double arrow

Выводы по первой главе


 

Исторический анализ конституционных положений о наследовании, в хронологии отечественного государственно-правового развития, позволил выявить устойчивую правовую связь между наследственными правами граждан и социально-экономическими и политическими устоями общества. Тенденции развития конституционных норм, регулирующих право наследования, свидетельствуют о прогрессивном изменении законодательства в плане расширения субъектной и объектной структуры конституционного права наследования, расширения завещательной свободы и др. Конституционно-правовая модель свободы завещания (как некая идеальная юридическая модель) предполагает, что наследодатель свободно распоряжается своим имуществом посредством завещания, однако действуя в своем интересе, он должен стремиться к достижению интереса публичного - к стабильному состоянию защищенности экономических благ, возможному лишь при условии справедливого перераспределения наследственного имущества в пользу социально слабых. В рамках данных взаимосвязей свобода завещания должна стремиться не к абсолютизации самой себя, а к ответственным ограничениям социальными обязательствами ради общего блага. Поскольку завещательная свобода как категория конституционного права (как некая идеальная юридическая модель) может быть, и не реализована в отраслевом гражданском праве, представляется необходимым дальнейшее преобразование конституционного регулирования данной сферы наследственного права посредством эволюционного толкования, предполагающего использование права наследования без ущерба интересам социально-незащищенных категорий населения.




Общепринятая в цивилистической доктрине и установленная отечественным законодательством позиция о двух основаниях наследования - завещание и закон, нуждается в совершенствовании, поскольку завещание или закон определяют условия и порядок реализации принятого наследником решения (согласия) вступить в наследство, т.е. основанием наследования является совокупность юридических фактов, а именно: согласие наследника принять наследство, которое реализуется в порядке и на условиях, предусмотренных завещанием или законом.

С учетом изложенного, предлагается изменить диспозицию п. 1 ст. 1111 ГК РФ, сформулировав ее в следующей редакции: «Наследование возникает на основании решения (согласия) наследника принять наследство в порядке и на условиях, установленных завещанием и/или законом.» Такая поправка приведет диспозицию указанной статьи в соответствие с ее названием «Основания наследования» и юридическим составом фактов, являющихся основанием возникновения наследственного правопреемства.



На сегодня ни ГК РФ, ни Семейный кодекс Российской Федерации не содержат определений понятий "отчим", "мачеха", "пасынок" и "падчерица". Исходя из общего употребления, отчим - это неродной отец, муж матери по отношению к ее детям от предыдущего брака; мачеха - неродная мать, жена отца по отношению к его детям от прежнего брака; падчерица - неродная дочь одного из супругов; пасынок - неродной сын одного из супругов. Также не в полной мере в законе определен круг их прав и обязанностей, за исключением отдельных случаев. При этом п. 1 ст. 1147 ГК РФ приравнивает усыновленных и усыновителей к кровным родственникам. Как представляется, данное положение не вполне отражает значение перечисленных субъектов для наследодателя. Даже если отчим и мачеха не являются усыновителями, скорее всего, пасынки и (или) падчерицы находились в том числе и на их содержании, тесно общались друг с другом, помогали и уделяли друг другу особое внимание, делились переживаниями, личными и бытовыми проблемами. В свою очередь, отчим и (или) мачеха, по сути, заменили наследодателю родителей и несли бремя содержания, заботы и ответственности за его воспитание и образование. Их роль в жизни и взрослении наследодателя неоценима, как неоценима роль отца и матери для ребенка. Поэтому, исходя из фактического положения этих субъектов, согласно определяющему этическому и правовому принципу справедливости пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя должны быть отнесены законодателем не к одной из последних очередей наследников по закону, а по крайней мере ко второй очереди. Более того, если говорить о справедливом балансе прав и обязанностей участников гражданско-правовых отношений, следует обратить особое внимание на категорию, в этом смысле обойденную законодателем. Речь идет о правовом статусе фактического воспитателя в отношениях, связанных с наследованием по закону. В ГК РФ названное понятие отсутствует. Семейный кодекс Российской Федерации определяет фактических воспитателей как лиц, осуществлявших действительное (фактическое) воспитание и содержание несовершеннолетних детей, не включая в их число законных опекунов и приемных родителей (п. 3 ст. 96 Семейного кодекса Российской Федерации). При этом фактическим воспитателем может быть любой родственник или свойственник наследодателя, а также иное лицо, которое фактически несло на себе бремя материального содержания, моральной ответственности за воспитанника. Поэтому необходимо: включить в число наследников по закону фактических воспитателей и отнести их ко второй очереди наследования по закону.





Правовые механизмы реализации права наследования в Российской Федерации







Сейчас читают про: