double arrow

Государства как субъект МЧП

Государства относятся к числу неосновных субъектов МЧП, потому что деятельность государства регулируются нормами международного публичного права и только в случаях, когда государство вступает в какие-то отношения с невластными субъектами, то в этом случае деятельность государства будет регулироваться нормами МЧП.

Это сложная проблема. Все государства равны и правовые нормы одного государства не могут распространяться на какие-то другие государства. Считать так, что государства в международных отношениях пользуются иммунитетами и привилегиями, означает, что есть такие требования в отношении привилегий и иммунитетов, которые выражаются в том, что:

во-первых, государства пользуются судебным иммунитетом – к государству нельзя предъявить иск. У нас об этом прямо говорится в ГПК: к иностранному государству предъявить иск нельзя. Это печально, потому что если государство отказывается выполнять какое-то обязательство, то получается, что юридическое лицо вообще оказывается без какой-либо защиты

от государства нельзя также потребовать исполнения каких-то требований в отношении решения вопросов собственности. Т.е. государство обладает и иммунитетом в отношении права собственности. Если даже окажется, что были предъявлены какие-то требования к государства, то государство обладает иммунитетом и в отношении каких бы то ни было решений судебных органов. Даже если было принято решение в отношении государства, то он может с ним не согласиться и не исполнять соответствующее решение. Долгое время доктрина и законодательство исходили из того, что существуют иммунитеты абсолютные и иммунитеты функциональные. Абсолютный: государства ничего предъявить нельзя. Так было до тех пор, пока в практике других государств не появилась концепция о функциональном иммунитете.

Функциональный иммунитет означает, что если государство в каких-то международных отношениях выступает в качестве суверена, тогда оно пользуется иммунитетами и привилегиями, если же государство выступает как субъект, занимающийся требованиями, связанными с торговлей, то в этом случае, государство не пользуется иммунитетами и привилегиями.

Сначала это было только доктринальное воззрение, а потом, в 70-е гг. многие государства приняли законодательство, и считали, что государство действует как властный субъект, то действуют иммунитеты и привилегии, а если занимается торговлей, то иммунитеты и привилегии не применяются. Поначалу эти нормы были закреплены только во внутреннем праве некоторых государств.

В 1977 году была принята Европейская конвенция об иммунитетах и привилегиях государств. Эта конвенция касалась только европейских государств, Россия к ней не присоединялась. Только в 2004 году была принята Конвенция в отношении иммунитетов и привилегий государств. Эта конвенция практически повторила положения об абсолютном и функциональном иммунитетах. Конвенция подтвердила также то, что государственная собственность также пользуется привилегиями и иммунитетами.

В наших процессуальных кодексах содержатся различные требования. ГПК до сих пор исходит из теории абсолютного суверенитета. АПК придерживается другой теории. Но ГПК в основном касается физических лиц. В отношении юридических лиц, мы имеем другую картину: они могут предъявить к государству иски об исполнении контракта, о возмещении ущерба, потому что это касается т.н. диагональных отношений.

Очень сложно определить, когда действуют привилегии и иммунитеты государства, а когда не действуют. Например, дело «ЮКОСа». Если лицо заключило контракт с юридическим лицом, то кто отвечает по этому контракту. Государство как таковое не заключало контракта, контракт заключали государственные юридические лица, т.е. не само государство. В этом отношении возникает вопрос, распространяются ли иммунитеты и привилегии на государственные предприятия и на другие государственные юридические лица. Более того, возникает ещё один вопрос: если в контракте предусмотрено, что государство соглашается на рассмотрение спора определённым международным коммерческим арбитражем, означает ли это, что оно согласилось также и на то, что будет обязательным для государства решение, которое принято соответствующим коммерческим арбитражем.

Здесь взгляды расходятся. По-разному относятся к этому и в доктрине, и в практике.

Предусматривалось, что у нас должен был принят закон О привилегиях и иммунитетах иностранных государств. До настоящего момента закон не принят, есть только проекты.


Сейчас читают про: