double arrow

Моздок, Северная Осетия

1

Финансовый монстр

 

Финансовый монстр

 

Б.Р. Рашид

 

Все персонажи и события в книге вымышлены, любые совпадения с реальными лицами или обстоятельствами случайны и ни имеют с реальностью ничего общего.

 

Деньги – хороший слуга, но плохой хозяин.

 

Фрэнсис Бэкон

 

 

Оглавления

 

Пролог... 6

 

Часть первая

 

1...... 25

2...... 78

3...... 104

4...... 125

5...... 148

6...... 183

7...... 232

8...... 345

 

Часть вторая

 

9...... 409

10...... 471

11...... 522

12...... 568

13...... 610

14...... 686

15...... 732

16...... 788

 

Пролог

Апрель

Тегеран, Иран

Кто мог знать, к чему это могло привести?

Уж точно не Рамиль Асарт, который стоял перед монитором банкомата в одном из пешеходных улиц Энгелаб в городе Тегеран, Иран. Позади него маячила длинная очередь, крутящих, вертящих в руках банковские карты. В пятницу всегда было много людей перед денежно-платёжным банкоматом. Рамиль обернулся, на него смотрели дюжина людей-работяг, которых выражали разные эмоции от скуки до торжественного ликование.

Он посмотрел на карточку, потёр чип большим пальцем правой руки и поднял взгляд.

– Кто-нибудь знает, как можно перевести деньги с карты на карту через банкомат?! – недостаточно громко, но достаточно отчётливо спросил Рамиль Асарт.

На него обрушился поток слов и единственное, что он мог разобрать, были слова мужчины, предлагающий ему идти в банк. Он кивнул и спросил, где находится этот банк. Таксист через дорогу крикнул ему и сказал, что может отвести его за полтора долларов.

– Это прямо по трассе и второй поворот налево, – произнесла одна девушка в очках, нетерпеливо ждавшей своей очереди. – Минуть три-четыре ходьбы.

Рамиль кивнул и поблагодарил девушку, но та сделала вид, что не замечает его, потому как Рамиль краем глаза заметил, что она залилась румянцем. Таксист покачал головой, скорее из-за разочарования, чем от стыда за обман. Его очередь, кто-то уже занял, и он махнул рукой и зашагал прямо, вдоль по тропинке.

Было холодно, ветер шелестел листья на деревьях в ряд слева от тропинки. Рамиль залез в карман и достал пачку сигарет «Винстон» и закурил. На нем было распахнутое пальто, надетый поверх чёрного вязаного свитера. Черные джинсы и черно-коричневые ботинки, а через плечо был накинут на одну лямку рюкзак цвета хаки. Кто-то мог принять его за студента, служащего магазина, программиста, независимого консультанта. Но никто никогда не подумал бы, что он руководитель отдела всемирного научного исследовательского центра и что в свете всего этого у него нет личного автомобиля с водительскими правами. И это при том, что ему всего двадцать семь лет.




Деньги нужно было перевести сегодня до девятого вечера, а сейчас на часах было без четверти пятого. Способ перевода был довольно примитивный в сравнение современными возможностями перевода, но именно этого требовалось, чтобы сохранить анонимность. Таксист по дороге сюда говорил, что это самый криминальный район в Иране, где продажные полицейские сами руководят продажей наркотиков и находят богатых клиентов для местных проституток. Местные подростки прямо средь бела дня забегают в магазины и устраивают кражи. Почти всем заведующим магазинам и прочей продовольственной деятельности приходится нанимать охранников с оружьями, с дубинкой и слезоточивым газом, а в больших супермаркетах их бывает не меньше дюжины. «Без преувеличение, - добавил таксист».

Рамиль выкинул недокуренную сигарету. Банк находился через дорогу. Прямо у перекрёстка был раздробленный маленький домик, скорее всего служивший продовольственным магазином. Это была типичная картинка в криминальных районах, где бизнес промышленностью правили преступные организации, собирая солидные проценты с местных бизнес-предпринимателей. В случае отказа в ход входили кулаки и биты, а когда и это язык был непонятен, они уничтожали заведении, так чтобы ничего не оставалось.



Он остановился и стал прислушиваться к тихим отдалённым звукам, которые напоминали ему всхлипывание во время рыданий. Ещё когда он учился в университете, ему приходилось жить в трущобах, которые именовались общежитиями. Грязь, вонь прогнившей еды, пот невымытых тел и запах ржавых металлических водопроводных труб, с привкусом перегара изоленты были неотъемлемой частью этого богом забытого места. Часто по ночам, когда он ходил в магазин за продуктами, которые ограничивались самой дешёвой безвкусной лапши (от которого у тебя бывала невыносимая изжога) быстрого приготовление и буханкой хлеба, в подъездах, коридорах, слегка приоткрытых дверей двухкомнатных квартир ему приходилось слушать плачи детей, неудовлетворённых жён, бабушек и всех тех, кому обрыдла нищенское существование. Четыре года университетской жизни стали адом и возрождением в другой мир, мир богатства, достатка и уюта, но со своими проблемами и невзгодами, от которых тебе приходится страдать чаще, чем имея пустой карман и ходя с риском умереть от голода. Его одна нога была на пересечении дороги, ведущий в банк, а другая в стороне плача.

Рамиль выругался чёртом. У входа стояла женщина, возраст которой трудно было определить. На ней была чёрно-зелёная юбка до колен, синяя кожаная куртка, надетый поверх белого свитера без воротника. Волосы её были темно-каштановые, а с того расстояния, который находился Рамиль Асарт, трудно было определить какого цвета были её глаза, но даже с такого расстояние она показалась ему красивой, тонкими чертами лица и ясным взглядом. Он посмотрел в сторону дороги, окаймлённый деревьями и гравиям. По мере того, как гравия шуршали под его ногами, звук становился всё громче и более отчётливее.

Когда он повернул в сторону жилого дома, плач сменился рыданием. У дерева лежала маленькая девушка лет двенадцати-тринадцати, прикрывая лицо руками. Её белое школьное платье была задрана вверх, а между колен были красные пятна, налитые кровью от содранной кожи.

Рамиль подбежал, говоря, что всё будет хорошо. Прежде чем наклониться к ней, он снял себя чёрное пальто и накинул на голые ноги девчонки.

Когда он присел на корточки и его бедра соприкоснулись с икрами, он почувствовал оглушающую боль в затылке, которая через секунду, показавшая ему вечностью, ушла в темноту вместе с его сознанием.

 

 

* * *

 

 

Рамиль не мог различить голоса, но был уверен, что они не плод его воображения. Этому свидетельствовал звук и мужские лица, которые мелькали перед его глазами, которые то и дело закрывались и открывались.

Разум помутнел, голова залилась свинцом, а тело приросло к холодной земле, где он лежал. Вокруг него столпились люди, кто-то кричал, кто-то предлагал помощь, а оставшиеся звали полицию.

Рамиль открыл глаза и увидел её.

Можно много говорить о том, что он испытал, когда увидел это лицо, светлое, зелёными, добрыми глазами и доброй улыбкой, но одно было точно – он почувствовал облегчение, такое облегчение на душе, которое человек испытывает, когда провожает долгий день и возвращается домой, зная, что там его ждут любящие люди, которые никогда не оставить тебя, всегда будут рядом, любя и даря тебя счастья и радость и за них ты готов отдать свою жизнь, потому что это, черт подери, единственное, что делает нашу жизнь значимой, наполняет её смыслом в этом бренном мире, где мы играем за раннее отведённую нами роль, смутно понимая, к чему мы, вообще, идём.

Эту встречу ему никогда не забыть.

– Вы в порядке? – спросила женщина, наклонившаяся над ним.

Рамиль не мог различить слова, в его ухе они звучали, как шёпот через бумажную трубочку.

Кто-то просил позвать врача, а кто-то полицию. Начиная приходить в себя, он в первую очередь почувствовал боль в затылке, а потом в коленях. Сквозь боль в мозг врезалась сегодняшняя встреча, которую он и не подозревал. В конечном итоге из-за этой встречи он здесь и оказался. Он мог бы быть, где угодно, но только не здесь, но у него не было другого выхода. Хотя был, но он был не рассудительным и слишком опасным, рисками, на которые Рамиль не хотел идти. Когда ты в ловушке главное, что надо понять так это степень опасности, которые несёт твои действия, так как каждый твой шаг определяет уровень возможности безопасного исхода.

В глубине сознании у него мелькали отрывки из воспоминаний далёкого детства, где он играл в мячик во дворе у бабушки, Сен-Тропе, Франции. Его мозг ассоциировал эти воспоминании с теперешней жизни затейливого финансового аналитика и того бездельного мальчика, который живёт в своё удовольствие, как нечто забытое и непостижимое, как две разные вещи, которые не согласуются вместе и невозможно поверить, что это был один человек. Можно лишиться всего и быть на грани к обрыву в бездну неизвестности, а можно приобрести всё, но потерять себя, забыть на свои принципы и в душе быть ни кем. Рамиль был тем человеком, который выберет первое, пойдя на всё риски и трудности, но готовый бороться за идентичность и право отстаивать свои позиции.

У неё были мягкие, нежные и тёплые руки, которые схватили его за руки, чтобы он мог приподняться. В них была уверенность, спокойствие и сосредоточенность. Как странно, что одни только руки говорят о характере человека так много. Приходя в себя, Рамиль пытался сфокусировать свой взгляд на этой женщине, стараясь определить её возраст, до конца ни понимая зачем ему это надо. Он чувствовал необходимость узнать её поближе, понять, что такая красивая женщина делает в таком затхлом, богом забытой помойке, где люди превратились в крыс, пытаясь отсрочить свой неизбежный, чаще всего унылый, конец.

Он встал на ноги и стряхнул голову. Его схватили за локоть, когда он пошатнулся от головокружения.

– Вам нужно лежать!

– У него сотрясения мозга!

– Вызовите полицию! На него напали!

Рамиль попытался взять себя в руки, его ударили чем-то твёрдым, из-за которого у него сочилась кровь на щеку.

– Возьмите.

Это был платок, который протянула эта зеленоглазая женщина. Что она здесь делает? И, что интереснее, кто она?

Рамиль взял платок и прижал к голове. Порез был маленьким, но глубоким. Он вспомнил про девчонку, которой хотел помочь.

– Здесь была одна девчонка? – спросил он, охрипшим голосом.

Зеленоглазая женщина посмотрела на него.

– Когда я вас увидела, вы были одни, – сказала она.

Рамиль оглянулся вокруг себя. Люди кольцом окружили его, пытаясь понять, что здесь происходит.

– Она была здесь. Куда она делась?

Зеленоглазая женщина озабочена смотрела на него.

– Когда я увидела вас лежащим на земле с кровоточащей раной на голове, вы были одни. А кто она?

Рамиль недоуменно оглядывался вокруг. Не может же быть, что ему всё это привиделось? Нет, всё это произошло за правду!

– Здесь была девчонка. Кажется, на ней напали. Когда я попытался ей помочь, меня сзади кто-то ударил. Черт возьми, вызовите полицию?

Зеленоглазая женщина поняла, что к чему и кивнула.

– Полицию вызвали. Я не понимаю, что происходит.

Рамиль кивнул.

– Я тоже. Но здесь произошло похищение несовершеннолетней девушки, – сказал Рамиль и выдохнул, всё ещё не веря, что это происходит в реальности.

Женщина не поверила ему.

– Похищения? Вы уверены в этом?

Рамиль сам себя кивнул, понимая, что это похоже на бред человека с сотрясением мозга.

– О’кей, – согласился он. – Я знаю, на что это похоже, но это правда. Вы должны поверить мне, потому что одному меня полиция не поверить. Я хорошо знаком с иранским законодательством, которая действует по принципу наименьшего сопротивления. Если мы оба заявим об исчезновения, тогда, наверное, они что-то предпримут.

Несколько секунд она смотрела на него, как на сумасшедшего, потом приняла невозмутимый вид и попыталась разрядить обстановку.

- Успокойтесь, для начала...

Рамиль стряхнул её руку с плечи и закричал:

- Хватить меня успокаивать! Речь идёт о жизни невинной девчонки, а вы меня тут предлагаете успокоиться! Как я, по-вашему, должен успокаиваться, когда с ней может происходит, что угодно?!

Это возымело эффект. Всё окружившие посмотрели на него. Кто-то подошёл и спросил, что происходит. Рамиль посмотрел на него и послал к чёрту. Это был имам[1] с длиной бородой, который вместо того, чтобы быть рациональным, предложить помолиться богу. Рамиль не был против того, чтобы помолиться, но одними молитвами делу не поможет, чудес не бывает, люди разные и да вообще рациональность такая вещь, которая не вписывается в такие узкие рамки, как честь и благородства, потому как они следствие воспитание и внесения в человека правильные ориентиры, путём воспитания и демонстрация простого человеческого отношения к другим, независимо от рас, пола и других социальных различий.

Он отошёл в сторону не в силах поверить, что такое происходит снова. Травма, которое ему пришлось пережить стало явью, но теперь она упала на человека, который был гораздо старше, гораздо умнее и гораздо сильнее, чтобы противостоять злу, который человек творит лишь потому, что другой человек не может или не в силах остановить его.

На его плечо коснулась рука и он резко повернулся. Это была она.

- Я вам верю.

Рамилю не нужно было спрашивать, говорить ли она за правду, это было видно и по её глазам, которые выражали серьёзно, важность и... что-то ещё, который он не до конца понимал. То ли понимания, то ли сострадания.

– Спасибо.

Она кивнула.

- Меня зовут Елена Эрма.

Она протянула ему руку.

- Рамиль Асарт.

Он опустил его руку, а она продолжала смотреть на свою.

- Вы не религиозный человек?

- Нет, далёко нет. – Он улыбнулся ей. – Тут принято считать, что если ты не религиозен, то плохой. Это совсем не так. Эти догмы не сочетаются с моими размышлениями.

Она улыбнулась ему и расслабилась.

- У вас арабское имя, но английский без акцента. Вы американец?

Рамиль отрицательно покачал головой.

- Мой отец был американцем, а мать иранкой. После смерти матери, я взял её фамилию, чтобы отказаться от наследства отца.

Она немного удивилась.

- Отказаться от наследства?

Он кивнул:

- Да.

- И сколько было? В смысле в наследстве?

- Больше двух с половины миллиарда долларов. – Он беззубо улыбнулся, выражая иронию своей судьбы. – Но я всё равно получил их. И сразу отдал их РНФ[2].

- В науку... Это очень мило с вашей стороны.

- Вы русская?

Она улыбнулась.

- Да, - ответила он. – А как вы догадались?

- Я независимый финансовый консультант научных проектов на ближнем востоке. Где-то год работал в Москве вместе с группой исследователей и познакомился со многими русскими коллегами. Я хорошо различию акценты. Практически любые.

В разговоре, он забыл о самом важном. В этом вся суть мозга – забыть всё плохое, чтобы потом посмотреть на проблему с другой стороной и понять, что страшнее отсутствия решений, может всего лишь окончательно забыть её, потому что она разрастается до такой степени, что проглотит тебя, не дав отрезветь. И это радует. Потому что маленькая ложь в конечном итоге введёт к раскрытию мирового обмана.

- Напоследок хочу спросить, вы не передумали?

Она решительно покачала головой.

- Нет.

Рамиль успокоился и мог здраво мыслить. Когда на тебя нахлынивают эмоции, ты перестаёшь мыслить объективно, выпуская на волю чувства, вместе логики.

- Хорошо, - сказал Рамиль, начиная рассказывать в деталях, как он натолкнулся на девушку, как он встал на корточки, чтобы накинуть на неё своё пальто. – Дальше меня сзади оглушили, а очнувшись увидел вас.

Рассказ был вполне правдоподобный, но всё-таки для Елены, которая только в кино видела плохих ребят и жуткие, несправедливые вещи, которые происходит ни в чем неповинными людьми, это было сюрреализмом. Но даже наблюдая это на собственном опыте, приходилось испытывать не самые приятные ощущении.

- Вы сказали, что сняли с себя пальто?

Рамиль кивнул.

- Да. Наверное, потом на меня его надели. Это выглядит странно для людей, похищающих людей.

- Посмотрите свои карманы, - предложила Елена.

Рамиль залез в карманы. Ключ от номера отеля, пачка сигарет с зажигалкой, наличные деньги и три банковских карточек были на месте. Даже часы стоимостью три с половиной тысяч долларов были на руках.

- Всё на месте, - пробормотал он. – Какого черта происходит?

- Это очень хороший вопрос, - задумчиво произнесла Елена.

Рамиль задумался.

- Послушайте, Елена, - сказал он. – Можно мне так вас называть? – Она пожала плечами. – Я пойму, если вы откажетесь от показаний.

Она решительно помотала головой.

- Нет, конечно, нет. Я хочу помочь найти эту девчонку, или, хотя бы попытаться.

Рамиль задним числом думал о том, что ему надо переслать деньги на определённый счёт до девятого вечера. На часах было половина шестого вечера. Через полчаса стемнеет. А в семь обычно закрывается банки. Но здесь, наверное, всё по-другому. Важность переслать эти деньги была очень высокая. Речь шла о проекте, который в будущем поможет определить степень воздействие того или иного препарата на организм человека, и поможет снизить колоссальные расходы на здравоохранения и тем самым увеличить уровень фармацевтики, способствующий улучшения здоровья и снижения расходов в виде налогов граждан на исследования медицинских препаратов.

- Давайте пройдёмся по нашей версии, чтобы она совпадали. На вас напали, оглушили сзади и похитили девушку. А я наблюдала?

Нависло молчание.

- В общем-то так, - протянул Рамиль. – Вы пытались помочь, но ничем не могли. Вы услышали звуки и когда добрались до места, увидели меня лежащим и вызвали на помощь. Кстати, вы нашли меня первым?

Она кивнула.

- О’кей, для начала это сойдёт.

К нему подошёл молодой мужчина в сером пальто.

- Это ваш рюкзак, брат?

Рамиль посмотрел на рюкзак цвета хаки. Черт возьми, он совсем забыл про него. Он кивнул, взял и поблагодарил. Проверил и убедился, что ничего не взяли.

- Ничего не взяли?

Рамиль покачал головой. Ситуация в высшей степени становилась невероятной.

- Да, ничего не взяли, - подтвердил он. – Что же это может значить?

Елена ничего не ответила. Она была ни в меньшей степени озадачена происходящим. Она достала из кармана кожаной куртки платок и протянула его Рамилю.

- Приложите к ране.

Рамиль взял платок, приложил к ране и поблагодарил. Итак, что у него есть? Неизвестная одинокая девчонка, заброшенном переулке, плачущая и в содранном платье. Кто-то сзади ударил его, ничего не взял, но девчонка исчезла. Что это может значит? Подстава, инсценировка? Если да, то в каких целях? Что может последовать за собой эта история? Главный вопрос в любых происходящих событий, заключается в том, чтобы понять какие последствия затронет та или иная история, потому что последствии – это переменная, из которого состоит весь ответ на вопрос – почему? Почему человек делает это? Потому что ему это нужно, потому что это удовлетворяет его потребности, замыслы и/или личные цели и интересы. Второй важный вопрос – кому это выгодно? Важный фактор того или иного выбора, действие и решение состоит в человеческом факторе, просто потому что без участия человека история не сдвигается с мёртвой точки. Стихийные бедствия, катаклизмы, планеты, звезды, галактика и тому подобное – составляющая часть бытия человека, в котором он живёт, играет роль, то есть другими словами как-то или каким-то образом с этим соприкасается. Он отвечает на вопрос – зачем. Зачем человеку ввязываться во всё это? Затем, чтобы понять какого его роль в этом мире. Затем, чтобы наделить себя знаниями, которые помогут ему полноценно взаимодействовать с окружающей средой, существовать с природой и что самое главное, устанавливать правило, как хозяин, который в первую очередь рационален и способен быть объективным. Но такое, конечно, к сожалению редкость.

К нему подошёл фельдшер в чёрной куртке и синем санитарной форме.

- Извините, это вы пострадавший? – спросил он на иранском.

- ‘Аyn alshurta[3]? – спросил Рамиль с ярко выраженном английским акцентом.

- Простите?

Рамиль подошёл к нему.

- Вы говорите по-английски? – Фельдшер кивнул. – На меня напали и похитили девчонку. А эта девушка, - он кивнул на Елену, - находилась свидетельница?

Мужчина с латинской внешности моргнул, сглотнул и произнёс:

- Понятие не имею, но про похищения слышу впервые.

Рамиль не знал, что ему ответить. «И что же я ожидал», - спросил он себя.

- Просто можете вызвать полицию?

Фельдшер кивнул.

- Конечно, - сказал он, ситуация которого озадачила. – Но вы в порядке? Что вообще случилось?

- Как я уже говорил, на меня напали и похитили девчонку.

- Боже мой, какой ужас.

Елена стояла в стороне и ждала.

- Позвоните полицию и сообщите о похищении. Каждая минута важна, понимаете? Чем больше времени уходит, тем меньше вероятность, что человека можно найти.

Он сделал пауза. Прошло где-то час после того, как его вырубили. Вероятность того, что её найдут была очень низка. Вдруг он понял, что всё это пустая трата времени. В бандитских районах – человек представляется средством, с помощью которого можно отжать денег, эксплуатировать его, сделав наёмным работником, лишённых всяких человеческих прав, которые существует в цивилизованных странах. Ради потехи других людей, платящих за это деньги, преступники идут на такие вещи, которые далёко за аморальностью, далеки от всех ненормальных, от которых мы качаем головой или хлопаем себя ладонью в лоб. Почему же мир сделал человека таким, или правильнее будет сказать – почему человек сделал мир таким? Да ответ и не важен – потому что это не проблема. Эта жизнь, правила, нормы и так далее, под которой приходится подстраивается, если хочешь жить, но в большинстве случаях эти несчастные люди предпочли бы умереть, потому в жизни есть вещи гораздо похуже, чем просто смерть.

Рамиль вспомнил про перевод денег и решил закончить с этим. Начало темнеть, люди начали расходиться по своим делам и Рамиль был благодарен им, что они не подходили к нему с вопросами. Существует ситуации, где адекватность и нормы приличия поведения не согласуется вместе.

- Я буду в банке, - сказал он и повернулся в сторону входа в маленький банк.

Елена догнала его.

- Вы в порядке, Рамиль?

Он остановился. А платок был у него в руке.

- Я о вас совсем забыл, Елена. Чёрт возьми, простите меня, мне неловко.

Она улыбнулась ему.

- Обо мне не беспокойтесь. Я могу понять людей, которые резко реагирует на откровенный дебилизм и человека с раной на голове, который ведёт себя немного странно.

Рамиль улыбнулся и расслабился.

- Да, спасибо, Елена. – Он задумался. – Можно попросить вас об одной услуге?

Она кивнула и пожала плечами.

- Мне нужно перевести деньги на один счёт, - объяснил он. – Не могли бы вы мне помочь в этом?

Она задумалась.

- Каким образом?

Рамиль развёл руками.

- Любыми доступными способами, - как можно непринуждённо ответил он. – Через офшор, банковскую карту или попросить друга. Сойдёт даже биткоин.

Елена задумалась.

- Сколько нужно перевести?

- Двадцать тысяч долларов.

Рамиль задумался над тем, насколько этично втягивать человека в опасные махинации, где ставки идут на жизнь и смерть. С другой стороны, никакой опасности он её не подвергнет, если она перешлёт деньги на указанный счёт, он сразу уничтожить цифровые следы, чтобы никто не смог выйти на предъявителя, то есть в этом случае переводчика. Но риск существовал в том, что за дело примутся сразу же после отправки денег на указанный счёт. Вероятность того, что это может быть подставой была слишком мала, но даже если есть хоть какая-та процентная вероятность, он не имеет право подвергать человека к опасности. Просто не может это сделать.

- Хорошо, - согласно кивнула она ему. – Думаю, это можно устроить без проблем.

Рамиль открыл рюкзак и достал оттуда конверт, внутри которого лежало двадцать тысяч долларов в стодолларовых купюрах.

- Вот, пересчитаете пожалуйста.

Она взяла конверт, и они вместе двинулись в сторону банка. Помещения оставляла желать лучшего: от загнувшегося пола пахло сыростью, а от стен шёл пёстрый запах плесени. Интерьер был так себя: старые двери, дешёвые стулья и столы, старые оборудовании техники от «Дэйв[4]». В угловой части помещении находились два банкомата. Сотрудники составляли пять человек у стойки два охранника с автоматами у входа и внутри.

Елена подошла к стойке и спросила говорят ли он по-английски. Девушка с арабской внешности в хиджабе кивнула и спросила, чем она может помочь. Рамиль стоял сзади и ожидал.

- Я хочу открыть счёт, чтобы сделать перевод.

Молодая девушка улыбнулась ему и отрицательно покачала головой.

- Извините, но счёт вы не можете открыть для перевода. Виды транзакции бывают лишь одноименными.

Елена улыбнулась сотруднице.

- Нет, вы не поняли меня. Я не хочу открыть сберегательный счёт, а открыть счёт для депозита.

Девушка кивнула.

- Я поняла вас, но возможности перевода не будут, потому что у нас нет цифрового аналога для вашего счёта.

Елена удивилась.

- Если нет, то что это вообще за банк?

Девушка сделала глоток из баночной пепси.

- Я понимаю вас, но дело в том, что нам пришлось снять цифровой версии банковских услуг из-за большой интеграции для других сервисов.

Елена вздохнула и кивнула.

- Всего доброго.

Рамиль чувствовал головокружения и тошноту и ему хотелось закурить.

- Вы в порядке?

Он не расслышал и ей пришлось повторить.

- А..? Да, конечно. Ничего не вышло?

- Нет. Но это не важно. Я перешлю деньги через офшорный счёт одного рекламного агентства. Номер счёта у вас с собой?

Рамиль залез в карман и достал листок бумаги.

- Вот этот. Спасибо, Елена.

Она беззубо улыбнулась.

- Выпейте кофе, я скоро подойду.

Она пошла к банкомату, чтобы через сайт отправить запрос, потом заполнить поля и внесёт сумма денег. Рамиль пошёл в сторону коридора, где стояла кофемашинка, купил себя чёрного кофе и достал сигарету. Пошёл в сторону окна, где оно было наполовину открыто и запах сигареты подсказал ему, что здесь недавно курили. Он закурил и сделал глоток кофе. На удивление оно было не хуже других, которых можно было купить в обычных забегаловках.

Его внимание привлёк один разговор на арабском, и он повернулся в сторону противоположной части коридора. За поворотом в приёмную часть банка, стоял полицейский в серой униформе. У него была жёсткая щетина, серые глаза и короткая стрижка. Из-за горбатости и коротко роста, его можно было принять за банковского клерка или ювелиром, но только не полицейским. Рамиль кивнул ему рукой, и он подошёл к нему.

- Ас-саляму алейкум[5], - поздоровался он. – Я сержант Мурат Ансари.

- Уа-алейкум ас-салям[6], - поздоровался в ответ Рамиль. – Я буду краток и сразу перейду к делу, - сказал Рамиль и выкинул сигарету через форточку окна.

Минут через три, когда он докончил, сержант Ансари не повёл и ухом. Казалось, что рассказ удивил его не больше, чем людей удивляет то, что человек может общаться с другим человеком, который находится в тысячи километрах от него.

- Свидетельница, которая наблюдала этот инцидент находится сейчас здесь.

Сержант Ансари почесал макушку.

- Вы имеете в виду ту девушку, которая не видела подозреваемых.

Рамиль чувствовал, как в нём поднимается волна ярости.

- Послушайте, - медленно начал он. – Речь идёт о маленькой девчонки. Какого черта вообще происходит, что это за место такое?

- Очень опасное, - изрёк сержант Ансари.

- То есть вы хотите сказать, что ничего не сможете сделать?

- Я этого не говорил. Но вот что я вам скажу, молодой человек, - он подвинулся к нему поближе. Они сидели друг против друга в узком коридоре, и Рамилю в рот ударил резкий чесночный запах изо рта сержанта. – Ничего не выйдет, мы не сможем её найти. Иранская правительства довольно-таки давно сосредоточила свои правительственные инстанции на столице, а другие города превратились в быт преступности, с которыми мы ничего не в силах сделать. Но чтобы успокоить вашу святую душу, - с нажимом на усмешку произнёс он, - мы поедим в участок, составим рапорт и фоторобот. Объявим о пропаже и будем надеяться, что что-то прояснится, но надежды довольно ничтожны.

Рамиль молчал. Он не мог спорить с ним, что толку бесноваться, когда самой правительстве страны наплевать на своих граждан. Проблема в том, что такая картинка наблюдается практически везде, где преобладает коррупция и вместе с ней возрастающий уровень беззакония, который является коридорами для всех преступников и самых последних мразей, которые ходят по земле.

Сержант Ансари встал, за ним встал и Рамиль. Подошла Елена и сказала Рамилю, что всё деньги она переслала на номер счёта, который он дал и передала ему квитанцию, удостоверяющий её слова. Рамиль взял листок бумаги, сложил и положил карман пальто.

- Елена, это сержант Ансари. Мы поедим с ним в участок и дадим показания. Они нарисуют фоторобот похищенной девчонки и объявим её в розыск.

По тому, как Елена смотрела на сержанта, Рамиль понял, что он ей не понравился. У женщин бывает развитое чувство самосохранения, который помогает им определять опасность практических во всех вещах, и интуитивное наблюдения, помогающий предчувствовать опасность в вещах, которые на первый взгляд представляются для человеческого глаза безобидными. Наверное, это объясняется миллионами лет эволюции, где у женщин главным оружием (что, впрочем, и в наши дни) было обаяния и сексуальная притягательность у мужчин, помогающим понять, чего они хотят на само деле, почему они делают то, что делают и главное, какая роль во всей этой эпопеи отведена женщине, как матери и смотрительницей очага. Такая тенденция не изменилась и в наши дни. В двадцать первом веке тебе тоже приходится играть отведённую или выбранную (как хотите) тобой роль, потому что чаще от этого зависит твоя жизнь и будущее процветания.

- Ты уверен, что эта хорошая идея?

Рамиль кивнул.

- Это ненадолго.

- Ты не ответил на мой вопрос?

Рамиль знал, что она права, но не мог просто так закрыть на это глаза. Как он может жить дальше, зная, что мог бы предотвратить злосчастную судьбу всех тех невинных людей, которые становится жертвами общественной, политической и правительственной власти, которая смиряется с тем, что есть бедный класс людей, которым никогда не получить образование из-за отсутствие финансовых средств и невозможности найти хорошо оплачиваемую работу. Мы не можем поменять заведённый устой и искать в этом виновных в лице финансовых воротил или политических деятелей, которых не заботят судьбы других, пустая трата времени и эмоциональных сил, но мы можем попытаться хоть что-то сделать с тем, что выпадает на нашу долю, будь оно маленькое и неизмеримое, но так или иначе оно существенно для нас, потому что в наших силах мало по малому повлиять на это.

- Что ты от меня хочешь услышать, Елена?

Она хлопала глазами.

- Что нам ничего не изменить и мы лишь теряем время, пытаясь успокоить свою совесть.

- Надо же! - присвистнул Рамиль, прекрасно понимая, что в скором времени сожалеет об этом, но ничего не мог с собой поделать. – Это всё, что ты можешь сказать?

Елена покачала головой. По её глазам Рамиль понял, что она говорит серьёзно и она непременно считает, что в её словах есть зерно разумности.

- Нет, это далёко не всё, что я могу сказать. – Она сохраняла спокойствие и сдержанность, что нельзя было сказать про Рамиля, который буквально кипел внутри. – Ты пытаешь спасти эту невинную девушку, внутри прекрасно сознавая, что ты не сможешь ничего изменить, но готов успокоит себя и сказать, что ты хороший человек, подвергнув нас тем самым в ненужные тяготы. Ты не хуже меня, наверняка, понимаешь, какая хреновая здесь система, что всем плевать на преступные организации, что никто с ними не борется, а наоборот сотрудничают с ними, чтобы отловить себя кусочек. Дав показания, мы застрянем здесь ни меньше, чем на две недели, пока будет ввестись, так называемое, уголовное расследование.

Рамиль кивнул, вынужденный согласиться с ней.

- Ты права, - сказал он и потом резко задумался. – Что изменилось?

Елена непонимающий смотрела на него.

- Ты, вообще, о чём?

- Двадцать минут назад ты была согласна дать показания, которых я тебя попросил, но сейчас на тебя просто снизошло озарения.

Елена чуть приоткрыла рот, не веря своим ушам.

- Что ты этим хочешь сказать?

- Я спрашиваю тебя: что изменилось?

Елена пожала плечами.

- Ничего, - отстранённо сказала она. – Я просто вспомнила зачем я здесь и что мне скоро нужно вернуться в Москву, потому что от этого зависеть моя работа и мой проект.

Рамиль помассировал лоб.

- Извини, - сказал он. – Ты не обязана ничего делать или соглашаться, это просто ни твоё дело. Плохо случается каждый день и куда похуже.

- Я просто хочу сказать, чтобы ты серьёзно подумал об этом.

- Моё решения окончательное, - твёрдо заявил он.

Елена смиренно кивнула.

- Если так, не будем терять зря времени.

Сержант Ансари пошёл первым, и оба последовали за ним. Они вышли на улицу и завернули за угол, где стояла полицейская машина.

Рамиль хотел позвонить и сказать, что дело сделано. Но решил, что это может подождать, так как главное было сделано – он переслал эти чёртовые деньги по указанному чёртову счёту. Он удивился, что сейчас может думать о том, когда речь шла о невинной девчонке, которую надо было спасать. По всей вероятности, говорил себя Рамиль, ему мысли должны были заняты спасением девчонки, но какая-та часть его мозга всё-таки понимала, что есть более важные вещи, где речь идёт о сотни тысяч людей против одного единственная. Старая, но по сей день действующая форма утилитаризма, где стоит вечный вопрос, вечная дилеммы Проблемы Вагонетки[7]

Он посмотрел на Елену, которая молча шла рядом с ним. Он глупо подумал, не сможет ли она читать мысли. Да, они были разными. Она была прагматиком, а он практиком, и оба должны уважать взгляды людей и не осуждать их, что и старался делать Рамиль. Он уважал её мнения и выбор, но был благодарен, что согласилась помочь и она знала, что он благодарен ей за оказанную помощь, и ему этого было достаточно. Всё остальное – ерунда, которая врывается наши мысли в череде эмоций и переживаний, которые мы, к сожалению, или счастью, не всегда можем обуздать, взять под контроль.

Неожиданно, откуда не возьмись, из соседнего переулка на большой скорости вырулила чёрный мерседес-фургон с тонированными стёклами. Она круто повернулась, из салона выскочила сразу четыре человека с черными масками. Прежде, чем сержант Ансари успел достать пистолет, один из боевиков открыл огонь из калачника. Трое напали на Рамиля и Елену. Елена вздёрнула руку, а в ответ боевик ударил её в лицо, разорвав губу. Рамиль вырвался из захвата и ударил боевика в челюсть. Из фургона вышло ещё два человека. Началась суматоха и люди с криками начали бегать. Кто-то кричал, что это не пранк[8], что стреляют из реального оружия. Двое схватили Елену и вкололи ей в шею снотворное, пока она всеми силами пыталась вырваться и кричала о помощи. Две другие боевика схватили Рамиля за руки и оттащили его от боевика, который ударил Елену. Освободившись от натиска ударов Рамиля в лицо, боевик стряхнул голову, схватил автомат и, ругаясь, подошёл к своим сообщникам, которые пытались свалить на землю Рамиля.

Рамиль пытался вырваться из захвата, чтобы спасти Елену, он был наслышан о том, что боевики делают с похищенными женщинами. Боевик, ударивший Елену, ударил его рукояткой автомата в лицо, выбив из него последние силы хоть что-то сделать.

 

Часть Первая

Битва

1

Середина апреля

Москва, Россия

В четыре часа дня оперативник из федеральной службы безопасности закрыл ворота большого офисного подземного гаража одном из здания в Москве, отдалённой части Арбатской улицы. Он взломал замок «Хендай-Тойота» и забрался в машину, ожидая одного человека, за которым активно следил три дня. Это был мужчина ростом больше двух метров, мускулистый и бритой головой, который вызывал не самые позитивные эмоции у прохожих. В «Братском Круге» его все звали Большой Дэн, а настоящее имя его было Данила, и все, кто его знали, что он один из немногих больных на голову людей, которому нравиться своя работёнка: убивать ни в чем неповинных людей, для начала изрядно проводив над ними пытки, изуродовать людей, ломя им кости, обливая лицо кислотой и так далее. Его боялись всё, потому что знали, что если разозлит, то жди беды. В преступном мире он очутился ещё с ранних лет, большинство которых провёл на улицах Петербурга. Ради денег он готов был сделать всё что угодно и ему поручали мелкие дела. Глава «Братского Круга», которого знали лишь определённая элита кланов, возглавляющих весь наркотрафик, проституцию и похищения людей, перенаправляющих потом их на запад и восточные страны, заметил его при одном громком деле, который прогремел в одном из частных московских клубов в северной части города. Пара студентов устроила драку и когда влезли охранника, напали и на них. Среди охранников оказался и Большой Дэн, который одному сломал череп ударом руки, а другому одной рукой свернул шею. Полиция не смогла опознать его, а из постояльцев и свидетелей все отказались давать показания, опасаясь за свою жизнь. Хозяину клуба, который был знаком с главой «Братского Круга», становилось опасным держать у себя этого горилла подобного мужчина и он посоветовал его «Братскому Кругу», на что та охотно согласилась. С тех пор Большой Дэн работал на организацию преступных группировок, выполняя для них чёрную работу, которая его не жаловала. Он имел деньги, шлюх, алкоголь, дом, ел в дорогих, шикарных московских ресторанах и замышлял бизнес-проекты, которые в конечном итоге сгорали так и не начавшись, так как дипломатия не была его сильной стороной, а язык насилия не работал в бизнес сферах, где случаи имели широкий общественный резонанс, особенно, когда речь шла о городе, где проживало больше десятка миллионов людей.

Большой Дэн получил одно тонкое занятие, – которое не входило в его критерии – требующей детальной проработке. Он было хотел сначала отказаться, но тридцать тысяч долларов были слишком соблазнительными и лишние шелестящие купюры в кармане не повредят. В отличие от своих дружков-имбецилов, а у Дэна было развитое чувство собственного самосохранения, который помогал ему определять на первый взгляд скрытые опасности, так сказать чутье на подставу. Он нанял старых знакомых из одного клуба, где он работал охранником, чтобы они позаботились, чтобы всё прошло гладко. От этого зависела вся его жизнь, потому что «Братский Круг» никогда не прощает и у них нет такого понятие, как второго шанса.

 

 

* * *

 

 

В нескольких километрах от Арбатской подземной автостоянки на улице Воздвиженка у шоссейного перекрёстка стоял оперативник ФСБ, который ждал сотрудника из Московской биржи, офис которого находился напротив от дороги, где он сейчас стоял. На часах было начало часа дня и он опаздывал на добрых полчаса уговорённого времени. При спецзаданиях, проводимых любыми федеральными ведомственными органами, ни в меньшей степени главной важностью, от которой зависел положительный или отрицательный исход операции, заключалась время, на которое тратилась принятие того или иного решения. Форс-мажорные обстоятельства, когда дело вступало неожиданные и непредвиденные обстоятельства, разрушающий всю цепочку последствий от тех или иных выборах, которые принимались по строго детально разработанному плану, в большинстве случаев к ним невозможно было подготовиться, потому как исход событий исчислялся большим количеством вероятностных событий, которых всех невозможно быть готовыми или тем более предугадать. Но сейчас речь шла о человеке, который вполне уместно понимал всю важность этой встречи, или правильнее будет сказать известие, который он должен был доложить.

Насколько оперативник ФСБ Леонид Сарайков был осведомлён, - а знал он не больше дозволено для своего задания - его разведчик, который работал профессиональным аналитиком рисков в денежно-валютных банковских операциях, и получал важные поручения от директора филиала Московской биржи (МБ), касательных анализов рисков на банковские операции с которыми биржа имела партнёрские отношения, на проведения анализа последствий, относительно внесения займов на счета крупных клиентов, таких как «Газпром», «Роснефть» и прочих крупных российских компаний. Этот директор был увлечён в связах с одним иностранным бизнесменом, который был задержан на территории Российской Федерации по обвинению в отводе крупных сумм в российской валюте незаконными интернет-компаниям, которые находились в санкциях по решению американского отдела с киберпреступноси, и связах одного из членов «Братского круга», подозревающих в наркотрафике. ФСБ не смогли уследить банковские транзакции или конвертацию криптовалютами на другие счета иностранного бизнесмена, который имел дело с предъявляемого им обвинениями. Леонид хорошо представлял себя участь этого гребаного иностранного бизнесмена, который посчитал Россию прекрасным место для преступных махинаций и на него ему было наплавать. Его волновало другое, а именно то, что это человек находиться под стражей незаконным действиями и это, несомненно, вызовет международные и межгосударственные осложнения, которые приводит ненужным конфликтам, которые будут отражаться на экономике РФ. Руководство не сообщило ему, из какой он национальности, как его зовут или чем он занимается, а просто дали задания, чтобы он внедрил своего человека в теханализ директору МБ Сергею Федотьеву, который имел непосредственный контакт с иностранным агентом. Задача его разведчика заключалась в том, чтобы выяснить использует ли Федотьев левые счета, на которых проводит незаконные переводы крупных сумм денег, с кем он введёт беседы, какие важные документы он хранит на своём рабочем кабинете и всё другое, которое уличает его проведения незаконной деятельности. Леонид догадывался, почему ФСБ лично не допрашивали директора МБ. Они незаконно держали иностранца, и под пытками пытались выудить из него информацию, которого скоро объявит без вести пропавшим. Также это могло вызвать интерес со стороны влиятельных лиц, которые в той или иной степени имели влияния на Федеральную службу безопасности. А этого они хотели в последнюю очередь, потому что имели горький опыт, когда им мешали богатеи.

Сегодня утром ему прислали факс по засекреченному каналу SST, где довольно лаконично описывался сегодняшний ход операции, где некто пытался похитить одну женщину, и его задача заключалась в том, чтобы докладывать происходящее внутри МБ от своего разведчика. Какая при этом связь между похищением женщины, которая работала библиотекаршей верхней части по улице Воздвиженка, и между директором МБ, Леонид мог только догадываться.

На улице был морозный ветер и шёл снег. Леониду было тридцать два года, а выглядел он на целых двадцать лет. Атлетичного сложения тела, ростом ста девяноста сантиметров, всегда дело его приметным среди людей. У него было гладко выбритое лицо, ровный лоб и короткая стрижка.

Он достал телефон и проверил нет ли сообщений от его разведчика. Ничего не было. После факса, он позвонил по засекреченному номеру, который невозможно было прослушать и велел своему человека достать все данные из жёсткого диска ноутбука Федотьева, который помог бы ему хоть немного прояснить эту ситуацию. Ему нужно было найти связь между какой-то женщины библиотекарши и директором МБ.

И что его ещё больше не устраивало так это то, что не было сказано ничего о похищения. Будет ли оно предотвращено? Почему он, без подкрепления, должен следить за женщиной, которую собираются похищать?

Он снова достал телефон и дрожащими от холода пальцами набрал номер своего разведчика.

 

 

* * *

 

 

В салоне машины было тихо. Шаги стали медленными, но через несколько секунд их звуки совсем притихли. Агент ФСБ прислушался и, не уловил никаких признаков жизни, достал пистолет и снял предохранитель. Он выбрал отдалённое место от входа в подземную парковку, чтобы хорошо присмотреться к Большому Дэну. Исход операции был ему не предсказуемым, потому что его действии противоречивали спасению женщины, который этот горилла подобный мужик собирался похитить. Его задания заключалась в том, чтобы как можно помешать ему это сделать до запланированного времени. В кабинете, где он получал это задания от своего начальства, он пытался было возразить, что жертва может пострадать или хуже всего погибнуть, но воздержался. В его работе было не принято задавать вопросы, а исполнять приказы, какими бы безумными они не были. Ни то, чтобы ему нравилось, что он не помешает похитить невинную женщину, которой один бог знает, что может произойти, но одно было точно – ничего хорошего.

Большой Дэн вышел из лифта и подошёл к своему автомобилю – большему чёрному «Крайслеру». Достал ключи, сел и завел двигатель. Вырулив к стороне выхода, он резко затормозил, громко выругался и вышел из машины. На воротах был большой замок из цепи и огромного замочного ключа. Это сильно усложняло его работу. Он посмотрел на часы: 13:17. Ему нужно быть на месте не меньше в два часа дня, иначе весь план может провалится.

Он достал телефон и набрал номер своего человека.

 

 

* * *

 

 

Этот человек стоял напротив банковского автомата, чтобы видеокамера не смогла заснять его лицо. Так он стоял больше десяти минут, ожидая пока один подросток, толстовке и в безобразных штанах, выдающий в нём типичного студента третьекурсника, освободить столик, чтобы занять подходящую позицию для наблюдения над своими объектами, которые сидели напротив от входа ресторан «Уголёк» на газетном перекрёстке.

Это была пара молодых влюблённых, которым обеим было не больше двадцати пяти лет, хорошо одетые, улыбающиеся и кажущимся довольно счастливыми. Столик наконец-то освободили, невысокого роста мужчина в сером плаще под смокинг и чёрной шляпе с короткими полями, зашагал к нему. Это был тот мужчина, который стоял напротив от банкомата «Сбербанк» и ввёл наблюдения за молодой парой. За два шага до столика к ней подошёл один парень в белой футболке и коричневом пальто. Мужчина преградил путь и стал напротив парня, сделав суровое лицо в своих серых ледяных глазах. Парень отступил и пробормотал слова извинения.

Мужчина отодвинул стул и поудобнее уселся за стол. Он подвинул поля шляпы ещё ниже ко лбу, чтобы не было заметно его лица. К нему подошла официантка и он сразу же заказал чёрное кофе и булочку, добавив, что она должна быть свежей. Под очень узким кругом профессиональных киллеров его знали под псевдонимом «Летний», из-за его манеры одеваться в любую погоду по-летнему. Из общих кругов считали не профессиональным носит смокинг, плащ и шляпу, который представляет из себя типичный образ итальянских гангстеров из тридцатых годов прошлого века. Он работал киллером больше пятнадцати лет и зарабатывал хорошие деньги, позволяющий ему путешествовать по миру и покупать старинные, редкие изделия и мастерские приспособления, составляющий одной из его страстных увлечений, после живописи и классической литературе.

Его задания было пока следить за этой молодой парой, до тех пор, пока не придёт сообщения с приказом, как можно быстрее ликвидировать их. Он согласился и сказал, что за каждый час наблюдения будет брать по три тысячи рублей. Люди из «Братского Круга» согласились и сказали, что он должен докладывать в рапорте о том, что они делают за целый день.

Принесли кофе и свежую булочку с черничным вареньем. Он достал телефон и написал в поисковой строке «Гугл» имя девушки в очках с чёрной оправой, за которой следил. Она работала редактором в одном из цифровых журналов, которые насчитывали больше десяти миллионов пользователей, которые посещали эту платформу на одном из хорошо оформленных сайтов. Этот «журнал» представлял из собой смесь интриг и расследований, которые ограничивались не только хорошо редактированными текстами, но и горячими фотками с мест происшествий, видеозаписями и так далее, другими словами подтверждались железными доказательствами.

Молодой мужчина принёс ей кофе, поцеловал в щеку и надел куртку. У них завязался короткий диалог, в течении которого девушка залезла в спортивную сумку и достала блокнот, который протянула ему. Парень замешкался, как будто ему подарили первый велосипед, потом глубоко вздохнул и взял. На лице девушки была насмешливая улыбка, но она была одновременно радостной и волнительной, за будущее своего парня, счастья которого осчастливят и её. Он взял блокнот и положил его в карман куртки и вышел из кафе.

Инстинкт подсказывал «Летнему», что блокнот имеет важность, иначе зачем было парню, у которого было практически всё быть растроганным от каких-то бумажек.

Он резко встал, достал деньги в размере трёх сотни рублей и положил на стол. Девушка смотрела в свой телефон, пока он проходил к выходу мимо её столика. Он вышел на холодную улицу. Парень прошёлся к стоянке, достал сигарету и закурил. Он ждал «Яндекс-такси», который заказал ещё в ресторане.

Слева из автостоянки выехала машина, чёрный «Беэмве» шестого версия, полностью тонированная и новенькая.

По каким-то непонятным причинам, «Летний» сразу же напрягся и полез в карман пальто, в которой лежал револьвер сорок пятого калибра, всегда полный патронов. Пассажирское стекло «Беэмве» опустилась из него вылезло дуло пистолета с глушителем. В следующие несколько секунд выстрел из пистолета через глушитель в заполненным людьми улице на проезжей части города, прозвучал как выхлоп газа на магистрали, на которой никто не обратил бы внимание.

У парня выпала недокуренная сигарета и он упал, ухватившись за живот, из выстрела которого сочилась кровь. Люди вокруг остановились и присмотрелись, что вообще происходить, но через несколько секунд увидев кровь на сером свитере парня, кто-то закричал и попросил вызвать скорую помощь. Пассажирская дверь машины, из которой только что стреляли, открылась из него вышел крупный мужчина в чёрном куртке и короткой стрижкой.

«Летний» снял предохранитель и, подходя умирающему парню, открыл огонь, из-за чего люди разорались и начали убегать, начав за собой суматоху. Первый выстрел задел левое плечо, второй пролетел мимо головы. Мужчина опустился на корточки и начал стрелять из пистолета с глушителем. «Летний» спрятался за фонарным столбом в сторону от тропинки здании, через витрины, которых мог наблюдать, за действиями убийцей. Он потрогал карманы, потом взял рюкзак и зашагал к машине.

«Летний» вышел из своего укрытия и открыл огонь за мужчиной, и на этот раз задел его в правое плечо. Девушка парня услышала выстрели и вышла посмотреть, что происходить. Когда она увидела своего парня, лежащего на улице с раной на животе, она подбежала к нему, игнорировав, что именно там происходит стрельба. «Летний» в свою очередь, будучи отличным стрелком, подбежал за своей жертвой и добил его, превосходным выстрелом в голову. Из машины вышел сообщник. Он обернулся, увидел девушку, которая перевела на него взгляд. На секунду «Летний» замешкался, потом отскочил в сторону и выстрел в сторону водителя. Пуля попала ему прямо в лоб.

«Летний» быстро порылся в портфеле парня, взял блокнот и убежал в противоположную часть дороги, за спиной у него мигали полицейские сирены, которые на большой скорости ехали на месте стрельбы.

 

 

* * *

 

 

Миша Голубев сказал, что отлучится в туалет на несколько минут и попросил свою коллегу взять распечатку для почты, который нужно было отправить для представителей глав федеральных банков РФ. Под наблюдающими взглядами работников, он быстро подбежал в сторону уборной, вошёл и убедился, что все кабинки пустые. Он достал из заднего кармана карманный «Лэптоп» и включил функцию передислокации телекоммуникационных кабельных раздачей через спутниковые сетевые каналы, что на деле простыми словами означало найти скрытые подслушивающие устройства, которые делают запись с помощью спутникового канала. Загрузка закончилась и ничего не выявила: Миша хмыкнул про себя и подумал, что на деле директор Федотьев, его «босс», не такой уж параноик, каким хочет показаться. Насколько Миша мог судить о нём, а знал он его лишь с профессиональной сферы его жизни, то Сергей Федотьев был типичным капиталистичным пронырой, который умел добиваться своего, путём лести, обмана, сокрытия важных факторов и других важных моментов на бизнес поприще, который требовал максимальной упрощённости, потому что в зависимости от того, как ты используешь каждую деталь в свою пользу, зависел твой будущий успех. Но несмотря на все факторы параноидального поведение было на лицо, Миша не обнаружил в туалете никаких подслушивающих устройств или скрытого камера видеонаблюдения.

Он убрал «Лэптоп» обратно в карман и достал из внутреннего кармана костюма портмоне из кожи аллигатора и достал оттуда три подслушивающих устройства, которые имели идентификацию на программную раздачу связи на его ноутбук в режиме реального времени. Он установил маленькие аппараты под раковину, так как они имели синхронизованную динамику усиленной мощности в непосредственной близи друг от друга. Дальше его работа заключалась в том, чтобы установить подслушивающие датчики непосредственно на его рабочий телефон, с которого ввелись важные деловые разговоры.

Его куратор и начальник отдела штабов по особо важными государственными секретными заданиям в ФСБ Леонид Сарайков дал конкретные указании, не объяснив в чём заключается смысл его задания. Задавать вопросы ни входили в его распоряжения, он имел право только беспрекословно выполнять приказы. Однако, он так и до конца не понял для чего всё это нужно и в чём подозревается его «начальник». Но надеялся, что узнает: эта операция становилась всё интереснее и интереснее.

Он помыл слегка дрожащие руки от волнения на первом серьёзном задании, пригладил короткие курчавые волосы цвета вороного крыла и посвистывая себе под нос, вышел из уборной, чтобы приступить к установке подслушивающих датчиков на телефон директора на его рабочем кабинете на третьем этаже здании Московской биржи.

 

 

* * *

 

 

Руководитель операции в целях похищение одной библиотекарши занимался бывший сорокасемилетний полицейский по имении Глеб, который служил в органах ещё тогда, когда милицию не переименовали на полицию. Эта был мужчина ростом не больше ста семидесяти сантиметров, жёсткой щетиной и морщинками под глазами от злоупотребления водки. Он купил себе чёрное кофе и закурил седьмую по счёту сигарету за прошедший час, уселся за свободной скамейкой неподалёку от пешеходной дороги напротив от библиотеки Республика на перекрёстной улице Воздвиженка.

Прошло уже полчаса запланированного времени на киднеппинг. Исходя из этого времени, по достоверной информации, жертва должна была купить себе кофе, направиться на перекрёсток Романов и оттуда пешком добраться до здания Факультета искусств МГУ именем Ломоносова. За всё время пути её будет сопровождать машина, готовая при удобном случае похитить её. За свою работу Глеб получить двадцать тысяч рублей, что было очень даже неплохо за то, чтобы просидеть на скамейке и доложить, что объект пересёк улицу и направляется в сторону парка. Но никто пока не выходил.

Он посмотрел на часы и сделал глоток кофе. Мимо ходом подумал, что следовало бы позвонить этому козлу, но отказался от этой мысли, сделав глубокую затяжку. Он достал телефон и проверил не прислали ли новых сообщений, и как оказалось прислали – одно. Оно было от Большего Дэна, которого он много раз ловил и отпускал, пока тот давал ему денег. Афера взяточника продлилась для него не долго. В один злополучный день ему попался губернатор, которого он знать не знал. Глеб должен был арестовать его за вождения в нетрезвом состоянии, но политик предложил ему взятку и Глеб, естественно, согласился. Что в конечном итоге привело его к отставке.

Прочитав сообщения, он вскочил с места, уронив кофе в бумажном пакетике. Сообщения говорилось, что этого верзилу закрыли в подземном гараже и спрашивал его, как ему поступить.

Проводя одиннадцать лет в диспетчерской службе, Глеб понял, что из мелких неприятностей возрастают крупные проблемы. Он прислал короткое сообщения Дэну:

«Сделай всё возможное, но выбирайся из этой хреновой подземки».

* * *

 

 

Татьяна Любарова, как и многие интеллектуальные девушки, достигшие порога зрелости за счёт многочисленного сексуального и житейского опыта, не была лишена чувства собственного самосохранения, которым многие, по многим непонятным ей причинам, забывается, когда они чувствуют уязвимость от мужчины и крепкой лояльности по отношению к личности женщины, которым они проникаются, когда видеть в женщине женственность, а в личности Татьяны женственность была в крови. Её каштановые волосы, святящиеся небесным нимбом при ярком солнечном свете, улыбающиеся глаза, полные чувственности и доброты, прекрасная и чистая душа были некой предтечей её неизменной, прекрасной личности, который не мог не заметить только слепой. Однозначность ясного мышления, проявляющих в отношении многих вещей, будь то политика или современное искусство, способность доводить начатое дело до конца, проявлять внимание к тем вещам, которые тем или иным образом влияют на твою жизнь, сводит сложные запутанные дела к логически переосмысленному выводу и умения сомневаться в своих выводах и в точке зрении были прекрасными показательными критериями ума и сообразительности Татьяна. Её жизнь состояла из больших сплетённых узких ниточек, которые при правильном соединении и вырезки превращались в изумительное нормализацию жизненного баланса, который, к сожалению, для многих людей представляется немыслимой задачей. Но Татьяна прекрасно с этим справлялась и добилась в этом больших достижений. Она работала и одновременно училась, и нарабатывала большой, на первый взгляд совершенно неразумный и в большой степени бесполезный, опыт художника, который в будущем будет отражаться в её картинах, для которых стояла задача сделать из них полотно. Чтобы достичь этой цели она готова была сделать одолжения для своей натуры – живости, то есть то, что делает художника художником, то, что проявляет его ведении мира, что в большой степени представляется, в частности для тех, кто не мыслит в искусстве, в виде страха, потому что она обнажает душу, которая по большей части уродлива и уродлива она именно потому, что её хозяин является человеком.

В большом холле библиотеки, где большинство персоналов составляло женский пол, начали убирать гирлянды, переставлять ёлки в левую угловую часть помещений, который вечеру должны были унести рабочие из печатного издательства, из которого привозили книги в библиотеку «Республика». Татьяна отсканировала по счёту восьмой за день отчёт на крупную заявку от издательства «Манн, Иванов и Фербер[9]» коллекции книг по менеджменту, маркетингу и рекламы и оформила заявку на подпись для менеджера, который должен был отправить с телеграфом в это издательство – так сказать деловая этика из делового бумажного мира.

Закончив с деловой стороной своей работы, Татьяна переключилась на мелкие задачи, которые заключались в оформление новых планов на неделю от издателей, блогеров от сайта библиотеки «Республики», дизайнеров, рекламщиков и так далее. Эта задача была простой и требовала лишь удобрения с помощью нажатия клавиши на иконку «Одобрить выполнения заказа» в программе с удобным и простым дизайном, специально разработанной высококвалифицированными программистами из издательства «Манн, Иванов и Фербер», с которыми библиотека «Республика» имели деловые отношения на основе купли-продажи.

У Татьяны Любаровы был запланированный вечер на сегодня. Она знала, что нужно с этим кончать, и как можно побыстрее. Но от осознания чувства превосходства над объектом для достижения цели, которое она испытывала, слыша, как хриплый голос умиляет её, прося о встречи, чувствуя неровное дыхания, учащающий пульс собеседника, который старался бороться с быстрым темпом сердце, ускорявшийся от возбуждения центральной нервной системы. Она понимала, что нельзя оттягивать с этим делом, что надо закончить и быстрее добраться до сути. Однако ощущения превосходства над объектом обладания, полный контроль над разумом, готовый исполнить любой её приказ, оттягивала неизбежный, изначальный выбранный согласно тщательно проработанному плану, исход, который должен был приблизить её к цели.

Она отсканировала последнее письмо от издательства «Манн, Иванов и Фербер» на крупный заказ последних десяти бестселлеров от «Таймс» в размере от пяти миллионов российских рублей. Достала канцелярскую скрепку для бумаг и поставила печать, удостоверяющий из какого издательства, требуется оформление данного заказа.

- Вот ты где! – со вздохом опустила на её стол руки одна из работниц, которая выполняла третьесортные задания, заключающиеся в подаче кофе, размещение на стены плакатов с идеологическими надписями и прочей мелочёвкой корпоративного ведомства.

Татьяна закрыла ноутбук и положила в сумку.

- А где же мне ещё быть? - улыбнулась она ей.

Маловидная девушка лет двадцати два-четыре в чёрном свитере, надетый поверх клетчатой рубашки, вздохнула и улыбнулась.

- Конечно, ты права.

«Зачем я?» - думала Татьяна, собираясь пойти на обед в одном из кофе или в лучшем, её случае, пойти погулять, проветрить мозги и разобраться, что делать со всем этим дальше. Но прежде всего нужно было избавиться от этой простушки, которая всё рабочее время доскучивала её, прося о мелких просьбах, на которые другие сотрудники и сотрудницы игнорировали эту простушку.

- Послушай, мне надо идти.

Маловидная девушка сцепила пальцы.

- Я просто хотела попросить об одном...

- Нет, - резко прервала она её. Это было грубо, но такие люди, как эта девушка никогда не понимают подтекста, пока не скажешь им прямо и желательно в лицо. Конечно, для человека, который во всём пытается быть хорошим и ввести себя дружелюбно с человеком независимо от его статусного положения в обществе хотел бы избежать этого столкновения. Но таковая доля каждого человека – получать ответный удар на свою нелепость. Идиоты страдают не от того, что они идиоты, а потому что ни все вокруг такие же идиоты, как они. – У меня дела, пойми это, пожалуйста.

Она встала. Девушка отстранилась в сторону и зашагала в сторону двери главного редактора. Редактором была женщина, блондинка, лет сорока, сорока пяти, ухоженная и в чёрном деловом костюме. Она была известна своей холодностью, умом и коварностью, благодаря которой расцветала библиотека «Республика», ставший жилой для книжного бизнеса.

Татьяна постучала и открыла дверь.

- Добрый день, Ангелина Ивановна, можно войти?

Ангелина Ивановна разговаривала по телефону и кивнула рукой Татьяне войти в кабинет. Та вошла и закрыла за собой дверь. Татьяна без приглашения села за стол и положила стопку бумаг на стол перед директором.

- ... в этом не может быть сомнений, мы вас уведомим об э

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой
1

Сейчас читают про: