double arrow

ЯВЛЕНИЕ XV


ЯВЛЕНИЕ XIV

ЯВЛЕНИЕ XIII

ЯВЛЕНИЕ XII

Бартоло, Марселина, Бридуазон.

МАРСЕЛИНА (Бридуазону). Милостивый государь, позвольте ознакомить вас с моим делом.

БРИДУАЗОН (в судейской мантии, слегка заикаясь). Ну что ж, выслушаем сло-овесное показание.

БАРТОЛО. Речь идет о брачном обязательстве.

МАРСЕЛИНА. И о долговой расписке.

БРИДУАЗОН. По-онимаю, и прочее. Дальше?

МАРСЕЛИНА. Нет, милостивый государь, никаких "и прочее".

БРИДУАЗОН. По-онимаю. Денежная сумма вам вручена?

МАРСЕЛИНА. Нет, милостивый государь, это я дала ее взаймы.

БРИДУАЗОН. Так, так, по-онимаю, вы требуете, чтобы вам ее во-озвратили?

МАРСЕЛИНА. Нет, милостивый государь, я требую, чтобы он на мне женился.

БРИДУАЗОН. Ах, вот как, по-онимаю, по-онимаю. А он-то хочет на вас жениться?

МАРСЕЛИНА. Нет, милостивый государь, в этом-то все и дело.

БРИДУАЗОН. А вы думаете, я не по-онимаю, в чем состоит ваше дело?

МАРСЕЛИНА. Не понимаете, милостивый государь. (Бартоло.) Что же это такое? (Бридуазону.) Это вы будете судить нас?

БРИДУАЗОН. А для чего же я покупал эту должность?

МАРСЕЛИНА (со вздохом). Как это дурно, что у нас продаются должности!

БРИДУАЗОН. Конечно, ку-уда лучше, сели б их раздавали бесплатно. С кем же вы су-удитесь?

Бартоло, Марселина, Бридуазон, Фигаро входит, потирая руки.

МАРСЕЛИНА (указывая на Фигаро). Вот с этим бесчестным человеком, милостивый государь.

ФИГАРО (очень весело, Марселине). Я вам не помешал? Господин судья, его сиятельство должен сейчас прийти.

БРИДУАЗОН. Где-то я видел этого ма-алого.

ФИГАРО. У вашей супруги, в Севилье, господин судья, - я был вызван к ней для услуг.

БРИДУАЗОН. Ко-огда именно?

ФИГАРО. Меньше чем за год до рождения вашего младшего сынка. Прехорошенький мальчик, я им просто горжусь.

БРИДУАЗОН. Да, он у меня са-амый красивый. А ты, говорят, здесь о-озорничаешь?

ФИГАРО. Вы очень ко мне внимательны, сударь. Да нет, так, пустяки.

БРИДУАЗОН. Брачное обязательство! Ах, ду-уралей!

ФИГАРО. Сударь...

БРИДУАЗОН. Ты видел моего по-омощника? Славный малый!

ФИГАРО. Дубльмена, секретаря суда?

БРИДУАЗОН. Да, он своего не у-упустит.

ФИГАРО. Какое там упускает, так прямо обе лапы и запускает! Я его видел на деле, когда приходил к нему за выпиской и, как водится, еще и за дополнением к выписке.

БРИДУАЗОН. Формальности соблюдать ну-ужно.

ФИГАРО. Разумеется, милостивый государь; известно, что суть дела - это область самих тяжущихся, меж тем как форма - это достояние судей.

БРИДУАЗОН. Этот малый вовсе не так глу-уп, как мне показалось сначала. Ну, что ж, милый друг, раз ты все так хорошо знаешь, то мы разберем твое дело до то-онкости.

ФИГАРО. Я, милостивый государь, всецело полагаюсь на ваше беспристрастие, невзирая на то, что вы у нас отправляете одну из судебных должностей.

БРИДУАЗОН. Что?.. Да, я отправляю су-удебную должность. Но если ты все-таки взял вза-аймы и не платишь...

ФИГАРО. Это, милостивый государь, все равно что я ничего не брал.

БРИДУАЗОН. Пра-авильно. Постой, постой, что ты сказал?

Бартоло, Марселина, Граф, Бридуазон, Фигаро, судебный пристав.

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ (входит раньше графа и объявляет). Господа, его сиятельство!

ГРАФ. Господин Бридуазон, да вы в мантии! Ведь это же дело домашнее. Обыкновенный выходной костюм, и тот был бы сейчас слишком торжественным.

БРИДУАЗОН. А вот вы, ва-аше сиятельство, слишком добры. Но дело в том, что я всегда в этом костюме, - фо-орма, знаете ли, фо-орма! Над судьей в кургузом кафтанчике, может, кто и посмеется, а уж при одном виде прокурора в мантии невольно в дрожь бросит. Фо-орма, фо-орма!

ГРАФ (судебному приставу). Отворите двери.

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ (отворяя дверь, писклявым голосом). Суд идет!

Те же, Антонио, слуги, крестьяне и крестьянки в праздничных нарядах.

Граф садится в большое кресло; Бридуазон - рядом, на стул; секретарь - на табурет, за свой стол; члены суда и адвокаты занимают места на скамьях; Марселина садится рядом с Бартоло, Фигаро на другой скамейке, крестьяне и слуги стоят сзади всех.

БРИДУАЗОН (Дубльмену.) Дубльмен, огласите дела.

ДУБЛЬМЕН (читает по бумаге). "Благородный, высокоблагородный и наиблагороднейший дон Педро Жорж, идальго барон де Лос Альтос, Монтес Фьерос и прочих Монтес, возбуждает дело против Алонсо Кальдерона, юного драматического поэта. Тяжба возникла из-за одной мертворожденной комедии: оба от нее отказываются, каждый утверждает, что это не он написал, а другой".

ГРАФ. Обе стороны правы. Рассмотрению не подлежит. Буде же они напишут вдвоем еще одно произведение, то, чтобы на него обратили внимание свыше, пусть вельможа поставит под ним свое имя, а поэт вложит в него свой талант.

ДУБЛЬМЕН (читает другое дело). "Андре Петруччио хлебопашец, возбуждает дело против местного сборщика податей. Истец обвиняет ответчика в незаконном обложении налогом".

ГРАФ. Это дело не входит в круг моего ведения. Я принесу больше пользы моим вассалам, защищая их интересы перед королем. Дальше.

ДУБЛЬМЕН (берет третье дело. Бартоло и Фигаро встают). "Барб-Агар-Рааб-Мадлен-Николь-Марселина де Верт-Аллюр, старшая дочь (Марселина встает и кланяется), возбуждает дело против Фигаро..." Имя, данное при крещении, отсутствует.

ФИГАРО. Аноним.

БРИДУАЗОН. А-аноним? Ра-азве есть такой святой?

ФИГАРО. Да, это мой святой.

ДУБЛЬМЕН (пишет). "Против Анонима Фигаро". Звание?

ФИГАРО. Дворянин.

ГРАФ. Вы дворянин?

Секретарь записывает.

ФИГАРО. Была бы на то воля божья, я мог бы быть и сыном принца.

ГРАФ (секретарю). Продолжайте.

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ (пискляво). Тише, господа!

ДУБЛЬМЕН (читает). "...возбуждает дело об уклонении вышеупомянутого Фигаро от бракосочетания с вышеупомянутою Верт-Аллюр. Защитником истицы выступит доктор Бартоло, вышеупомянутый же Фигаро, буде на то соизволение присутствия, берется сам защищать себя - в нарушение обычая и судебной практики".

ФИГАРО. Обычай, господин Дубльмен, часто является злом. Клиент, хоть сколько-нибудь сведущий, всегда знает свое дело лучше иных адвокатов, которые из кожи вон лезут и надрываются до хрипоты, лишь бы показать свою осведомленность решительно во всем, кроме, впрочем, самого дела, но вместе с тем их весьма мало трогает то обстоятельство, что они разорили клиента, надоели слушателям и усыпили судей, по окончании же речи они важничают так, как будто это они сочинили OratioproMurena {Речь за Мурену (лат.)}. Между тем я изложу дело в немногих словах. Господа...

ДУБЛЬМЕН. А уже наговорили много лишних; вы не истец, ваша задача - только защищаться. Доктор, подойдите и огласите обязательство.

ФИГАРО. Да, прочтите обязательство.

БАРТОЛО (надевая очки). Оно недвусмысленно.

БРИДУАЗОН. Необходимо с ним о-ознакомиться.

ДУБЛЬМЕН. Да тише, господа!

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ (пискляво). Тише!

БАРТОЛО (читает). "Я, нижеподписавшийся, сим удостоверяю, что получил от девицы... и так далее, и так далее...Марселины де Верт-Аллюр в замке Агуас Фрескас две тысячи пиастров наличными, каковую сумму обязуюсь возвратить ей в этом замке по ее, все равно, требованию ли, простому напоминанию ли, и в благодарность жениться на ней..." и так далее. Подписано просто-напросто "Фигаро". Мое заключение сводится к следующему: ответчику надлежит уплатить по долговому обязательству н исполнить данное им обещание, судебные же издержки взять на себя. (Начинает речь.) Господа... никогда еще суд не рассматривал более любопытного дела. Начиная с Александра Македонского, который дал обещание жениться на прекрасной Фалестриде...

ГРАФ (прерывает его). Прежде чем слушать дальше речь защитника, следует установить подлинность документа.

БРИДУАЗОН (Фигаро). Ка-акие у вас имеются замечания по существу документа?

ФИГАРО. Я должен заметить, господа, что то ли предумышленно, то ли по ошибке, то ли по рассеянности текст был прочитан неверно, ибо в писанном тексте не сказано: "каковую сумму обязуюсь возвратить ей и жениться на ней", а сказано: "каковую сумму обязуюсь возвратить ей или жениться на ней", что совсем не одно и то же.

ГРАФ. В документе стоит и или же или?

БАРТОЛО. И.

ФИГАРО. Или.

БРИДУАЗОН. Ду-убльмен, прочтите сами.

ДУБЛЬМЕН (берет бумагу). Это будет вернее, ибо стороны нередко искажают текст при чтении. (Читает.) "М-м-м-м... девица м-м-м-м... де Верт-Аллюр м-м-м-м..." Ага! "Каковую сумму я обязуюсь возвратить ей в этом замке по ее, все равно,требованию ли, простому напоминанию ли... и... или... и... или..." Очень неразборчиво написано... тут клякса.

БРИДУАЗОН. Кля-акса? Знаем мы, какие бывают кля-аксы.

БАРТОЛО (продолжая речь). Я утверждаю, что это соединительный союз и, связывающий соотносительные члены предложения: я уплачу девице и женюсь на ней.

ФИГАРО (продолжая свою речь). А я утверждаю, что это разделительный союз или, упомянутые члены разъединяющий: я уплачу девице или женюсь на ней. Нашла коса на камень: он меня станет глушить латынью, а я его греческим допеку.

ГРАФ. Как в таком случае поступить?

БАРТОЛО. Чтобы разом покончить с этим, господа, и больше не цепляться за слово, порешим на том, что в документе стоит или.

ФИГАРО. Требую занесения этого в протокол.

БАРТОЛО (поспешно). Не возражаем. Столь дешевый прием не спасет ответчика. Текст ясен. (Читает.) "Каковую сумму обязуюсь возвратить ей в этом замке по ее, все равно, требованию ли, простому напоминанию ли, и в благодарность жениться на ней..."

ФИГАРО (поспешно). В тексте стоит: "По ее, все равно, требованию ли, простому напоминанию ли, или в благодарность жениться на ней..." Вы второе "ли" нарочно проглатываете, и у Вас получается и. Неужели вы думаете, господин Бартоло, что я разучился читать? Да и с каких это пор человек, который женится, обязан еще и долг отдавать невесте?

БАРТОЛО (поспешно). Обязан. По нашим законам имущество супругов раздельно.

ФИГАРО (поспешно). А по нашим законам и плоть супругов должна быть не единой, а раздельной, коль скоро брак - это всего лишь расписка.

Члены суда встают и шопотом совещаются.

БАРТОЛО. Нечего сказать, добросовестное выполнение обязательства!

ДУБЛЬМЕН. Тише, господа!

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ (пискляво). Тише!

БАРТОЛО. Каков мошенник! Это у него называется уплатить долг!

ФИГАРО. Вы по своему делу выступаете, адвокат?

БАРТОЛО. Я защищаю интересы этой девицы.

ФИГАРО. Продолжайте нести чепуху, но перестаньте браниться. Если суды, опасаясь проявлений излишней горячности со стороны тяжущихся, допустили участие третьих лиц, то, разумеется, не для того, чтобы защитники, коим положено быть уравновешенными, безнаказанно превратились в привилегированных нахалов. Вы позорите благороднейшее звание защитника.

Члены суда продолжают тихо совещаться.

АНТОНИО (Марселине, указывая на судей). О чем это они так долго шушукаются?

МАРСЕЛИНА. Главного судью подкупили, он подкупает другого, и дело мое проиграно.

БАРТОЛО (тихо и мрачно). Боюсь, что так.

ФИГАРО (весело). Марселина, не унывайте!

ДУБЛЬМЕН (встает; Марселине). Вы переходите всякие границы! Я вас изобличаю и, вступаясь за честь нашего суда, требую, чтобы, прежде, чем рассмотреть дeло о расписке, было вынесено решение по вашему делу.

ГРАФ (садится). Нет, господин секретарь, я не стану разбирать дело об оскорблении моей личности. Испанскому судье не подобает краснеть от выходки, возможной разве только в судax азиатских: с нас довольно всяких других непорядков. Один из таких непорядков я думаю устранить теперь же, обосновав мое решение, ибо всякий судья, который отказывается это сделать, есть великий враг законов. Чего может требовать истица? Брака или платежа - одно исключает другое.

ДУБЛЬМЕН. Тише, господа!

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ (пискляво). Тише!

ГРАФ. Что нам заявляет ответчик? Что жениться он не желает. В этом он волен.

ФИГАРО (радостно). Я выиграл!

ГРАФ. Но поскольку текст гласит: "Каковую сумму я уплачу по первому ее требованию или женюсь на ней" и так далее, суд постановляет: ответчику надлежит уплатить истице две тысячи пиастров наличными или сегодня же на ней жениться. (Встает.)

ФИГАРО (оторопев). Я проиграл.

АНТОНИО (радостно). Великолепный приговор!

ФИГАРО. Чем же он великолепный?

АНТОНИО. А тем, что ты теперь уж мне не зять. Покорнейше благодарю, ваше сиятельство.

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ (пискляво). Расходитесь, господа!

Народ уходит.

АНТОНИО. Пойду все расскажу племяннице.


Сейчас читают про: