double arrow

Горизонтальный перенос генов от ГМО к потребителю


Токсичность, которая может быть связана с ГМО

Отдельные продукты генов, которые переносятся в организм генно-инженерными методами, могут демонстрировать токсичные особенности. В 1999 году опубликована статья Арпада Пуштаи (Árpád Pusztai), касающаяся токсичности генно-модифицированного картофеля для крыс. В картофель был встроен ген лектина из подснежника Galanthus nivalis с целью повысить стойкость картофеля к нематодам. Скармливание картофеля крысам продемонстрировало токсический эффект генно-модифицированного сорта[28]. Опубликованию данных предшествовал громкий скандал, поскольку результаты были представлены до экспертной оценки учеными. Предложенное Пуштаи объяснение, что скорее всего способ переноса гена, а не лектин, вызвал токсический эффект, не поддерживается большинством ученых, поскольку представленных в статье данных недостаточно для формулирования именно таких выводов. Разработка трансгенного картофеля с геном лектина прекращена.

Современная методология допуска трансгенных растений предусматривает химический анализ состава в сравнении с конвенционными продуктами и исследования на подопытных животных[23]. Отдельным предметом дискуссии является дизайн экспериментов на животных. Российский исследователь Ирина Ермакова провела исследование на крысах, которое, по её мнению, демонстрирует патологическое влияние генно-модифицированной сои на репродуктивные качества животных[29]. Поскольку данные широко дискутировались в мировой прессе, не будучи опубликованными в реферированных журналах, научная общественность рассмотрела результаты более тщательно[30]. Обзор шести независимых экспертов мирового уровня сделал свои выводы относительно этого опыта:




Результаты Ирини Ермаковой противоречат стандартизированным результатам других исследователей, которые работали с тем же самым сортом сои и не выявили токсического влияния на организм.

В своей работе Ермакова отметила, что получила трансгенную сою из Нидерландов, хотя отмеченная фирма не поставляет генно-модифицированную сою.

Использованные ГМО продукты и контрольные образцы являются смесью оригинальных сортов.

Не было приведено доказательств, что контрольные образцы не содержат материал с модифицированными генами, так же не показано, что модифицированная соя на 100 % трансгенная.

Развитие технологии генной модификации и употребления генетически-модифицированной еды стимулировали ряд экспериментов по изучению судьбы употребленной с продуктами ДНК в пищеварительной системе. Среднестатистический человек вместе с продуктами употребляет 0,1 — 1 г ДНК, независимо от диеты. В процессе пищеварения 95 % ДНК деградирует до отдельных нуклеотидов, 5 % в виде кусков длиной от 100 до 400 нуклеотидов доходят до кишечника. Поскольку в процессе изготовления генно-модифицированных организмов широко используют конститутивные промоторы, которые способны включать гены также в животных клетках, то остается риск, что куски ДНК, которые кодируют промоторы, встроятся в геном человека и активируют спящие гены.

Опыты на мышах демонстрируют, что непереваренная ДНК любой еды способна проникать в кровь, поступать в печень и даже проникать через плацентарный барьер[35]. Но ни одного случая встраивания кусков инородной ДНК в геном потомства не наблюдалось.







Сейчас читают про: