double arrow

Монография Б. Г. Литвака


Здесь прежде всего заслуживает внимания изданная в 1972 г. книга Б. Г. Литвака «Русская деревня в реформе 1861 г.», …Главная цель книги Б. Г. Литвака — выяснить реальные изме­нения, происшедшие в положении крестьян и помещиков в резуль­тате реформы, прежде всего в области землевладения. … В подзаголовке книги определены хроно­логические рамки исследования: 1861 — 1895 гг. Объектом изучения Б. Г. Литвак избрал русский Черноземный Центр в составе шести губерний: Воронежской, Курской, Орлов­ской, Рязанской, Тамбовской и Тульской. Здесь было сосредото­чено около четверти всех помещиков и пятая часть крепостных крестьян России. Именно здесь крепостное право имело старейшую историческую традицию, а местные помещики были наиболее яры­ми противниками его отмены. Это был район преобладания барщи­ны до реформы и отработочной системы после 1861 г. Задача про­следить, как именно в этом районе реализовались положения 19 февраля 1861 г., приспособленные для защиты интересов по­мещиков, обретала особую научную значимость.

… Отмену кре­постного права, полагает он, можно считать единовременным ак­том только с точки зрения формально-юридической. В действи­тельности это был длительный процесс, в начале которого про­возглашалось освобождение личности крестьянина от власти помещика, затем происходило хозяйственное отделение крестья­нина от бывшего владельца (также неодноактно) и конечной гранью являлось создание общинной и подворной земельной соб­ственности, что расширяло возможности для сельскохозяйствен­ного капитализма. …




….Статистическая обработка уставных грамот позволила Б. Г. Лит­ваку прийти к выводу, что в итоге реформы ни один крестьянин не был обезземелен и «чистка земель» состояла в частичном обезземеливании. Размеры отрезков определялись хозяйственным укладом помещичьего имения и расчетами помещика на будущую эксплуатацию крестьян. Земельная обеспеченность барщинных крестьян оказалась выше, чем оброчных. … Автор формулирует вывод принципиального зна­чения: поскольку средний размер надела на ввод в барщинных имениях составлял от 11,8 до 13,6 дес. — «вряд ли можно говорить о голодном наделе у крестьян изученного района. Речь может ид­ти о тенденции к разорению». Общий объем повинностей кресть­ян в пользу помещика сократился, но увеличились государствен­ные и появились новые, земские повинности. Добавим, что в по­реформенный период стали резко повышаться косвенные налоги (питейный, сахарный, табачный, нефтяной, спичечный и др.), ко­торые, по расчетам А.М.Анфимова, к началу XX в. достигли 41 процента в общей сумме крестьянского обложения.

Переход на выкуп, отмечает Литвак, форсировал обнища­ние основной массы крестьян и буржуазное расслоение деревни. В Черноземном Центре выход на выкуп растянулся на три деся­тилетия, почти приостановившись к 1881 г. Ход выкупной опера­ции сдерживался интересами помещиков, особенно в оброчных имениях, так как именно они были обременены долгами казне и не хотели терять феодальную ренту, превышавшую годовой оклад выкупных платежей. …



Формулируя общую оценку реформы 1861 г. и объясняя, поче­му даже в крепостническом Черноземном Центре она привела — как следует из контекста книги — к относительной обеспеченности крестьян землей, Литвак вносит существенный корректив в концепцию И. Д. Ковальченко. Освобождение крестьян с зем­лей произошло не только потому, что крестьянское хозяйство в России представляло самостоятельный и ведущий сектор товар­ного производства, но и потому, что хозяйство помещиков не было подготовлено эволюционировать в капиталистическом направле­нии без привычного объекта эксплуатации, который не мог быть сохранен при полном отделении его от земли.







Сейчас читают про: