double arrow

I. Понятие патристики. Краткий обзор патриотической традиции. 37 страница


Библ.: Smith M. F. A Bibliography of Work on Diogenes of Oenoanda (1892-1981), -ΣΥΖΗΤΗΣΙΣ. Studi sull'epicureismo Greco e Romano. Vol. II. Nap., 1983, p. 683-695.

M. M. ШАХНОВИЧ

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ(Διογένης Λαέρτιος) (1-я пол. 3 в. н. э.), автор единственной сохранившейся биографической истории греческой философии, близкой к жанру «преемств» и содержащей также доксографический материал (см. Доксография). Полное заглавие в Парижском кодексе: «Жизни и мнения прославленных философов вместе с сокращенным сводом воззрений каждой философской школы». Структура сочинения определяется искусственным разделением всех философских школ на две цепочки «преемств»: «ионийскую» (от Анаксимандра до стоицизма, кн. II—VII)и «италийскую» (от Пифагора до Эпикура, кн. VIII-X); выпадающие из этой схемы Гераклит и Ксенофан трактуются как «спорадические» философы (кн. IX, гл. 1-2).

«Жизни и мнения» - компиляция, сотканная из цитат многочисленных предшественников Д., часто вставленных одна в другую и нарушающих связность изложения или даже ошибочно приписывающих взгляды одних философов другим. Д. цитирует (часто из вторых и третьих рук) свыше 200 авторов и 300 произведений. Историческая ценность компиляции неравномерна; содержащие много доброкачественного материала жизнеописания Пифагора, Эмпедокла, Платона, Аристотеля и стоиков контрастируют с карикатурной биографией Гераклита, уникальная своими аутентичными письмами и фрагментами Эпикура кн. X несравнима со стоической





ДИОГЕН СИНОПСКИЙ                                        335

адаптацией учения Аристотеля (кн. V) или подложными письмами досокра-тиков. Возможно, что сам Д. был философски индифферентен: судя по его эпиграммам на смерть философов, он мыслил свой труд как произведение изящной словесности (ср. повышенный интерес к анекдотам, скандальной хронике и пикантным историям). Сочинение Д. - один из важнейших источников информации о греческих философах.

Соч.: Diogenis Laertii Vitae philosophorum. Ed. H. S. Long. Vol. 1-2. Oxf., 1964; Lives of Eminent Philosophers. Ed. and transi, by R. D. Hicks. L., 1925; Diogène Laërce. Vies et doctrines des philosophes illustres. Trad, sous la dir. de Μ.-Ο. Goulet-Cazé, introd., trad, et notes de J.-F. Balaude, L. Brisson, J. Brunschwig et al. P., 19992; в рус. пер.: Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Пер. М. Л. Гаспарова. М., 19862.

Лит.: Hope R. The book of Diogenes Laertius; its spirit and its methods. N. Y., 1930; Mejer J. Diogenes Laertius and his Hellenistic Background. Wiesb., 1978; Giannantoni G. (ed.). Diogene Laerzio: Storico del pensiero antico. Nap., 1986; Mejer J. Diogenes Laertius and the transmission of Greek philosophy; Giannantoni G. Il secondo libro délie «Vite» di Diogene Laerzio; Brisson L. Diogène Laërce, Livre III. Structure et contenu; Dorandi T. Il quatro libro délie «Vite»: l'Academia da Speusippo a Clitomaco; Sollenberger M. G. The Lives of the Peripatetics: an analysis of the contents and structure of Vitae philosophorum Book 5; Goulet-Cazé M.-O. Le livre VI de Diogène Laërce; Hahm D. Diogenes Laertius VII. On the Stoics, - ANRW II 36, 5, 1991, p. 3556-4182; Centrone В. L'VIII libro délie «Vite» di Diogene Laerzio; Decleva Caizzi F. Il libro IX délie «Vite» di Diogene Laerzio; Barnes J. Diogenes Laertius IX 61-116: the philosophy of Pyrrhonism; Gigante M. Das zehnte Buch des Diogenes Laertios: Epikur und der Epikureismus, - Ibid. 36, 6, 1992, p. 4183-4307; Лосев А. Φ. Диоген Лаэрций - историк античной философии. М., 1981.



А. В. ЛЕБЕДЕВ

ДИОГЕН СИНОПСКИЙ(Διογένης 6 Σινωττζύς) (ок. 408 - ок. 323 до н. э.), родоначальник греческого кинизма (наряду с Антисфеном), один из наиболее известных и своеобразных моралистов-сократиков. Имя Д. в истории греческой философии прочно связано с эпатирующим асоциальным образом жизни и хлесткими афоризмами на грани дозволенного в духе киниче-ской «свободы высказывания» (парресии).

Жизнь.Родился в г. Синоп, милетской колонии на южном берегу Черного моря. Недоступная проверке поздняя биографическая традиция представляет молодого Д. участником драматического приключения, инициированного преступлением своего отца за изготовление фальшивых монет, заключением в тюрьму, изгнанием и т. п. Кульминацией заметно противоречивых версий сюжета является полученный Д. оракул «переоценить ценности» (или «перечеканить монету», νόμισμα παραχαράττειν), намекающий одновременно на известный в сократической литературе мотив побуждения Аполлоном к занятиям философией и на события семейной истории с фальшивомонетничеством. Радикальная переоценка, а фактически отказ от ценностей культуры в рамках еще значимой для сократических школ софистической оппозиции природа - закон (φύσις - νόμος) привела Д. к поискам асоциального идеала естественного существования.



Оказавшись в Афинах ок. 362, Д. стал учеником сократика Антисфена\ после его смерти в 360, как традиционно считается, возглавил киническое движение. Современные исследователи расценивают эпизод ученичества Д. фикцией античных биографов (см. Giannantoni, SSRIV, p. 223—233), хотя не отрицают влияния на Д. сочинений Антисфена. Следуя правилу «выска-


336                                            ДИОГЕН СИНОПСКИЙ

зываться свободно», Д. нашел нелестные слова для определения своего отношения к афинской культуре и ее интеллектуальной элите: Платон отличается не красноречием, а пусторечием, у Евклида не ученики, а желчевики, и даже Антисфен — труба, не слышащая собственного звука, и т. п.

Возможно, Д. не постоянно пребывал в Афинах. Имеются по крайней мере два текста, которые повествуют о пленении Д. морскими пиратами и продаже его в рабство (у Мениппа и Евбула, ср. также «Беседы» Эпиктета III 24; IV 1). Достоверность этой поздно оформленной (впервые, вероятно, Мениппом) истории невелика. Античные источники представляют две версии: 1) Д. живет в Коринфе и учит сыновей своего хозяина «всем наукам», от метания дротиков до чтения историков и поэтов, являя им образец добродетели и мудрости; 2) Д. живет в Афинах в крайней нищете и эпатирует граждан смесью словесного морализаторства и непристойности поведения. В результате сочетания этих версий возникает сюжет о том, что Д. попеременно жил то в Афинах, то в Коринфе. О могиле Д. именно в Коринфе пишет историк Павсаний (Pausan. И, 2, 4).

Сочинения Д. утрачены, все сведения черпаются из позднейшей литературы (прежде всего D. L. VI 20-80). Сомнения в аутентичности части либо всего корпуса приписываемых Д. текстов были распространены уже в Античности (ср. два списка его сочинений по Диогену Лаэртию и Сотиону, в которых указаны диалоги, сборники изречений и писем, а также трагедии, D. L. VI 80). Впрочем, сам Д., подражая, вероятно, Сократу, записанные тексты ценил гораздо менее, чем устную речь (называя последнюю ασκησις αληθινή, «истинным воспитанием», VI48). Названия ряда связанных с именем Д. сочинений отражают традиционную этическую тематику современной ему философии: «Государство», «О любви», «О добродетели», «О благе», «О смерти», «Этика». Эпикуреец Филодем из Гадары (1 в. до н. э.) в своем сочинении «О стоиках» упоминает о влиянии, которое оказало «Государство» Д. на стоика Зенона из Кития и, отзываясь об известных ему сомнениях в авторстве Д., отмечает, что по крайней мере Зенон (основавший Стою ок. 300 до н. э.) в авторстве Д. не сомневался. Между тем Диогеново «Государство» было одним из наиболее скандальных произведений Античности. В нем Д. высказывал идеи о бесполезности оружия, денег, проповедует общность жен и детей, допуская для киника полную сексуальную свободу, кровосмешение и даже каннибализм.

Учение.Д. был одним из создателей того нетрадиционного течения в постсократовской философии, к содержательным сторонам которого относится уже описание одежды его приверженцев. Д., как считается, создал знаменитый костюм киника: короткий плащ на голое тело, котомка через плечо, дорожный посох, босые ноги (ср., однако, Антисфен и D. L. VI 13). Жилищем Д. стал большой глиняный пифос («бочка»), стоявший у храма Матери богов на афинской агоре, где он часто просил подаяния. Д. рассуждал об идеале крайней умеренности во всем, стараясь обойтись минимумом естественных потребностей и тем самым быть самодостаточным. Несмотря на аскетизм в телесной жизни, именно отношение к «делам Афродиты» сделало Д. одним из главнейших бесстыдников в истории Афин. Последовательно воздерживаясь от всяких эротических связей, считая любовь «делом бездельников» (VI51 ) и хлестко изобличая как мужскую (подростковую), так и женскую проституцию, Д. был известен склонно-


ДИОГЕН СИНОПСКИЙ                                        337

стью к различным непристойным жестам. Эта сторона поведения демонстрировала принципиальное нежелание Д. скрывать какие-либо из своих частных действий вплоть до физических отправлений (кинический «собачий стиль»). Наиболее яркой чертой позиции Д. была «свобода речи» (парре-сия), которую Д. считал «самой прекрасной вещью на свете» и в качестве таковой - существом философии.

Скандальность поведения сочеталась у Д. с морализаторством. Д. занят поиском добродетели и «жизни по разуму» на путях воспитания и упражнения души (ασκησις φνχυκη). Излюбленным приемом Д.-моралиста была традиционная процедура опровержения (с неизменным вопросом «не стыдно?» в качестве зачина - VI 65), в результате которой выяснялось, что стыдно вести себя противно своей природе и жить не по разуму. В целом у Д. просматривается небрежность в использовании традиционных категорий: принимая оппозицию природа-закон, с природой Д. ассоциирует необходимость, свободу, разум, истинное благо, а с законом - случайность, страсти, мнимое благо (VI 38; 42). В результате подмены смысла традиционных понятий категория «стыда» как основа собственной моральной проповеди Д. лишается почвы, оказываясь в ряду установленного законом, следовательно неестественного. Отмечаемый для Д. антиинтеллектуализм справедлив в том смысле, что 1) он, в сущности, отказался от Сократова диалектического искусства определения - самые известные философские акции Д. обнаруживают в нем мало вкуса к логической аргументации (так, его ответом Платону, определившему человека как «животное с двумя ногами, без перьев», был ощипанный петух; возражением на тезис о несуществовании движения - демонстративное молчаливое хождение); 2) его призыв к «жизни по разуму» имел результатом существование, большинством воспринятое как безумное («сумасшедшим Сократом» назвал Д. Платон - VI 54, ср.: Stob. Ill 62). К современникам Д. относился с неизменной мизатропией - ср. известный эпизод «днем с огнем»: Д. днем бродил по городу со светильником и возглашал «Ищу человека!», а прибежавшим людям объявил, что искал человека, а не мерзавцев.

Презирая и высмеивая основные социальные институты и ценности, Д. соответственно высказывался о религии и властях. Его критика религии находится в русле отстаивания свободы и критики закона как противоестественного установления, причем Д. озабочен в основном порицанием традиционного культа (обрядов, молитв, толкований снов) и различных житейских казусов, связанных с его соблюдением, VI 29. Особое место в апофтегматике Д. заняли его беседы с Александром Македонским (VI 32, 60, 63, 68), в ходе одной из них якобы и прозвучали слова «Не засти мне солнце».

Сделав достоянием культуры ее отрицание, в истории античной философии Д. остался автором лозунга о «переоценке ценностей», реализовав его через оппозицию обществу и странничество. Отчасти итогом такого образа жизни явилась его идея о космополисе как «правильном государстве» (ορθή ττολιτ€ΐα, 95), превышающем узкие рамки исторических институций. Впоследствии эту идею восприняли и плодотворно развили стоики.

ВлияниеД. можно проследить для последующей истории греческого кинизма: к его окружению принадлежали Кратет Фиванский, Моним, Гиппархия, Метрокл, составивший сборник изречений (хрий) Д.; в поздне-


338                                                    ДИОГЕНИАН

эллинистическую эпоху на свет появился ряд Диогеновых псевдоэпиграфов (прежде всего «Письма Д.»), в которых философия жизни Д. получила дальнейшее развитие. Свои варианты образа Д. были у Максима Тирского, Диона из Прусы (в серии т. н. «Диогеновых речей» - VI, VIII-X), имп. Юлиана. С особой симпатией к собирательному образу идеального киника Д. относились представители Римской Стой - прежде всего Эпиктет, который серьезно считал, что Д. «был столь кроток и человеколюбив, что ради общего блага людей с радостью принимал на себя столько трудов и телесных мучений» (Diatr. Ill 24, 64). Эллинистическая традиция, как представляется, демонстрирует, что основателем кинизма в античности считался Диоген Синопский, а не Антисфен, потому что механизм идеализации образа родоначальника школы был применен именно к нему.

Фрагм.:GiANNANTONi, SSR II, 1990, р. 227-510 (cap. V В. - Diogenes Sinopeus); Dorandi T. Filodemo, Gli Stoici (PHerc 155 e 339), - CronErc 12, 1982, p. 91-133 (текст, пер. и комм, свидетельств о «Государстве» Диогена); Антология кинизма. Изд. подг. И. М. Нахов. М., 1984.

Лит.:Fritz К. von. Quellenuntersuchungen zur Leben und Philosophie des Diogenes von Sinope. Lpz., 1926; Sayre F. The Greek cynics. Baltm., 1948; Finley M. I. Aspects of antiquity. Discoveries and controversies. L., 1968, p. 89-101; Niehues-ProebstingH. Der Kynismus des Diogenes und der Begriff des Zynismus. Münch., 1979; Bracht Branham R. Defacing the Currency: Diogenes' Rhetoric and the Invention of Cynicism; Long A. A. The Socratic Tradition: Diogenes, Crates and Hellenistic Ethics, - The Cynics: The Cynic Movement in Antiquity and Its Legacy. Ed. by R. Bracht Brancham, M.-O. Goulet-Caze. Berk.; L.Ang.; L., 1996, p. 81-104; 28^46; Hook В. S. Oedipus and Thyestes among the Philosophers: Incest and Cannibalism in Plato, Diogenes, and Zeno, - CPhil 100, 2005, p. 17-40; Нахов И. M. Киническая литература. M., 1981; О« же. Философия киников. М., 1982. См. также общ. лит. к ст. Киники.

М. А. СОЛОПОВА

ДИОГЕНИАН(Διογζνιανός) (2 в. н. э.), греческий философ-эпикуреец. Евсевий Кесарийский (Рг. Εν. IV 3; VI 8) цитирует большие фрагменты из полемики Д. против учения о предопределении Хрисиппа (ср. SVF II914, 925, 939, 998-999; III 324, 668), однако называет его «перипатетиком».

Эпикурейца Д. не следует отождествлять с Д. из Пергама, отцом и сыном, фигурирующими в сочинениях Плутарха из Херонеи.

Фрагм.:Isnardi Parente M. Stoici antichi. Tor., 1989, p. 381-384, 577, 587 sq.; Long Α. Α., Sedley D. N. The Hellenistic Philosophers. Camb., 1987. Vol. 1, p. 338, 389; vol. 2, p. 339,385.

Лит.:Isnardi Parente M. Diogeniano, gli epicurei e la τύχη, - ANRW II 36, 4, 1990, p. 2424-2445; Schroeder H O. Fatum (Heimarmene), - RAC, VII, 1969, p. 550 sq.

A. В. ПАХОМОВА

ДИОДОР КРОН(Διόδωρος 6 ίτηκληθβϊς Κρόνος, по прозвищу «Крон») из Иаса в Карий (ок. 350 - ок. 284 до н. э.), философ-мегарик, главный представитель т. н. Диалектической школы - позднего периода существования Мегарской школы. Жил и учил в Афинах и Александрии.

Получили известность его: 1) трактовка понятия возможного (δυνατόν);

2) формулировка условий правильной импликации (υγιές συνημμένον)',

3) учение об «амерах» (άμβρή) и 4) аргументы против движения.


ДИОДОР КРОН                                                339

1. Д. сформулировал т. н. аргумент «Повелитель» {κυρΐ€υων λόγος),
с помощью которого защищал парадоксальный тезис о том, что возможно только то, что действительно. По свидетельству Эпиктета (Diss. II 19),
«Повелитель» состоит из трех высказываний, одно из которых должно быть
ложно: 1) прошлое по необходимости истинно; 2) невозможное не следует из возможного; 3) возможное - это то, что не истинно ни в настоящем,
ни в будущем.

Т. обр., возможного нет ни в прошлом (1), ни в настоящем, ни в будущем (2), а если бы оно и было, то не смогло измениться в действительное (т. е. стать невозможным, (3)). Для спасения понятия возможного Д. счел ложным (3), полагая, что не может быть неосуществленных возможностей, - тогда получается, что возможное и действительное совпадают (Плутарх приводит определение Д. возможного: «то, что истинно сейчас, или будет истинно в будущем» - Plut. St. rep. 1055e). Предполагается, что «Повелитель» Д. откликается на аристотелевскую постановку вопроса об истинности высказываний о будущих событиях (ср. «завтрашнее морское сражение» в De int. IX). Стоики, испытавшие заметное влияние со стороны мегариков, посвятили парадоксам Д. множество сочинений, причем решали эту задачу с третьим лишним иначе: Клеанф отрицал (1), Хрисипп - (2).

2. Другая обсуждавшаяся Д. проблема - проблема логического следования. По Д., высказывание типа «если А, то В» истинно только лишь в том
случае, если никогда (ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем) не бывает одновременно А - истинно, а В - ложно. Напр., выражение «если сейчас день, то я разговариваю» ложно, ибо я могу днем (антецедент истинен)
не разговаривать (консеквент В ложен). Импликация, по Д., может быть
формально правильной и когда антецедент ложен, а консеквент истинен
напр.: «если нет неделимых элементов бытия, то есть неделимые элементы
бытия» - Pyrrh. II11, 110-111), и когда антецедент и консеквент вместе ложны («если существует движение, то существует пустота» - Adv. math. VIII
332-333). Предложенная Д. трактовка носит в современной логике название «материальной импликации»; связанные с ее применением в естественном языке парадоксы у Д. обозначены (из лжи следует что угодно, и истина
следует из чего угодно).

3. Учение об «амерах» Д. - математизированная версия атомизма.
Амеры — «не имеющие частей» (άμερή) маленькие тела, подобные атомам
Демокрита, их число тоже полагается бесконечным (Stob. I 10, 16), но в отличие от них амеры Д. одинаково просты и даже мысленно неделимы на части, они не характеризуются особой формой. Д. распространял представление
о мельчайших неделимых не только на понятие тела, но и на понятия пространства и времени: промежуток времени состоит из неделимых мгновений, а любой промежуток пространства состоит из неделимых протяженных
отрезков. На допущении амер были основаны доказательства Д. против движения.

4. По Д., ничто не «движется», но только бывает «подвинуто» (Sext.
Adv. math X 85-102; Stob. I 19,1 = Aët. I 23, 5). Доказательства Д. данного
тезиса в изложении Секста Эмпирика заключаются в следующем: 1) тело,
не имеющее частей (амера), должно находиться в не имеющем частей месте и поэтому не должно двигаться ни в нем (поскольку оно заполняет его,
а движущееся должно иметь место, большее себя), ни в том месте, в кото-


340                                         ДИОКЛ МАГНЕСИЙСКИЙ

ром оно не находится (поскольку оно уже не находится в том месте, чтобы в нем двигаться). Поэтому оно не движется. Но поскольку сначала тело наблюдалось в одном месте, а потом - в другом, следовательно, оно все же передвинулось. Иначе: 2) Если нечто движется, то оно движется либо в том месте, где находится, либо в том месте, где не находится. Но оно не движется в том месте, где находится (ибо в нем оно покоится), и в том, где не находится (где его нет, там оно ничего не претерпевает). Следовательно, тело не движется. Поясняя свою мысль об истинности уже совершившегося движения, Д. приводил ряд примеров, среди них пример с шаром: пусть шар брошен на крышу; пока он летит, нельзя сказать «он касается крыши», а когда он коснется ее, будет истинно прошедшее совершенное: «он коснулся крыши» (X 101).

Другое доказательство Д. было основано на анализе времени (см. Adv. math. Χ 119-120): движущееся движется в настоящем «теперь», т. е. в неделимое время (ибо если настоящее разделится, то разделится на прошлое и будущее и перестанет быть настоящим). Но движущееся в неделимом времени проходит по неделимым местам; но если оно проходит по неделимым местам, оно не движется: когда оно находится в первом неделимом месте, оно еще не движется, когда же находится во втором неделимом месте, оно опять не движется, но подвинуто. Получается, что о движении можно судить только как о свершившемся факте, но мыслить его как процесс невозможно.

Аргументация Д. против движения сопоставима с апориями места и движения у Зенона Элейского и подкрепляет усвоенную мегариками элейскую картину единого вечного мира, в котором нет движения и гибели, и единого блага, называемого лишь разными именами (см. Евклид Мегарский).

Учениками Д. был Филон «Диалектик» и Зенон из Кития, впоследствии основатель Стой, последователи которого создавали свою пропозициональную логику под большим влиянием мегариков.

Фрагм.: Döring К. Die Megariker: Kommentierte Sammlung der Testimonien. Amst, 1972; Giannantoni, SSRI, 1990, p. 78-95; LongA. Α., Sedley D. N. The Hellenistic Philosophers. Camb., 1987.

Лит.: Gaskin R. The Sea Battle and the Master Argument. В.; Ν. Υ, 1995; Sedley D. Diodorus Cronus and Hellenistic Philosophy, -PCPS η. s. 23, 1977, p. 73-120 (= Irwin T. (ed.) Classical Philosophy: Collected Papers. Vol. 8. Hellenistic Philosophy. 1995); Giannantoni G. Aristotele, Diodore Crono e il moto degli atomi, - SicGymn 33, 1980, p. 125-133; Idem. II «kurieuon logos» di Diodoro Crono, - Elenchos 2, 1981, p. 239-272; DenyerN. The Atomism of Diodorus Cronus, - Prudentia 13, 1981, p. 33-45.

M. А. СОЛОПОВА

ДИОКЛ МАГНЕСИЙСКИЙ(Διοκλης 6 Μάγνης) (возможно, 1 в. до н. э.), античный историк философии, один из источников доксографического компендия Диогена Лаэртия. Автор сочинений «Жизни философов» (Βίοι των φιλοσόφων), D. L. II 54, и «Краткий обзор философов» (Επιδρομή των φιλοσόφων), D. L. VII 48; Χ 11. Особенно важной была для Диогена информация о стоической философии, изложенная у Д. Хронология Д. - предмет дискуссионный. Не доказано, что именно этого Д. имел в виду Сотион в сочинении «Опровержение Диокла» (D. L. X 4). Мнение Ф. Ницше о том, что компендий Диогена Лаэртия представляет собой «эпитоме» (сокращение) Д. (Nietzsche F. De Laertii Diogenis fontibus, -RhM25, 1870, S. 217-231; Barnes J. Nietzsche and Diogenes Laertius, - Nietzsche-Studien 15, 1986, S. 16-


ДИОН ИЗ ПРУСЫ                                             341

40), в настоящее время не разделяется исследователями (Mejer 1978, р. 45: «Диокл не был основным источником книги Диогена»).

Лит.:Mejer J. Diogenes Laertius and his Hellenistic background. Wiesb., 1978; Egli U. Das Diocles-Fragment bei Diogenes Laertius. Konstanz, 1981; MansfeldJ. Diogenes Laertius on Stoic Philosophy, - Elenchos 7, 1988, p. 297-382 (особ. 351-373); Celluprica V. Diocle di Magnesia fonte délia dossografia stoica in Diogene Laerzio, - Orpheus 10, 1989, p. 58-79; Goulet-Cazé Μ-Ο. Le livre VI de Diogène Laërce: analyse de sa structure et réflexions méthodologiques, - ANRW II, 36, 6, 1992, p. 3933-3941; Goulet R. Dioclès de Magnésie, -DPhAII, 1994, p. 775-777.

M. A. СОЛОПОВА

ДИОН ИЗ ПРУСЫ(Δίων 6 Προυσααύς) (ок. 40 - после 112 н. э.), греческий ритор и философ, близкий к воззрениям киников и стоиков; за свое красноречие получил прозвание ό Χρυσόστομος («Златоуст»). Будучи уже известен как ритор, Д. по прибытии в Рим познакомился со стоиком Музонием Руфом и стал его приверженцем; до этого Д. философию изобличал (в речах «Против философов» и «Против Музония Руфа» - не сохранились).

В 85 Д. покинул Рим во время гонений на философов при имп. Домициане, стал вести скитальческую и материально стесненную жизнь. В этот период, продолжавшийся 14 лет, ему стало близко киническое умонастроение. Сохранились речи, написанные в духе кинической диатрибы, представляющие интерес как источник по истории древнего и эллинистического киниз-ма. В них изображается жизнь и учение Диогена Синопского (Or. 6, 8, 9, 10), социально-нравственный идеал киников: моральное воспитание и просвещение, отказ от ложных ценностей цивилизации с ее погоней за наживой и удовольствиями и возврат к необходимому для жизни минимуму «природы» (см. речи «Эвбейская» (12) и «Борисфенитская» (36). В речах «О рабстве и свободе» (Or. 14-15) Д. выступал против всякой формы порабощения человека человеком. Всего сохранилось 80 речей Д. В 96 (после смерти Домициана) Д. вернулся в Рим и, сблизившись с имп. Нервой и Траяном, сменил антимонархические настроения периода изгнания на лояльное отношение к монархии. Траяну Д. посвятил четыре речи «О царской власти».

Соч.:Dionis Prusaensis quem vocant Chrysostomum quae extant omnia. Ed. J. von Arnim. T. 1-2. В., 1893-1896; Dio Chrysostom with an English Translation by J. W. Cohoon. Vol. 1-5. L.; Camb. (Mass.), 1932-1951 (LCL); Рус. пер.: Антология кинизма. Изд. подг. И. М. Нахов. M., 19962, с. 270-296 («Диоген, или О тирании», «Диоген, или О доблести», «О состязаниях», «Диоген, или О слугах»). Олимпийская речь, или Об изначальном сознавании божества, пер. Н. Брагинской, М. Грабарь-Пассек; Троянская речь, пер. Н. Брагинской, - Ораторы Греции. М., 1985, с. 283-336.

Лит.:Arnim Η. von. Leben und Werke des Dio von Prusa. В., 1898; Bowersock G. W. Greek Intellectuals and the Imperial Cult in the Second Century A.D., - Entretiens 19. Le culte souverains dans l'Empire romain. Vandv.; Gen., 1973, p. 177-206; DesideriP. Dione di Prusa. Un intellettuale greco nell'impero romano. Fir.; Messina, 1987; Jones С. P. The Roman World od Dio Chrysostom. L.; Camb. (Mass.)., 1978; Idem. Domitian and the exile of Dio of Prusa, -PPass 254, 1990, p. 348-357; Kindstrand J. F. An Index to Dio Chrysostom. Uppsala, 1981; Brancacci A. Rhetorike philosophousa. Dione Crisostomo nella cultura antica e bizan-tina. Nap., 1985; Moles J. L. The Kingship Orations of Dio Chrysostom, - Papers of the Leeds International Latin Seminar, 6, 1990, p. 297-375; Harris B. F. Dio of Prusa: A Survey of recent work, - ANRW II, 33, 5, 1991, p. 3853-3881; Desideri P. Dion Cocceianus de Pruse dit Chrysostome, - DPhA II, 1994, p. 841-856.

M. А. СОЛОПОВА


342                                      ДИОНИСИЙ ГЕРАКЛЕЙСКИЙ

ДИОНИСИЙ ГЕРАКЛЕЙСКИЙ(Διονύσιος 6 Ήρακλεώτης) (1-я пол. 3 в. до н. э.), стоик, ученик Зенона Китийского (в одно время с Аратом из Сол, ср. SVF I 424); прозван «Перебежчиком» (Μεταθεμένος) за то, что примкнул к киренаикам и объявил конечной целью наслаждение (D. L. VII 167). Профессионально занимался только этикой, известны 9 сочинений: «Об упражнении» в 2-х кн., «О наслаждении» в 4-х кн., «О богатстве, милости и отмщении», «Об отношении к людям», «О благополучии», «О древних царях», «О похвальном», «О варварских обычаях» (практически полностью утрачены); вероятно, первым из ранних стоиков стал широко использовать термин άπάοεια (см. Апатия) - в специальном сочинении «О бесстрастии» в 2-х кн.

Фрагм.:SVF I 422^34; рус. пер.: Столяров, Фрагменты I, 1998. См. общ. лит. к ст. Стоицизм.

А. А. СТОЛЯРОВ


































Сейчас читают про: