double arrow

Патриотизм и социальное проектирование


Процесс социального творчества включает в себя систему гражданского самоуправления или гражданских инициатив (имеющих, в том числе, и протестный, оппозиционный характер) и профессиональную сферу социального проектирования.

Социальное проектирование исходит из долгосрочных прогнозов и планов, которые учитывают общемировые и национальные тенденции развития. В одних исторических условиях мировые тенденции подавляют национальные устремления, в других, напротив, национальные амбиции воздействуют на ход мировых процессов.

В следствии этого возникли различные подходы к решению задач социального проектирования. Один из них абсолютизирует значение общемировых процессов, что находит свое обоснование в признании объективных законов исторического развития. В результате национальные интересы, в той или иной мере, отступают на задний план или начинают доминировать интересы отдельных стран. Эта линия началась с Гегеля, развивалась марксизмом, сегодня она разделяется многими сторонниками процесса глобализации.

Другой подход, напротив, преувеличивает роль собственных национальных или региональных интересов и их воздействие на ситуацию в мире. В своих крайних формах подобная модель проявилась в политике колониализма и неоколониализма, в идеологии национал-социализма, современных сепаратистских движений.




Возможен и третий подход, который предполагает гармонизацию мировых и национальных тенденций, чему должно способствовать определение экстремальных законов и принципов общественного развития, выявление экстремальных национальных задач. Однако этот вариант во многом остается не завершенным и еще нуждается в доработке, которая может осуществиться лишь на путях оптимизации всего процесса человеческой жизнедеятельности. Несомненно одно: при выработке новых подходов в процессе социального проектиро­вания патриотизму как сложному социально-психологическому феномену всегда будет принадлежать особое место.

Уроки всемирной истории, однако, свидетельствуют о том, что народы, сумевшие отстоять свое право на существование, творчески заявившие о себе, сделали это благодаря высокому патриотическому чувству. Трудно представить, что социальное и политическое становление молодых по историческим меркам, но столь преуспевших стран, какими являются США, Канада, Австралия или Израиль могло осуществиться без опоры на глубокие патриотические настроения, вне процесса осознания национальных интересов и государственных приоритетов, неуклонное следование которым и обеспечило их скорый национальный подъем, в свою очередь, оказавший серьезное влияние на весь ход новейшей истории.



В деле воспитания гражданских и патриотических чувств наряду с понятиями «Родина», «Отечество», «Отчизна» особое место принадлежит понятию «Дом». В данном контексте это на первый взгляд, простое, с детства знакомое слово приобретает глубину, многозначность, особый философско-экзистенциальный смысл. Не случайно оно вызывает в нас и эстетические ассоциации, пробуждая в сознании образы прекрасных зданий, величественных сооружений с богатым внутренним убранством, и нравственные переживания, тесно связанные с представлениями о свойствах родного очага, семейно­го уюта. Кроме того, между отношением человека к своему собственному дому и его отношением к творчеству обнаруживается глубокая диалектическая взаимосвязь. Ибо тяга к творчеству зарождается вместе с ощущением собственного дома, которое вырастает из первоначального стремления к обустройству своего жизненного пространства. В свою очередь творчество помогает осознать относительность границ этого дома. Поэтому так непросто подчас бывает установить, созидание ли дома является результатом творческого процесса, или сам творческий процесс становится результатом созидания дома. При отсутствии же или утрате ощущения собственного дома исчезает смысл творчества, творчество становится самоцелью. Точно так же утрата желания творить ведет к исчезновению чувства дома и к постоянно сужающемуся восприятию его границ.

Таким образом, понятие «дом» в широком смысле необходимо понимать как принадлежащее человеку жизненное пространство, которое он может использовать по собственному усмотрению, изменяя, приспосабливая, созидая его в интересах реализации своею предна­значения, исходя из своих нужд, потребностей, интересов.



В этом отношении содержание понятия «дом» определяется не количеством стен и перекрытий, но уровнем творческих потенций и творческих притязаний личности, то есть наличием у нее созидательно-преобразующих сил. Здесь должны учитываться как материальные, так и духовные аспекты с учетом реально существующего размежевания между мещанским, обывательским сознанием, стремящимся проявить себя максимально просто, творя или ухищряясь в ближайшем для него и ясно очерченном пространстве (угол в общежитии, комната в коммуналке, квартира, дача, особняк...), и творческим сознанием, которое стремится за границы, изначально ему определенные, пытаясь максимально раздвинуть их. Так А.И.Солженицын своей работой «Как нам обустроить Россию?» ясно показал, что для него дом не ограничивается благоустроенной постройкой, что он ощущает своим домом всю свою родину, всю необъятную Россию.

Такую психологию можно назвать «психологией домотворения», которая продолжает линию русского Домостроя, уходящего корнями в первые опыты социального строительства, социального творчества.

Психология домотворчества или домотворения сродни природному гнездосвивательству, так как истинную радость творчества человек испытывает тогда, когда он творит с ощущением собственного дома и во имя этого дома. Духовная бездомность, вероятно, может быть даровитой, но она не способна к высшему творчеству, точно так же как бесталанность не может быть домовитой.

Культура человека, как и культура целого народа, во многом определяется отношением к собственному дому. Частный дом, пожалуй, единственный культ, который сохраняет современная цивилиза­ция. Достаточно вспомнить английскую поговорку «Мой дом — моя крепость», или выражение «одноэтажная Америка». Жизнь русских поместий во многом определяла своеобразие и уникальность русской культуры.

Сегодня ухоженные, обустроенные страны Западной Европы принялись за строительство Европейского дома. Возможно, для этого у них есть все основания. В этих условиях Россия должна вспомнить свой многовековой опыт строительства Евразийского дома.

Следует отметить, что формирование гражданского и национального самосознания требует от личности двух основных задач: самопознания (выявления своих возможностей, способностей, задатков) и знания собственной страны, ее нужд и потребностей. Таким образом, национальное самосознание во многом исходит из стремления к гармонизации, совмещению личностных интересов и усилий с объективными нуждами общественного развития. Иными словами, здоровое гражданское и национальное самосознание обеспечивается пониманием того, что каждый из нас есть продолжение своей страны, а страна есть продолжение каждого из нас.

Академик Н.Н.Моисеев утверждал, что будущее человека не за потреблением, а за творчеством. А.Эйнштейн в свое время высказался еще более определенно, заявив, что прогресс человечества ведет не к свободе, а к новым ограничениям.

Слова А.Эйнштейна имеют особый смысл, ибо такие сущности, как свобода или плюрализм мнений возникают там, где доминируют сомнения и вопросы, где идет творческий поиск. Но как только ответы найдены, закономерности установлены, в силу вступает безусловное подчинение им. В этом смысле свобода и плюрализм — лишь атрибуты культуры, которая в стремлении противостоять натуре пытается отвоевать у нее все новые и новые пространства. И в этой борьбе свобода и плюрализм оказываются не столько целью, сколько средством. Ибо, расширяя свои владения, культура выживает не за счет создания химер, а за счет выработки надежного знания, которое возводится в обычай, традицию, канон, окружается ритуалами, церемониями, обрядами. В подлинной культуре господствуют не свобода и произвол, но норма и установления. При этом диктат исходит не от социума, сообщества или субъекта (культ личности), но от глубоко осознанного правила, вытекающего из познания объективных законов мироздания. В жизнестойких культурах культу личности противостоит культ подлинной осведомленности, возвещающей закон. Это осознавали уже древние жрецы, обладавшие тайными знаниями и древние ремесленники, хранившие тонкости мастерства. Широкое понимание этого утвердилось в научно-техническом творчестве, с помощью которого человек активно преобразует мир. В свою очередь научно-техническое развитие способствует формированию постиндустриальных информационных обществ, где главным элементом об­щественного производства становится деятельность, направленная на получение, обработку и хранение информации. Такой тип общества реализует принцип «кто владеет информацией, тот владеет миром».

Область научно-технического развития не боится подчинения Закону, ибо чтит силу природных начал, сохраняющих свою специфику во всех областях человеческой жизнедеятельности. Опасные же формы тотальность, повелительность закона приобретает тогда, когда закон начинает исходить от человека, его произвольных эгоистических и корыстных побуждений, ошибочных, предвзятых представлений.

По признанию специалистов, социальное проектирование остро нуждается в надежном знании социальных наук и философии, в раз­работке социальных критериев и принципов социальной оценки. Явления социальной жизни наравне с общими закономерностями имеют индивидуальные особенности, которые в процессе социального проектирования нельзя игнорировать. «Сегодня, — пишет А.С. Мамзин, — остро встал вопрос о приспособлении человека, его поведении в экстремальных условиях (при выходе в космос, погружении в глубины океана, в условиях резких физических и эмоциональных перегрузок и т.п.» (8, с.99).

Для успешной реализации возможностей социального проектирования необходимо создание новой этики— этики технократической эпохи, которая исходила бы из признания объективных законов эволюции природы и общества, с учетом экстремальных принципов развития, воздействующих на разнообразные формы человеческой активности, особенно в условиях постоянного возрастания инновационных процессов.

Возможно, это потребует пересмотра некоторых положений в целом комплексе наук о человеке и обществе, в частности, в психоло­гии, педагогике, социологии и др., создания в них новых разделов, посвященных экстремальным принципам развития, взаимодействию человека и техносферы, поиску путей для преодоления субъективных стереотипов и предубеждений. Однако ключевым элементов социального творчества при этом остается патриотический настрой, забота о настоящем и будущем Отечества.







Сейчас читают про: