double arrow

Политическая культура


Политическая культура – это "исторический опыт, память социальных общностей и отдельных людей в сфере политики, их ориентации, навыки, влияющие на политическое поведение". (Политология: Энциклопедический словарь. М.: Моск. коммерч. ун-т, 1993, с. 264). Политическая культура "представляет собой совокупность ценностей, установок, убеждений, ориентации и выражающих их символов, которые являются общепринятыми и служат упорядочению политического опыта и регулированию политического поведения всех членов общества. Она включает в себя не только политические идеалы, ценности и установки, но и действующие нормы политической жизни". (Мухаев Р.Т. Политология. М.: ПРИОР, 1997, с. 258).

Следовательно, политическая культура общества – это широкое понятие, характеризующее качественную сторону политической жизни народа. Элементы политической культуры: политические взгляды, ориентации, идеалы, эмоции, устремления; традиции и нормы политической жизни, политико- исторический опыт народа; способы политического поведения; политическая социализация, т.е. степень сознательного участия граждан в политических процессах, их информированность, "просвещенность" в этих вопросах.




Понятие политической культуры имеет отношение к "человеческому фактору" политической жизни. Оно, в частности, помогает понять, почему одни и те же (или сходные) политические методы, институты хорошо работают в одних странах и оказываются несостоятельными в других. Например, после провозглашения независимости во многих странах Азии и Африки были установлены порядки, напоминающие парламентскую, президентскую республики или конституционную монархию по примеру буржуазных демократий Запада. Но эти конституционные установления, как правило, оказывались непрочными и кратковременными. Они не прижились к политическим куль турам развивающихся стран, им на смену пришли авторитарные диктатуры.

Человек – существо, обладающее свободой воли. Не всегда он является активным и сознательным творцом своей истории, но непременно – в той или иной степени – интерпретатором той социальной роли, которую волей- неволей осуществляет. Такое толкование может происходить на основе знаний, полученных человеком о политической жизни, о государстве, партиях, политиках. В этом случае действует когнитивный (познавательный) аспект политической ориентации личности. Понимание политики и своего места в социальной жизни может прийти на основе эмоций, не всегда, может быть, осознанных. Человек испытывает к политике в целом и к ее субъектам положительные чувства или отвращение, и часто эмоции носят более сложный характер. Ученые говорят об аффективном (страстном) компоненте политической ориентации. Он может действовать в сочетании с когнитивным или без него. Существует еще оценочной компонент политической ориентации. Он включает веру, приверженность духовным ценностям, идеалы, убеждения, что принято называть идеологией.



Способ сочетания этих компонентов политической ориентации, преобладание какого-либо из них во многом определяют облик политической культуры. Ученые, например, говорят о более или менее секуляризированных (светских) культурах в зависимости от того, какие факторы преимущественно определяют политическое поведение людей: разум или вера, знания или мифы.

В политической культуре воплощаются исторический опыт, память и разум общества. Она "очеловечивает" социальные отношения, придает им такие особенности, качества, которые соответствуют духовному облику народа, пониманию своего исторического пути и места в мире.

Вместе с тем политическая культура далеко не всегда является гомогенной (однородной). Существуют господствующая политическая культура (та, которая преобладает в обществе, является общепризнанной); субкультуры (т.е. культуры социальных групп); контркультуры. Если интересы и устремления какой-либо общественной группы (класса, этнической общности и т.д.) в целом совпадают или имеют много общего с интересами общенародными, то ее политическая культура представляет собой субкультуру. Если же преобладают противоречия, то речь идет о контркультуре, не вписывающейся в политическую культуру общества. Во многих странах мира существуют неоднородные культуры. Чтобы эта неоднородность не переросла в антагонизм, нужны высокий уровень социально-экономического развития и разумная политика, направленная на удовлетворение всех законных социальных интересов.



Рассмотрим функции политической культуры.

Интегрирующая. Политическая культура помогает людям в обществе осознавать себя как народ, помнить свою историю, понимать свое место в мире, передавать из поколения в поколение ценный политический опыт. В истории было много случаев, когда политическая культура помогала целым народам выжить и сохранить свое достоинство даже во времена тяжелейших испытании.

Коммуникaтивная ("связывающая" людей, объединяющая единомышленников). Общество плюралистично. Это значит, что, с одной стороны, существует единство социальной жизни, интересов, жизненных целей народа, с другой – в обществе действует множество групп, интересов, воль. Политическая культура помогает выражать эти интересы и воли цивилизованными способами, способствует проявлению законных политических устремлений. В этом и состоит действие коммуникативной функции.

Регулятивная. Чтобы взаимодействие различных, часто противоречащих друг другу интересов не привело к катастрофе, необходимы правила, признаваемые всеми политическими силами. Выработка этих правил и контроль за их выполнением составляют суть регулятивной функции. Значит, важнейшее действие политической культуры состоит в установлении и укреплении конституционного строя.

Ценностная. Политическое самоопределение человека составляет существенную сторону самореализации личности. В демократическом обществе гражданин имеет возможность выявить, осознать ту систему ценностей, которая более всего отвечает его взглядам и интересам.

При всем многообразии политических культур существуют характерные черты, по которым представляется возможным классифицировать их. Одна из первых попыток сделать это принадлежит американским политологам Г. Алмонду и С. Вербе. Они осуществили сравнительное исследование политических культур США, ряда европейских стран, а также Мексики.

Согласно предположению этих ученых, политическая культура включает три главных типа ориентации:

а) патриархальную,

б) подданническую,

в) активистскую.

В обществе чаще всего преобладает один из них. Признавая правомерность такой типологии, назовем характерные черты этих разновидностей.

ПАТРИАРХАЛЬНАЯ культура существует в странах, где решающую роль играют ценности клана общины, родоплеменные общности. В таких государствах действует деспотическая монархия, опирающаяся на религиозную санкцию. Власть главы государства выросла из полномочий вождя. Государство представляет собой гипертрофированную, разросшуюся общину и опирается на прочность общинного строя. Глава государства обожествляется или, по крайней мере, рассматривается, как лицо священное. Он может обладать полнотой абсолютной власти (Саудовская Аравия, Оман), которая может быть ограничена только старейшинами, парламентом.

Таков статус вождя самоанцев в государстве Западное Самоа, здесь нет общепризнанного понятия прав и свобод гражданина. В сущности нет и граждан. Есть лишь подданные, подчиненные власти верховного владыки. Власть поддерживается религиозными авторитетами и родоплеменной аристократией. В таком обществе человек не волен выбирать себе политические ценности. Наоборот, он оказывается полностью подчиненным порядку, традиции, официально установленной религиозной вере. Интерес индивида к политике приглушен, политических партий нет. Влиятельны субкультуры, первостепенное значение для человека имеют родоплеменные, клановые, общинные социальные связи. Общесоциальная политическая культура часто поддерживается властью.

Было бы неточно и неправильно утверждать, что такая система не допускает самореализации личности. Она поощряет ее в тех пределах, какие разрешены обществом, и не исключает уважительного отношения к личности. В Саудовской Аравии запрещена публичная критика. Нельзя критиковать не только высокопоставленное должностное лицо (не говоря уже о короле), но и самого простого рыбака или бедуина. Считается, что критика унизительна, а потому неэтична. Все вопросы принято решать спокойно, не привлекая внимания к противоречиям, по советам экспертов.

ПОДДАННИЧЕСКАЯ политическая культура существует в странах с оформившейся социально-классовой структурой (иначе говоря, там, где произошла социальная стратификация). Но общественные группы, за исключением, может быть, правящей, еще не осознали своих коренных интересов и не научились их отстаивать. Власть склонна воспринимать народ как простую общность, не разделенную какими-либо противоречащими интересами и монолитно сплоченную. (Например, руководство КПСС использовало лозунг "Народ и партия едины!"). Гражданин воспринимает власть как гаранта справедливой раздачи социальных благ. Он отстраненно относится к политическим делам. В обществе преобладает политический конформизм (единообразие, стремление приспосабливаться к общему стандарту).

АКТИВИСТСКАЯ политическая культура (иначе говоря, культура участия) свойственна демократическим обществам. Граждане осознают свои права и обязанности, делают сознательный выбор в политике и стремятся оказать воздействие на политические дела законными способами. Общество уважает конституционный строй и защищает его. Народ реально становится источником политической власти, укрепляется правовое государство. Активистская культура разнообразна. Любая страна имеет неповторимый, своеобычный облик. Все же имеет смысл отметить различие англо-американских и континентальных европейских политических культур и политико-правовых систем.

По мнению ряда авторов, в англоязычных странах существует более однородная (в сравнении с Европой) и секуляризованная (освобожденная от церковного диктата) политическая культура. В частности, об этом пишет американский ученый Г. Алмонд. Действительно, социальные системы США, Австралии, Канады, Новой Зеландии восприняли и "переварили" влияние различных культур и субкультур. Этнически эти нации неоднородны, однако дух общности культуры и глубокое чувство приверженности родине позволяют людям с гордостью называть себя американцами, австралийцами, канадцами. Правда, в Канаде существует особая ситуация во франкоязычной провинции Квебек.

К особенностям англо-саксонской политической культуры можно, без сомнения, отнести особую систему права. В этих странах на протяжении многих веков сформировалось так называемое прецедентное право. Важнейшим источником права является приговоры судов. Прецедент – это решение суда, обязательное для судов равной и низшей инстанций при рассмотрении в дальнейшем подобных дел. Официальное название этой системы – общее право. В процессе складывания наций, формирования общенациональных политических культур общее право сплачивало людей, утверждало принцип равенства всех граждан перед законом, защищало права каждого человека, независимо от его этнического происхождения.

В континентальной Западной Европе политическая культура более фрагментарна, складывается из многочисленных этнических и иных субкультур. Во многих таких странах долгое время не могла сформироваться и единая правовая система. Для этого потребовались века политического и культурного развития.

В ряде стран с большим трудом решались и решаются проблемы, связанные с наличием субкультур, некоторые из них стали перерастать в контркультуры. В Испании несколько десятилетий активно действовали сепаратисты (сторонники отделения) в Каталонии и Стране Басков. Французская Республика столкнулась с проблемой сепаратизма на Корсике. Кроме того, французские националисты протестуют против присутствия в стране миллионов людей из азиатских и африканских стран. В Великобритании пока не преодолен кризис в Ольстере (Северной Ирландии). Имеются трудности и в ряде других стран.

Преодолеть эти противоречия может только демократическое, правовое государство. В странах континентальной Европы цементирующей силой, обеспечивающей законный порядок, стало римское право. Оно получило развитие и было закреплено в законодательствах большинства стран Европы. Большую роль в этом процессе сыграл Гражданский кодекс Наполеона I Бонапарта (1804 г.): он включил главные принципы римского права и был положен в основу правовых систем многих стран.

Римское право во многом определило характерные черты политической культуры многих стран мира.

Древнеримские юристы, например, положили начало концепции естественных прав человека. Они утверждали, что все живое, в том числе человек, имеет право на жизнь, счастье, любовь, рождение и воспитание детей. Концепция естественных прав человека помогала преодолевать наиболее тяжелые проявления рабства, а в Средние века – крепостничества. Она легла в основу Декларации прав человека и гражданина во время Великой французской революции и Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 г

Римское право признавало одним из основополагающих принципов политической системы покровительство свободе. В Древнем Риме этот принцип состоял, в частности, в том, что, если нет бесспорных доказательств того, что человек состоит в законном рабстве, человек свободен. В современном понимании это означает презумпцию невиновности человека и его права быть свободным. Она признавалась и в Риме.

Справедливые римляне обосновали и защищали правило: Что не запрещено законом, то разрешено. Они отстаивали неприкосновенность личности гражданина и его право совершать любые законные юридические действия

Римское право – не прецедентное, а кодексное, т.е. оно основано в значительной степени на законах, принимаемых народом. Юристы очень глубоко и точно определили сущность закона: последний есть "общее для всех предписание, решение опытных людей, обуздание преступлений, совершаемых умышленно или по неведению, общая для всех граждан клятва государства" (Папиниан, 150–212 гг.).

Римские юристы сумели наполнить право этическим, нравственным содержанием. Оно развивалось на основе понятий "добрая совесть", "справедливость", "естественный разум". Судьи и правоведы создали правовую систему, решительно пресекающую недобросовестность в деловых отношениях, насилие, обман, злой умысел. Тем, кто допускал подобную нечистоплотность, грозили тяжкие штрафы и гражданское бесчестие, объявляемое судом.

Юрист Цельс так определил право: "Искусство доброго и справедливого".

Римское право – это право общества, построенного на принципе частной собственности. В огромном количестве различных правоотношений, возникающих между собственниками, товаропроизводителями, юристы Рима смогли выделить самые общие, абстрактные формы, выразить для них соответствующие правовые нормы. Все главные понятия и принципы рыночной экономики пришли в современный мир из Древнего Рима.

Римское право – это очень творческое, в этом смысле гибкое право. Оно преодолевало формализм, казуистику, препятствовало принятию юридических актов, противоречащих здравому смыслу, сущности права. Юрист Юлиан, например, говорил: "Тому, что установлено вопреки началам права, мы не можем следовать как юридическому правилу".

К тому же римское право впитывало все лучшее, плодотворное из правовых систем многих народов. Оно представляет собой квинтэссенцию, т.е. основу, самую суть мировой политической культуры. Современная политическая культура буржуазно-демократических государств формировалась на протяжении многих веков. У истоков этого процесса стоит правовая культура Рима. Она оказала влияние и на англоязычные страны, где существует не римская, кодексная, а прецедентная система права. В развитых государствах буржуазной демократии сложилась устойчивая активистская политическая культура.

Существует также классификация, в соответствии с которой различаются следующие типы политической культуры: авторитарный, тоталитарный, демократический.

Слово "авторитаризм" буквально означает "самодержавие". Сущность авторитарной политической культуры состоит в том, что устанавливается монополия чиновничества на политический разум, выражение властной воли, на средства управления, а также на толкование нравственности. Авторитарная политическая культура формируется и функционирует при господствующем влиянии бюрократии. Охраняющее такую культуру государство некоторые авторы называют полицейским.

Бюрократия, в том числе и полицейская бюрократия, – это не носитель власти, а лишь служебная прослойка, выполняющая волю носителя власти, т.е. государства. Так должно быть в демократическом обществе. Здесь бюрократия не должна играть самостоятельной политической роли. Но если рыночная экономика не развита и демократия не имеет устойчивых оснований, то положение иное. В этом случае бюрократия играет очень большую самостоятельную политическую роль, готовит и навязывает органам власти свои решения.

В таком бюрократизированном обществе чиновничество способно оказать большое влияние на политические ориентации народа, традиции и нормы политической жизни, способы политического поведения. Это влияние отнюдь не во всем отрицательно.

К положительным чертам бюрократического влияния на общество можно отнести: законопослушание (пусть даже оно проявляется в верности не столько духу, сколько букве закона); признание определенной социальной иерархии (системы, в которой нижестоящие элементы подчинены вышестоящим точно установленным способом); соблюдете дисциплины; управляемость социальными процессами. Эти положительные черты бюрократизированной политической культуры пытались использовать в царской России выдающиеся реформаторы (в т.ч. П.А. Столыпин), чтобы силой власти пробить, проложить дорогу необходимым преобразованиям.

Авторитарная культура приобретает особенно отчетливые черты, когда в стране устанавливается соответствующий политический режим. Это значит, что утверждается диктатура власти главы государства, исполнительной, административной власти над всеми другими элементами политической системы, над судом и законодательством. Примером такой ситуации могут служить диктатуры Ф. Франко в Испании (1939–1975), А. Пиночета в Чили (1973–1990), "черных полковников" в Греции (1967–1974) и др.

В условиях диктаторской власти все больше проявляются отрицательные черты бюрократизированной (авторитарной) политической культуры: чинопочитание, культ кресла (имеется в виду кресло начальника), узость политического мышления. Происходят серьезные негативные изменения в общественном сознании, в самочувствии народа. Немецкий ученый Альфред Вебер писал, что в социальной жизни разрастается громадный аппарат, бездушный, стремящийся подчинить себе все свободное и самопроизвольно существующее. Он стремится все схематизировать и умертвить индивидуальность. Происходит поглощение живых сил мертвым аппаратом. Работник превращается в придаток машины, человек – в придаток канцелярии. Бюрократия изымает из трудовой жизни культурной, образованной части народа элементы независимости, свободного мужества, непрерывного развития сил. Бюрократическому механизму требуются, с одной стороны, рационалист, а с другой – ограниченный честолюбец.

В обществе, следовательно, нарастает эскапиэм, т.е. стремление бежать, удалиться из области политической активности в частную жизнь. Это неизбежный результат тех отрицательных тенденций, на которые указывал А. Вебер. Эскапизм – явление, свойственное не только авторитарной культуре. Он встречается и в демократических государствах. Если демократия оказывается в плену демагогии и становится лицемерной, люди легко могут разочароваться и в народоправии, и в его системе ценностей. В Древних Афинах жил великий философ Сократ, учивший добру и познанию самого себя. Демократический суд (суд присяжных, Гелиэя) по ложным обвинениям приговорил его к смертной казни. Сократ не был противником демократии, но порицал ее отталкивающие, демагогические проявления. Занимавший ранее ответственные должности, этот мыслитель счел возможным произнести в суде следующее: "Нет, тот, кто в самом деле ратует за справедливость, тот, если ему суждено уцелеть хоть на малое время, должен оставаться частным человеком, а вступать на общественное поприще не должен".

Авторитарная политическая культура может развиваться в различных направлениях. Если в стране существуют частная собственность и предпринимательство, средний класс, хотя бы элементы гражданского общества, не подчиненные административному диктату, то авторитарная культура постепенно перерастает в демократическую, или активистскую. Происходит становление (или восстановление) политической культуры гражданского общества.

Это общество провозглашает и признает следующие принципы:

1. Личность и законные интересы человека представляют собой высокую ценность.

2. Граждане равны перед законом. Гражданин является субъектом прав, имеет обязанности. Он подчинен закону, а не произволу.

3. В обществе существуют различные, не всегда совпадающие социальные интересы. Граждане имеют законное право объединяться по интересам, в том числе политическим, если такое объединение не посягает на конституционный порядок.

Чтобы эти принципы действовали, необходимы следующие признаки (черты) гражданского общества:

а) экономика свободных производителей-собственников, развивающаяся по законам рынка. Это не исключает регулирующей роли государства в деловом мире: оно защищает законные права и гарантирует соблюдение установленных общих для всех правил;

б) политический плюрализм.

Это – концепция власти, признающая:

- множественность, многообразие социальных групп и интересов;

- демократическую соревновательность в рамках закона как единственный правомерный способ борьбы за власть;

- согласие всего общества по таким важнейшим вопросам: уважение и соблюдение Конституции; защита прав человека; защита священной и неприкосновенной собственности; отстаивание геополитических интересов государства, борьба за его достойное место в мире;

в) правовое государство, в котором существует приоритет закона. Народ – источник власти и законов;

г) разделение властей и принцип федерализма. Власть в демократическом обществе не представляет собой монолита, монопольно действующего неразделимого механизма. Власть состоит из нескольких ветвей: законодательная, судебная, исполнительная. Власть диффузна, т.e. рассредоточена по различным уровням политической структуры (например, федерация – штат – муниципалитет). Существует принцип дополнительности. Он означает, что нижестоящие органы власти передают вышестоящим лишь те функции, которые сами не могут осуществлять. Соблюдение принципа дополнительности способствует гражданской активности, сознательному выражению законных интересов;

д) независимая, т.е. не подлежащая правительственной (административной) цензуре информационная сеть;

е) идеологическая раскрепощенность, т.е. отсутствие официальной и обязательной для всех политической идеологии. Принцип идеологической раскрепощенности предполагает свободу проявления политической, философской и иной мысли, за исключением человеконенавистнических идей.

Сопоставляя авторитарную и демократическую культуры, важно подчеркнуть следующее их различие. Авторитарная культура в значительной степени огосударствлена. Она формируется и воспринимается под большим влиянием и давлением бюрократизированного государства. Демократическая культура создается, в первую очередь, "снизу", самим обществом. Гражданское общество – сложная система социальных отношений, связей, не зависящих от государства. Это вовсе не означает, что люди не подчиняются государству. В демократической системе четко различаются публичное и частное право. Публичное определяет нормы функционирования государственных органов, статус и полномочия их руководителей и сотрудников. В рамках публичного права определяются основы конституционного строя, важнейшие обязанности граждан, устанавливается круг запрещенных действий (остальное, не запрещенное публичным правом, разрешено).

Частное право имеет отношение к вопросам, связанным с интересами лиц. Оно не должно противоречить и в нормальных условиях не противоречит публичному праву. Вопросы собственности, обязательственное право, гражданское судопроизводство, наследственное право имеют большое значение в жизни общества. Этими проблемами занимается частное право.

Нормы публичного права называются императивными, т.е. повелительными. Они обязательны для всех граждан государства, а также находящихся на его территории иностранцев. Нормы частного права называются уполномочивающими (как граждане договорятся между собой, так пусть и будет). Они не должны быть в противоречии с императивными. В нормальных (не чрезвычайных) условиях правовое государство устанавливает лишь самые общие правила гражданских соглашений (деловых, партнерских), конечно, определяет налоги. В этих утвержденных государством пределах существует большой простор для разнообразных проявлений гражданской активности, взаимного обмена услугами и ценностями, для творчества. Публичное право не подавляет и тем более не уничтожает частное. При авторитарной же культуре тенденция такого подавления есть.

Авторитарная культура может перерасти в гражданственную, демократическую (активистскую). Такое развитие политической культуры произошло, например, в странах Восточной Европы, длительное время входивших прежде в "мировую систему социализма". Первые успешные шаги в этом направлении совершила Польша, где в 1989 г. впервые за 40 с лишним лет было сформировано некоммунистическое правительство. В течение нескольких лет увенчались победой "бархатные" (не кровопролитные, а мирные) демократические революции в Восточной Германии, Венгрии, Чехословакии, Болгарии. Предпосылки этих быстрых перемен вызревали постепенно. Диктаторским бюрократическим режимам не удалось искоренить предпринимательство, средний класс, свободную политическую и философскую мысль, ориентацию народа на демократические преобразования. Следовательно, сохранились животворные ростки гражданского общества. На смену господствующей авторитарной политической культуре пришла активистская, демократическая.

Другой пример такого перехода представляет опыт Чили. В сентябре 1973 г. в результате острого экономического и политического кризиса было свергнуто правительство левого блока "Народное единство" и установлена диктатура военной хунты. Более 16 лет страна жила в условиях жесткого авторитарного правления. Политическая активность народа подавлялась, при этом постепенно проводились экономические преобразования по советам либеральных экспертов – знатоков теории экономики. По мере этих преобразований сужалась питательная почва революции, укрепился и стал многочисленным средним класс, было начато наступление на бедность, нанесен удар по инфляции.

С течением времени хунта стала обращаться к мнению народа, прибегая к референдуму (всенародному голосованию, результаты которого имеют обязательную силу, юридические последствия). Все пункты программы преобразований, провозглашенной в 1974 г., к началу 1990-х гг. были выполнены. Закономерно, можно даже сказать планомерно, авторитарная культура уступила место демократической. В 1990 г. в результате всеобщих выборов, прошедших при большой активности избирателей, военная диктатура самоустранилась и передала власть правительству Христианско-демократической партии. Правда, до 1998 г. генерал А. Пиночет оставался "гарантом" Конституции и порядка.

Если гражданское общество не имеет прочных оснований, то авторитарная политическая культура может трансформироваться в тоталитарную. Именно это произошло в России, Китае и ряде других стран в результате победы "пролетарских революций".

Тоталитаризм – это не ограниченное какими-либо законами и политическими силами всевластие бюрократии. Независимые от государства социальные отношения и связи (легальное предпринимательство, общественные движения и объединения) пресекаются и уничтожаются. Преобладает внеэкономическое принуждение. Происходит огосударствление экономики и общества. Возникает "атомизированное" общество, в котором человек, лишенный возможности вступать в неконтролируемые властью социальные отношения, наводится под контролем и "на виду" этой власти. Частное право может быть подавлено и даже уничтожено.

Главная, наиболее существенная черта тоталитарной культуры была следующим образом разъяснена В.И. Лениным: "Мы ничего "частного" не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное. Мы допускаем капитализм только государственный, а государство – это возможность применять не свод законов римского права к "гражданским правоотношениям", а наше революционное правосознание". (Полн. собр. соч., т. 44, с. 398).

Таким образом, сфера действия частного права сводится почти к нулю. Экономика рассматривается как единая государственная фабрика, управление – как единая государственная контора, граждане превращаются в наемных работников этой фабрики и этой конторы. Социализм рассматривался как система всестороннего учета и контроля.

В отличие от демократической политической культуры, секулярной (нерелигиозной, нецерковной) по духу, культура тоталитарная проникнута религиозным (точнее, псевдорелигиозным) содержанием. Но объектом поклонения в этой "религии" является не Бог, а власть. Она стремится (или делает вид, что стремится) насильственно и как можно быстрее осчастливить человека и человечество. Это свойственно власти в любом сильно идеологизированном обществе. Крайнее самомнение, попытки произвольно решать сложнейшие проблемы, "покорить" природу, вера во всемогущество власти – вот черты тоталитарной культуры.

Мир воспринимается тоталитарным сознанием как простой, вполне открытый и доступный рациональному познанию и переделке по плану. А поскольку в действительности это не так, неизбежно терпят крушение попытки тоталитарной власти направить развитие мира по ее "научному" усмотрению. Чем более жалки результаты политики, тем сильнее амбиции власти и ее стремление объяснить трудности происками врагов. Поэтому тоталитарному взгляду на жизнь свойственно черно-белое, упрощенное восприятие действительности, конфронтационный подход к человечеству. Например, бывший диктатор африканского государства Гвинея А. Секу Туре делил людей на "народ" и "антинарод".

Политической культуре тоталитаризма свойственно одновариантное мышление, отвергающее все, что противоречит "единственно верному" учению. Один из российских ученых, исследующих этот феномен, философ проф. М.П. Капустин, назвал такое мышление однополушарным. Мозг человека состоит из двух полушарий. Одно "ведает" рациональным мышлением, познанием, другое – эмоциями, воображением, фантазией. Если одно полушарие серьезно заболевает или даже отмирает, либо недоразвито, вся мыслительная нагрузка ложится на другое полушарие. Такой человек может разговаривать, работать, иметь детей, но в умственном отношении он неполноценен, хотя эту неполноценность может и не осознавать. Эта болезнь однополушарного мышления известна невропатологам.

Такая беда может приключиться и с человеком, и с обществом. В истории культуры можно видеть два ряда понятий: конечное – бесконечное, материальное – идеальное, рассудок – страсть, атеизм – религия, человеческое – божественное, знание – вера. Оба эти ряда неразрывны друг с другом. Насильственное изъятие одного из них обессмыслило бы культуру.

Что же происходит, когда приходит власть, вознамерившаяся приказом и насилием "отменить", перечеркнуть один из рядов, одно из "полушарий"? Общество, лишившееся столь образно понимаемого полноценного мозга так же, как и человек, обречено на убогое, жалкое существование. Убиваются мечта, фантазия, духовность. Уничтожается вера в нечто высокое, вечное, несводимое к "учету и контролю". И тогда становится возможной ситуация, про которую говорил римский философ-стоик I в. Л.А. Сенека: "Что было пороками, то теперь нравы".

Вспоминаются замечательные слова поэта О.Э. Мандельштама: "Да, Европа прошла сквозь лабиринт ажурно-тонкой культуры, когда абстрактное бытие, ничем не прикрашенное личное существование, ценилось как подвиг. Отсюда аристократическая интимность, связующая всех людей, столь чуждая по духу "равенству и братству" великой революции. Благородная смесь рассудочности и мистики и опущение мира, как живого равновесия, роднит нас с этой эпохой и побуждает черпать силы в произведениях, возникших на романской почве около 1200 года".

Этот "лабиринт ажурно-тонкой культуры", эта связь времен существовали и в нашей стране. И вот все это было разрушено. Гуманистическая культура нередко была вынуждена становиться "контркультурой", выживать в подполье. Она была опасна однополушарному мышлению. В Китае сторонники Председателя ЦК КПК Мао Цзе-дун повторяли как заклинание: "Политика – командная сила, политика может все". В нашей стране пели: "Мы покоряем пространство и время". В таком случае что же остается такой "малости", как душа человеческая? Ничего не стоит освободить ее от "химеры", называемой совестью. Сознание человека – "чистая доска", на которой будто бы можно написать что угодно. Вместо справедливого правосудия – "революционное правосознание". Вместо совести – "классовое чутье". Вместо "Все подвергай сомнению" (слова К. Маркса) – слепая вера в авторитет вождя. "А вместо сердца – пламенный мотор"...

В тоталитарном обществе сохраняются ценой огромных усилий и свободное творчество, и независимое философское и политическое мышление. Это происходит вопреки власти, навязывающей людям "заботу" о воспитании личности по установленной идеологической схеме.

В долгосрочной исторической перспективе тоталитарная политическая культура обречена, потому что она противоречит объективным законам природы и истории. Но самопроизвольно она не сойдет с исторической сцены. Такая система ведет общество к самоизоляции от окружающего "несовершенного" мира. Она склонна замыкаться в себе, сохранять свои качества и функции, самовоспроизводиться, поддерживая, скажем так, динамическое равновесие в системе. Такое состояние называется гомеостазом. Оно может продолжаться очень долго.

Изначальные задачи этой структуры могут быть преданы забвению или отойти на задний план. Система все более обнаруживает свою бесплодность. Великий русский историк В.О. Ключевский писал: "Бюрократия есть сила, утратившая цель своей деятельности и потому ставшая бесцельной, но не переставшая быть сильной". К. Маркс отмечал: "Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить". (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2 изд., т. 1, с. 271).

Серьезные сбои в работе тоталитарной системы могут наступить в результате действия как субъективных факторов (грубые ошибки и просчеты власти), так и объективных (воздействие мировых экономических процессов, ухудшение геополитического положения). Но решающее значение имеют рост просвещенности народа и его стремление к прогрессивным переменам. Время таких перемен наступило и в России.

В нашей стране авторитарная политическая культура имеет давние исторические корни. Россия развивалась как военно-феодальная держава. Крепостное право существовало дольше, чем в других странах. Оно было отменено вначале императором Александром II (реформа 1861 г.), а через столетие – при Первом секретаре ЦК КПСС Н.С. Хрущеве – произошла вторая и, можно надеяться, окончательная его отмена.

Традиционно сильным было в России влияние чиновника и бюрократии в целом. Известна народная поговорка: "Жалует царь, да не жалует псарь"... России не удалось полностью преодолеть отрицательные черты авторитарной культуры. Тем не менее после реформ Александра II российская монархия медленно и трудно продвигалась в направлении конституционного строя. После 1917 г. исчезли основы гражданского общества, разрушились амортизаторы, смягчавшие засилье бюрократии. Поднялась вся муть со дна общества, получившего жесточайшую встряску. Произошло стремительное падение нравов. Как не вспомнить два высказывания: "Прогресс человечества идет очень медленно, а регресс – мгновенно. Стоит утратить гуманность, и ты снова дикарь"; "Да, опасное это дело – революция в руках невежд!" (китайский писатель Лао Шэ).

Возобладали социальные устремления, основанные на зависти, предрассудках, неумении и нежелании зарабатывать и на стремлении "грабить награбленное". Во главе революционных сил стояла группа интеллигентов, мыслящих понятиями "научного социализма". Частная собственность была разрушена, и основ гражданского общества не стало. Капитализм был уничтожен, а для более передового строя объективных условий не оказалось. В возникшем после революции новом бюрократическое классе "номенклатуры" не могли не возобладать беспринципные карьеристы, "ограниченные честолюбцы" (выражение А. Вебера), а поколение искренне веривших в свои идеи революционеров было почти полностью выбито во время сталинских чисток. В результате революционных перемен и политики "строительства социализма" авторитарная политическая культура закономерно переросла в тоталитарную.

В современной России, вставшей на путь демократических преобразований, причудливо сочетаются элементы тоталитарной, авторитарной и активистской культур. Решающее значение для победа возрождаемых в стране еще очень робких ростков гражданского общества будет иметь умение власти поддерживать благоприятные для них экономические условия. Люди должны иметь реальные возможности самовыражения в законных пределах, самодеятельности, защиты своих коренных интересов. Нужны гарантии от любых "экспроприаторских" экспериментов. Чем больше в обществе простора для самодеятельности, творческой активности, тем меньше возможности бюрократической узурпации власти. Политическая культура гражданского общества обладает достаточными средствами, чтобы защитить личность от любых посягательств, отстоять права и достоинство человека.







Сейчас читают про: