double arrow

Правила Живого Действия 3 страница


Большинство Доменов сосредоточено вокруг отдельных Пристанищ, и чем более сильным является Пристанище, тем большим, зачастую, оказывается окружающий его Домен. В случае какой-то непредвиденной ситуации, призраки будут отчаянно сражаться за каждый дюйм своего Домена, и лишь затем оставят Пристанище. В конце концов, оно дарует им не только силу, но и приют.

Стигия

Вечный Некрополь Стигия представляет собой невообразимое собрание всех погибших грез об империях, которые когда-либо рождало человечество. Когда Карфаген и Гоморра пали, их призрачные руины переместились в Подземный Мир, породив первые башни и дворики Стигии. Когда погибли Рим и Константинополь, их обломки были спасены мертвыми, которые использовали их для того, чтобы взметнуть ввысь могучие стены, окружающие Стигию. Иерусалим и Париж, Лондон и Нью-Йорк – каждый из имперских городов, которые когда-либо существовали в Мире Живых, нашел свое отражение в архитектуре столицы мертвых. Город Стигия, построенный на семи холмах Острова Скорбей, давно уже стал синонимом самой империи Стигии.

Если смотреть на Стигию с самого низа, то она может показаться воплощенным кошмаром человека, страдающего клаустрофобией. Тяжесть веков надежно прижимает к земле самые старые здания, не говоря уже о том, что Вихри и постоянные вторжения Спектров также оставили на них немалый след. Здешние улицы поражают своей узостью и замусоренностью, а нависающие над ними здания едва выдерживают тяжесть более новых строений. Здесь, среди обломков столетий, можно встретить только самых бедных и отчаявшихся призраков.

Тем не менее, чем выше поднимаются улицы города, тем более поразительным становится открывающийся вид. Смесь современных зданий и прекрасно сохранившихся памятников старины считается в Стигии чем-то абсолютно нормальным. Величественная Александрийская Библиотека соседствует с сияющими дворцами Владык Смерти. Именно здесь обитают самые богатые и могущественные мертвецы, и их существование создает поразительный контраст с отчаянием лабиринта трущоб, который раскинулся под их жилищами.

Окруженный морской стеной, построенной из тысяч душ, этот город стал приютом для миллионов призраков. Его стены так и не смогли вместить всех тех, кто желал поселиться в Стигии, и потому над мрачными водами Моря-без-Солнца поднялись мосты, ведущие к Железным Холмам, островам, вздымающимся из близлежащих вод. На этих островах раскинулись второстепенные колонии и строения, но даже с учетом подобного перенаселения некоторые части Стигии остаются безлюдными. В частности, это касается Великого Храма Рыбников и Ониксовой Башни Харона; даже среди мертвецов они пользуются не самой лучшей репутацией.




Буря

Любые попытки назвать Бурю чем-то наподобие вечного шторма Земель Мертвых можно смело относить к числу преступлений, ибо все подобные слова представляют собой вопиющее преуменьшение. Бесконечно извергающая ярость, которая попросту невообразима в Землях Живых, Буря представляет собой саму сущность безумия и гнева, которая скрывается под ненадежной поверхностью Земель Теней, отделяя их от Стигии и Далеких Берегов. Населенная ни на мгновение не замолкающими Спектрами и другими, гораздо более отвратительными созданиями, Буря представляет собой бурлящее море хаоса, в пределах которого теряет какой-либо смысл не только пространство, но и время.

Структура Бури постоянно преображается: перед глазами странников, пытающихся преодолеть ее, часто предстают дожди из разбитого стекла, облака отравленных газов, извержения вулканов лавы и другие, не менее ужасающие картины. Осколки реальности и воспоминаний все время вспыхивают перед теми, кто странствует в глубинах бесконечного шторма, и каждый призрак, который минует Бурю, оставляет в ее глубинах некую частичку себя. Даже те души, которые после смерти отправляются прямиком в Забвение, остаются в Буре в виде вспоминания, Реликвии или чувства, которые дрейфуют там до тех пор, пока, спустя некоторое время, на них не натолкнется какой-то неосторожный странник.



Призраки, путешествующие через Бурю, нередко переживают различные откровения, причем, следует отметить, что многие из них являются крайне неприятными. Образы Оков или других жизней, предостережения и видения Земель Плоти, как, впрочем, и других миров, проникают в сознание призрака по мере того, как он погружается во тьму ревущего шторма.

В пределах Бури существует несколько островков и коридоров стабильности. К числу первых относится сама Стигия, как, впрочем, и мириады Далеких Берегов и других королевств мертвых. Узкие пути, считающиеся относительно безопасными, именуются Проходами и соединяют различные части Подземного Мира. Некоторые из них связывают отдельные Некрополи Земель Теней, тогда как другие достигают самой Стигии, а то и Далеких Берегов. Напоминающие реки или дороги, которые каким-то невообразимым образом преодолевают ярость Бури, Проходы предоставляют странникам не только относительную безопасность, но и позволяют изрядно срезать путь. Величайшим из известных Проходов считается Река Смерти, которая пересекает все Земли Теней и, гипотетически, доходит до ворот самого Лабиринта.

В сердце Бури находится наполненное Спектрами и практически непостижимое для человеческого разума сплетение залов и коридоров, именуемое Лабиринтом. Если верить легендам, он был создан на заре времен Малфеанами, которые попросту прогрызли его в пустоте. В самом центре Лабиринта находится то, что по своему значению и масштабу может по праву именоваться кошмаром, несравнимым с любым Минотавром. Это устье Пустоты, воплощающее в себе Забвение. Немногим призракам удавалось заглянуть туда, и вернуться назад для того, чтобы поделиться своими впечатлениями об этом месте.

Нихили

Реальность нельзя назвать чем-то цельным и, в особенности, это касается Земель Теней. Сама сущность Земель Теней подвержена постоянным перемещениям и разрывам, и в тех местах, где материя этой части Подземного Мира оказывается нарушена, безграничная ярость Бури вырывается на свободу.

В соответствии с устоявшимся определением Нихиль представляет собой разрыв в Землях Теней, который напрямую соединяется с лежащей внизу Бурей. Большинство проявлений Нихилей оказываются одномоментными, хотя многие из них появляются и исчезают в соответствии с регулярными циклами. Некоторые Нихили, впрочем, существуют постоянно; в этом случае, все те призраки, которые живут неподалеку, вынуждены бдительно наблюдать за ними. В первую очередь, это связано с тем, что Нихили не просто позволяют призраку попасть в Бурю из Земель Теней, но и предоставляют возможность обитателям Бури проникнуть в Земли Теней. Многие Губители Рока сознательно выбирают местом своей охоты выходы Нихилей в Буре; Спектры, зачастую, собираются именно в этих местах, ожидая момента, когда их добыча сама свалится им на головы.

В Землях Теней Нихили напоминают чернильно-черные омуты. Они могут появиться в любом месте: в шахтах лифтов, под креслами-качалками, в затянутых паутиной углах или посреди многолюдной улицы. В большинстве случаев их размер не превышает нескольких дюймов, но, иногда, диаметр Нихиля может измеряться в футах, или даже ярдах. Ходят слухи о том, что Нихили обладают странными силами; некоторые призраки утверждают, будто бы продолжительное всматривание в них вызывает галлюцинации или усиливает Тень. В конце концов, предупреждение, обращенное к любителям заглядывать в бездну, не зря было высказано еще много лет назад во владениях живых...

Река Смерти   Будучи величайшим из всех Проходов, Река Смерти предположительно соприкасается со всеми частями Земель Теней. У нее очень много различных имен, но большинство обитателей Подземного Мира называет ее просто "Река". Река Смерти, широкая и неторопливая в одних местах, может оказаться бурной и беспокойной в других. Она постепенно продвигается через всю Бурю, пока не достигает гавани Стигии. Многие объединения Ренегатов и Еретиков сделали Реку своим пристанищем, расселяясь как на ее берегах, так и на островах, которые расположены в ее водах. Кроме того, в последние годы возле Реки все чаще начали появляться большие отряды Спектров. Легионеры патрулируют ее воды на баркасах и призрачных триремах, но даже самые закаленные Центурионы уступают истинным стражам Реки: Перевозчикам. Плоты этих загадочных странников можно встретить на Реке гораздо чаще, чем в любой другой части Подземного Мира.

Вихри

Именуемые некоторыми призраками десницами Забвения, Вихри представляют собой исполинские муссоны, которые вырываются из Бури и приносят ужасающие разрушения Подземному Миру. Эти титанические бури также сопровождаются ордами Спектров, которые используют их завывающие ветра в качестве некоего подобия ужасающих скакунов, восседая на них и обрушивая гнев Забвения на Цитадели и Некрополи. Вихри сметают все, что оказывается у них на пути: неосторожных призраков, изолированные Пристанища, целые части Мира Мертвых. Цитадели и сильные Пристанища теоретически могут устоять под их напором, но любому призраку, который оказывается за вратами Цитадели в тот момент, когда ветра Бури вырываются на свободу, можно лишь посочувствовать. Столкновение с Вихрем отчасти напоминает путешествие через худшие части Бури. Воздух наполнен копотью, и сам Корпус призрака разрывается на части под воздействием ужасающей силы ветров, которые вырывают из него отдельные куски. Все вокруг скрывает темнота, если вообще не беспросветная мгла, и кошмарные чудовища, несущиеся в шторме, создают оглушительную какофонию воплей и криков. Во многих отношениях Спектры сами являются штормом, и потому до тех пор, пока они не будут побеждены, Вихрь невозможно будет остановить.

Катаклизмы Земель Плоти обладают странной причинно-следственной связью с появлением Вихрей. Одно событие неизменно влечет за собой другое, хотя то, какое именно из них является основным, до сих пор остается предметом споров. Взрыв атомной бомбы над Хиросимой породил Пятый Великий Вихрь, но, в то же время, менее значительные Вихри могут предвещать последующие катастрофы в Землях Плоти, подобные гибели небоскреба, урагану или землетрясению.

Вихри так же представляют собой основные хронологические вехи в обществе Стигии. Подобно тому, как часы отсчитываются по приливам и отливам Моря-без-Солнца, счет годов происходит от последнего Великого Вихря. В данный момент прошло чуть больше полувека с момента Пятого Великого Вихря, и более старые призраки с беспокойством отмечают, что каждый раз промежутки между этими ужасающими штормами становятся все меньше и меньше.

Венозная лестница   Не являющаяся Нихилем в полном смысле этого слова, Венозная лестница спускается из самого сердца Стигии прямо в глубины Лабиринта. Названная так из-за пульсирующих жил кроваво-красного камня, которые пронизывают ее черные стены, Лестница за всю свою историю видела лишь одного смельчака, который прошел по ней до самого низа, и это было тогда, когда Харон отправился на поиски Нудри, оказавшегося в руках Спектров. На Лестнице постоянно работают бригады Невольников, которые добывают там смертную руду для использования в кузницах, но очень немногие из них осмеливаются спускаться по ней ниже половины. До сих пор неизвестно, кто именно и для чего построил ее.

Далекие Берега

Говорят, что далеко за туманами Моря Скорбей, лежат тысячи тысяч изолированных островных королевств, которые именуются Далекими Берегами. Стигийские хроники указывают, что давным-давно Перевозчики, известные под именем Сияющих, проложили Проходы, ведущие к этим королевствам. Надежда и вера привлекали призраков к этим островам, и продолжают привлекать их туда и по сей день, ибо эти земли обещают спасение от Забвения, и воссоздают в Подземном Мире Небеса и Преисподние, Сукхавати, Эдемы, Сионы и Вальхаллы бесчисленных культур. Эти посмертные царства, созданные для душ умерших (и, возможно, ими же), принимают на Далеких Берегах великое множество форм.

Основывающиеся на мечте об освобождении от страданий, светочи Рая, Нирваны, Чистилища и тысяч других духовных пристанищ, связанные с мириадами самых различных верований и представлений о загробной жизни, привлекают своим сиянием тех, кто внимает историям немногочисленных странников, которым удалось посетить их, а затем вернуться обратно. Эти рассказы можно услышать не только в Стигии, но и других Землях Мертвых, так как Проходы на Далекие Берега существуют в царствах смерти всех народов и культур.

Тем не менее, не все истории повествуют о добрых намерениях правителей Далеких Берегов. Время от времени встречаются рассказы о тиранических лидерах, которые требуют беспрекословного подчинения всех верующих и жестоко преследуют "неверных"; несчастных призраках, скованных друг с другом тяжелыми цепями, запертых и давно забытых в крошечных мавзолеях под землей или брошенных на поживу ужасающим тварям в качестве жертвоприношения неведомым "богам"; безжалостных фанатиках, которые закрывают себя и других призраков в гробах из раскаленной добела душевной стали, чтобы искупить свои грехи; и о морях, заполненных преследуемыми Спектрами безумцами, которые отчаянно ищут и не могут найти уготованный им остров. Демонические существа, которые, возможно, являются измененными с помощью Ваяния призраками, пытают своих жертв, пронзая их тела кольями из стигийской стали, и опуская этих несчастных в озера кислоты, которая поднимается на поверхность из глубин Бури. Для большинства стигийских призраков даже светлой мечты о Вознесении недостаточно для того, чтобы пойти на подобный риск, отправившись на поиски Далеких Берегов.

Как бы то ни было, тысячи тысяч призраков обитают на Далеких Берегах, что нередко порождает ужасающие истории о кошмарной перенаселенности и полной утрате индивидуальности, которые рассказывают на другой стороне Моря-без-Солнца некоторые странники. Тем не менее, все, в действительности, не так уж плохо. На немыслимо прекрасных райских островах обитают легионы Ангелоидов с жемчужными крыльями и ангелоподобных призраков. Эти существа часто укрывают уставших путешественников от ярости Бури, исцеляют их, а затем отправляют в обратный путь. Иногда, впрочем, они принимают странников в свои ряды, и открывают им неведомые ранее пути надежды, ведущие к Вознесению.

Перевозчики, Спектры, пираты душ, работорговцы и странные существа из других миров так же время от времени посещают Далекие Берега. Говорят, что многие Перевозчики до сих пор направляют души мертвых к уготованным им Далеким Берегам, и некоторые из этих островов являются не более чем перевалочными пунктами для Перевозчиков. Некоторые даже утверждают, что Сияющие, которые создали изначальные Проходы, теперь правят многими из этих островов.

Тем не менее, правдивыми могут быть и истории о Спектрах, которые устанавливают свою фанатичную власть над определенными королевствами, напоминающими самые различные преисподние – пускай даже некоторые из них могут с виду напоминают райские сады – как, впрочем, и рассказы об отвратительной работорговле, которой занимаются пираты душ под прикрытием религиозных обращений и пополнений паствы. Пираты душ нередко используют стигийских Жнецов в качестве посредников для закупки Лемуров, которые продаются под видом "новообращенных" в различные королевства Далеких Берегов.

Другие Земли Мертвых   Стигию, так же известную, как Темное Королевство Железа, сложно назвать единственным пристанищем Неупокоенных Мертвецов. Представители других культур, отличных от западной, обладают своими собственными представлениями о посмертном существовании, как, впрочем, и Подземными Мирами, каждый из которых так же реален и могуществен, как сама Стигия. Известные под общим названием "Темных Королевств", эти миры достаточно многочисленны и различны, и многие из них настолько далеки от Стигии, что немногие западные призраки вообще догадываются об их существовании. К числу тех известных Королевств, с которыми наиболее часто пересекаются интересы Иерархии, относятся Нефритовая Империя (больше известная среди своих жителей под именем Желтых Источников) и Темное Королевство Слоновой Кости (или же Буш Призраков). Каждое из них в прошлом воевало и заключало договоры со Стигией, что чаще всего было связано с юридической принадлежностью душ, происходящих из соответствующих частей Мира Живых. Кроме этого, в глубинах Бури можно найти и другие Земли Мертвых: Карту, Море-которое-не-знает-Солнца, Свар и многие другие владения. Каждое из этих мест отражает трактовку смерти, присущую определенной культуре, и законы, которые управляют существованием призраков в Стигии, вполне могут действовать по-другому в их пределах (если, конечно же, они вообще будут действовать).

Некрополи

Во всех человеческих городах есть определенный район, который при одном своем упоминании вызывает реакцию из разряда "Вы точно не захотите отправиться ТУДА". В большинстве случаев, именно там находится местный Некрополь.

Некрополь представляет собой город мертвых, место, в котором собираются призраки и где чаще всего появляются Нихили. В Землях Теней это многолюдный и беспокойный центр активности, так как в определенную часть дня – или ночи – здесь собирается большая часть призраков того или иного города. В свою очередь, Быстрые считают улицы и разрушающиеся здания, являющиеся отражением Некрополя в Землях Живых, пугающим и странным местом, предпочитая как можно реже навещать здешние заброшенные квартиры, где раздается лишь писк крыс и других грызунов.

Большинство Некрополей считается колониями Стигии и, так или иначе, входит в сферу влияния Иерархии. Некрополи Иерархии, разделенные на Домены и объединенные вокруг центра в виде Цитадели, представляют собой места, отличающиеся относительной стабильностью и порядком. В свою очередь, Некрополям Ренегатов присущ гораздо более беспокойный и непостоянный характер. Здесь можно получить практически любые услуги (хотя, конечно же, за соответствующую плату), но, в то же время, неосторожный призрак постоянно рискует попасть здесь в рабство или горнило кузницы.

Домены

Доменом называется определенное пространство, которое может контролировать призрак или Круг призраков. Официальным распределением Доменов в Некрополях занимается Иерархия, нередко отмечающая границы территории, контролируемой местной Цитаделью, с помощью обездвиженных Невольников, превращенных в пылающие факелы.

На неофициальном уровне большинство призраков именует своим Доменом всю территорию, прилегающую к их Пристанищам, которая принадлежит им если не de jure, то de facto (она так же может называться "участком" или "районом"). Хотя большая часть этих Доменов Ренегатов не признается местными представителями Иерархии, Легионерам в основном хватает ума для того, чтобы соваться туда лишь в составе больших отрядов или не соваться вообще.

Полуночный Экспресс   Полуночный Экспресс, гудящий в черноте Стигийской ночи, представляет собой уникальное транспортное средство, подобных которому Подземный Мир еще не знал. Созданный Перевозчиками из Артефакта в виде исполинского парового локомотива, Экспресс состоит из сотен соединенных железнодорожных вагонов, большая часть которых заполнена призраками, стремящихся добраться до какой-то части Земель Теней, найти работу или попросту укрыться подальше от любопытных взглядов. Сами вагоны связаны с различными периодами истории локомотива, и единственным, что объединяет их друг с другом, является то, что каждый из них в свое время был уничтожен и участь его была воистину ужасающей. Экспресс, который возглавляет Локомотив #13, прибывает на каждую станцию ровно в полночь, хотя то, как при этом ему удается сделать сразу несколько остановок в это же время в одном и том же часовом поясе, остается загадкой для большинства призраков. Более того, далеко не все вагоны присутствуют на каждой из остановок; в результате этого, призрак, который хочет сойти в Некрополе Нью-Йорк, может с ужасом обнаружить, что его вагон так никогда и не доберется туда, невзирая на то, что следующий вагон без каких-либо проблем будет набирать пассажиров на Центральном вокзале. Поезд останавливается на всей территории Иерархии, как, впрочем, и в Сингапуре и Буре. Призраки также могут заказать остановку в особом месте, но за это им придется внести дополнительную плату.

Цитадели

Самое большое и надежное Пристанище Некрополя принято называть Цитаделью и это место нередко выполняет те же самые функции, что и средневековый замок. Будучи одновременно опорными пунктами на случай возможного вторжения и коммерческими центрами, Цитадели представляют собой сердца и разумы своих Некрополей. Хотя большинство Цитаделей очень сильно отличается от классических крепостей или твердынь, они продолжают оставаться надежной опорой Иерархии в борьбе со Спектрами, Ренегатами или Еретиками.

Обычно Цитаделям в Землях Плоти соответствуют заброшенные склады или жилищные комплексы, выработанные шахты, свалки или любые другие пустынные места, связанные с разложением и разрушением. Тем не менее, в Землях Теней цитадели чаще всего укреплены Реликвиями в виде балок и бревен, или же изготовленными из душ контрфорсами и кирпичами. Каждая Цитадель возводилась с расчетом на то, чтобы она могла выдержать безумную ярость Вихря; Цитадель, которая не сможет выстоять перед одним из этих штормов, не заслуживает того, чтобы называться Цитаделью.

Неупокоенные

Моя голова тяжела и руки мои слабеют,

И то, что двигаюсь я, не делает мое тело живее.

-Перси Биши Шелли, Смерть в Жизни: Отрывок

Страсть, которая сильнее смерти, и опасности, которые заставляют смерть казаться чем-то обыденным и банальным: вот фундаментальные основы жизни после смерти. Во многих отношениях призраки существуют в мире крайностей. Ценой неудачи для них является полное и необратимое уничтожение, но, в то же время, в случае успеха они могут обрести вечную любовь и блаженное Вознесение.

Помимо этого, существование призрака можно в полной мере назвать одним бесконечным кошмаром. Все образы мира живых искажаются прикосновением смерти, и даже самые прекрасные цветы кажутся запятнанными Забвением. Сам Подземный Мир вызывает постепенное омертвение всех органов чувств; здесь очень редко встречаются яркие цвета, если, конечно же, не считать ненасытного пламени кристаллов душевного огня или ослепительной зелени глаз Солисторов. Все это не проходит просто так, ибо вездесущая Тень постоянно старается ухудшить и без того не самую лучшую ситуацию. Забвение угрожает призракам как изнутри, так и снаружи, и многие Неупокоенные, в конце концов, приходят к выводу, что им легче отказаться от борьбы и позволить Пустоте поглотить их.

С другой стороны, находятся и те, кто отчаянно хватаются за возможность еще раз прожить хотя бы некоторое подобие жизни. Считающие, что они получили второй шанс исправить ошибки, совершенные ими при жизни, или же, возможно, просто слишком упрямые для того, чтобы отдаться Забвению, эти призраки стараются наилучшим образом использовать свое посмертное существование.

В Землях Плоти часто говорят о вечной любви и дружбе, но лишь в Землях Теней они действительно становятся возможными. Призраки, которым хватит безжалостности для того, чтобы, не останавливаясь ни перед чем, идти к своей цели, смогут обрести там богатство и власть; кроме того, многие также стремятся к духовной трансформации. Тайны Земель Мертвых манят отважных исследователей, как и удивительные королевства Бури и Далеких Берегов, которые не видел еще ни один смертный. Обладающие силами, именуемыми Арканои, Неупокоенные способны проводить целые столетия, оттачивая свои умения или же используя их для взаимодействия с живыми. Многие призраки нередко пересекают Саван, преследуя при этом самые различные цели. Некоторые из них стремятся завершить незаконченные при жизни дела или же защитить те вещи или людей, которые были им некогда дороги. Другие призраки просто стараются развлечься, играя в полтергейстов или вторгаясь в грезы смертных исключительно ради собственного увеселения. Овладение Быстрыми, благодаря которому призракам удается ощутить забытые радости и наслаждения, является исключительно популярным времяпровождением, хотя Неупокоенные также время от времени практикуют месть из могилы – если, конечно же, им предоставляется такая возможность. Кроме того, не следует забывать о противостоянии с Забвением и его прислужниками, борьбе, которая, как считают некоторые души, ведется на благо всего мироздания. В результате этого, вполне закономерно, что для призраков смерть становится лишь только началом.

Метафизика

Призраки вынуждены вечно существовать на грани между жизнью и Забвением и их мировоззрение во многом отражает это удивительное состояние. Отделенные от Земель Живых одним лишь Саваном, они, тем не менее, оказываются навсегда разделены с теми, кого они любили. С другой стороны, каждое действие, мысль и слово призрака направлены против неумолимого влечения Забвения, отвергая тем самым бесконечную Пустоту. Именно это равновесие между жизнью и чем-то худшим, нежели смерть, приходится поддерживать Неупокоенным – во всяком случае, до тех пор, пока у них остается такая возможность.

Большинство призраков отчаянно желает прикоснуться к Землям Плоти, вне зависимости от того, насколько строгими являются запреты Диктум Мортума. Тем не менее, это не всегда оказывается так уж легко сделать, так как сама природа существования Неупокоенных в значительной степени усложняет для них преодоление Савана. Предметы в Землях Плоти обретают исключительную прочностью и твердость – во всяком случае, с точки зрения призраков; в результате этого, Неупокоенному Мертвецу вряд ли удастся сдвинуть с места какой-либо объект, принадлежащий реальному миру, но благодаря минимальной затрате Корпуса он может попросту дематериализоваться и пройти через него. К примеру, если призрак пытается сдвинуть с места припаркованную машину, то все его усилия, скорее всего, не принесут никаких результатов, и ему вряд ли удастся переместить ее хотя бы на несколько дюймов. С другой стороны, если стояночный тормоз внезапно соскользнет и машина начнет ехать вперед, она попросту пройдет через призрака, не причинив ему (практически) какого-либо вреда.

Конечно же, призраки уже очень давно обнаружили способы более конкретного и ощутимого воздействия на реальный мир. Некоторые Арканои позволяют Неупокоенным Мертвецам оказывать влияние на Земли Плоти, а то и переходить туда; именно с этим связаны легенды о полтергейстах, загадочных появлениях призраков и духах, поселяющихся в машинах. Все эти феномены, так или иначе, связаны с призраками, воля которых сумела преодолеть Саван.

Хотя очень немногое в реальном мире может нанести значительный вред Корпусу призрака, ситуация в Подземном Мире обстоит несколько иначе. Неупокоенный Мертвец может без труда уклониться от предмета, существующего в Землях Плоти, или же попросту пройти через него, тогда как вещи, находящиеся в Подземном Мире (Реликвии, Артефакты, другие призраки и так далее) являются для него более, чем реальными. Стальной клинок может беспрепятственно пройти через Корпус призрака, не нанеся ему при этом особенного вреда; в свою очередь, клинок из душевной стали в руках Легионера может аккуратно рассечь призрака надвое. Стигийская сталь (или любой другой металл, выкованный из материи душ), Артефакты, Реликвии, другие призраки, Спектры, обитатели Бури, даже духовная магия живых: все это может оказать достаточно сильное, и не всегда приятное воздействие на Неупокоенного Мертвеца.

Страсти и Оковы

Страсти и Оковы являются тем, что определяет и поддерживает существование призрака. Вкратце можно сказать, что Оковы являются определенными объектами в Землях Плоти, которые представляют наибольшее значение для призрака, тогда как Страсти отражают то, чем он больше всего хотел бы заниматься.

Оковы привязывают призрака к Землям Теней, образуя нечто наподобие якорей, удерживающих его душу в Землях Плоти, благодаря чему у него появляется возможность сопротивляться влечению Забвения. С помощью Оков призрак может погружаться в целительную Дрему и, зачастую, ему гораздо легче использовать свои Арканои именно возле них. С другой стороны, если Оковы оказываются повреждены или уничтожены, то последствия этого для призрака могут оказаться воистину катастрофичными. Более того, лишенные Оков призраки больше не могут находиться в Землях Теней, и потому каждый из Неупокоенных Мертвецов всячески стремится защитить их.

Страсти, в свою очередь, представляют собой те наклонности, которым следует после смерти призрак. В некоторой степени, их можно назвать эмоциональными императивами, которые направляют и поддерживают его существование. В основе каждой Страсти лежит определенная эмоция: следуя велениям своей Страсти (или же непосредственно соприкасаясь с чувством, на котором основана его Страсть), призрак получает энергию, именуемую Пафосом. Без Пафоса призрак не может использовать свои Арканои, и теряет способность восстанавливать Корпус. Таким образом, создание препятствий для реализации Страстей и заботе об Оковах, является, возможно, наихудшим из числа неспешных мучений, которым может быть подвергнут Неупокоенный Мертвец.

Статус и Общество

Теперь когда я мертв

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: