double arrow

Международные отношения в Европе XI-XIII вв.


XI–XIII вв. были временем бурной феодальной экспансии в Европе и за ее пределами. Увеличение потребностей в связи с развитием рынка, а отчасти также и демографические сдвиги толкали все слои феодалов к захватам чужих земель и богатств. Одновременно в Европе происходило образование централизованных феодальных монархий, формировались народности, усиливалась королевская власть. Все эти процессы тесно переплетались между собою, порождая бесчисленные локальные, региональные, а иногда и едва ли не всеевропейские военные и дипломатические конфликты. Их возникновению в немалой степени способствовали и запутанные вассальные отношения, и сложное взаимодействие интересов отдельных групп феодального класса с династическими побуждениями правителей тех или иных королевств, княжеств и т. д.

В XII-XIII вв. продолжалась и в отдельные моменты достигала большой остроты борьба империи и папства. Теперь она осложнилась тем, что папство обрело себе сильного союзника в лице городов-государств Северной и Средней Италии, не желавших признавать власть германского императора и быть подданными  Священной Римской империи[76].




Главным спорным вопросом в борьбе был теперь уже вопрос о германском владычестве в Италии. Кульминацией этой борьбы были 50-70-е годы XII в., когда Фридрих I Барбаросса вел ожесточенную борьбу с «Ломбардской лигой» (Союз папы и северо-итальянских городов), завершившуюся полным его поражением при Леньяно (1176 г.), а затем – время правления Фридриха II (1220-1250 гг.). Этот последний император из дома Гогенштауфенов, одновременно бывший королем Сицилии, также не сумел овладеть Северной и Средней Италией и подчинить себе папский престол, к чему он упорно стремился.

С этого времени борьба империи с папством утратила свое первенствующее значение в международной жизни средневековой Европы.

Во второй половине XI в. в Европе завязался новый узел международных противоречий – англо-французский. Нормандское завоевание Англии (1066 г.)  положило начало растянувшимся на столетия попыткам английского королевства создать объединенное англо-французское государство. Опираясь на династические права и военную силу, английский король Генрих II (1154-1189 гг.) сосредоточил под своей властью примерно половину французских земель (Нормандия, Анжу, Мен, Аквитания) и добился вассалитета герцога Бретани. Решение проблемы объединения Франции стало невозможным без борьбы с английской короной. В течение XII-XIII вв. англо-французские противоречия неоднократно приводили к вооруженным конфликтам, в которые вовлекались другие западноевропейские страны и феодальные правители отдельных областей.

В 1173 г. Франция при поддержке шотландского короля вмешалась в междоусобную борьбу в Англии. Шотландию толкнули на вмешательство в англо-французское соперничество поиски путей независимого развития.



В конце XII – начале XIII в. центр англо-французских противоречий на время переместился в Средиземноморье и на Восток. Крестовые походы XI–XIII вв. – наиболее общее и продолжительное проявление феодальной экспансии. Главным их направлением было Восточное Средиземноморье, однако под стягами креста часть западноевропейских феодалов устремлялась, особенно с последней трети XII в., и в Прибалтику, к землям славянских, балтийских и угро-финских народов Восточной Европы. Первый поход (1096–1099 гг.) на волне всеобщего воодушевления в целом достиг своих целей. В дальнейшем Иерусалим и Святая земля были вновь захвачены мусульманами и Крестовые походы предпринимались для их освобождения. Последний (девятый) Крестовый поход в первоначальном значении состоялся в 1271–1272 гг. Последние походы, которые также назывались «крестовыми», предпринимались в XV веке и были направлены против гуситов и турок-османов.

Воздействие крестовых походов на развитие международных отношений было крайне неоднозначным. Поначалу эти походы содействовали известному сплочению народов Запада, признания зарождающегося общего западноевропейского самосознания, превозмогающего языковые, этнические и другие различия.

Однако крестовые походы вместе с тем способствовали нарастанию уже и ранее значительных центробежных тенденций в развитии международных отношений. С одной стороны, по мере утверждения крестоносцев на Востоке их захватнические интересы приходили в непосредственное столкновение между собой в Ливане, Сирии, Палестине, в бассейне Средиземного моря и часто ставили крестоносцев па грань открытой междоусобной войны. 



С другой стороны, усиливавшаяся средиземноморская экспансия рыцарства, теснейшим образом переплетаясь со взаимоотношениями складывавшихся в самой Европе феодальных государств, втягивала их в завоевательные экспедиции рыцарства, а со временем стала решающим фактором средиземноморской экспансии Запада[77]. В этих условиях противоречия между европейскими государствами еще более обострились.

Примечательно, что как раз на время наиболее значительных крестоносных акций Запада приходятся и самые драматические эпизоды межгосударственных коллизий, причем именно в эти годы обычно складывается такая расстановка политических сил на международной арене, которая затем надолго будет определять основные линии развития в сфере войны и мира в Европе. На сложные хитросплетения международной политики «накладывались» возраставшие, особенно со второй половины XII в., универсалистские тенденции в политике поднимавшихся феодальных монархий, их все глубже укоренявшиеся стремления к созданию какого-то подобия всемирной политической общности под эгидой одного государя. Претензии па «мировое» владычество изъявляли, прежде всего, германские императоры и римские папы. Но с идеей создания «универсального» государства носились и английские и французские короли, правители норманнского Королевства Обеих Сицилий.

Попытки реализовать такого рода притязания, в свою очередь, приводили к бесчисленным вооруженным конфликтам в Европе, к образованию и распаду межгосударственных коалиций, к постоянному перекраиванию политической карты.

В ходе развертывания средиземноморской экспансии главных феодальных держав Западной Европы их интересы приходили в решительное противоречие с интересами Византийской империи. Византия, со своей стороны, уже в конце XI в. старалась с помощью искусной дипломатии, ослабить натиск Запада.

 Столкновение интересов европейских государств, в Средиземном море, на почве их стремления взять под свой контроль эту оживленную магистраль торговли, отчетливо обнаружилось уже во время Второго крестового похода 1147–1149 гг. Тогда же всплыли на поверхность и накапливавшиеся в течение столетия противоречил Запада с Византией. Все это обусловило союз Германской и Византийской империй и одновременно – соглашение Сицилийского королевства с Египтом, а Византия, в свою очередь заключила мир еще и с турками-сельджуками.

Враждебные отношения разъединили во время Второго и Третьего крестового похода также Францию и Англию. Традиции вражды Запада и Византии с особой очевидностью проявились в Четвертом крестовом походе, организованном папой Иннокентием III в 1198 г. Этот поход неожиданно для современников в результате сложного сплетения интересов различных политических сил закончился завоеванием западными рыцарями (французскими, германскими, итальянскими) в 1203–1204 гг.  Константинополя. На месте Византии было создано новое государство западных феодалов – Латинская империя (1204–1261 гг.)

Между тем с начала XIII в. французский король Филипп II Август начал наступление на континентальные владения английских Плантагенетов во Франции. В 1202–1206 гг. он отвоевал у английского короля Иоанна Безземельного Нормандию, Мэн, Анжу и Турель. Английский король организовал коалицию против французов. В нее вошли германский император, некоторые недовольные крупные французские феодалы. Однако в знаменитых сражениях 1214 г. англичане и их союзники были разгромлены.

В 1215 г., Филипп II выдвинул претензии на английский трон. Его сын, принц Людовик (будущий французский король Людовик VIII) высадился с войсками на юге Англии (1216 г.). Английская монархия с большим трудом отразила этот удар (престол в 1216 г. перешел к сыну Иоанна Безземельного, Генриху III). Все завоевания французских королей на континенте получили признание де-факто, а в 1259 г. были закреплены юридически в Парижском договоре между английским и французским королями. Континентальные владения Англии свелись к небольшой области па юго-западе Франции с центром в Бордо. Однако, точка в этой истории поставлена не была, что приведет в дальнейшем к череде войн между двумя державами.

XI-XIII вв. были временем расширения экономических и культурных связей европейских государств. Основу этого процесса составлял их внутренний социально-экономический прогресс. Значительно вырос также товарообмен между странами Западной Европы и Востока.

Большую роль в средиземноморской торговле стали играть Барселона, Марсель, а особенно – итальянские города-республики (Венеция, Генуя, Пиза), учредившие свои фактории в странах Восточного Средиземноморья и потеснившие там арабских и греческих купцов. Из восточных стран были переняты некоторые ранее не известные в Европе сельскохозяйственные культуры: рис, гречиха, арбузы, лимоны, абрикосы. С ХII в. стал входить в употребление сахар, завезенный на Запад из Сирии. 

Важное место в международной жизни Европы X–XIII вв. занимала Древняя Русь. Как в период складывания и развития Киевского государства, так и во время феодальной раздробленности Русь играла активную роль в европейской политике[78]. Формирование политического единства Руси сопровождалось острой борьбой с соседними государствами и землями, в ходе которой она вступала в различные политические союзы. Принятие христианства в конце Х в. способствовало укреплению внешнеполитических сношений страны, вывело ее в ряды могущественных христианских держав средневекового мира. Русь стала признанной силой на международной арене.

В XI в. Древнерусское государство укрепляет свои позиции в Восточной Европе, заключая союзы с Польшей, Венгрией, Чехией. Завязываются связи  и с Западной Европой. При Владимире и Ярославе Мудром предпринимаются неоднократные попытки русско-немецкого сближения, которое, впрочем, оставалось зыбким. В 1051 г. женитьбой французского короля Генриха I на дочери великого киевского князя Анне Ярославне был скреплен союз с Францией. Около 1074–1075 гг. дочь последнего англосаксонского короля Харальда – Гита была просватана за Владимира Мономаха. Составной частью широкой внешней политики Руси были и ее взаимоотношения с Византией.

Уже во второй половине XI в., Русь стала одной из важнейших целей в планах римской курии. В XII в. русские земли, как и другие славянские территории Восточной Европы, сделались непосредственным объектом нападений немецких рыцарей, тайно и явно поддерживаемых папами и их окружением. В нач. XIII в. под эгидой папства образуется военно-монашеский орден Меченосцев (1202 г.). Орден Меченосцев, как и Тевтонский (1190 г.), перенесший в нач. XIII в. свою деятельность в Восточную Европу, под покровительством папского престола развернул экспансию в Прибалтике и против русского Северо-Запада. Большую активность проявляло папство и по отношению к Галицко-Волынской Руси.

Новым фактором международной жизни, стало образование в степях Центральной Азии и Забайкалья мощной Монгольской империи в 1206 г. Монголо-татары,  разорив и опустошив в 1237–1240 гг. русские земли, весной 1241 г. двинулись в Польшу и Венгрию. Большое войско, состоявшее в основном из польских и немецких отрядов, пыталось остановить монголо-татарских завоевателей в Силезии, однако потерпело полное поражение в апреле 1241 г. Передовые монголо-татарские отряды дошли до Адриатики. Западная Европа, раздираемая внутренними конфликтами, стояла беззащитной перед лицом восточных завоевателей. Неожиданно они повернули назад, ушли в степи Причерноморья и Заволжья, где было основано государство Золотая Орда (1266 г.) Причина состояла в том, что армии монголо-татар были сильно истощены длительными военными походами и героическим сопротивлением,  которое им на протяжении трех с лишним лет оказывала Русь.

 

 







Сейчас читают про: