-экономического исследования «социального дна» в Рос-сии, проведенного ИСЭПН РАН.xiii

Исследование базировалось на трех источниках информации.

Первый - выборочное обследование городского населения. Выборка

составила 1201 человек. Она проектировалась как квотная с предста-

вительством по социальному положению, образованию, полу и воз-

расту. Второй источник – опрос экспертов, среди которых были:

работники правоохранительных органов, служб занятости, домов

призрения, служб социальной защиты, а также журналисты, общест-

венные и религиозные деятели. Общая численность их составила 111

человек, обязательное условие отбора - повседневная работа с пред-

ставителями «социального дна». Третий источник информации - уг-

лубленные интервью с представителями всех четырех групп «соци-

- 14-


ального дна» (число респондентов - 96 человек). Опросы проведены

в шести крупных городах России: Москве, Санкт-Петербурге, Ниж-

нем Новгороде, Красноярске, Воронеже, Екатеринбурге.

74% населения и 81% экспертов считают проблему «социаль-

ного дна» острой и наиболее существенной; 75% населения и 85%

экспертов рассматривают его как угрожающее (или просто опасное)

явление российской жизни; 85% населения и 87% экспертов полага-

ют, что развитие «социального дна», его рост и усиление агрессив-

ности обусловлены политикой реформ.

Информация, полученная в результате исследования, показыва-

ют, что нижняя граница размеров «социального дна» составляет 10%

городского населения, или 10,8 млн. человек, в составе которых 3,4

млн. человек - нищие, 3,3 млн. - бомжи, 2,8 млн. - беспризорные дети

и 1,3 млн. человек - уличные проститутки. Указанные цифры не совпа-

дают с официальной статистикой. Так, по данным МВД РФ, бездом-ных в России от 100 до 350 тыс.,xiv и это естественно, потому что право-

охранительные органы фиксируют лишь ту часть социального дна, кото-

раяпопадаетвихорбиту. Аэто – лишьвидимаячастьайсберга.

Мультиплицировались внешние факторы нисходящей мобильности,

среди которых пониженный уровень социальной поддержки (одинокие

пенсионеры, инвалиды, матери-одиночки), социальная изоляция (нар-

команы, криминальные элементы, цыгане). Психологическое состоя-

ние пауперов, как правило, характеризуется отчаянием и безысходно-

стью. Вместе с тем у рассматриваемых категорий населения прослежи-

вается весь спектр человеческих эмоций: отчаяние людей, попавших на

«дно» сравнительно недавно и еще недостаточно социализированных в

новой для себя среде (нищие), безнадежное спокойствие «старожилов»

(бомжи, проститутки) и «оптимизм» беспризорных детей, которые, как

им кажется, вырвались на свободу.

Анализ данных показывает, что «социальное дно» имеет преиму-

щественно «мужское лицо». Среди его обитателей две трети - мужчины

- 15-


и одна треть - женщины. «Дно» в России молодо: средний возраст ни-

щих и бомжей приближается к 45 годам; у беспризорников он равен 13

годам, у проституток - 28. Минимальный возраст нищих - 12 лет, а про-

ституток - 14 лет; беспризорничать же начинают уже с 6 лет. Большин-

ство нищих и бомжей имеют среднее и среднее специальное образова-

ние, а 6% нищих, бомжей и проституток – даже высшее. В глазах об-

щественности внешний вид пауперов является одним из основных ин-

дикаторов принадлежности к «социальному дну». Они воспринимаются

как «имеющие аморальный облик» (62% экспертов), «неопрятные, опус-

тившиеся» (60% населения и 62% экспертов). Однако, половина оп-

рошенных пауперов моются один раз в неделю, одна треть – раз в ме-

сяц. Почти три четверти (71%) среди них лишены постоянного жи-

лья, две трети (62%) - не имеют родных и близких, одна треть (30%) -

фактически изолированы от общества.

Около 14% представителей «социального дна» живут небольшими

группами или колониями, остальные - в семьях или одиночками. Мес-

та их обитания весьма разнообразны: вквартирах (своих или знакомых),

в подвалах и на чердаках домов, в заброшенных домах и садовых доми-

ках, на вокзалах и в портах, в теплотрассах и канализационных коллек-

торах или колодцах, на свалках. Наиболее неустроенными являются

бомжи и беспризорные дети. Значительная часть нищих и бомжей тру-

дилась ранее неквалифицированными рабочими, на грязном произ-

водстве. Кроме того, у многих была разъездная работа с длительным

отрывом от дома. Проститутки работали преимущественно в общепите

и торговле.

Среди нищих и беспризорников высокий процент алкоголиков и

токсикоманов. Большинство представителей «дна» имеют следы силь-

ных побоев; две трети питаются крайне нерегулярно и пищей плохого

качества. Но в целом их оценки собственного здоровья умеренно опти-

мистичны. Многие из них не пользуются лекарствами. Только треть

проституток прибегают к медицинским услугам; около половины не об-

- 16-


ращают внимания на болезни или лечат их водкой. Почти совсем не

охвачены медицинским обслуживанием бомжи и беспризорные дети.

Между тем «каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую

помощь» (из ст. 41 Конституции Российской Федерации). Из амбула-

торных учреждений самые доступные для бездомных - это противоту-

беркулезныеи кожно-венерологические диспансеры.

Российское «дно» социально опасно, так как оно склонно к наси-

лию. По мнению представителей «дна», 85% беспризорников и 34%

бомжей вооружены холодным оружием, а 28% - огнестрельным. Среди

беспризорников практически нет таких, кто бы не имел (-) оружия. Мно-

гие из них употребляют токсичные вещества или наркотики, а также

занимаются их распространением. Уличных проституток часто харак-

теризует криминальное прошлое и бурное криминальное настоящее. Да-

жесреди бомжей меньше людей, склонных к насилию.

Обитатели «дна» в России - естественный ресурс уголовного ми-

ра. По информации Комитета социальной защиты г. Москвы, средний

доход бездомной попрошайки составляет 1 тыс. руб. в день. Это и есть

основа их рекрутирования криминальными структурами и различными

шайками. Только одни сборы «профессиональных» нищих оцениваются в

1,5 млрд. рублей в год. Криминалитет контролирует проституцию, при-

влекает представителей «дна» к наркобизнесу и для исполнения «гряз-

ной и опасной работы». Об этом заявили примерно 73% проституток,

50% бомжей и 48% беспризорников. Бомжи способны на любые антисо-

циальные действия: они создают в местах своего проживания очаг ан-

тисанитарии и снижают уровень эпидемиологической безопасности в

обществе, угрожаютблагосостоянию иимуществу граждан, инициируют

социальные беспорядки. Беспризорники - питательная среда кримина-

лизации общества, угроза общественному спокойствию. Уличные про-

ститутки подрывают моральные устои общества, являются носителями

венерических заболеваний. Наркоманы и алкоголики сосредотачивают

самыесерьезныефакторырискадляобщества.

- 17-


«Социальное дно» в России находится вне рамок законов и норм Кон-

ституции. «Большое» общество исключает его из орбиты социальных свя-

зей; контакты с ним ведутся только по линии правоохранительных орга-

нов, процесс эксклюзии реализуется в наиболее полном виде. Более

двух третей его представителей побывали в милиции, почти четверть (-)

отбывалисроквтюрьме. «Дно» накапливает криминальный опытнетолько

непосредственной практикой преступной деятельности, но и за счет опы-

та лиц, отсидевших в тюрьме. Криминальная активность пауперов рас-

сматривается как фактор политической нестабильности жизни россий-

ского общества. Обитатели «дна» способны на активные социальные

действия, готовы к социальному взрыву. По отношению к властям

беспризорники озлоблены, нищие настроены наиболее критично и

требовательно, проститутки лояльны и снисходительны.

Для пауперов самые ненавистные представители общества - это

милиционеры и чиновники, которые равнодушны к проблемам

«социального дна» (36%), изгоняют их (23%), избивают (22%). Осо-

бенно достается беспризорникам: 42% говорят, что их избивают ми-

лиционеры, 35% обвиняют их в издевательствах

Причины нисходящей мобильности могут быть внешние (потеря

работы, реформы в стране, неблагоприятные перемены в жизни, кри-

минальная среда, вынужденное переселение, война в Чечне, последст-

вия войны в Афганистане – афганский синдром) и внутренние

(склонность к порокам, неспособность к адаптации в новых услови-

ях жизни, личные качества характера, беспризорное детство, плохая

наследственность, недостаток образования, отсутствие родных и

близких). Оценка влияния указанных факторов на социальные экс-

клюзии весьма различна со стороны населения, экспертов и самих

представителей «дна». В обществе доминирует снисходительно-

оправдательная установка на проблему бедности. Характер реформ

способствует распространению мнения, что труд не является источ-

ником жизненного успеха, а бедность - это болезнь общества, не по-

- 18-


рок, а рок. Важнейшая причина, способная привести людей на «соци-

альное дно» - потеря работы. Так считают 53% населения и 61% экс-

пертов. В сознании людей экономические реформы в стране связы-

ваются с социальной деградацией, с массовым обнищанием, с жиз-

ненными лишениями. Менее значимыми воспринимаются влияние

криминального мира, война в Чечне и вынужденное переселение (бе-

женцы).

Исследование в Москве показывает, что почти половина (около

45%) (-)оказавшихся в положении бездомных, не являются лицами без

определенного места жительства. Среди них 24-26% - москвичи, 54-56% -

из других регионов России, 20% - граждане СНГ. Около 15% среди

временно бездомных - беженцы. Третья часть фактически не имеющих

жилища - бывшие заключенные. Ежегодно милиция задерживает око-

ло 5 тыс. человек за нарушение правил регистрации, т.к. бездомный

легализовать себя практически не может. Это формирует большую группу

«незаконно» проживающих в Москве, которая представляет большой

транзитныйузел.

Позиции населения, экспертов и представителей «социального

дна» по отношению к проблемам пауперизма различны. Они определяют-

сяихсоциальным статусом, социальными ролями и социокультурными ус-

тановками. Очевидныиразличиявспособахпротиводействиянисходящему

потоку населения относительно социальной пирамиды. Представители

«дна» обвиняют либо обстоятельства жизни, общество и государство, либо

рассматривают причины как фатальный результат (судьба, невезение).

Для 38% нищих главная причина - судьба, для 38% бомжей - пьянство, для

33% проституток и 55% беспризорных - непутевые родители. Люди смири-

лисьстем, чтореформазасасывает наобщественное дновсеболее широкие

слои населения. Они не надеются на помощь и считают, что принадлеж-

ность к указанным социальным группам обрекает на нищету и деграда-

цию.

- 19-


Анализ результатов исследования позволил выделить пять гло-

бальных факторов нисходящей социальной мобильности: политиче-

ский детерминизм - нисходящаясоциальнаямобильность - результатпро-

водимых экономических реформ, последствие войны в Афганистане и Чеч-

не, а также - распада СССР; криминальность - нисходящая социаль-

ная мобильность связана с криминалитетом, с преступным поведением

(воровством, вымогательством, насилием, грабежами); личное невезение

в жизни - попадание на «социальное дно» объясняется болезнями, инва-

лидностью, судьбой, плохим воспитанием в семье; собственная вина,

склонность к порокам - процесс нисходящей социальной мобильности ин-

тенсифицируется пьянством, наркоманией, токсикоманией, проститу-

цией; социальная изолированность - нисходящая мобильность обуслов-

лена отказом подчиняться социальным нормам, беспризорностью,

оторванностью от общества, потерей связей с семьей и близкими, от-

сутствием работы, веры в Бога.

По мнению граждан российских городов, самая большая вероят-

ность оказаться на «социальном дне» у одиноких пожилых людей (шансы

попасть на «дно» равны 72%), пенсионеров (61%), инвалидов (63%), мно-

годетных семей (54%), безработных (53%), матерей-одиночек (49%), бе-

женцев (44%), переселенцев (31%). Эксперты считают, что учителя,

инженерно-технические работники, низкоквалифицированные рабочие

обречены на прозябание в нищете (шансы на такую жизнь оценены в 24-

32%). Они не имеют возможностей подняться вверх по социальной лест-

нице.

Есть различия в причинах социальной эксклюзии у разных катего-

рий. Нищие говорят о судьбе, одиночестве, болезни, инвалидности, с

другой стороны, обвиняют правительство, начавшее реформы. Бомжи

оценивают себя наиболее жестко: говорят о своем пьянстве, обмане

близких, потере работы, последствиях тюремного заключения. Прости-

тутки попадают на «дно» из-за плохой компании, недостатка образова-

- 20-


ния и воспитания. Беспризорные дети прежде всего обвиняют непуте-

вых родителей, свою судьбу, плохую компанию и невезение.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: