double arrow

Где-то в небе над Московской областью

3

 

 

Рамиль Асарт первым делом перед сложным пробуждением, в котором его сопровождали кошмары, боль и страх, почувствовал ровную поверхность под руками, на спине и на затылке, а ноздри уловили запах кофе и резкий запах сигареты, от которого у него к горлу подступила тошнота.

Его глаза были закрыты. Он чувствовал онемения в каждой клетки тела. Голова зудела, в ушах свистело и под ногами чувствовалась пропасть. Какая-та часть мозга, древняя часть, сохранила полусонное состояния, готовая отреагировать на опасность. Он попытался открыть глаза.

Ресницы слипались, веки скомкались вместе, было ощущения, что они находились под сильным давлением яркого света. Перед его взором промелькнули обзоры недавние события нескольких дней: девчонка, лежащая на земле, красивое лицо женщины... бандиты в масках и выстрели.

Рамиль схватился руками за подлокотники кресла в салоне самолёта. Рамиль так много летал на самолётах, что научился чувствовать маленькую вибрацию, которое исходило от предметов в самолёте, когда он летал высоко в небе.

Рамиль резко открыл глаза. В глаза ударился свет в салоне. Последние несколько дней (или недель или, быть может... месяцев, прибывая в заточении он потерял чувство времени), он видел только лучики света из маленького отверстие замка, в тёмном помещения, где его держали.

Рамиль чувствовал запах глины на языке, а в горле сохранился металлический привкус воды, который ему давали в неочищенных металлических предметах. Из-за жажды ему было всё равно, что в воде был яд.

Рамиль попытался встать, но ноги у него онемели. Он пытался выровняться и посмотреть в иллюминатор: так он часто делал, пытаясь увидеть огни города, которые давали ему понять, что полёт продлится не более двух или трёх часов.

Рамиль резко прижался к спинке кресла: в спину молниеносно ударила парализующая боль, по всей видимости он заработал частичные затекания спины. Но это его не волновало: в помещения, где его держали были одни только бетонные стены и полы.

Он не знал, сколько времени прошло с его похищения, но когда проснулся в полутёмном помещения, голодный и уставший, то первое, что он почувствовал была боль в каждом клетке тела. У него затекла шее, голова болела, лицо было каменным, стопы распухли, а ноги сделались ватными и не послушными.




Но теперь он находился в самолёте и куда-то летел. Через иллюминатор он заметил дальние огоньки. На нём была совершенно другая одежда: дорогой чёрный смокинг. А ноги его были обуты в дорогие, удобные и шикарны туфли под цвет смокинга. Он потрогал лицо: он был гладко выбритым, чистым и ухоженным. Волосы были легко подстрижены, как он всегда и предпочитал.

Всё это было в высшей степени странно.

 

 

* * *

 

 

Рамиль Асарт тупо смотрел перед собой, пытаясь собраться с мыслями и чувствами, чтобы выйти из этого кошмара, который казался кошмаром или кем-то злым шуткой. Он понял, что это был частный самолёт с первых минут, как начал оглядываться по сторонам, как только пришёл в себя и смог открыть глаза.

Перед ним был два кресла, а между ними была доска, заменяющий стол. Такие апартаменты делались для частных самолётов, для полного удобства и подчёркивающий максимальный эксклюзивное обслуживание авиакомпаний. С зудящем шеей он повернул голову: он не ошибался – справой части находилась кровать с заправленным покрывалом и белоснежной подушкой, при виде которого у Асарта появилось желание вздремнуть.

Он стряхнул голову. На столе была пепельница, в которой было две окурки. Тарелку с нарезанной ветчиной и хлебом, маслом, сливки и кофе в кофеварки и две белые чашки, одна из которых была наполовину полна кофе. Горячий аромат кофе для ноздрей Асарта была искушением.



Но одна только мысль о том, чтобы что-то съест, у него закрутился живот, а к горлу подступила тошнота. Сделав над собой нечеловеческое усилие, он встал и пошёл в сторону туалета.

Он поднял крышку унитаза, встал на четвереньки и очистил организм. Живот скручивала огненная боль, когда из него выходила вся та дрянь из каши и супа, который ему давали в заточении. Он тяжело встал, пыхтя, как паровоз, спустил воду и закрыл крышку унитаза.

 

 

* * *

 

 

Рамиль долго стоял перед умывальником, пока дыхания не нормализовалась и живот не перестало скручивать от боли, не давая ему сдвинутся с места. Он помассировал потёкшую шею, которая была вся в синих синяках. Глаза у него была повисшими, будто ушли в глубь орбит – сказывалось недомогание от голода.

Рамиль открыл кран, вода наполнилась в его ладони до краёв. Он полоскал лицо водой несколько раз, пока не почувствовал приятное охлаждения кожи. Он подождал пока вода с лица сама высохнет и выпил воду прямо из-под крана.

Вдруг почувствовал сильную голод, которая сопровождалась урчание в животе. Последние время он потерял вкуса, ел и пил просто, чтобы выжить. У него были дела и Рамиль не собирался умереть – у него в жизни ни всё было гладко, но умирать он не собирался.

Он пошёл обратно и сел за импровизированный стол. За несколько минут он съел всю еду, запивая свежевыжатым соком, который достал из мини-холодильника, который был рядом с мини-баром, который могли позволят себе те, кто пользовался частным самолётом.

Насытивший, он откинулся на спинку кресла и налили себе кофе из хрустальной кофеварки высококачественного сорта чашку из глины. Он полез в карман: там были его бумажник, внутри была наличка из тысячи семисот долларов, которых у него были при похищении, также несколько банковских и визитных карточек. Пачка сигарет, зажигалка и часы с ручными ремнями. Естественно был и телефон с полной зарядкой. Он проверил его: ничего не удалили. Он попытался позвонить в полицию, но связи на такой высоте, где были видны густые облака, не было. В другом кармане были две паспорта на гражданина Франции, Канады. Также была продлённая виза на неопределённый срок, который давался только особым лицам, проживания на территории России.

Из всего этого, больше всего его озадачил тот факт, что функция языка на его телефоне была на русском, хотя раньше он был на английском.

Он закурил сигарету и отпил кофе. Мысли были разбросаны во все стороны. Что всё это значит? Что происходит? Ему нужны были ответы. Он докурил сигарету, выпил кофе и решительно встал.

Первым делом он пошёл в сторону двери, за которой должны были быть пилоты. Кто-то должен ему дать ответы. Он пошёл к двери, где должна была быть пилотная часть и постучал. Ему никто не отвечал.

Он попытался открыть дверь, но она была заперта. Он постучал ещё раз, но всё было тщетным. Когда он возвращался на своё место, то резко остановился, как вкопанный. Напротив, от его кресла, где он раньше сидел, находился мужчина в сером костюме, которому можно было дать от тридцати пяти до сорока лет.

Этот мужчина обернулся и улыбнулся Рамилю и что-то произнёс, который тот не расслышал.

- Кто вы такой? – требовательным тоном спросил Рамиль Асарт.

 

 

* * *

 

 

Этот мужчина не отрываясь смотрел на Рамиля, пока тот стоял и глазел на него, не понимая, что происходит, при этом сохраняя улыбчивый, дружелюбный вид, что, с одной стороны, никак не связывалось с тем, что происходило.

Он внимательно смотрел на него, потом отвёл глаза в сторону.

- Как вы себя чувствуете, Рамиль Асарт?

Рамиль стоял.

- Откуда вы знаете моё имя?

Мужчина налил себя кофе.

- Кофе?

Рамиль подошёл к нему.

- Отвечайте!

Мужчина откинулся на спинку и снизу-вверх посмотрел на него.

- Вы, наверное, устали? Садитесь, нам летать ещё полтора часа.

Рамиль, уставший, что у него не хватало сил на гнев, послушно сел.

- Где мы находимся? Куда летим?

Мужчина улыбнулся.

- Мне говорили, что вы адекватный человек. – Он задумался. – С ними легче ввести дела. Вы со мной согласны, мистер Асарт?

Рамиль помассировал лоб.

- Куда мы летим? – повторил он вопрос.

Мужчина отпил кофе.

- Мы находимся над границей России, - ответил тот. – Меньше, чем через полутора часа будем в аэропорту Внукова, Москва.

Рамиль не поверил своим ушам.

- Россия?.. – Он нервно приподнялся на кресле. – Какого чёрта летим в Москву?

Мужчина пожал плечами.

- Для работы, разумеется, - улыбаясь ответил он. – Ведь у вас здесь работа, научная, верно?

- Какая ещё работа?

- Успокойтесь, мистер Асарт, - требовательно спросил он. – Вы сейчас не находитесь в плену и с вами не обращаются, как скотом. Мы – цивилизованные люди.

Рамиль хотел ударит, но решил для начала сберечь силы.

- Мы – это кто? Бандиты, похитители, убийцы? Я прав?

Мужчина помотал головой.

- Я с этим никак не связан, уверяю вас...

Рамиль буквально взорвался изнутри.

- Тогда, какого чёрта тут происходит?

Мужчина допил кофе и закурил сигарету.

- Как я уже сказал, вам предстоит работа, мистер Асарт.

- А вы, выходит, мой работодатель?

Он улыбнулся ему и помотал головой.

- Ни совсем так, - он глубоко затянулся. – Я посредник и мы с вами будем работать на одних боссов.

Рамиль молчал.

- Позвольте представиться, меня зовут Анди Хуралтани, - представился он и потянул руку.

Рамиль спокойно смотрел на руку.

 

 

* * *

 

 

Рука Анди Хуралтани висела воздухе, направленная на Рамиля с растопыренными пальцами, что всегда помогало для тех, кто был ипохондриком или просто любил открытость во всём. Глаза Рамиля горели ясным огнём недоверия, злобы и возмущения, которому не было границ.

Анди убрал руку и потушил сигарету. Каждому человеку требовался почти индивидуальный подход. Но в отношении Рамиля Асарта, требовалась техника, которая руководствуется силой и подчинением, потому что он был из тех людей, которые знали свою цену. И этого Хуралтани понял сразу же, как только ему на рабочий сел положили папку с толстым досье учёного и программиста, которого нужно было завербовать любыми способами.

Абсолютно любым способом.

Его дело было добиваться результата. Средства были исходными пунктами, которые впоследствии превращались в проблему, требующее немедленной ликвидации. Это было второстепенным. Руководство, которое давало задании Хуралтани, требовало результат, а когда речь заходила о средствах они, как правило, предлагали свою услугу.

На этот раз всё было гораздо сложнее, опаснее и ответственно, чем когда-либо. Совершался организацией «Братский круг» крупный шаг вперёд, к деталям которых Хуралтани не имел доступа. Её сфера деятельности включала осведомления объекта о важности выполнения возлагаемых на него требований. Он нутром чувствовал, что с этим иранским учёным русско-национального происхождения требуется специальный подход.

Он всегда слушал свою интуицию и на этот раз она ему говорила, что Рамиль Асарт не так прост, как может показаться на первый взгляд.

 

 

* * *

 

 

Хуралтани достал сигарету, предложил сигарету Рамилю, тот смотрел на него странным взглядом, который можно было по-разному интерпретировать, но только не радостным или просто человеколюбивым. Он закурил и налил себя кофе.

- Скажите мне, мистер Асарт, насколько сильно вы оцениваете свою жизнь?

Рамиль сильно испытывал ненависть ко всему, что происходит с ним последние несколько недель, что не мог сконцентрироваться на мысли.

- Что вы сказали?

Анди отпил кофе.

- Вы услышали меня, мистер Асарт?

Рамиль ослабил узел галстука.

- К чему такая любезность? – спросил он вместе ответа.

Анди поднял брови.

- Не понимаю о чём вы, мистер Асарт.

- Это мистер, - пояснил он. – К чему всё это? Какую игру вы затеяли?

Анди допил кофе.

- Я всего лишь посредник.

- Тогда, что это значит?

Анди потушил сигарету и откинулся на спинку кресла.

- Для человека, который находился в плену и находится в смертельной опасности, вы выглядите довольно ничего.

- А чего суетится? – Рамиль посмотрел ему в глаза. – По-вашему, что мне это даёт?

Анди помотал головой.

- Да никакой, - согласился он.

Повисло молчание.

Первым его нарушил Рамиль.

- Что вам от меня надо?

- На вашем месте я спросил бы, почему меня держали взаперти.

Рамиль кивнул:

- Как скажите. Что вы добиваетесь от меня?

- Вы должны выполнить условии, иначе...

- Что?

- Думаю вы и сами этого догадываетесь.

- Вы убьёте меня?

- Нет.

- Тогда...

- Вы будете умолять о смерти.

- Я не буду работать на вас, - заявил Рамиль.

Анди хмыкнул.

- Вы даже не знаете, что от вас ждут?

Рамиль закурил сигарету.

- Я догадываюсь, что это что-то серьёзно. Я прав?

Анди тоже закурил.

- Это будет нести незаконный характер. Я не смогу пообещать вам, что вы не избежите тюрьмы, но люди на которых я работаю обеспечить вам полную конфиденциальность.

Рамиль встал. Анди настороженно смотрел на него. Он пошёл в сторону пилотной части. Когда он оказался пяти шагов от двери из хвостовой части вышли две мужчины с широкими плечами и мощными, выпирающими грудами, полными грудами накаченных мышц.

Рамиль остановился – этому способствовал пистолет, который был у обеих охранников или кем бы они там не были. Он вернулся к Хуралтани и остановился возле его кресла. Он положил руку на спинку кресла и опустил голову к нему почти на лицо.

- Где женщина, которая была вместе со мной?

Анди повернулся к нему.

- Вы имеете в виду про Елену Эрму?

Рамиль посинел от ярости и крепко сжал спинку кресла.

- Где она? – прошипел он.

Анди потушил сигарету в пепельнице.

- Она жива и совершенно здорова, - ответил он. - Это всё, что вам следует знать.

Рамиль выпрямился, взял себя в руки и сел напротив Хуралтани.

- Для начала.

Рамиль испустил неровный выдох.

- Я готов сделать для вас работу.

Анди внимательно смотрел на него.

- Это хорошая новость, - оживлённо произнёс. – Чем раньше мы начнём, тем раньше вы войдёте в курс дела и приступите к работе.

Рамиль налил себя кофе.

- Настолько, что готов многим пожертвовать.

Анди поднял брови.

- Что вы имеет в виду, мистер Асарт?

Рамиль выпрямился.

- Жизнь.

Анди кивнул.

- Это очень хорошо, мистер Асарт.

Рамиль откинулся на спинку и удобно расположился.

- Я слушаю.

 

 

* * *

 

 

Анди Хуралтани встал, подошёл к мину-бару и из маленького шкафа достал папку под пристальным наблюдением Рамиля, который, как Анди по опыту догадывался, решил устроит, что-то вроде заварушки, который в будущем выльется для «Братского круга» геморроем, а его задача заключалась в том, чтобы это не допустить. По крайне мере он очень старался в этом, потому что от этого зависела его жизнь.

Он вернулся на место и положил бумаги на стол перед Рамилем Асартом, который тихо-мирно пил кофе. Тот посмотрел на него и потом перевёл взгляд на бумаги.

- Что это?

- Бумаги, - иронично ответил Хуралтани.

Рамиль допил кофе и закурил сигарету.

- Как насчёт открытости и детальности?

Анди улыбнулся и присел.

- Мне говорили, что у тебя хорошая память?

Анди налил себе кофе.

- Что ещё вы знаете обо мне?

Он взял чашку обеими руками и откинулся на кресле.

- Всё, что нам нужно?

- Нам – это кто?

Анди положил чашку на стол.

- Послушайте, мистер Асарт, - лаконично начал он. – За вас взялись серьёзные люди, готовые иди ради своих целей на что угодно. Это не пустой блеф или дешёвый пафос. На карту поставлено многое. Вам придётся выполнить порученную вам работу, потому что другого от этого будет зависит не только ваша жизнь, но и свобода.

- Что вы имеете в виду?

- Скоро вы всё узнаете. Ну а если коротко – вас банально подставили. Люди из иранского правительства решили найти человека, который готов будет работать над государственным проектом, речь которого идёт о миллиардах долларов. Думаю, вы сами поймёте, о чём я говорю.

- Я не понимаю о чём вы говорите.

Анди допил кофе и закурил сигарету.

- При приземлении в аэропорту Внукова узнаете.

- И что тогда будет?

- У вас будет выбор: либо сделать то, что просит моё начальство, либо отправиться обратно в Иран, где вас ожидает не светлое будущее.

- Кто мне подставил? Вы?

Анди улыбнулся.

- А говорили, что ничего не понимаете.

Рамиль потушил сигарету и посмотрел в сторону иллюминатора. По его лицу Анди догадался в том, что тот находится в глубоком отчаянии.

- Ни мне вам говорить и международном политике, мистер Асарт. Вы работали на русских и на Иран. Благодаря своему упорному труду и большой вклад в мировую науку, вы получили гражданский паспорт и являетесь почётным членом российской академии наук. Ваше вера в общее развития подстерегла иранское правительство на укрепление внешнее политического движения за обвал российской нефти, которое помогло в подставке нефти на высоком тарифе государства Саудовской Аравии.

- Выходит Иран готовился холодной войны против России?

Анди потёр шею.

- Не говорите, что вы не догадываетесь об этом, - отрезал Хуралтани.

- Подозревал, - произнёс Рамиль, впавший глубокое размышление после услышанное.

Анди хмыкнул.

- Вы попали в это переплёт, потому что хотели кое-что оттянуть для себя.

Рамиль потёр лоб и взял бутылку воды.

- Это ваше мнения или вашего начальства.

Анди помотал головой.

- Эта моя догадка, - ответил он. – Я не думаю, что вы плохой человек. Вам подвернулся хороший шанс, и вы решили им воспользоваться. Вы, конечно, не учли все факторы – как с этим можно справиться верно.

- Я думаю, что одно не связанно с другим?

- Что вы имеет в виду? – недоумевал Хуралтани.

Рамиль выпил воду и поставил бутылку на стол.

- Да всё вы понимаете, - вспыхнул Рамиль. – Я думаю, что моё похищения связано с одним важным проектом, который оценивается в миллиарды долларов. Иран начал холодную войну Саудовский Аравии уже тогда, когда Россия пошла на компромисс с Сирией и поддержала Башара Асада в отношении повстанцев – ИГИЛ[27]. С этим понятно, но такое отношения возымело успех благодаря европейской коалиции, которые были в едины в мнениях.

- На что вы намекаете, мистер Асарт?

- На то, что среди иранских правителей есть и те, которые не очень жалую Башара Асада и его политику. Повстанцы – всего лишь подзорная труба, с помощью которой можно ударить в тылу врага и/или просто обокрасть. Тезис, что война – хороший бизнес, никогда не устарело и к сожалению, или счастью – для кого как – это остаётся актуальным до сегодняшнего дня.

- Если иранскому правительству не нравиться Башар Асад вместе с его нынешней политикой...

- Вопрос в том, о какой идёт речь – внешней или внутренней.

- В нашем случае внешней...

- Которая вызвана внутренней, - докончил Рамиль.

Анди помотал головой.

- Это никто не знает.

- Официально – да, - согласился Рамиль. – А не официально?

- Мне неизвестно не больше, чем вам, - отрез Хуралтани.

Рамиль взял бутылку.

- Подводя итог, могу сказать, что Иран стал пешкой в это большой игре и ему это не нравиться.

Анди улыбнулся.

- Кому это может понравиться?

- Начальство посвящает вас в свою тайны?

- У меня есть своя голова.

- Это был ваш человек?

Анди потёр шею обеими руками.

- Я знаю ни много ни мало

Рамиль откинулся на кресле.

- В любом случае Россия вытянула свою карту.

- Уверяю, вас на ней нет.

Рамиль кивнул.

- Это радует.

Повисло недолгое молчание.

- А нужно?

Анди задумался.

- Что?

Рамиль молчал и пил воду мелкими каплями.

- Лояльность, ваш ум и открытость.

- Это меня спасёт?

Анди развёл руками.

- Это ваших руках, мистер Асарт. – Он помолчал и потом добавил: - Могу лишь сказать, что оно не приемлет промахов и двойной игры.

Рамиль целую минуту удержал взгляд Хуралтани и потом пододвинул к себя кипу бумаг. Он открыл бумагу и долго время не мог отвести взгляд от титульной бумаги, на которой был написан названия научного проекта, над которым он работал последние два месяца.

«Молекулярная изменчивость однотипно генной синхронности».

 

 

* * *

 

 

Перед взором Рамиля Асарта проносились последние два месяца лабораторных исследований в одной из лаборатории молекулярной биологии во Франции сотрудничестве с Иранскими учёными, работы, которых вливались в общий фонд[28] движения мировой науки. Огромные силы и энергии вливались ради достижения высокой цели: сделать науку местом, в котором свет светится только истинным и любые решение принимаются исключительно справедливым путём.

В своё время Рамиль загорелся этой идеи и начал вкалывать день и ночь, чтобы спустя века его имя вписалось золотой печатью великих людей, которые сделали этот бренный мир чуть светлее и правильнее. Ему было чужды сомнении, страхи и тяготы, которые ложатся на плечи любого того, кто берёт факел и идёт в тёмном туннеле в поиске небесному свету. Он искреннее верил, что это единственно верный путь, по которому должен идти любой человек.

И верил до сих пор. Но оказался не правым по отношению к другим коллегам по научному труду, которых считал соотечественниками и близкими друзьями, которые ради великой цели готовы многими пожертвовать. Да, он ошибался. И это стоило ему место работы в большом фонде научных работ и очертание его заслуг и достижений на научном поприще, которые высоко ценились в определённых кругах. Он смог исчерпать свой доверительный платёж, но его важность и ценность, как научного работника не обесценилась.

Он был уволен с работы в Соединённых штатах Америки и переехал в Иран, где получил не только работу, но и повышения финансового директора крупной фармацевтической компании, которая имела филиалы в девяти странах Евросоюза. Несмотря на оказываемый высокий почёт и уважения, многие социальные деятели, которые имели тесную связь с наукой, видели в нём человека, в котором его обвиняли. Предъявленные обвинении, которые были предъявлены ему конгрессом США в подозрении незаконной деятельности и грубое превышения своего должностного полномочия, были сняты за недостаточности улик и отсутствия свидетелей.

Несмотря на очертание, которому он пришёл благодаря своей наивности и открытости, он продолжал работать над проектом, который пришёл ему в голову в его студенческие годы, когда он учился в Массачусетском технологическом университете и защитил диссертацию по бимолекулярному труду в Йельском университете. Он любил свою работу и верил его в благородство, оказываемое всему человечеству. Но жёстко ошибался относительно своих коллег, которых интересовала только популярность и деньги.

Многие годы Рамиль утверждал себя, что он не такой, как они: что ему важен только прогресс, а деньги и престиж всегда второстепенное. Это было отчасти правды, но ключевое слово здесь отчасти. За день до его похищения, у него был крупный шанс, который выпадает только раз в жизни и от которого нельзя отказываться. И Рамиль тоже не отказался, думая, что это будет лёгкое дельце, которое он сможет провернуть в два счёта.

И сейчас читая досье в папке, он практически был уверен, что из-за его поступка, он оказался в этом переплёте.

 

 

* * *

 

 

Анди Хуралтани спокойно ждал, пока тот изучит бумаги и всё обмозгует, чтобы самому сделать правильный выбор, а это было самым верным шагом, который всегда помогал ему в его деле, что объект смог сам окончательно додуматься и понять в каком положении он оказался и главное, как может из этого выйти, как можно более безболезненным способом.

Он достаточно рьяно изучил биографию Рамиля Асарта, пытаясь уловить все моменты и детали, которые помогут ему связать с концы концами в его истории жизни и выстроит общую сущность его личности. Он был уверен, что ему это удастся, только необходимо знать, когда, как и в каком порядке дёргать за те или иные рычаги.

Руководство «Братского круга» была хорошо осведомлена о его достижениях на работе профессионального профайлинга[29] в консалтинговой фирме, которая работала услуге по покупке или продаже акций нефтяных, коммерческих и других компаний. Анди на своей должности консультанта рано усвоил факт, что каждый человек при принятии решения руководствуется не окончательным результатом (как это всем и каждому кажется), а процессом, который просто и легко поможет занять себя и другими, в частности маловажными и бесперспективными, делами, не требующий особо энергозатратных ресурсов. Самообман часто приводит нас благоприятным результатом и поэтому мы делаем поступки, которые заранее обречены на провал, потому что наша подсознательная часть мозга считает это правильным и даёт сигнал сознательному, но не неверном интерпретировании, чтобы он так поступал.

Анди бросал удочку, на крючке которого были намазаны манипулированием, обманом и открытым соблазном, который искушал всего тебя и через определённое время результат не заставлял себя ждать. Объект оставался крепким закрученным в его хитроумные сети, из которого практически невозможно было выбраться. Ему попадались и ловкачи, которые были практически неудержимы в своих делах и неприкасаемые перед его методами обработки клиентов (как он обычно любил называть людей, которые на самом деле становилось жертвами его корыстных целей), которые давали свои плоды на консалтинговом поприще.

Рамиль Асарт был одним из таких ловкачей, которые могли выйти почти из любого кризиса сухими из воды, при этом не теряя своей прежней одарённости, чуткостью и интуиции, которой можно было объяснить только этим словом – интуиция. Но в случае мистера Асарта было одно «но», которое по-настоящему делало его уязвимым. Конечно, из здесь был выбор, впрочем, как всегда. Но не согласившись на предъявленные ему условии ему грозили большие проблемы, которые ничем хорошим не кончатся.

По опыту Рамиль Асарт догадывался, что такие люди, как мистер Асарт, любят ввести двойную игру, чтобы получить кое-что и остаться неведомым. Главная ошибка таких людей было тем, что они слишком сильно рисковали и любили этот риск, хоть себя этого и никогда не признавали. Часто риски для таких людей становится привычкой, которая не позволяет им трезво мыслить и критически оценивать обстановку.

Мистер Асарт не был исключением. Он согласится на работу и попытается ввести двойную игру, одновременно пытаясь выпутаться из этой истории. Здесь у Хуралтани наметилась идея, которая состояла в том, чтобы цель не видела на крючке самого крючка. Он должен был сделать всё возможное, чтобы мистер Асарт не догадался, что у него нет решения выхода из того положения, благодаря которого он теперь стал узником.

Пока мистер Асарт будет думать, что сможет спасти свою задницу, он будет работать хоть на самого дьявола. В этом Анди не сомневался, и эта была его выигрышной картой. Не многие смогли бы справиться такой не лёгкой задачей, но десятилетний опыт за плечами и каждодневная практика и постоянная усовершенствования своих талантов, помогал Анди ос Проблема была в том, что в скором времени мистер Асарт так или иначе узнает, что ему не выпутаться из этой истории. Тогда шантаж перестанет действовать, и он сможет стать неуязвимым – попытается выйти или дойдёт до того, чтобы собственноручно загонит себя в стойло, пока не поймёт, что больше не может выносить босса Хуралтани, которому тот за последние пять лет кое-как привык.

 

 

* * *

 

 

- Вы, как вижу, основательно подготовились, - сказал Рамиль Асарт и закрыл папку и положил на стол.

Анди Хуралтани смущённо развёл руками, как бы говоря, что не теряет время даром, но надо признать, что лестный комплимент от такого знатока выпутывание из сложных ситуаций и нестандартного ума, ему по правду льстило. Но Анди, как профессионал своего дела, скрыл эмоции и сделал деловитое лицо, потому что в конце концов он тоже был человек и его мог просканировать на эмоциональное состояние.

- Эта моя работа, - произнёс он. – Приходится выкручиваться, чтобы выжить.

- А убивать не ваше призвание, надо полагать?

Анди отрицательно помотал головой и скорчил гримасу на лице.

- Будете слушаться меня и будете жить.

- Мне так не кажется, - сомневался Рамиль.

- Что вы хотите от меня? Есть вещи ужаснее, чем смерть, мистер Асарт, согласны?

Рамиль кивнул.

- Безусловно. А на что конкретно вы намекаете?

- Ваше безоблачное будущее, это ещё мягко говоря.

Рамиль кивнул на бумаги.

- Как это понимать?

- Вы учёный и знаете лучше меня все эти формулы, казусы и так далее?

- Почему именно этот проект?

- Вы будете работать над ним.

- Где?

- В компании интернационального сотрудничества, где вы работали раньше над научными проектами.

- Чём я буду заниматься?

- Выдвигать этот проект на российский рынок.

- В угоду иранскому правительству?

Анди глухо рассмеялся.

- Надеюсь нет, это задействует ближневосточные интересы России, который поможет им выйти на мировой рынок.

- И тем самым прижат хвост американцам?

- Верно, - кивнул Хуралтани.

- Я думал, что холодная война закончилась.

Анди посмотрел на него поверх бровей и взял пачку сигарет.

- Что ССР, что Россия – это гигантская машина, которая всегда будет представлять для Америки ресурсов для своих интересов, соперника в достижения национальных идей и врагом, который представляют потенциальную и реальную угрозу. Это вечная борьба двух капризных людей, который каждый пытается заявить себя, как лучшего, ни сравнимого и незаменимого.

- Интересное мнения, - произнёс Рамиль.

Анди помотал головой.

- Это ни мнения, а факт. Посмотри сегодня на мир и увидишь, что он олицетворяет собой относительный порядок и благополучия лишь потому, что конкурирующие стороны из стран научились соперничать более выгодными для себя условиями, где они не будут страдать, разве что манией величием, а будут получать удовольствие от осознания, что они самые умные, энергичные и, конечно, самые смелые.

- Всегда есть проигравшее.

Анди согласно кивнул.

- Ты прав, - сказал он, встал, подошёл и налил себя виски. Он продолжил, готовя себя хайбол с лаймом. – Интеллектуальная борьба всегда была и будет – холодная война в половине прошлого столетия между Америкой и СССР тому яркий пример.

- Вопрос, надо полагать, сейчас в том, какое русло движется теперешняя война?

Анди спросил Рамиля выпьет ли он.

- Да, пожалуйста.

Анди повернулся и вернулся к своему место с двумя приготовленными хайболами с лаймом. Рамиль взял протянутый коктейль и поблагодарил – вкус у него был изумительный.

- Никогда не был любителем коктейле, но этот исключительно хорош.

- Даже Мохито?

- Нет, даже, Мохито, - ответил Рамиль. – Ни в плане любителя.

Анди положил стакан на стол.

- У нас нет конкурентов, мистер Асарт. Поэтому, сейчас вопрос в том, что вы сделаете свою работу чисто и безукоризненно.

Рамиль кивнул, и отпил коктейль.

- Это мой стиль – чисто и безукоризненно, - Анди было трудно утверждать говорить ли всерьёз тот или просто насмехается. – Все правильно... извините, как вы сказали вас зовут?

- Анди Хуралтани. Можно просто Анди.

Рамиль горячо закивал.

- И сколько вы собираетесь лить мне уши своё дерьмо, мистер Хуралтани?

Разговор принял неожиданный оборот, но Хуралтани был готов таким выпадам. Он сохранял свойственную ему спокойствие и невозмутимость.

- Я думал, что мы нашли общий язык?

- Между нами не может и никогда не будет ничего общего.

Анди кивнул:

- Как скажете. Мне просто интересно, какое решение вы приняли?

- От этого решения будет зависит жива ли Елены Эрмы. Так она жива или нет?

- Я вам уже отвечал вам на этот вопрос, мистер Асарт.

- А я вам не верю! Мне нужны доказательства, - потребовал Асарт.

- Как только мы прибудем в аэропорт, вы всё узнаете. Обещаю, - заверил его Хуралтани.

- Плевал я на ваши гребаные обещания, - процедил Рамиль. – Мне нужны доказательства, что Елена жива.

- Или?

- Или можете попросит вашего пилота развернуться и отправить меня обратно в клетку, где вы меня держали.

- Вы больше не находитесь в плену, - напомнил ему Хуралтани.

Рамиль вскочил с места, постоял немного и обратно сел. Он выпил коктейль и закурил.

- Как вы себя это представляли? Что я молча буду кивать и соглашаться на ваши условия?

Анди помотал головой и допил коктейль.

- Нет, мистер Асарт, мы не думали, что всё будет просто так. Знаете, как говориться – без труда не выловишь...

- ...рыбку из пруда. – Я понял к чему вы клоните.

- Чем раньше мы уладим наши разногласии, тем лучше будет для всех. – Он поймал взгляд Рамиля. – В том числе и для Елены Алексеевны.

Рамиль молчал.

- Можем позвонить в отель, где она остановилась и попросить портье соединиться с ней?

Рамиль не поверил своим ушам.

- Елена в Москве? Когда она там оказалась?

- Двадцать четыре часа, - ответил Анди. – Жива и здорова, как я уже говорил.

- Пожалуйста.

Анди улыбнулся и достал телефон.

 

 

* * *

 

 

Оказалось, что Елена Эрма остановилась в том же отеле – Арбат, - что останавливался и Рамиль, когда приезжал в Москву по работе в научном корпусе и выбирал именно этот отель исключительно лишь по той причине, что находился лишь несколько десятках километрах от научного здания, где он работал.

Он набрал в лёгкие по больше воздуху и принялся слушать. Шли медленные гудки, Анди включил громкую связь и положил телефон на стол. Рамиль не сомневался, что всё это был блеф. Но одной стороны, они не могли просто взять и убить женщину. Эти люди не были просто тупыми бандиты, а имели чёткую цель и тщательный продуманный план, по которому детально следовали.

Рамиль примерно представлял себе следующую картинку развития событий, как работали люди из преступных организаций: первую очередь они занимались разведкой, сбором данных, составлений, как это теперь называется, профилей свои потенциальных объектов и только потом начинали действовать.

В случае Рамиля Асарта – учёного нейробиолога, трёхкратный номинант на Нобелевскую премию, автора двух диссертаций в области экономики и нейробиологии в сфере изучения клеточных организмов, - было гораздо серьёзнее, и могло оказаться ещё серьёзнее, чем сейчас Рамиль себя представлял. Он исключал любые прихоти или вольности в этом деле, и поэтому немного успокоился и перестал волноваться за жизнь Елены.

Но он признавал себя – одной стороны нехотя этого и с другой не признаваясь в этом себе лично, - что желал услышать её голос и убедиться, что с ней всё в порядке. Что б наверняка, как говориться.

- Гостиница «Арбат» на связи, - прозвучал тихий и мелодичный голос портье, который Рамиль сразу же узнал.

Он схватил телефон и назвал своё имя.

- О! Господин Асарт, ваш номер готов и ждёт вас!

- Мне нужно знать в каком номере поселилась Елена Эрма.

Портье бубнил, что что-то вроде не разглашения информация посетителей, но Рамиль оборвал его на полуслове.

- Послушайте, Арсений, - сказал он. – Елена моя коллега, а я не могу дозвониться до неё.

- Что-то случилось? – обеспокоенно спросил портье.

Рамиль быстро успокоил его.

- Это очень важно, я не стал бы звонить вам в три часа утра. Соедините меня с ней, пожалуйста.

В трубке через динамику Рамиль слушал тяжёлое дыхание портье.

- Ладно, я позвоню ей.

Рамиль облегчённо вздохнул.

- Спасибо, Арсений.

Рамиль ждал целых три минуты.

- Господин Асарт, я звонил к номеру мадам Эрме.

- И?

- Никто не отвечал.

- Вы...

- Да, я послал горничную в её номер, но в номере никого не было.

- Она ушла?

- Выходит, что да.

- Обычно отдают ключ, когда гости уходят?

- Её ключ здесь, но куда она ушла и почему я не знаю.

- Она вам не сообщала?

- Если и сообщала, то только моему коллегу, который работает днём. Как вы сами знаете я работаю в ночную смену. Его номера у меня нет, - ответил портье, ожидая подобный вопрос.

Рамиль задумался, потом он описал внешность Елены и портье подтвердил, что зарегистрировавшая триста восьмой номер подходит под его описания.

- Благодарю, Арсений. Скоро увидимся.

Он положил трубку, прежде чем услышать ответ.

 

 

* * *

 

 

Рамиль попросил Хуралтани приготовит ему коктейль, добавив, что, если это не затруднит его, на что тот кивнул и молча подошёл к бару и принялся молча делать напиток.

- Вы давно с ней знакомы?

Рамиль не расслышал вопроса.

- Что?

- Вы давно знаете Елену Эрму?

Рамиль покачал головой.

- Не прошло и полчаса после знакомства, как нас похитили.

Анди передал ему коктейль, а сам сел напротив и закурил.

- Вы не женаты?

Рамиль отпил полстакана и положил его на стол.

- Зачем вы задаёте вопросы, ответы на которых сами знаете.

- Вы догадливый человек, мистер Асарт.

Рамиль не согласился с ним.

- Нечего тут гадать. Думаю, вы не просто тупые бандиты.

Анди улыбнулся.

- Сочту это за комплимент.

- Идите к чёрту!

Наступило молчание. Анди не сводил с глаза Рамиля, а тот отвернулся в сторону и попытался успокоится.

- Что мне нужно делать?

- Работать.

- Когда мы будем в Москве.

Анди посмотрел на часы на своём запястья с бронзовыми ремешками.

- Где-то через час.

Рамиль кивнул и допил коктейль.

- Введите меня в курс дела.

 

 

* * *

 

 

Если кратко, Рамилю Асарту предстояло сделать кучу работёнки.

По ходу монолога Анди Хуралтани (если его вообще так звали), он связал концы с концами и понял, что попал в опасный переплёт, из которого ему нужно было необходимо выбираться, как можно быстрее. Проблема состояла в том, что он думал не только о себя, а также об Елены, которая оказалась ни в том месте и ни в то время.

Елена Эрма...

Рамиль только, что осознал, что ничего не знает о женщине, которой был знаком только полчаса, но даже этого короткого времени хватило, чтобы понять, что эта женщина не из робкого десерта. Она была умной, образованной и красивой до потери сознания. Она говорила ему, что работает на какую-то компанию, которая занимается... он попытался вспомнить о том говорила Елена о своей работе. Неужели у него был посттравматический шок? Почему он вспоминал о событиях, которые не произошли? По своей специальности, Рамиль знал, что мозг придумывает недостающие воспоминания, которые являются ключевым показателем сходства с другими событиями, которые не имею за собой негативный опыт. Рамиль взял себя на заметку, что ему нужно сделать скани мозга и проверить всё ли у него в порядке с памятью, мышлением и лобной доли мозга, которая отвечает за сосредоточенность и внимание. Так или иначе, воспоминание за последние несколько недель были у него обрывочными, ему трудно было сосредоточиться из-за постоянной головной боли, а постоянный стресс мешал ему размышлять стратегически.

Через минуту усиленного поиска в своей памяти, воспроизводя сцену знакомства с Еленой секундой за секундой, пытаясь вспомнить, что говорила эта женщина о себя. Ровным счётом она ничего не говорила о себя, говорил в основном сам Рамиль – о своей работе, кто он по национальности, чем он занимается и даже по какому поводу он оказался на пешеходной улице Энгелаб, где произошло это чёртово нападения.

Ему было очень интересно узнать, какое ко всему этому отношению имела или имеет Елена. По всей видимости могла означать, что Елена просто оказалась связана с человеком, который и был целью. В таком случае оставалось непонятным, почему её отправила в Москву. Ясно было одно: у похитителей было над ним преимущество, чтобы управлять ним и тогда роль Елены в роли шантажированы откладывалось на нет.

При любом раскладе, Рамиль понимал, что ему удастся узнать о роли Елены Эрмы только случае, когда он выяснить, чем она занимается. Когда Анди рассказывал, что ему придётся работать на промышленную корпорацию, которая продвигает на мировой рынок научные проекты, то Рамиль решил, что Елены должно быть занимается каким-то корпоративным делом.

Основной работой, которую Рамилю предстояло выполнять, состояло в том, чтобы с конкурировать с одной коммерческой организацией, которая занималась поставками медикаментов в зарубежные страны. Благодаря научному проекту, который в свою время Рамиль посчитал ненужной тратой времени и занялся другими делами, вернулся и требовал от него практически невозможное.

Рамиль кивал и делал вид, что соглашается на все условии, который предъявлял этот мистер Хуралтани, который был подозрительно вежливым. Он намеревался по ходу дела найти компрометирующие его доказательства и выйти сухим из воды. В его случае полиция ему не поможет – наоборот она поможет ему отправиться прямиком в тюрьму на несколько десятки лет за преступление, которое он совершил, потому что тогда думал, что это будет правильным решением. Но он и не мог представить себе, что это станет крупной подставой со стороны русской разведки или преступной организацией, которая намеревалась тем самым крепко схватить и держать его за яйца.

- Мне нужны гарантии, - перебил его Рамиль, пока тот рассказывал различные способы отмывания налоговых подоходных у рабочего корпоративного класса, чтобы тем самым отвести от себя не нужны взгляды финансовой комиссии.

Анди налил себя и Рамилю кофе.

- И так, мистер Асарт, вы понимаете, что вам нужно делать?

Рамиль растянул губы в подобие улыбки.

- Если кратко, то совершать преступление.

- И?

- И быть непойманным. По крайне мере постараться.

Анди кивнул.

- Мы гарантируем вам, что при выполнения требуемый нами условий, вы получите копии компрометирующих документов, файлов и цифровые данные.

- Знаете, что я думаю?

Анди укоризненно смотрел на него.

- Что в российских спецслужбах завёлся крот.

Рамиль пристально наблюдавший за Анди не ускользнуло, что тот насторожился, но это было мало заметным.

- И этот человек должен находится на высоком посту, чтобы организовать вербовку... – Рамиль кашлянул, - ну, вроде того, иранского представителя финансовой структуры целой страны. Неудивительно, что за это спохватилась Россия, потому что если не они, то этим занялась бы Америка.

- Никак не могу это прокомментировать, - сухо сказал Хуралтани.

Рамиль кивнул и достал сигарету.

- Это и понятно, - сказал он и закурил. – Ведь это настоящий скандал, мистер Хуралтани, не так ли?

- Чтобы вы не намеревались делать, мистер Асарт, советую передумать. Без доказательств у вас ничего не получится, а если вы будете тупить, то жёсткие парни поставить вас на месте.

Рамиль стряхнул пепел на пол.

- Ясно, мистер Хуралтани.

- Это хорошо.

- Можно задать вам вопрос?

Анди кивнул:

- Конечно.

- Какую роль во всём этом играет или будет играть Елена Эрма?

- К этому мы как раз и подошли, мистер Асарт.

Когда его губы растянулись в улыбке у Рамиля появилась сильное желание врезать ему по зубам, но его мысленный голос остановил его, который наверняка знал, что в скором будущее настанет такое время и тогда все дьяволы ада не смогут остановит его.

 

 

* * *

 

 

Когда Хуралтани рассказывал о преступных схемах и количестве систематизированных объектов, которым они владели, выходил, что в России правительства стала у руля преступной организацией, где его граждане были марионетками, которые трудились и служили дьяволу, пытающийся страхом, слабости и слабоволием людей, порабощённых коррупцией, безработицей и голодом, который спровоцирует высокую преступность и ожесточения полицейского урегулирования, который в свою очередь приводит к ненависти и недоверия к представителям власти у народа. Всё эти негативные стороны незаконный деятельности формирует возникновения военного положения в стране, тем самым ужесточая судебные процессы даже в отношения лиц, которые обвиняются в незначительных преступлениях. Общий фон создаёт атмосфера, нежели фактор агрессивного возрастания преступности, который сложился в процессе поднятые уровня преступности, который вызвал за собой страх за жизнь в настоящем и в будущем, а также спровоцировал недоверия существующей системы государственной безопасности (что на деле всегда означает безопасность своих граждан данного государства), которая не справляется с принятыми на себя обязательствами. Данная проблематика не является исключением для любой страны, которая захлёстывает преступность и возрастает уровень опасности для жизни. Власть имущие, которые пытаются урегулировать ситуацию методом ожесточения своих действий, создают новый канал для своих грязных делишек, отводя глаз малозначительными правовыми нарушения.

Рамиль, который пять лет работал финансовым директором в одном из крупных научно промышленных объект Ирана, знал, что такой метод является наименее выгодным и благотворным, которая создаёт почву для преступных схем, сами оставаясь в тени. Полтора года назад он написал крупную статью, которая попала в таймс под символически каверзным названием «Измученные тяготами. Как судебная правовая система создаёт отходные пути для преступников, решая малозначительные проблемы». Эта статься была прекрасна принята в научных кругах экономистов, которыми заинтересовались крупные американские финансисты и инвесторы. Интерес охватил и СМИ, требующих детального обсуждения данного вопроса (Рамиль тогда с иронией или сарказмом схватывал себя на мысли, что это называет вопросом, а не проблемой, и тем самым продолжают сознательно или бессознательно отказываются смотреть правде в глаза) непосредственно от самого автора. Ради одной статьи Рамиля пригласили в Нью-Йорк, чтобы выступить на одном из международного экономического форума, где обсуждались интересные идеи и волнующие для общества проблемы. Рамиль с удовольствием принял приглашения, потому что эта была хорошая возможность заработать лишние пару сотни тысяч долларов с комиссионных от посетителей и возможность познакомиться с интересными личностями, трудами которых Рамиль в студенческие годы был одержим.

Сегодня с того дня шестичасового выступления на международном экономическом форуме прошло семнадцать месяцев, но идеи его и опасении так и никто не принял всерьёз. Практически все, кто находился на этом форуме были согласны с его выводами и представителя двадцати семи разных стран сделали серьёзный вывод для себя, который благотворно повлиял на экономику страны. Рамиль с удовольствием помнил эти счастливые две недели, который он провёл в Нью-Йорке и полюбил этот город с первого дня прибытия. Он не болел романтическими утопиями, но его сильно озадачил тот факт, что благодаря его же выявленной преступной схемы, он будет работать на преступников (или чего похуже) с помощью собственной идеи, которые другие недопёрли в своё время применять для своей экономической системы. Преступники создали такую благотворную почву, которая стала для них отводом глаз от истинных целей. Рамиль не знал придумал ли Анди этот вариант сам или они просто воспользовались его статьёй.

Рамиль знал, что одно не исключает другое и поэтому у него возникла теория, что его пытаются использовать, как подсадную утку, которую в случае непредвиденных ситуаций можно пустить под утёс. Ему предстояло играть двойную игру, чтобы не оставаться в дураках. Никому не верить и полагаться только на себя – вот это было практически единственным его возможностью выбраться из этой западни. За ним будут следить и тщательно проверят его действии. Больше всего в таких ситуациях опасным бывает тот факт, что он мог попасть в собственную ловушку, которая на деле оборачивается против тебя же, потому что твой только этого и ждёт, чтобы ты совершил ошибку. Тогда выходило, что Рамиль не мог доверять и Елены.

Рамиль на секунду отвлёкся, когда Анди заговорил о двойных схемах платежах, включающих снижения тарифа клиентов и тем самым способствующих секретного дна, где происходит нелегальные транзакции на счету ничего неподозревающих клиентов. Вся суть этой хитрости заключалась в том, что в процессе закупок, клиенту предлагался дополнительный бонусный талон, где на сайте продавце требовалось активировать аккаунт для скидок на товар. В то время, как клиент заполнял графи на сайте, ничего не подозревая, что тем самым помогает преступникам отмывать деньги, не облагаемых налогом, они могли отводить от себя взгляд.

Рамиль переложил ногу на ноги и закурил сигарету. Он спросил мистера Хуралтани, каким образом это поможет им для достижения основной цели. Анди объяснил, что и есть то финансовое дно, которое он упоминал в своей статья «Измученные тяготами. Как судебная правовая система создаёт отходные пути для преступников, решая малозначительные проблемы». Он признался Рамилю, что эта статья оказалась крайне полезно для целей его руководителей, где они любезно одобрили его план.

Когда мистер Хуралтани продолжил, Рамиль не мог отделаться от мысли, что они будут работать с Еленой вместе. Он признал себе, что ничего не знает о ней, вообще ничего. Ему не нравился тот факт, что придётся работать вместе. Эта женщина его волновало. Он прилично давно не был с женщиной и ограничивался тайными встречами в Иране, где в цивилизованных странах естественно считалось нормальным сексуальная связь молодых людей. Но правила были правилами, и они распространялись на всех.

Крупные промышленные компании занимались преступной деятельностью, используя двойных лиц, которые давали им денег, чтобы они якобы использовали их данными ими же положением. Такого рода махинации быстро прослеживались и невинных овечек, которые знать не знали, что твориться под их носом, быстро оказывались под следствием и скором на скамье обвиняемых. Лица крупных компаний оказывались подозреваемые номер один и быстро подпадали под уголовное расследование, тщательно производилась проверка их участия в преступлении, алиби и других доказательств, который говорил об их невиновности. Были такие компании, которые занимались из ряда вон выходящими вещами, которое у современного человека вызывало отвращения, возмущения и гнев, и связи с этим общество требовало, чтобы виновник был найден любыми доступными средствами.

Рамиль не хотел работать на компанию, вроде «NXIVM[30]» и не станет работать на людей, которые навсегда увяжут его под «чёрный список», из которого ему никогда не выбраться: на практике это означает, что ему никогда не удастся найти приличную работу с репутацией античеловеческого лица, любой человек, который знает, чем он занимался (или работал и всячески помогал) кинется его колошматить, ресторан или кафе не захочет его обслуживать, а благодаря Всемирной паутине ему не спастись ни в одной техническом развитой стране. Судья не станет даже и слушать то, что он вынужден был пойти на это, чтобы избежать наказания – при таком раскладе его будут судит за две преступление. Да и он сам не стал бы заниматься подобной роде деятельности, он скорее согласится отправиться в тюрьме лет на десять, чем будет жить с мыслью, что он помогал творится вещам, которые вызывают у него отвращения. За свою жизнь он совершил одну маленькую ошибку – дал волю своим эмоциям – и теперь вынужден был платить за него высокую цену.

Из слов Анди Хуралтани, Рамиль Асарт понял, что промышленный сектор экономики, начиная от бытового производства и заканчивая на сельскохозяйственных секторах захват так называемым организацией, на которой ему приходилось работать. Преступная сеть распространили свои корни и в государственной палате, но болевой порог был даже у конченных отморозков, и они соблюдали видимость стабильности и безопасности в стране, но ситуация была крайне удручающим.

Основной сектор российской экономики была нефть и поэтому общее давления преступной деятельности не чувствовалась. Нефтяные компании работали на международном рынке, где общественная достояние приходилось ставить на приоритетное место, так как от этого зависела всемирная биржа, фондовой рынок и в общем мировая общественность, где закон не был пустым звуком, где правда не могли скрыть и ни один судья не мог взять взятку. Поэтому нефтяные компании были единственной слабости, до которых эта преступная организация, которое организовала его похищения, хотели использовать его знания, чтобы добраться до нефтяной компании, которое поможет им продвинуть проект, который Рамиль бросил полтора года назад.

Сама идея оказаться замешанным в преступления сексуальной эксплуатации выводила его из себя. Рамиль перебил Анди, и заверил его что не будет в этом участвовать. Анди горячо заверил его и надо признать, что немного обиделся на то, что он может заниматься подобными делами, которые ниже его собственного достоинства (Рамиль удивился, но виду не подал).

В основном его работа сводилась к тому, чтобы закончить проект, который сделает прорыв в современной медицине и внесёт его имя золотыми буквами в мировой фонд науки, как в своё время это сделали великие люди, но Рамиль сомневался, что мало, кто из них находился в таком положении, как он.

Основная часть работы Асарта была направлена на укрепления связи и создания политического режима, которая подкрепила бы созданную им структуру обогащения на рынке. В политике Рамиль не был силён, но достаточно хорошо знал, как работает политика, а работает она везде одинаково и пользуется принципом – спасения утопающих, дело рук самих утопающих. Это было сильное упрощения, но таковы были современные реалии, что в государстве, что в простой индустрии продаже батареек к телевизорному пульту, потому что политика означала использования человеческого ресурса, которое всегда сводилась к тому, чтобы использовать низменные инстинкты, отключая разум и логическое мышления.

Система здравоохранения работала почти по такому же принципу и использовало утилизированного преимущества сведения потерь к минимуму путём малого числа потерь для ограничения потерь большинства. Изрядное количество денег тратилось на услуги, которые никак не развивали жизнеспособность людей, не говоря уже медицине, которая работала по схеме сглаживания, чем во имя благородств и здоровья. Мобильность распространялось на ограничения потерь, реальные данных которых, как правило скрывалось, потому что общественный резонанс не помогал проблема, а наоборот усугублял проблема, так как в своём роде массу повинуется лидеру – у неё нет право голоса, слияния с людьми говорит о прямой принадлежности отсутствия у индивидуума потребности само высказывания мыслей, что говорит об их отсутствия. Толпа повинуется трепету, за который стоит смрад недовольства и гнева, а определённая цель, который нужно достичь.

Любая упорядоченная система имеет риск оказаться на грани риска, который потянут за собой всю систему и разрушит целую империю. Долгосрочная перспектива – иллюзия, главной хитростью, которой заключается на неопределённый срок, который даёт отсрочку концу. На этом и стоит крупномасштабные системы, которые на первый взгляд кажутся работают идеально, но на самом деле в своё время они уловили важный момент стратегий долгосрочной перспективы, которая продолжает им оставаться на плаву и добивать ещё время, чтобы решить куда правильно двигаться дальше. Умения рисковать – не талант, а всего лишь продуманный шаг, который из десяти процентов в семи оказывается проигрышным, а оставшиеся три в пользу удачи, на которой нельзя рассчитывать, когда на кону стоит целое будущее.

Талантливые как раз-таки именно те, кто имеет правильно распределить для себя эти процента из долгосрочной перспективы и уметь находит правильные решения путём отсрочки, которая позволяет им выиграть намного больше, чем они потеряли. Финансам нужно относится, как игре, но игре которой чувствуешь, что нельзя проиграть, когда нужно задействовать каждый чёртов нейрон, который должен тебя помочь выйти из затруднительного положения.

Мировая экономика – большое болото, где нужно умёт проходит, идти и ползать, нужно знать, где зыбко, где очень зыбко и где тебя занесёт, какие сапоги и в какое время года носит, где опасно и с какими потерями ты можешь выбрать и самое главное с чем ты можешь выбраться. Нужно быть чёртовой, у которой вместе сердце зверский аппетит и ему нужно быть жадным и иметь толстую кожу, чтобы выжить среди других таких же зверски голодных акул.

Но также ни менее важно знать меру и вовремя сказать себя твёрдое «нет» и следовать этому. Нужно держаться за принципы, на которых стоит весь этот мир – не идеальный, ни хороший и ни плохой, а просто небом над землёй и места чёрствый. Но в нём иногда выигрывают, а чтобы узнать, что отпадёт конкретно тебя – нужно вступить в игру.

 

 

* * *

 

 

- Короче говоря, мистер Асарт, - подытожил Хуралтани, - работа миссис Эрмы будет заключаться в том, чтобы создают такие каналы, которые помогут нам отводить ненужные глаза от наших истинных целей. Ваше продуктивное взаимодействие для общего дела будет ключом успеха для достижений всех наших целей.

Рамиль не отводил от него глаз.

- Вы хотите знать, как долго это будет продолжаться?

Рамиль отрицательно помотал головой.

- Нет, - сказал он. – Ответ на этот вопрос знаю я и сам. Моё рабство будет продолжаться до тех пор, пока этот проект не выстрелить.

Анди принял удобную позу и кивнул.

- Всё верно, мистер Асарт. – Он на секунду задумался. – Я не прогадал в вас. Чем раньше вы закончите эту работу, тем раньше будете свободным. Но вы хотели знать другое?

- На что вы намекаете?

- Видите ли, мистер Асарт, мы люди практичные и следуем правилам, которые являются залогам покоя и кое-кого контроля...

- Можно к сути?

- Мы должны убедиться, что вы будете делать свою работу. Как только вы закончите работу в коммерческом индустрии маркетингового пиара, вы убедитесь, что мы выполним часть своего условия.

- Каким образом я могу удостовериться, что вы выполните свою часть договора?

Анди улыбнулся.

- Нет никакого договора, - холодно произнёс он. – У вас есть выбор: либо работать и выполнять условии, либо отправиться в иранскую тюрьму, где вам будет, мягко говоря, гораздо хуже, чем в нашей темнице.

- Значит, вот, как она называется?

Анди сделал непроизвольный жест.

- Вы взрослый человек, мистер Асарт и у моего терпения тоже есть свои пределы. Достаточно сказать мне пару слов своему руководителю, и вы окажетесь в Иране на этом самолёте. Попытаетесь нас обыграть, мы отправим компромат в полицию и вас быстро экстрадирую в Иран, и вы лишитесь российского гражданства, как лицо, занимавший шпионажем стратегически важных ресурсов – никому не нужны двойные агенты.

- Я хочу знать, что у вас на Елену Эрму?

Анди встал и подошёл к мини-бару.

- Это личное, мистер Асарт, - он взял бутылку воды. – Если миссис Эрма того захочет, вы узнаете, что у нас есть на неё.

- А что у вас есть на неё?

Анди безрадостно улыбнулся.

- Боюсь, что не могу этого сказать. – Но вы не волнуетесь о своей репутации, мистер Асарт. Самое худшее, чем занимаемся – наркотики. Люди хотят удовольствий, и мы им её предоставляем. Вы знали интересный факт про легализацию травки?

- Вы про то, что это введёт снижение к торговли более сложных наркотиков?

- К тому, мистер Асарт, что преступность снижается, а вместе с тем и убийства. – Хуралтани задумался. – Больше аморальным мы не занимаемся, если вы этого хотели знать.

Рамиль взял протянутую бутылку воды.

- Откуда у вас кристалловидные вещества?

- Я знаю только то, что есть в статья.

- Как вы их достали?

- Вы изучили их состав?

- Мне нужно больше времени.

Анди кивнул и присел.

- О’кей. – Он закурил. – После приземления у вас будет время, чтобы отдохнуть и подготовиться для дела.

- Когда мне приступать?

- Сегодня пятница. Начнёте в понедельник. Изучите в номере после горячей ванны и сытного ужина.

Рамиль кивнул.

- Обязательно.

Анди посмотрел на часы.

- Мы приземлимся через двадцать пять минут. Если у вас есть вопросы, можете задавать их.

- Это политический заговор или что-то в этом роде?

Анди улыбнулся.

- Нет, мистер Асарт, нет, ничего подобного. Нас не интересует публичная власть – мы довольствуемся тем, что наши приказы выполняются беспрекословно. Мы делаем чёрную работу, которые другие не хотят пачкаться.

- И как же вас называют?

- Когда я просил задавать вам вопросы, то я имел в виду про дело, а не про руководство. Но если вас это интересует, то могу сказать по официальным данным у ФБР есть официальное заявления, что в России орудует мафия, утверждая, что эта целая организация и именует её «Братский круг». Хотя, признаться, тут нет ничего братского, а есть жёсткие законы.

Рамиль задумался.

- Помнится я читал об этом.

- Мне больше всего нравится «Черные ангелы»?

- Почему?

- Эта просто метафора, - отрезал Хуралтани. – Ангелы имеют один цвет, но выполняют разные работы – черные, белые, серые и так далее.

Рамиль понял.

- Вы хотите называть вещи своими именами?

Анди удивлённо уставился на него.

- Почему бы и нет? – спросил он. - Бывает, что в самом крупном деле, проекте, или в плане один единственный неверный шаг, мельчайший промах рушит всё. А знаете почему?

- Потому что всё это один сплошной карточный домик.

- Правильно. – Но бывают и песочный домик, который наиболее уязвимым перед трудностями, которые на первый взгляд кажутся незначительными.

- Нужно соорудит стену вокруг домика, - сказал Рамиль.

Анди улыбнулся ему.

- А я знал, что догадливый человек.

- Но мне этого будет недостаточным.

- Вы умный человек и сами прекрасно понимаете, как работает финансовый время. В эту секунду ты думаешь, а другую не поспеешь и глазам моргнуть, как останешься без куша.

- Почему нельзя сразу приступить к основной цели?

- Это указ руководства, - коротко ответил Хуралтани.

- И вы им согласны?

- Ни моя сфера обязанностей.

- Но всё же, - не унимался Рамиль. – Не было бы лучшее, если мы сразу перешли бы к цели?

- Тут всё рассчитано, мистер Асарт, - Анди закурил сигарету. – Этот план строил ни я, а люди наверху – стратеги, которые являются мастерами своего дела.

- Ещё вы говорили, что это начальный план этапа лично для меня, чтобы узнать о моей лояльности.

Анди кивнул и стряхнул пепел на стол.

- Это тоже сюда входит, - сказал Анди, а Рамиль уловил в его голосе нотки неуверенности.

- Вы не знаете наверняка, верно?

Анди посмотрел на огонёк сигареты.

- Я знаю, что вы пытаетесь заиграть со мной, мистер Асарт, - сказал он, и поднёс сигарету ко рту. – Но со мной этот трюк ни пройдёт.

Рамиль смотрел на Хуралтани усталыми глазами – слишком много навалилось за последние несколько недель.

- Знаете, вы мне нравитесь.

- Это ни имеет...

- И никогда н

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой
3

Сейчас читают про: