double arrow

Пьер Корнель


Французская литература 17 века

Во Франции литературный процесс теснейшим образом был связан с особенностями развития страны.

Рационализм послужил предпосылкой для развития классицизма.

В литературном движении Франции сосуществовало несколько художественных систем, которые находились во взаимодействии и постоянной борьбе. Официально признанным искусством стал классицизм. За литературной жизнью с неизменным вниманием следило правительство, которое стремилось подчинить ее определенным правилам. Большую роль в этом сыграла созданная по инициативе Ришелье Французская Академия (1634). В ее задачу входила выработка норм национального литературного языка, а также правил «хорошего вкуса» и поэтики. Писатели-классицисты уделяли внимание проблеме государственности, поскольку классицизм развивался на основе государственного и национального единства. Это проявилось в способе изображения человека в его взаимосвязях со средой. Во внутреннем мире человека они выделяли личное и общественное начала, причем не в гармонии, а в столкновении. Свою задачу классицисты видели в том, чтобы изображать подчинение стихийного человека разумной и справедливой государственной власти, на этом строились конфликты и развязки их произведений.

Творчество писателей-классицистов отличалось сознательностью и целеустремленностью. На описываемые события авторы смотрели с политической точки зрения. Они считали, что главная практическая задача литературы состоит в необходимости научить людей быть счастливыми, дать им нормы поведения в жизни. Писатели-классицисты были убеждены, что существуют, по крайней мере, две гарантии для счастья людей: общественная (подчинение государственным законам) и этическая (подчинение страстей разуму).

Философской базой классицизма стал рационализм, поэтому в литературе этого направления признавалось первенство мысли над чувством и воображением.

Рационализм оказал свое влияние и на формирование эстетики классицизма. Признавая, что объектом изображения для художника является объективная реальность, прекрасным классицисты считали такое произведение, которое изображает истинное, правдивое, близкое к природе. Но под природой они понимали прежде всего природу человека, мыслящего существа, а истинными и правдивыми для них были лишь логические проявления природы, соответствующие законам разума.

Античную литературу они считали примером для подражания, поскольку в ней был воплощен абсолютный идеал прекрасного. Французские писатели, большие знатоки античности, черпали сюжеты из античной литературы, мифологии, истории, а правила — из античных поэтик, но при этом никогда не забывали р требованиях своей эпохи и соотносили античный материал с актуальными задачами современности. С их точки зрения, античное искусство максимально соответствует универсальному идеалу человеческой природы, ибо в нем были разработаны основные типы характеров людей.

Все жанры, в которых писали классицисты, отличались дидактичностью, стремлением поучать, поэтому особое предпочтение отдавалось афоризму, характеристике, проповеди, басне, сатире. Исходя из изображаемого объекта и стиля произведения, жанры разделялись на «высокие» и «низкие». К «высоким» относились трагедия, эпопея, ода, в которых изображалась сфера государственной жизни, а отсюда и персонажи — монарх и его окружение. Задачей «высоких» жанров было поразить, потрясти зрителя, поэтому писались они стилем высоким, патетическим. В «низких» жанрах (комедии, сатире, эпиграмме, басне) отражалась сфера частной жизни, ее быт и нравы. Героями «низких» жанров были обычные, заурядные люди, писались такие произведения языком обыденным, разговорным.

Писатели-классицисты должны были следовать правилам трех единств: времени (действие в пьесе происходило в течение 24 часов), места (одна декорация), действия (отсутствие побочных сюжетов). Следование этим единствам помогало создавать иллюзию правдоподобия, приближало театральное действие к восприятию зрителя, держало его внимание в постоянном напряжении.

Решающую роль в становлении классицизма сыграла реформа языка и стиха Франсуа Малерба (1555—1628), которая сформулировала основные правила стихосложения, а также определила основы классицистического стиля, требуя от писателя ясности, гармонии, меры и «хорошего вкуса». В XVII в. существовало множество эстетических трудов, обосновывавших классицизм как художественную систему. Но наиболее видным теоретиком классицизма стал Никола Буало (1636—1711), поэт, автор сатир, од, эпиграмм, посланий. Его стихотворный трактат «Поэтическое искусство» (1674) обобщил ведущие тенденции национальной литературы, зафиксировал уже установившиеся взгляды. Это живое, яркое полемическое произведение содержало законченно-системное выражение поэтики классицизма.

Параллельно с классицизмом во Франции развивается барокко, которое принято делить на «высокое» и «низовое». Барокко во Франции в связи с особенностями развития страны было нетипичным, периферийным явлением. «Высокое» барокко, названное прециозным (от франц. ргёcieux — драгоценный, изысканный, жеманный), стало значительным явлением в социальной и литературной жизни. Возникла прециозность в аристократических салонах, которые были законодателями вкуса и общественного мнения. Ее кастовая аристократическая эстетика выражала идеологию феодальной знати, которая желала сохранить свое привилегированное положение и отделить себя от враждебного двора и грубой черни.

Наиболее распространенным прозаическим жанром был прециозный роман, который переживал определенную эволюцию.

Наряду с прециозной аристократической линией барокко во Франции развивается и его «низовая», демократическая ветвь. Это — вольнодумная поэзия, лучшим создателем которой стал Теофилъ де Вио (1590—1626). В различных жанрах — оды, сатиры, сонеты, стансы, элегии, эпиграммы — он прославлял земную жизнь и земную любовь, рисовал картины природы, описывал субъективные переживания. Т. де Вио отрицал всяческие авторитеты, стесняющие свободу мысли и слова, разоблачал религиозные культы, несправедливость и неразумие политики двора.

Развивалась «низовая» линия барокко и в прозе. В утопических научно-фантастических романах Сирано де Бержерака (1619—1655) «Иной свет, или Государства и империи Луны» (1649—1650) и «Комическая история государств и империй солнца» (50-е гг.) рассказывается о чудесном путешествии героя с помощью летательного аппарата на Луну и к Солнцу.

Наиболее полно демократическая линия барокко проявилась в бытописательном романе.

Большую роль в поэзии демократического барокко сыграла «бурлескная» поэзия (от итальянского слова burla — шутка, насмешка), открыто протестовавшая против литературных норм и политических установлений. Античные предания и героические эпопеи, переложенные на шуточно-тривиальный лад, излагались самым обыденным «низким» стилем, «низкая» же тема воплощалась посредством традиционно «высокого» стиля. Например, «Тифон, или Гигантомахия» (1644), «Вергилий наизнанку» (1649— 1652) П. Скаррона осмеивают уязвимые места «Энеиды» и тех авторов, для которых эта поэма служила образцом. В годы Фронды большое значение имели стихотворные памфлеты — «мазаринады» Скарроа и Сирано де Бержерака. В них критиковалась политика первого министра Мазарини, а шире — политика правительства в целом.

Пьер Корнель (1606—1684) по праву считается отцом французской классической трагедии. Однако свою писательскую деятельность он начал как автор комедий («Мелита, или Подложные письма», 1629; «Вдова, или Наказанный предатель», 1631—1632; «Клитандр, или Освобожденная невинность», 1630—1631 и др.). Отказавшись от традиционных вненациональных сюжетов, Корнель обращается к миру частных интересов и воспроизводит бытовые отношения, характерные для французской жизни его времени. Как создатель комедий он был значительным автором, одним из предшественников Мольера, но не комедии прославили его имя.

Серьезно интересоваться жанром классической трагедии, эстетические основы которой уже были выработаны теоретиками классицизма, нормандец Корнель начал в Париже после написания трагедии «Медея» (1635). Его творчество как трагика принято делить на «две манеры». Период «первой манеры» (до середины 40-х гг.) — это время, когда Корнель находился под влиянием прогрессивной политической идеологии. Первым произведением этой манеры стала трагикомедия «Сид» (1637), при написании которой драматург нарушил почти все каноны классицизма: он обратился не к античной, а к средневековой тематике; трагедия благополучно кончалась; в ней не соблюдены правила трех единств; на сцене допущено действие; не вся трагедия написана александрийским стихом. Однако все единодушно сочли Корнеля основоположником классической трагедии.

Следуя рационалистическому пониманию любви, Корнель утверждает, что любви достоин только нравственно совершенный человек. Утрата чести уносит и право на любовь.

Классицисты доказывали, что выполнение долга является важным критерием в оценке человека, а также приносит ему нравственное удовлетворение.

В период «первой манеры» Корнель призывал к культу разумной государственности, верил в организующую силу абсолютизма, в возможность установления во Франции справедливой власти. Эта вера делала его героев людьми мужественными, преданными идее долга. Они наделялись огромной волей, твердым разумом, обуздывающим страсти, что служило основанием для гуманного восприятия мира. Трагедии «первой манеры» отражали основные идейные тенденции эпохи.

«Вторая манера», которая датируется примерно с середины 40-х гг., связана с переоценкой Корнелем прежних политических идеалов («Родогуна», 1644; «Ираклий», 1646; «Никомед», 1651 и др.). Представления Корнеля о долге патриотическом, этическом, религиозном как о долге высшем, разумном, сверхличном были развенчаны в новой общественной обстановке. Корнель продолжает писать историко-политическую трагедию, однако масштаб политической проблематики в поздних трагедиях значительно сужен.

Стимулом поведения героев, пружиной драматического действия становятся не потребности государства, а столкновение корыстных интересов честолюбцев, их борьба за власть.

Трагедия Сид (по определению Корнеля – трагикомедия), была написана в 1636 году и стала первым великим произведением классицизма. Характеры создаются иначе чем ранее, Им не свойственны многосторонность, острая конфликтность внутреннего мира, противоречивость в поведении. Характеры в Сиде не индивидуализированы, не случайно выбран такой сюжет в котором одна и та же проблема встает перед несколькими персонажами, при этом все они решают ее одинаково. Классицизму было свойственно под характером понимать одну черту, которая как бы подавляет все остальные. Характером обладают те персонажи, которые могут свои личные чувства подчинить велению долга. Создавая такие характеры как Химена, Фернандо, инфанта, Корнель придает им величественность и благородство. Величественность характеров, их гражданственность по-особому окрашивают чувство любви. Корнель отрицает отношение к любви как к темной, губительной страсти или к галантному, легкомысленному развлечению. Он борется с прециозным представлением о любви, внося рационализм в эту сферу, освещая любовь глубоким гуманизмом. Любовь возможна если влюбленные уважают друг в друге благородную личность.

Из многочисленных истории, связанных с именем Сида, Корнель взял лишь одну – историю его женитьбы. Он до предела упростил схему сюжета, свел действующих лиц до минимума, вынес за пределы сцены все события и оставил только чувства героев
Конфликт. Корнель раскрывает новый конфликт – борьбу между чувством и долгом – через систему более конкретных конфликтов. Первый из них – конфликт между личными стремлениями и чувствами героев и долгом перед феодальной семьей, или фамильным долгом. Второй – конфликт между чувствами героя и долгом перед гос-м, перед своим королем. Третий – конфликт фамильного долга и долга перед государством. Эти конфликты раскрываются в опр., последовательности: сначала через образы Родриго и его возлюбленной Химены – первый, затем через образ инфанты (дочери короля), подавляющей свою любовь к Родриго во имя государственных интересов, - второй, и наконец, через образ короля Испании Фернандо – третий.
Против пьесы была развернута целая кампания, длившаяся 2 года. Упреки, брошенные «Сиду», отражали реальные особенности, отличавшие его от современных «правильных» трагедий.
«Гораций».
Трагедию «Гораций»(1639) Корнель посвятил кардиналу Ришелье. Сюжет для своей трагедии К. заимствовал у римского историка Тито Ливия. Речь идет о первоначальных полулегендарных событиях формирования древнеримского государства. Два города - полиса: Рим и Альба Лонга, слившиеся впоследствии в одно государство еще держатся обособленно, хотя жители их уже связаны друг с другом общими интересами и родственными узами. Чтобы решить под чьи началом города должны объединиться решили прибегнуть к поединку.
В «Горации» (1640) своеобразен образ главного героя, не рассуждающего, слепо повинующегося принятому решению и вместе с тем поражающего своей целеустремленностью. Гораций вызывает восхищение своей цельностью, уверенностью в своей правоте. Ему все понятно, все для него решено. Позиция Корнеля не вполне совпадает с позицией Горация, более близкого не к Корнелю, а к Ришелье, к реальной политической практике и идеологии абсолютизма. Рядом с Горацием в трагедии не случайно присутствует Куриаций, персонаж, принимающий чужой принцип, лишь самолично убедившись в правоте этого принципа. Торжество чувства долга перед родиной приходит к Куриацию только в результате длительных колебаний, сомнений, во время которых он тщательно взвешивает это чувство. Кроме того, в пьесе рядом с Горацием действуют и другие персонажи, отличные от него, а среди них и его прямая антагонистка Камилла.
Морально-философский конфликт между страстью и долгом переносится здесь в иную плоскость: стоическое отречение от личного чувства совершается во имя высокой государственной идеи. Долг приобретает сверхличное значение. Слава и величие родины, государства образуют новую патриотическую героику, которая в «Сиде» еще только намечалась как вторая тема пьесы.
Источником драматического конфликта служит политическое соперничество двух городов — Рима и Альбы-Лонги, жители которых издавна связаны родственными и брачными узами. Члены одной семьи оказываются втянутыми в конфликт двух враждующих сторон.
Судьба городов должна решиться в тройном поединке выставленных каждой стороной бойцов — породнившихся между собой римлян Горациев и альбанцев Куриациев. Оказавшись перед трагической необходимостью — сразиться во славу отечества с близкими родичами, герои Корнеля по-разному воспринимают свой гражданский долг. Центральная проблема пьесы — взаимоотношения личности и государства — предстает в трагическом аспекте, и конечное торжество стоического самоотречения и утверждение гражданственной идеи не снимает этого трагизма.

По своей структуре «Гораций» гораздо больше отвечает требованиям классической поэтики, чем «Сид». Внешнее действие здесь сведено к минимуму, оно начинается в момент, когда драматический конфликт уже налицо и дальше лишь происходит его развитие. Никакие посторонние, привходящие фабульные линии не осложняют основной; драматический интерес сосредоточен вокруг трех главных персонажей — Горация, Камиллы и Куриация. Обращает на себя внимание и симметричная расстановка действующих лиц, соответствующая их родственным отношениям и происхождению (римляне — альбанцы). На фоне этой строгой симметрии особенно отчетливо проступает противоположность внутренних позиций героев. Прием антитезы пронизывает всю художественную структуру пьесы, включая и построение стиха, как правило распадающегося на два противоположных по смыслу полустишия.


Сейчас читают про: