double arrow

Понятие транспортного средства как источника повышенной опасности.


В настоящее время проблема признания транспортного средства источником повышенной опасности на законодательном уровне не разрешена, судебная практика существенно восполнила этот пробел, но ее возможности в этом ограничены, поскольку суд не может создавать новые нормы права.

Одна из самых острых проблем, на наш взгляд заключается в отсутствии законодательных дефиниций повышенно опасной деятельности и транспортного средства, а также общих признаков, которым должны отвечать те или иные виды транспортных средств для отнесения их к числу источников повышенной опасности. При всем многообразии транспортных средств не все из них являются источниками повышенной опасности, а причинение вреда транспортным средством происходит в различных обстоятельствах, порой настолько неоднозначных, что возможность применения особых правил ст. 1079 ГК РФ о повышенной ответственности оказывается достаточно спорной. Допустимо ли, к примеру, относить самопроизвольное движение автомобиля к деятельности по использованию транспортного средства? Можно ли признать стоящее транспортное средство источником повышенной опасности?




Федеральный закон «О безопасности дорожного движения»[79] определяет понятие «транспортное средство» как устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем (ст. 2).

Ряд нормативных правовых актов содержит перечень видов транспортных средств, участвующих в дорожном движении. Так, например, в Конвенции о дорожном движении от 8 ноября 1968 г.[80] такой перечень включает в себя: велосипед, велосипед с подвесным двигателем, мотоцикл, механическое транспортное средство, автомобиль.

Представляется, что наиболее полное определение понятия «транспортные средства» с прямым их перечислением дано в Правилах учета дорожно-транспортных происшествий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 647. В соответствии с этим источником к таковым отнесены: «...автомобиль, мотоцикл, мотороллер, мотоколяска, велосипед с подвесным мотором, мотонарты, трамвай, троллейбус, трактор, самоходная машина, а также путевой транспорт, за исключением вьючных и верховых животных». Сравнительный анализ перечня механических транспортных средств, которые названы в тексте ст. 264 УК и в примечании к ней, с тем, который приведен в Правилах учета дорожно-транспортных происшествий, показывает, что в первом перечне в отличие от второго не упомянуты такие механические транспортные средства, как мотороллер, мотоколяска, велосипед с подвесным двигателем и мотонарты.

В этой связи возникает вопрос о том, можно ли считать, что данные транспортные средства дополняют не закрытый перечень «других механических транспортных средств», указанных в примечании к ст. 264 УК.



Полагаем, что ответ на этот вопрос позволяют получить Правила дорожного движения РФ, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090[81]. Термин «механическое транспортное средство» определяется в данном документе как «транспортное средство, кроме мопеда, приводимое в движение двигателем». Данное понятие распространяется на любые тракторы и самоходные машины[82].

В праве учтены свойства транспортного средства не только как экономического блага, но и как технического объекта, что нашло свое отражение как в системе законодательства, так и в правовом режиме транспортного средства.

Рассматривая транспорт как объект гражданских прав, ст. 130 ГК РФ относит к недвижимым вещам подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Несмотря на отсутствие в ст. 130 ГК РФ указаний на автомобильный транспорт как объект недвижимости, регистрация его использования также законодательно закреплена[83]. Признавая недвижимостью указанные виды транспорта, законодатель в то же время исключает применение к ним общего порядка государственной регистрации прав на недвижимое имущество[84], отсылая к специальному законодательству. Кроме регистрационных процедур государственный контроль в сфере транспорта осуществляется в форме лицензирования[85]. Таким образом, гражданский оборот транспортных средств является предметом контроля со стороны государства, выражающимся в институтах регистрации и лицензирования. Наряду с экономическими причинами это обусловлено техническими характеристиками транспортных средств, представляющих опасность жизни, здоровью и имуществу третьих лиц. В рамках гражданского законодательства это нашло свое закрепление в признании транспортного средства «источником повышенной опасности» (ст. 1079 ГК РФ) с закреплением ответственности его владельца вне зависимости от вины[86].



Традиционно выделяют два признака источника повышенной опасности - вредоносность и неподконтрольность процесса проявления вредоносных свойств человеку в полной мере. Что касается транспортных средств, то законодатель относит их к источнику повышенной опасности в силу определенных свойств (признаков), которыми они обладают. Рассмотрим эти свойства.

Н. Топоров выделял три альтернативных признака источника повышенной опасности: «1) употребление механического двигателя, приводимого в движение не мускульной силой человека или животных, а природными видами энергии пара, газа, электричества и т.п.; 2) пользование природными силами, которые, будучи выпущенными из-под власти и контроля владельца, с большим трудом могут быть вновь им подчинены; 3) использование больших тяжестей, значительно превышающих силу отдельного человека»[87].

Очевидно, что транспортное средство подпадает под первый признак, но не всякое, а только то, что приводится в движение механическим двигателем. Также к транспортному средству может иметь отношение третий признак. А так как Н. Топоров определил признаки как альтернативные, то источником повышенной опасности может быть признано и транспортное средство без двигателя, например гужевая повозка, которая вполне может иметь большую массу.

А.А. Собчак у транспортных средств справедливо выделяет следующие вредоносные свойства - скорость, невозможность мгновенного торможения, большая масса[88].

К.В. Матвеев делает следующее замечание: «...повышенная вероятность причинения вреда транспортным средством возникает по причине вредоносности для окружающих используемых для движения автомобиля свойств: мощность двигателя, возможность двигаться со значительной скоростью, большая масса, которые в своей совокупности означают невозможность мгновенной (безынерционной) остановки транспортного средства, что и приводит к невозможности исключения случаев причинения вреда при его движении[89].

С. Шишкин называет критерием отнесения к источнику повышенной опасности того или иного аппарата, помимо мощности двигателя, специальное разрешение и допуск к его эксплуатации, а также их регистрацию в контролирующих государственных органах[90]. Однако, на наш взгляд, это высказывание не совсем корректно, так как это скорее следствие признания определенного предмета источником повышенной опасности, нежели причина признания его таковым.

Проведенный анализ общих положений института источника повышенной опасности и сделанные автором выводы позволяют говорить о том, что в нашем случае источником повышенной опасности является непосредственно транспортное средство, поскольку оно обладает следующими вредоносными свойствами: большая масса, скорость, что обусловливает невозможность мгновенного торможения. Представляется, что данные технические характеристики можно считать универсальными критериями для признания транспортного средства источником повышенной опасности. Связь между количественными показателями данных характеристик и степенью риска причинения вреда подчеркивается в принятой системе тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Поскольку данные характеристики обладают количественными показателями, их можно использовать для выделения из всей совокупности видов наземных транспортных средств источников повышенной опасности[91].

Выделенные свойства транспортных средств указывают, на первый взгляд, на то, что их вредоносность проявляется только при движении автомобиля.

Как отмечает К.В. Матвеев: «Автомобиль, который находится на дороге в неподвижном состоянии, не является источником повышенной опасности, поскольку в это время не находят своего проявления его специфические вредоносные свойства, которые бы не были подконтрольны человеку. Без движения транспортное средство ничем не отличается от других неопасных материальных объектов (пешеходов, деревьев, столбов освещения и т.п.), а деятельность по использованию неподвижного транспортного средства является не деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, а обычной деятельностью»[92].

Согласно п. 18 Постановления № 3 ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, наступает только в том случае, если вред возник в результате действия источника повышенной опасности (например, при движении автомобиля, работе механизма, самопроизвольном проявлении вредоносных свойств материалов, веществ и т.п.). Таким образом, высшая судебная инстанция отрицает возможность причинения вреда неподвижным автомобилем.

Судебная практика[93] также идет по пути признания того факта, что неподвижное транспортное средство не является источником повышенной опасности.

Так, например, Д-х Г.О. обратился в суд с иском к войсковой части № 55424 о возмещении ущерба, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 7 августа 1998 г. около 23 часов следовал в качестве пассажира на автобусе КАВЗ-685, принадлежащем войсковой части, под управлением Г-ко С.В. Во время движения по шоссе Космонавтов г. Перми в направлении ул. Мельчакова Г-ко С.В. подъехал к месту дорожных работ, следуя с прежней скоростью, не справился с управлением, выехал на полосу движения, где проводились дорожные работы, и совершил наезд на стоящий на месте дорожных работ автомобиль ЗИЛ-130, принадлежащий ГФУ СМЭУ ГУВД Пермской области, в результате столкновения ему причинены тяжкие телесные повреждения.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что вред причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности, владельцы которых несут солидарную ответственность перед истцом, следовавшим в автобусе в качестве пассажира.

Суд кассационной инстанции установил, что автомобиль ЗИЛ-130 в движении не находился, автобус КАВЗ-685 наехал на стоящее транспортное средство, в связи с чем с выводом суда первой инстанции о причинении вреда при взаимодействии источников повышенной опасности и как следствие - наличием солидарной обязанности не согласился[94].

Однако возможна ситуация, когда транспортное средство, не двигаясь, все же представляет повышенную опасность.

Как отмечают С.Н. Абрамов и А.Ф. Попов: «Автомобиль, являясь сложным техническим устройством, представляет собой комплексный источник повышенной опасности независимо от того, движется он или нет»[95]. Данные авторы обосновывают свое мнение наличием в автомобиле вредных химических веществ, таких как бензин, масло, щелочь и др. По их мнению, вполне возможно вытекание этих веществ и причинение вреда как здоровью окружающих, так и окружающей среде, не говоря уже о возможности воспламенения бензина.

Наличие бензобака в автомобиле предусматривает хоть и небольшую, но все же вероятность воспламенения и взрыва топлива при определенных условиях. На данное обстоятельство указывали В.А. Тархов[96], К.К. Яичков[97], которые отмечали, что средства механизированного транспорта могут быть источниками повышенной опасности и не находясь в движении, например в связи с опасностью взрыва паров (в паровозе), воспламенения бензина (в автомашине).

В свете вышесказанного представляется возможным сделать вывод о том, что транспортное средство в силу обладания комплексом вредоносных свойств представляет повышенную опасность как находясь в движении, так и в неподвижном состоянии.

Если транспортное средство причиняет вред, находясь в движении (в том числе самопроизвольном), то в большинстве случаев оно должно быть, признано источником повышенной опасности. Сомнение может возникнуть, например, насчет велосипеда или гужевой повозки. В этом случае вопрос об отнесении конкретного транспортного средства к источнику повышенной опасности должен решаться судом применительно к конкретному делу, например, на основе заключений соответствующих экспертиз (например, технической).

В случае же причинения вреда неподвижным транспортным средством вопрос о признании его источником повышенной опасности должен решаться исходя из тех конкретных вредоносных свойств автомобиля, которые стали причиной неблагоприятных последствий[98].

Признак неподконтрольности был обозначен в науке еще в начале прошлого века, и в настоящее время он активно используется в правоприменительной практике. Принято считать, что движущееся транспортное средство неподконтрольно водителю вследствие инерции при торможении, поскольку с момента срабатывания тормозной системы оно ведет себя как обычное физическое тело, движение которого подчиняется не воле человека, а физическим законам. Это обстоятельство обусловливает возможность субъективно-случайного причинения вреда, т.к. даже строжайшее соблюдение правил дорожного движения не снимает риск причинения вреда[99].

Проведенный анализ понятия источника повышенной опасности в разрезе отнесения к нему транспортного средства позволяет выработать определение понятия «транспортное средство, являющееся источником повышенной опасности», под которым предлагается понимать устройство, предназначенное для перевозки людей, грузов или оборудования, установленного на нем, в процессе движения проявляющее такое вредоносное свойство, не поддающееся полному контролю со стороны человека, как невозможность мгновенного торможения, обусловленное большой массой устройства и возможностью развивать высокую скорость, а также проявляющее вредоносность в неподвижном состоянии из-за наличия в нем огнеопасных веществ. Данная правовая конструкция позволит точно квалифицировать возникающие в результате причинения вреда транспортным средством, как правило, в результате ДТП, правоотношения с точки зрения реализации норм ГК РФ о безвиновной ответственности.


 








Сейчас читают про: