double arrow

Проза 20-ых годов


Движение прозы 20-х годов. Открытие народного характера рев-й эпохи (Зазубрин, Сейфулина, Бабель, Лавренев).

Бунин

«Окаянные (=отчужденный, злой дух, проклятый) дни». Отрывки б включены в собр соч Б (88 г). Полностью опублик в 90-е г. Б опублик за рубежом в 1935 в париже. В основе книги лежит документальн материал (дневник записи Б). Б не воспроизводит буквально в св книге дневник записи. Это худ-документальное пр-е созданное на основе дневника. «Ок дни» - книга страшная, тяжелая. Отношение к революции б однозначно отрицательным. Для Б революция – это варварский бунт, он не принимает насилие, жестокость. России нужны великие реформы.

Публицистика Блока. Т. «Интеллигенция и революция»

«Россия гибнет», «России больше нет», «вечная память России» — слышу я вокруг себя. Но передо мной — Россия: та, которую видели в устрашающих и пророческих снах наши великие писатели.Россия — буря. России суждено пережить муки, унижения, разделения; но она выйдет из этих унижений новой и — по-новому великой.Европа сошла с ума: цвет человечества, цвет интеллигенции сидит годами в болоте, сидит с убеждением на тысячеверстной полоске, которая называется «фронт». Люди — крошечные, земля — громадная. Это вздор, что мировая война так заметна: довольно маленького клочка земли, чтобы уложить сотни трупов людских и лошадиных.Теперь, когда весь европейский воздух изменён русской революцией, начавшейся «бескровной идиллией» февральских дней и растущей безостановочно и грозно, кажется иногда, будто и не было тех недавних, таких древних и далеких годов.Не дело художника — смотреть за тем, как исполняется задуманное, печься о том, что исполнится или нет. Дело художника, обязанность художника — видеть то, что задумано, слушать ту музыку, которой гремит «разорванный ветром воздух».Что же задумано? Переделать все. Устроить так, чтобы все стало новым; чтобы живая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью. Когда такие замыслы разрывают сковывавшие их путы — это называется революцией.Революция как грозовой вихрь, как снежный буран, всегда несет новое и неожиданное, она жестоко обманывает других; она легко калечит в своем водовороте достойного; она часто выносит на сушу невредимыми недостойных; но это не меняет ни общего направления потока, ни того грозного и оглушительного гула, который издает поток. Гул этот всегда — о великом.Размах русской революции, желающей охватить весь мир таков: она лелеет надежду поднять мировой циклон, который донесет в заметенные снегом страны — теплый ветер и нежный запах апельсиновых рощ. «Мир и братство народов» — вот знак под которым проходит русская революция.Что же вы думали? Что революция — идиллия? Что творчество ничего не нарушает на своем пути? Что народ — паинька?У интеллигента никогда не было под ногами почвы определенной. Его ценности невещественны. Уменья, знанья, методы, навыки, таланты — имущество кочевое и крылатое. Мы бездомны, бессемейны, бесчинны, нищи — что же нам терять? Стыдно сейчас надмеваться, ухмыляться, плакать, ломать руки, ахать над Россией, над которой пролежает революционный циклон. Русской интеллигенции словно медведь на ухо наступил: мелкие страхи, мелкие словечки. Как аукнется — так и откликнется. Чем дольше будет гордиться и ехидствовать интеллигенция, тем страшнее и кровавее может стать вокруг. Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте революцию.

Это довольно краткий конспект статьи А. Блока. Чтобы понять её смысл нужно знать ещё кое-что. Блока довольно долго занимала тема народа и интеллигенции. Ещё в 1908 году он посвятил этой теме 2 статьи: «Народ и интеллигенция» и «Стихия и культура». Эти статьи стали буквально пророчеством. В 1-ой из них Блок противопоставляет народ интеллигенции. Он говорит о невидимой черте, которая всегда существовала между этими слоями общества, её очень трудно преодолеть. Народ крепнет, и Россия готовится к скорой развязке противоречий между ним и его угнетателями. Народ — большой, интеллигенция — меньше по численности. Народ — птица-тройка по Гоголю. У интеллигенции есть 2 пути: 1-й — слиться с народом, 2-ой — быть им растоптанной.Во 2-ой статье Блок сравнивает народ со стихией, которая может внезапно разбушеваться. И просто предсказывает будущие события.Блок радостно принял революцию, т.к. в ней видел новое, справедливое устройство. Он видел в ней освобождение русского народа от векового гнета и призывал всех интеллигентов так же принять революционное движение. Тем не менее он понимал, что будут и случайные жертвы, их невозможно избежать в таком глобальном действе. Даже у самого Блока крестьяне сожгли его родовое поместье Шахматово, которое было поэту очень дорого как воспоминание о детстве. Блок никогда не говорил о

В 20-е годы развивается социалистический реализм. Появляются Т-ы, рисующие особый характер взаимоотношений героя и среды. Они рисуют социально-активный тип личности, причем эта личность романтизирована (Горький, маяковский, Фадеев, Шолохов). Кроме этого метода, в 20 гг сущ-л реализм, традция кот-го была связ с 19 в: Вересаев, Замятин, Толстой, Пришвин).Тенденции натурализма характеризуют прозу Зазубрина (р-ы «Два мира», «Щепка». Был организатором молодой советской культуры и 1-го толстого сибирского Ж «Сибирские огни». «Щепка» - это страшная трагическая книга о красном терроре. Образ коммуниста, который возглавляет террор. «Щ» опубликована в 1988. Синтез реализма и натурализма.

Следует выд-ть гротескный реализм филос-й прозы (Вяч. Иванов, Лавренев, грин)

1. Синтез романтизма и реализма

2. Синтез реализма и экспрессионизма

В 20-гг. наблюдается многообразие стилей. СКАЗ. Им блестяще владел Зощенко. Повест-е ведет не автор, а герой. Кроме сказа можно говорить о ОРНАМЕНТАЛЬНОЙ ПРОЗЕ. Она создавалась по законам поэзии. Обилие метафор, романтически-возвышенная интонация.

Происходит жанровое движение. Появ малые жанры: рассказ, затем повесть, циклы рассказов. К середине 20-х гг появляются крупные формы: крупная романная форма – Фурманов «Чапаев», Фадеев «Разгром». Одним из 1-х Т-в романного плана о рев-и стал р Пильняка «Голый год». «Голый год» - это 1й год после рев-и. Воронский указывает, что есть сходство м/у п Блока «12» и «Голым годом». Рев-я ассоциируется с вьюгой. Роман написан с использ-м символистской поэзии. В романе синтез методов: романтизма, реализма и экспрессионизма. По мнению Воронского, самая сильная черта «Голого года» - отрицание старого. Сюжет напоминает прерывистую линию. Изображение новых людей –большевиков. Одна из глав так и называется –«Большевики». Пильняк коснулся проблемы гуманизма. К крупным Т-м, в которых происходит преображение путей жизни, относится р Замятина «Мы». Он не был принят современниками, его посчитали карикатурным изображением рев-и.

Глав тема той эпохи – изобр-е рев-и и гражд войны. Движение прозы происходит от поэтизации, обобщенного образа рев-й массы к глубокому соц-психол раскрытию индивид-го хар-ра, сформированному новой историч эпохой.

Зазубрин «Два мира». Образы глав героев не вычленены, не индивидуализированы. Показана война «красного» и «белого» мира. Обобщ образ массы. Постепенно из образа массы вычленяется хар-р, причем в начале отдельный человек, герой имеет такие же кач-ва, как и масса, выделившая этого героя.

Фурманов «Чапаев». У героя лучшие черты народа, но он малообразован, не разбирается в политике.

Серафимович «Железный поток». Главный герой будет сформирован и выделен массой, отступающих от белых, в самом конце романа.

На первый план снова выдвигается проза. Основной материал - опыт революции и гражданской войны. Главное в 20-е - представление о рев. как стихии. Изобр. рев. как стихию в душах людей и об-ве, художники 20-х годов выразили непреложную правду истории. Всеволод Иванов - "Цветные ветра", Борис Пильняк - "Голый год", Артем Веселый - "Дикое сердце". Формы: внешне не упорядоченое построение, часто по принципу мозаики. Обобщенная символика, гротеск сосуществует с натуралистическими описаниями. Орнаментальная проза - повествователь растворен в речи неизвестного лица или лиц. Ее разновидность – сказ. Эта проза густо уснащена тропами, метафорами, исп. живую разг. речь со всей ее красочностью. Пестроту, скорость, разрушительность событий передать через форму, где выр. стихийность, голос эпохи. Первым о судьбах России, народа и интеллигенции в годы революции - Борис Пильняк. Роман "Голый год". Проза П. вызывала острый интерес современников. Пробы новой литературной техники, открытой Андреем Белым и пробивающей себе дорогу в русской литературе. Революционные годы сорвали покров с человеческих инстинктов и побуждений, поэтому в роман о социальных драмах введен мотив физического влечения людей. Немало людей, застигнутых революцией, как катастрофой. Другой интеллигенции - сохранившей в испытаниях верность духовным и нравственным ценностям, сохранившей их для нас с вами - Пильняк не разглядел. Революционный пролетариат Пильняк не показывает. П. достаточно точно уловил именно национальный характер всего происходившего после 1917 года. О большевиках Пильняк пишет с нескрываемым уважением, но холодно. Привлекает энергия нового чел. типа, уверенность в себе. Это выр. в лексике. Герои П. в кожаных куртках положили начало целой традиции внешне орнаментированной фигуры большевика в кожанке или гимнастерке. Выражение "кожаные куртки" станет нарицательным. "Голый год" - роман вопросов, а не ответов. Тем не менее, у П. стихия всегда права. Стихия революции, считает П., соприродна самой природе. Исаак Бабель стремился увидеть человеческую сторону больших событий. Он показывает, каково частному человеку в эти звездные часы истории. Цикл "Конармия". Характеры и образ действий револ отмечены печатью зла. За революцию дрались люди, отягченные всеми пороками человечества, более того, октябрьская революция с ее пафосом классовой ненависти развязала худшие страсти и инстинкты человеческой массы. Герои Бабеля ужасны. Насильники, убийцы, бандиты, готовые ко всякому надругательству над людьми, и тем не менее, именно они борются за выношенную народом рев. правду, несут на себе ее отсвет. Они одичали душой в боях и расправах, но одновременно привлекают подлинностью характеров, независимостью, цельностью побуждений и чувств. Его герои соед. полярные крайности. Проза Б. передает не столько парадоксы рев. борьбы, ск. выступавшее в этих экстремальных обстоятельствах человеческое мышление. Соцреализм. Серафимович - "Железный поток" - стремился показать, как сама вооруженная масса из стихийно действующей толпы превращается в сознательно действующий отряд революции. Середина 20-х - время острого духовного кризиса. В прозе этот разлад отразил Леонид Леонов "Петушихинский пролом", "Записи Корякина", "Конец мелкого человека", "Барсуки", "Вор". В прозе 20-х годов Один из основных мотивов - тема интеллигенции. Это именно тема - предмет худож. осмысления. Тема интеллигенции в прозе 20-х имела св. внутр. эволюцию. В первой половине акцент на то, как трудно прин. нов. действительность. Тяж. сомнения, неприятие рев. насилия. Главн., осн. тема отн. интеллигенции к революции - в пр-ях. Вересаева и Федина. Федин "Города и годы", опубл. в 1924 г., первый роман Федина и один из первых романов сов. эпохи. Тема самоопределения. В наибольшей степени представлена интеллигенция, которая смогла в испытаниях сохранить достоинство, душу живу в романе Булгакова "Белая гвардия" и повести "Собачье сердце". С середины 20-х новая тенденция: писать, как интеллигенц преодолевает себя и находит путь к новой жизни. роман Фадеева "Братья". Наиболее полно движение интел. к слиянию с нов. жизнью в трилогии А.Н. Толстого "Хождение по мукам". Основная масса интеллигенции приняла новый строй и была им принята. Отсюда следует перемена в наполнении темы интеллигенции в сов. л-ре. Нач. разворачиваться критика "буржуазного индивидуализма". Послеоктябрьская реальность отн. к интеллигенции недоброжелательн. Интеллигенц считают носительницей отрицательных качеств. Интел изобр. как людей, обособивш-ся от общества, претендующ на особое значение св. личности при полной внутр. несостоятельности. Наиболее значительн. образ - Клим Самгин в романе Горького. Юрий Олеша. 1927 - роман "Зависть". Положение личности в новом обществе. Отн. личности к новой действительности вопл. в виртуозной форме.

5. Художественные принципы изображения народа, народного движения в прозе 20-х годов (Малышкин, Иванов, Серафимович). Проблема героя и массы в романе Серафимовича «Железный поток».Во многих прозаических произведениях на первом плане стояло изображение народа, народных масс. Персонаж оценивался в зависимости от того, в какой мере ему удалось выразить собой множества. Выдвижение на первый план в литературе 20-х г.г. коллективного героя, народа, массы, множеств казалось своеобразным велением времени. Исследование психологии масс оттесняло на задний план изображение внутреннего мира персонажа. Примерами таких произведений могут быть повесть Малышкина «Падение Даира», повесть Вс. Иванова «Бронепоезд 14 -69», роман Серафимовича «Железный поток».

Главный герой повести Малышкина «Падение Даира», изображавшей штурм Перекопа Красной армией, - народные массы, устремившиеся к светлому будущему. Писатель поэтизирует их стихийный порыв. Не случайно командарм, направляющий движение множеств, не назван по имени, а в облике и характере его не выявлено ни одной индивидуальной черты, но постоянно подчеркивается связь со множествами, вердость и непоколебимость: «Он встал каменный, чужой мирным сумеркам избы… Командарм улыбнулся каменной своей улыбкой и ничего не ответил». Малышкин никак не именует и персонажей произведения. Т.о., писатель показывает, что революцию творят массы-множества, личность должна жертвовать собой, растворяясь в массе.

В повести Вс. Иванова «Бронепоезд 14 -69» показано противостояние 2 сил: сибирского крестьянства и поезда (мир белых). Иванов запечатлел крестьянскую массу, которая думает о жизни, о деле. Писатель убедительно показал, что, хотя крестьянство пытается говорить, понять, они очень наивны. В повести прослеживается влияние орнаментальной прозы (зрительные и природные параллели, цветовые образы («лицо рыжее, как подсолнух»)).

«Железный поток» (1924г.)Серафимовича – пример романа-эпопеи. В романе раскрываются 2 образа: народная масса, армия и ее командир Кожух, прототипом которого являлся Ковтюх – герой гражданской войны, погибший во время репрессий в 30-е г.г. показана масса, которая совершает трудный переход через Кавказ. Серафимович показывает этот переход как трагический, во время которого происходили стычки с казаками, белыми. Бойцы шли вместе с семьями. Задача автора была показать изменения, эволюцию в массе. Важный принцип «тогда и теперь». Приемы: важно создать не частное, а целое; характеры не развертываются; повторы отдельных эпизодов, сцен (роман начинается и заканчивается сценой митинга – кольцевая композиция. В начале масса разрозненная, затем превращается в мощный железный поток); образы природы (летнее утро, прозрачный, чистый воздух, на этом фоне измученная масса - контраст). В произведении очень часто чувствуется прием контраста. Движение массы похоже на поток, который меняется. Это связано с эпитетом «железный». Для писателя перемены в массе – это перемены в сознании людей; человек преображается; люди в этом движении становятся гуманнее; народная масса начинает мыслить, понимать, что произошло с ней. Кожух не развертывается подробно. Герой дан только в одном ракурсе: его отношении к массе, в которой он проявляет себя как волевой командир. Вместе с массой Кожух растет как командир. В облике Кожуха сочетается простое и необыкновенное («железные желваки», «железный лязг голоса»). Характеристика лишена психологизма. В конце романа, в сцене митинга, писатель касается душевного состояния героя. Язык «Железного потока» отличается необычайной экспрессией. Он перенасыщен яркими гиперболическими образами, метафорами, метонимиями, эпитетами: «утробно-потрясающий грохот», «нечеловечески горластый рев орудий», «исступленное солнце». Писатель талантливо передает особенности речи персонажей, построенной на причудливом сочетании русских и украинских диалектизмов, где соседствуют патетика и вульгаризмы, ораторские интонации сменяются разговорными.


Сейчас читают про: