double arrow

Рассказывающая о том, так трудно найти иголку в стоге сена, а точнее, волшебника в его собственной квартире


 

Трое маленьких ребят заспешили по коридору и сразу же наткнулись на стадо черных ужасных чудищ.

– Кто это? – прижались они к стене, выжидая, когда чудища пройдут. Но те упорно стояли на месте. Лишь присмотревшись, ребята поняли, что это вовсе не чудища, а туфли и ботинки, которые при их маленьком росте так переполошили их.

Стрелка компаса вела их вперед.

Они бежали, то и дело оглядываясь по сторонам. Никто ли их не заметил?

За углом они повернули налево и уткнулись в белый небоскреб, стоявший у стены. Стрелка упрямо указывала на него.

Ребята потрогали небоскреб, сделанный из металла.

– Холодильник! – вдруг выкрикнул Сидоров. – Это же холодильник. Как мы сразу не догадались!

– Но мы не сможем его открыть. Давай направляй фонарик!

Лучик лихорадочно забегал снизу вверх и наоборот. Как же добраться до волшебника?

Через минуту холодильник стал краснеть. Ребята в испуге отступили назад. И сделали это вовремя. Тут же холодильник взорвался, распадаясь на части. А посреди комнаты вырос огромный волшебник. Он сладко зевал и потягивался.

Ребята запрыгали от радости. Но тут из соседней комнаты послышался шум. Оттуда донесся настоящий рев:




– Кто посмел меня потревожить?

Ребята забились в угол, не переставая светить фонариком, чтобы не дать снова заснуть замороженному волшебнику.

В кухню вбежал волшебник‑обманщик и остолбенел, глядя на выросшую фигуру. Гнев на лице моментально сменился почтением.

– Дорогой мой хозяин, – запричитал он. – Я так громко заговорил, а вы хотите спать. Идемте, я отведу вас в мягкую постельку.

– Не слушайте его, – кричали ребята, но их голос не достигал ушей волшебника.

Перед глазами сгрудившихся ребят с жутким грохотом замелькали огромные ножищи. Шаги смолкли вдали, и тут только ребята заметили, что пропал Сидоров. Неужели он попал под чей‑то башмак?

Не найдя его следов, они вдвоем заспешили в комнату. Может, еще не поздно спасти волшебника?

На огромной постели покорно лежал волшебник. А рядом вышагивал волшебник‑обманщик и мягким голоском приговаривал:

– Спи… Спи… Спи…

Ребята подобрались поближе и засветили ярким фонариком. Нельзя дать ему уснуть!

– Надо спать. Надо спать, – ласково уговаривал его обманщик.

Неужели все проиграно?

И вдруг голова волшебника приподнялась с подушки.

– Что ты говоришь? – прогремел его голос.

– Кто говорит? – забеспокоился обманщик. – Спите. Спите. Никто ничего не говорит.

Но волшебник, уже не слушая его, удивленно моргал глазами, осматривая комнату. Потом вскочил на ноги и двинулся навстречу волшебнику‑обманщику.

– Ты кто? – строго спросил волшебник.

– Я?.. Я?.. – заикаясь, бормотал обманщик.



– Стань тем, кем ты должен быть, – уверенно произнес волшебник.

И тотчас перед ними оказалась маленькая счетная машинка. Она прыгала по полу, пытаясь допрыгнуть до волшебника.

– Стань тем, кем ты должен быть! – грозно повторил главный волшебник.

Но калькулятор завопил изо всех сил:

– Не хочу, не желаю, я хочу властвовать над людьми и волшебниками!

Главный волшебник усмехнулся.

А счетная машинка, крикнув в очередной раз «не хочу», подпрыгнула и рассыпалась на части.

И тут к удивлению ребят, главный волшебник достал из своего уха Сидорова, живого и невредимого. Выходит, это он решился на отчаянный поступок и, уцепившись за штанину волшебника, добрался к самому уху.

Главный волшебник с интересом рассматривал Сидорова. И тут он все понял, щелкнул пальцем и вернул ребятам их прежний рост.

 

Глава последняя,

Название которой мне не удалось придумать, поэтому я прошу помощи у читателей, чтобы они сами предложили хорошее название для такой маленькой главы

 

На следующий день Иванов, Петров и Сидоров сидели за партой в новой школе. Это была школа волшебства. Классы там распределялись наоборот. Сначала ты поступал в десятый класс, потом переходил в девятый и так учился до выпускного – первого класса. Потому что выпускник этой школы становился первоклассным волшебником! А учителем начального, десятого класса оказался всем нам хорошо знакомый робот‑волшебник.

 







Сейчас читают про: