double arrow

Особенности производства отдельных следственных действий по уголовным делам о хищениях горюче-смазочных материалов с объектов железнодорожного транспорта


 

Анализ судебно-следственной практики показывает, что хищения горюче-смазочных материалов с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте в основном совершаются из мест их временного хранения и транспортировки (из железнодорожных цистерн, топливных складов, топливных баков тепловозов и другой техники).

При расследовании преступлений, связанных с хищением ГСМ на объектах оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте, в первую очередь необходимо провести осмотр места происшествия, поскольку данное следственное действие является единственным, которое может быть произведено до возбуждения уголовного дела. При его проведении необходимо учитывать тот факт, что осмотр подвижного состава в большинстве случаев производится однократно.

Осмотр места происшествия, как правило, следует начинать с центра осматриваемой территории, с тем чтобы установить характер и основные обстоятельства происшествия. В случае возможности утраты или порчи следов, находящихся на прилегающей территории, начало осмотра следует начинать с этих следов.

Хищение ГСМ, как правило, совершается из цистерн с грузом ГСМ, тепловозов, стационарных складских помещений грузового хозяйства МПС России, предназначенных для хранения ГСМ.




Осмотр цистерны начинают с установления ее местонахождения. В протоколе фиксируют: наименование станции, грузового двора, парка путей; номера пути, состава поезда, цистерны, место последней в железнодорожном составе, наличие на соседних путях других составов, вагонов с сопровождающими лицами.

Определяется тип цистерны (калибровочный тип цистерны обозначается металлическими цифрами, приваренными к боковой поверхности котла под номером цистерны).

Осматриваются все стороны котла цистерны, ее боковые лестницы, верхняя площадка котла, крышка колпака, запирающее устройство, запорно-пломбировочное устройство, крышки предохранительного клапана, детали сливного устройства. При осмотре люка цистерны подлежат фиксации состояние крышки и высота ее колпака, целостность пломбировочных проушин, степень затяжки болтов и гаек, крепящих колпак и горловину цистерны. После этого раскручиваются "барашки" и крышка заливной горловины цистерны приподнимается на допустимую запорно-пломбировочными устройствами высоту. Образовавшаяся щель замеряется, фиксируется наличие уплотнительного кольца. После этого в протоколе осмотра должны быть указаны: наличие на котле пыли, грязи, просверленных отверстий, следов потеков жидкого груза, их расположение, протяженность, размеры, специфический запах.

В ходе осмотра проверяют состояние и исправность деталей сливного устройства. В случае обнаружения признаков отвинчивания болтов, повреждения крышки колпака отыскивают следы возможного применения металлического клина, вставляемого между крышкой и горловиной колпака для вставления в него резинового шланга и т.п.



Осмотр запорно-пломбировочных устройств. При наружном осмотре единицы подвижного состава особое внимание следует уделять осмотру запорно-пломбировочных устройств (ЗПУ), предназначенных для обеспечения сохранности перевозимых грузов.

Это связано с тем, что контрольные, элементы этих устройств, совмещенные в единой конструкции с блокирующими устройствами, исключают возможность снятия их без нарушения целостности. Тем самым несанкционированное проникновение внутрь цистерны невозможно.

Для пломбирования цистерн применяются ЗПУ "Спрут-Универсал", "Спрут", "ЛаВР - Гарант М" и т.д. Все названные ЗПУ предназначены для многократного использования после замены их контрольных элементов (стержень, контрольная шайба, гибкая пломба, втулка), разрушаемых при снятии ЗПУ.

Применение ЗПУ на различных видах подвижного состава и правила пломбирования установлены приказом МПС России от 17.06.2003 N 24 "Об утверждении правил пломбирования вагонов и контейнеров на железнодорожном транспорте"*(248).

В процессе осмотра цистерны необходимо установить и отразить в протоколе: наличие, количество, расположение и состояние ЗПУ, закруток, плашек. Какие оттиски изображены на ЗПУ, кем пломбировался вагон. Соответствие данных о ЗПУ в сопроводительных документах. Несовпадение знаков позволяет сделать вывод о произведенной преступниками подмене ЗПУ на аналогичное, незаконно находившееся в их распоряжении. При этом необходимо обращать внимание на то, что преступники могут маскировать повреждения на ЗПУ, с целью скрыть место преступления и отдалить время его обнаружения. Для нарушения конструкции ЗПУ преступники могут использовать различные инструменты (ножницы по металлу, ножовку, напильник, лом, монтировку, молоток и т.д.).



Нужно проверить количество витков закрутки (не менее шести), имеются ли следы раскручивания и закручивания.

Следует иметь в виду, что санкционированное снятие ЗПУ осуществляется с помощью специальных приспособлений. Контрольные элементы ЗПУ подлежат строгому учету и не находятся в свободном обращении.

В обязательном порядке при осмотре устанавливают информацию, нанесенную в виде знаков на корпус и контрольные элементы ЗПУ:

- буквенное сокращенное наименование перевозчика;

- индивидуальный контрольный знак из семи цифр;

- товарный знак предприятия-изготовителя;

- последнюю цифру года выпуска ЗПУ;

- название ЗПУ.

При осмотре цистерны также необходимо установить количество похищенного ГСМ. Для этого следует провести контрольный замер, в ходе которого с помощью специального измерительного прибора - метрштока, представляющего собой металлическую составную трубу с длиной шкалы до 3,5 метров, определяется высота налива груза.

При этом в протоколе отражается температура содержимого цистерны и внешнего воздуха во время замера, делается запись об изъятии образцов нефтепродуктов для последующего сравнительного анализа.

Большое влияние на точность определения высоты налива оказывает состояние замеряемой жидкости и ее поверхности. При наливе цистерны жидкость часто насыщается воздухом, а также на ее поверхности образуется слой пены. Из-за этого искажаются в сторону завышения результаты замеров, поэтому замер высоты налива должен производиться после некоторого отстоя продукта при спокойной поверхности жидкости и отсутствия на ней пены.

Осмотр тепловоза. В случае хищения ГСМ из тепловоза следует провести его осмотр, который начинают с установления его местонахождения (наименование станции, грузового двора, парка путей, номера пути). В том случае, если тепловоз находится вне пределов станции, устанавливают номер пути, километровые и пикетные знаки для привязки к постоянным ориентирам.

При осмотре следует обратить внимание на наличие канистр или других емкостей, а также приспособлений для слива топлива из баков. В протоколе следует зафиксировать количество топлива в баках, положение крышки горловины топливного бака, наличие запорных устройств и состояние пломбы.

При хищении ГСМ из складских помещений следует осмотреть и зафиксировать естественные и искусственные границы места происшествия; характер и расположение помещения, прилегающих построек, ведущих к нему и от него путей, а также преград на указанных путях; расположение предметов с точки зрения их целевого назначения; следов преступления и преступника; наличие предметов, обнаружение которых в данной обстановке весьма необычно (неестественно), что может говорить об инсценировке преступления.

Следует осмотреть состояние запорных устройств, наличие и состояние пломб, которые накладываются на двери помещения и на емкости, в которых хранится дизельное топливо.

Осмотр прилегающей территории. Во всех вышеуказанных случаях необходимо провести тщательный осмотр прилегающей территории, включающей осмотр различных зданий и помещений на предмет обнаружения следов преступления и похищенного (пятна и специфический запах от пролитого жидкого груза, следы ног, транспортных средств, орудия взлома, вещи и предметы, оставленные преступниками).

При осмотре участка железнодорожной станции определяют название станции, номер или наименование грузового парка, контейнерного пункта, сортировочной площадки, номер железнодорожных путей.

Все обнаруженное, имеющее отношение к расследуемому событию, тщательно осматривают, акцентируя внимание на поиске следов рук, ног, транспортных средств, оставленных преступником орудий взлома и иных предметов. Особое внимание уделяют отысканию следов падения или волочения емкостей с похищенным грузом. Следует обращать внимание на наличие следов автотранспортных средств, на которых преступники могли вывозить похищенное. Обнаруженные предметы и следы фиксируют с обязательной привязкой относительно железнодорожного пути, километровых и пикетных знаков, составлением схем.

В ходе проведения осмотра места происшествия следователь должен изъять:

- пломбы, ЗПУ, закрутки, плашки;

- следы, которые могли происходить от преступника;

- образцы похищенного груза;

- емкости, в которых находится похищенное дизельное топливо.

Обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено понятым и иным участникам осмотра, после этого все упаковывается, опечатывается, заверяется подписями следователя, понятых на месте осмотра.

При производстве осмотра в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство этого следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, последний может быть произведен без понятых, о чем в протоколе делается соответствующая запись.

Для производства осмотра целесообразно привлекать в качестве специалиста сотрудника вагонной службы, который после осмотра места происшествия составляет акт технического осмотра цистерны, который следователю впоследствии также надлежит приобщить к материалам уголовного дела.

Допрос подозреваемого, свидетеля или потерпевшего является следственным действием, посредством которого осуществляется фиксация идеальных следов преступления (информации, запечатленной в сознании людей).

В ходе допроса следователю рекомендуется использовать как тактические, представляющие собой комплекс организационных и психологических приемов допроса, так и технические методы фиксации полученной информации (применение аудио- и видеозаписи), которые позволят восполнить недостающую информацию и в восстановлении картины события преступления. Принимать решение об использовании тех или иных тактических приемов допроса следует исходя из складывающейся следственной ситуации по делу, процессуального положения допрашиваемого, а также занимаемой им позиции.

При расследовании хищений ГСМ с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте следователь редко ограничивается производством допроса одного лица. В связи с этим объем информации, относящейся непосредственно к событию преступления, весьма значителен и требует от лица, производящего расследование, дополнительных усилий, связанных с анализом и оценкой показаний. При этом основная сложность заключается в том, что последние могут противоречить не только иным собранным по делу доказательствам, но и друг другу.

В этом случае следователь должен установить причины расхождений в показаниях, которые отчасти могут быть обусловлены различиями в способностях, а также условиях восприятия, запоминания и воспроизведения событий допрашиваемыми лицами. Поэтому в ходе допроса обязательно должны быть выяснены как субъективные (личные особенности), так и объективные (внешние условия) факторы, при которых допрашиваемый наблюдал обстоятельства, имеющие отношение к событию преступления. Лишь при таком подходе можно объективно оценить достоверность всех показаний.

Не менее важной задачей следователя является изначальное прогнозирование возможных причин умышленного искажения информации допрашиваемым. Это позволяет следователю своевременно и продуманно использовать тактические приемы выявления мотивации ложных показаний исходя из сложившейся на момент допроса ситуации. Более того, в ряде случаев это может обеспечить эффективное устранение умышленного искажения информации.

Умышленное искажение информации нередко имеет место в тех случаях, когда правоохранительным органам стало известно о фактах совершения хищения ГСМ с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте, однако злоумышленники не задерживались с поличным на месте совершения преступления. В противном случае, как показывает практика, допрашиваемые дают, как правило, признательные показания.

При установлении причин искажения информации следователь должен приложить усилия к выявлению сведений, соответствующих действительности. Так, например, при установлении факта забывания допрашиваемым отдельных эпизодов, имеющих отношение к расследуемому преступлению, следователю надлежит использовать такие тактико-криминалистические методы, которые способствовали бы активизации памяти лица, дающего показания: допрос с использованием ассоциативных связей; допрос на месте происшествия; повторный допрос по некоторым обстоятельствам преступления; постановка контрольных вопросов; ознакомление допрашиваемого с показаниями других лиц (при этом последнее должно осуществляться лишь в той части, которая, по мнению лица, производящего допрос, оживит память допрашиваемого); предъявление допрашиваемому вещественных доказательств, документов, протоколов других следственных действий, а также воспроизведение аудио- или видеозаписей последних; проведение очной ставки, проверки показаний на месте и т.д. При этом указанные тактико-криминалистические приемы, в зависимости от обстоятельств, следует использовать как по отдельности, так и в совокупности.

Такая необходимость зачастую возникает тогда, когда в ходе предварительного расследования устанавливается множественность эпизодов совершения хищений ГСМ с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте. Обусловлено это прежде всего тем, что такого рода преступления нередко совершаются организованными группами, для которых занятие этой противоправной деятельностью является одним из средств существования.

В любом случае при допросе подозреваемого по факту (фактам) хищения ГСМ подлежат выяснению следующие обстоятельства:

1) является (являлся) ли подозреваемый на момент совершения преступления работником железнодорожного транспорта, если да, то в какой должности состоит (состоял) и что конкретно входит (входило) в его должностные обязанности, а также кто именно является (являлся) его непосредственным начальником. Выяснение указанных обстоятельств необходимо для производства впоследствии выемки соответствующего документа, на основании которого можно бы было сделать вывод о функциональных обязанностях и правах допрашиваемого, что имеет немаловажное значение для квалификации содеянного. Непосредственный руководитель подозреваемого, обвиняемого может быть допрошен относительно личности своего подчиненного, поскольку согласно ст. 73 УПК РФ обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, входят в предмет доказывания по уголовным делам;

2) когда именно и при каких обстоятельствах у него возник умысел на совершение хищения ГСМ. Поскольку указанные преступления, как правило, носят групповой характер, необходимо выяснить, кто являлся подстрекателем, а также организатором хищения;

3) когда и с каких именно объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте (из тепловоза, цистерны, складского помещения грузового хозяйства МПС России, предназначенных для хранения ГСМ, находящихся в границах станций) было совершено хищение;

4) с какой целью, каким способом и при каких обстоятельствах совершалось преступление, с указанием роли каждого из соучастников хищения, в том числе пособников;

5) каким образом планировался вывоз и сбыт похищенного ГСМ;

6) имело ли совершенное хищение ГСМ единичный характер, если нет, то когда, где и при каких обстоятельствах были совершены иные факты хищений;

7) при установлении факта, что похищенное дизельное топливо сразу не вывозилось с территории железнодорожной станции, выяснить, где именно оно перепрятывалось с целью последующего производства в указанном месте (местах) обыска или проверки показаний на месте.

Исходя из обстоятельств дела, в ходе производства допроса подозреваемого, обвиняемого могут быть выяснены также иные вопросы, входящие в предмет доказывания по всем без исключения уголовным делам, а также обусловленные спецификой совершенного преступления. При этом в первую очередь следователем должно быть акцентировано внимание на детализации тех высказываний допрашиваемого, которые впоследствии должны быть тщательно перепроверены путем собирания дополнительной доказательственной информации в ходе производства иных следственных действий.

Немаловажную роль при расследовании фактов хищения ГСМ с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте играет допрос свидетелей. В первую очередь необходимо допросить лиц, которые располагают конкретной информацией о событии преступного деяния и лицах, его совершивших.

К ним относятся свидетели, которые непосредственно являлись очевидцами преступления, осуществляли задержание лиц, совершивших преступления, располагают сведениями о количестве и виде похищенного ГСМ.

Свидетелей совершения хищения ГСМ на объектах оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте условно можно разделить на группы.

1. Работники железнодорожного транспорта, находящиеся на объектах железнодорожного транспорта, на котором совершено преступление.

В ходе допроса указанных лиц подлежит выяснению:

- в какой должности состоит (состоял) свидетель на момент совершения преступления;

- где, когда и при каких обстоятельствах наблюдал или первым обнаружил признаки совершенного преступления;

- с каких объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте (из тепловоза, цистерны, грузового хозяйства МПС России, предназначенных для хранения ГСМ, находящихся в границах станций) было совершено хищение;

- в чем конкретно выражались действия соучастников преступления;

- при каких обстоятельствах они были задержаны и каким образом у них было изъято похищенное.

2. Работники железнодорожного транспорта, осуществляющие контроль за сохранностью ГСМ.

У этой группы свидетелей следует выяснять:

- место работы и занимаемую должность, а также профессиональные обязанности, установленные соответствующим документом (должностной инструкцией);

- количество и основание, на котором свидетелем было выдано дизельное топливо лицам, впоследствии пытавшимся его похитить (похитившим);

- информация о документе, на основании которого данная выдача производилась (это необходимо для осуществления впоследствии выемки данного документа).

3. Сотрудники милиции, несущие службу на объектах железнодорожного транспорта, а также сотрудники ведомственной охраны, ЧОП, осуществляющие охрану.

Указанные свидетели могут дать ответы на следующие вопросы:

- в какой должности состоит (состоял) свидетель на момент обнаружения преступления;

- в связи с чем и при каких обстоятельствах свидетель оказался на территории совершения преступления;

- в чем именно заключались преступные действия подозреваемых и при каких обстоятельствах последние были задержаны;

- какие предметы были обнаружены и изъяты у подозреваемых при задержании.

Лица, обладающие информацией о личности, а также об образе жизни и связях преступника. К числу лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей о личности подозреваемого, обвиняемого относятся: непосредственный руководитель, близкие родственники, друзья, сослуживцы.

В результате хищения ГСМ с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте потерпевшим может быть как физическое, так и юридическое лицо (например, ОАО РЖД). Согласно ч. 9 ст. 42 УПК РФ в случае признания потерпевшим юридического лица, его права в ходе производства по уголовному делу осуществляет представитель. Исходя из этого на практике часто возникает вопрос: в качестве кого надлежит допрашивать представителя юридического лица, признанного потерпевшим (в качестве свидетеля или потерпевшего).

Анализ материалов уголовных дел показал, что практические работники разрешают эту ситуацию по-разному. Одни допрашивают представителей юридических лиц, пострадавших от преступления, в качестве свидетеля; другие - в качестве потерпевшего; третьи выбирают оба варианта решения указанной проблемы (вначале допрашивают представителя в качестве свидетеля, затем в качестве потерпевшего).

Вместе с тем все эти способы разрешения создавшейся ситуации представляются нам не вполне удачными.

Во-первых, буквальное толкование ч. 9 ст. 42 УПК РФ позволяет однозначно говорить о том, что представитель юридического лица в силу того, что он выступает от имени пострадавшей организации и обладает ее правами, не может быть допрошен в качестве свидетеля, так как не является таковым.

Во-вторых, поскольку представителем организации, пострадавшей от хищения, является физическое лицо, которому непосредственно не причинен никакой вред, то последний не может быть допрошен и в качестве потерпевшего.

В-третьих, разрешение обозначенной проблемы путем допроса представителя юридического лица вначале в качестве свидетеля, а затем потерпевшего приводит к необоснованному дублированию работы следователя.

Исходя из этого полагаем целесообразным в постановлении о признании потерпевшим наряду с указанием юридического лица, которому в результате преступления был причинен вред, упомянуть также и его представителя. Например, "признать потерпевшим (наименование юридического лица) в лице его представителя (фамилия, имя, отчество доверенного лица) по уголовному делу N ..." и далее по тексту.

После этого указанное лицо надлежит допросить в качестве представителя потерпевшего в соответствии с правилами ст. 78, 187-190 УПК РФ, учитывая при этом положения ст. 42, 45 УПК РФ.

Перед началом допроса наряду с документами, удостоверяющими личность, у представителя юридического лица должны быть при себе документы, свидетельствующие о том, что он уполномочен представлять и защищать интересы своей организации. Эти документы следователю надлежит приобщить к материалам уголовного дела.

Основными вопросами, подлежащими выяснению в ходе допроса указанного участника уголовного судопроизводства, являются:

- причиненный ущерб;

- из чего складывается сумма ущерба.

В процессе допроса могут возникнуть и другие вопросы, относящиеся к обстоятельствам дела. При этом важно помнить о том, что в данном случае допрашиваемый обязан ответить на них, поскольку дача показаний для него, в отличие от подозреваемого, обвиняемого, - не право, а установленная законом обязанность.

Выемка - следственное действие, предусмотренное ст. 183 УПК РФ, заключается в изъятии значимых для расследования предметов, ценностей или документов, находящихся во владении или ведении конкретного лица или учреждения. При производстве выемки материальных ценностей кроме представителя соответствующего предприятия должно присутствовать материально ответственное лицо.

Подготовка к выемке включает решение следующих вопросов:

1) где, когда и у кого должна производиться выемка;

2) кто будет участвовать и присутствовать при ее проведении;

3) что конкретно следует изъять.

По делам о хищении ГСМ с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте выемке и осмотру подлежат:

- железнодорожная транспортная накладная;

- квитанция о приеме груза;

- вагонный лист;

- натурный лист;

- лента самописца скоростемера;

- книга выгрузки и выдачи груза;

- книга приема груза;

- книга пломбирования вагона;

- книга пломбирования топливного бака тепловоза;

- книга учета коммерческих актов;

- журнал регистрации заявлений и поступления розыскных дел;

- книга для записи актов поступивших от других станций;

- книга выдачи ГСМ;

- акт технического осмотра цистерны.

При осмотре документа в протоколе фиксируется: наименование документа; его внешний вид, реквизиты и особенности; содержание; индивидуальные признаки документа (кому, когда, где и кем он выдан, номер, серия и другие сведения, вносимые в него от руки) и т.д.

Осмотр документов позволяет ответить на ряд основных вопросов: соответствует ли обнаруженный товар данным, указанным в документах о его перемещении, каков маршрут состава; количество перевозимого груза, кто является грузополучателем и грузоотправителем, количество выданного ГСМ.

Получение образцов для сравнительного исследования. В связи с тем, что в ходе расследования преступлений, связанных с хищениями ГСМ, нередко возникает необходимость в назначении и производстве судебных экспертиз (в первую очередь экспертизы материалов, веществ и изделий - ЭМВИ), немаловажное значение имеет грамотное производство такого процессуального действия, как получение образцов для сравнительного исследования.

Анализ материалов уголовных дел показал, что в ряде случаев такие образцы не изымаются, особенно тогда, когда имеет место задержание подозреваемых непосредственно на месте преступления в момент слива ГСМ. В этих ситуациях судебная экспертиза также не назначается, и в основном в качестве доказательств фигурируют признательные показания подозреваемых, обвиняемых, а также свидетелей и представителя потерпевшего.

На наш взгляд, это недопустимо, поскольку не только не способствует полноте, всесторонности и объективности расследования такого рода преступлений, но и может привести к ситуации, когда в соответствии с ч. 2 ст. 75 УПК РФ показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде, признаются недопустимыми.

Более того, без производства ЭМВИ нельзя объективно установить содержание похищенного вещества (жидкости), а именно, является ли оно дизельным топливом.

Для назначения указанной экспертизы лицо, производящее предварительное расследование, обязано принять все меры, направленные на эффективное получение образцов для сравнительного исследования.

Согласно ч. 3 ст. 202 УПК РФ основанием для производства указанного процессуального действия является постановление. Однако изучение материалов уголовных дел показало, что практические работники не всегда соблюдают это установленное законом требование. В результате постановления о получении образцов для сравнительного исследования нередко не выносятся, что является основанием для последующего признания этого процессуального действия и его результатов, как и последующих экспертиз, в рамках которых эти образцы подлежали исследованию, не имеющими юридической силы.

При этом хотелось бы обратить внимание на то, что пробы жидкостей, предположительно являющихся дизельным топливом, из больших резервуаров (например, баков автомотрисы, цистерн) надлежит изымать при помощи пробоотборника с трех уровней: из верхней, средней и нижней частей. После этого все изъятое перемешивается и отделяется проба объемом 0,5-1 литр, которая и направляется на экспертное исследование при назначении ЭМВИ.

При обнаружении в момент задержания у подозреваемых мелкой тары (например, бочки, бидона или канистры) пробы содержащейся в них жидкости могут изыматься с помощью стеклянной или металлической трубки. При этом последняя погружается в жидкость на 20-30 см, верхний конец ее закрывается. Жидкость из трубки выливается в посуду. В этой ситуации для экспертного исследования также изымается 0,5-1 литр жидкости.

После этого изъятая из цистерны или бака жидкость помещается в отдельный чистый стеклянный сосуд, плотно укупоренный притертой стеклянной, корковой, пластмассовой (но не резиновой) пробкой. Аналогичным образом упаковываются образцы жидкости, изъятые из мелкой тары. При этом на упаковочном материале каждого из изъятых образцов должна содержаться соответствующая пояснительная надпись с указанием, кем, когда и откуда тот или иной образец был изъят.

До направления на экспертизу образцы надлежит хранить в холодильнике или в прохладном темном месте.

Анализ материалов уголовных дел показал, что чаще всего следователи помещают пробы предполагаемого ГСМ в пластиковые бутылки, что недопустимо. В ряде случаев при задержании лиц с поличным изымается только мелкая тара, тогда как используемые подозреваемыми шланги или трубы, иные приспособления для слива или не изымаются, или изымаются, но не направляются впоследствии на экспертное исследование.

Личный обыск. На практике нередко возникает необходимость в производстве личного обыска с целью изъятия у лица или лиц, совершивших хищение ГСМ, предметов, в том числе одежды, на которой может быть обнаружено вещество, предположительно являющееся нефтепродуктом.

Вместе с тем анализ материалов уголовных дел показал, что это следственное действие проводится весьма редко. Между тем на варежках, перчатках, рукавах курток и т.д. обыскиваемых достаточно часто можно визуально обнаружить следы нефтепродуктов, при этом последние, как правило, содержат специфический запах.

В любом случае одежда обыскиваемого лица должна быть тщательно осмотрена, а при обнаружении на ней предположительно следов нефтепродуктов изъята. В большинстве случаев остатки сливаемого ГСМ можно обнаружить на варежках, перчатках, рукавах рубахи или куртки подозреваемого.

Исходя из специфики изымаемого предмета при упаковке последнего надлежит соблюсти ряд условий, позволяющих наиболее эффективно сохранить все те свойства изымаемых при обыске предметов, которые сыграют решающую роль впоследствии при назначении и производстве экспертных исследований.

Так, например, изъятые варежки или перчатки во избежание улетучивания горючей жидкости могут помещаться в герметически закрываемые сосуды (в стеклянную банку с широким горлом и с притертой пробкой и т.п.), тогда как рубаху или куртку в этом случае надлежит обернуть парафинированной бумагой, клеенкой и перевязать бечевкой либо поместить в пакет из полимерного материала, который затем тщательно заклеивается или завязывается во избежание попадания туда воздуха.

При этом на упаковке лицом, производящим предварительное расследование, должна быть сделана соответствующая запись с указанием наименования содержимого, а также места и времени его изъятия.

Назначение и производство судебной экспертизы. Анализ материалов уголовных дел показал, что в ряде случаев лица, осуществляющие предварительное расследование по фактам хищения ГСМ, не назначают ЭМВИ, ограничиваясь результатами предварительных исследований. При этом документы, составляемые по итогам указанных исследований, именуются по-разному: "актами лабораторного анализа жидкости", "актами исследования ГСМ", "справками из химлаборатории", "справками об исследовании" и т.д.

В результате в обвинительных заключениях содержатся ссылки не на заключения экспертов, составленных по результатам проведения ЭМВИ, а лишь на документы, составленные по итогам предварительных исследований. Такая ситуация недопустима, так как предварительные исследования не могут заменить собой исследовательскую работу эксперта. Более того, назначение и производство судебной экспертизы является сложным следственным действием, в ходе которого затрагиваются интересы многих участников уголовного судопроизводства (и прежде всего подозреваемого, обвиняемого), а также создаются реальные возможности для отстаивания ими своих прав и соблюдения возложенных на них законом обязанностей.

К числу основных задач, решаемых в ходе производства ЭМВИ по делам о хищении ГСМ, можно отнести следующие, а именно: определение состава исследуемого вещества, установление групповой принадлежности, однородности или неоднородности представленных на исследование образцов вещества.

Исходя из этого на разрешение эксперта ставятся следующие вопросы:

Является ли представленное на исследование вещество нефтепродуктом - дизельным топливом, и если да, то к какой группе оно относится, какова марка?

Имеются ли на данных объектах (например, варежках, перчатках, рубахе, куртке и т.д.) следы ГСМ? Если да, то каков их состав, к какой марке они относятся?

Однородны ли по своему составу нефтепродукт (дизельное топливо), обнаруженный или изъятый там-то (в конкретном месте), и представленный образец, и если да, то по каким показателям?

При расследовании преступлений, связанных с хищениями ГСМ на железнодорожном транспорте, часто возникает необходимость в назначении и производстве судебных трасологических экспертиз, поскольку все железнодорожные цистерны после наполнения их дизельным топливом опломбировываются.

В ходе совершения преступлений запорно-пломбировочные устройства (ЗПУ) нередко взламываются или вскрываются. Этот факт может быть установлен путем производства судебной трасологической экспертизы, на разрешение которой могут быть поставлены следующие вопросы:

Вскрывалось ли ЗПУ, и если да, то каким способом?

Имеются ли на ЗПУ повреждения, если да, то какие именно и каким способом ЗПУ повреждено?

Каким орудием оставлены следы (повреждения) на представленном ЗПУ? Не образованы ли имеющиеся следы постороннего воздействия в результате вскрытия и повторного навешивания ЗПУ?

Возможно ли извлечение проволоки из корпуса ЗПУ без оставления следов?

Не оставлены ли повреждения на представленном ЗПУ конкретным инструментом или предметом, представленным на экспертизу (например, зубилом, ножовкой, ломом и т.п.)?

Не оставлены ли оттиски на контактных поверхностях нескольких ЗПУ плашками одних и тех же пломбировочных тисков? И другие.

Объектами судебной трасологической экспертизы ЗПУ являются ЗПУ, пломбировочные тиски, бечева, проволока и лента, используемая при навешивании ЗПУ. При производстве судебной трасологической экспертизы запорно-пломбировочных устройств (одноразовых номерных сигнальных устройств) объектами исследования могут являться:

1) запорно-пломбировочные устройства, их части и элементы со следами орудий взлома;

2) приспособления и инструменты, использованные злоумышленниками при снятии ЗПУ;

3) сравнительные образцы новых ЗПУ и штатных приспособлений для их снятия, необходимые для проведения экспертного эксперимента и сравнительного исследования. При этом основные диагностические вопросы, на которые, как правило, необходимо ответить эксперту, могут быть сформулированы следующим образом:

Подвергалось ли представленное на исследование ЗПУ несанкционированному вскрытию, если да, то каким способом и с помощью приспособлений какого типа оно было вскрыто?

Не были ли нарушены правила установки ЗПУ при первоначальном опломбировании железнодорожной цистерны?

Не имела ли места подмена ЗПУ, установленного на железнодорожную цистерну при первоначальном опломбировании?

Не являются ли данные обломки частями одноразового номерного сигнального устройства? Если да, то какого именно? Каковы были его конструкция, фирма-изготовитель?

Не являются ли объекты, представленные на исследование, частями единого целого - ЗПУ? И другие.

Наряду с указанными видами экспертиз по уголовным делам о хищении ГСМ с объектов оперативного обслуживания ОВД на железнодорожном транспорте по мере необходимости могут назначаться и проводиться такие криминалистические экспертизы, как почерковедческая, технико-криминалистическая экспертиза документов (при необходимости исследования подписей, оттисков печатей и штампов, установления содержания документа); трасологическая (следов рук, ног, орудий взлома и инструментов), а также психологическая (направленная, главным образом, на установление лидера той или иной преступной группы, так как указанные преступления, как правило, носят групповой характер) и иные виды экспертиз в зависимости от обстоятельств дела.

Очная ставка. Согласно ст. 192 УПК РФ при наличии в показаниях ранее допрошенных лиц существенных противоречий следователь, дознаватель вправе провести такое следственное действие, как очная ставка. В связи с этим хотелось бы отметить следующее:

1. Исходя из смысла вышеуказанной статьи лицо, производящее предварительное расследование по делу о хищении ГСМ, может провести очную ставку между любым количеством ранее допрошенных лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия.

2. В законе не оговорено, какие именно противоречия являются существенными, поэтому в каждом конкретном случае следователь, дознаватель принимает решение о целесообразности проведения очной ставки самостоятельно. Вместе с тем полагаем, что производство указанного следственного действия необходимо в тех случаях, когда существенные противоречия в показаниях ранее допрошенных участников уголовного судопроизводства (потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого) касаются обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу о факте хищения ГСМ; обстоятельств, имеющих значение для правильной оценки доказательств (например, о взаимоотношениях обвиняемого с потерпевшим, свидетелями и т.д.), а также при наличии исключающих друг друга показаний.

В любом случае в ходе очной ставки лицо, производящее предварительное расследование по делу, обязано:

- выяснять у лиц, между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой (ч. 2 ст. 192 УПК РФ);

- задавать вопросы каждому из допрашиваемых на очной ставке лиц (ч. 2 ст. 192 УПК РФ);

- разрешать лицам, между которыми проводится очная ставка, задавать вопросы друг другу (ч. 2 ст. 192 УПК РФ);

- предъявлять в ходе проведения очной ставки ее участникам вещественные доказательства и документы (ч. 3 ст. 192 УПК РФ).

В ряде случаев следователь вправе заменить очную ставку иным следственным действием, если посчитает, что такая замена окажется наиболее эффективной.

 







Сейчас читают про: