double arrow

Критика христианского богословия Просвещением: частности

Критика протестантского богословия Просвещением: общий обзор

Критика эта основывалась на основной предпосылке: человеческий разум всесилен. В развитии такого подхода можно проследить три стадии:

1.сначала считалось, что христианские верования рациональны и таким образом могут выдержать критику разума; еще имеет силу идея Божественного откровения. Джон Локк: “Разумность христианства”.

2.главные идеи христианства, будучи рациональными по своей природе, не обязательно должны основываться на Божественном откровении, но могут быть получены исключительно благодаря работе разума. Согласно такому подходу, отраженному в книгах “Христианство не тайна” (1696 by John Toland) + “Христианство старо как мир” (1730 by William Tindal), христианство является формой естественной религии, оно не превосходит ее, но является ее примером. Так называемая “открытая свыше” религия есть ничто иное как подтверждение того, что можно узнать о природе путем рационального постижения ее тайн. Таким образом Божественное откровение является просто рациональным подтверждением тех истин морали и нравственности, которые могут стать доступными просвещенному уму.

3.подтверждается способность разума судить откровение, ставить себя выше его. Поскольку считалось, что возможности разума безграничны, естественным был вывод о том, что он может судить о христианской вере и практике с целью высвечивания всего нерационального и суеверного. Такой взгляд отождествляется с Herman Samuel Reimarus в Германии + философы Франции (Руссо...). Таким образом разум был поставлен над откровением, символом чего стало возведение постамента богини разума в Нотр Даме, Париж.

Просвещение - феномен. Имевший место прежде всего в Европе и Америке, то есть в христианских культурах. Поэтому критика религии вообще фактически сосредоточилась на критике христианства. Беспрецедентной критике подверглись вероучения именно христиан + их Священное Писание, а не мусульман, буддистов или индусов. Именно жизнь Иисуса из Назарета подверглась попытке реконструкции, а не жизнь Мухаммеда или Будды.

Рациональная религия Просвещения вступила в конфликт с христианским богословием на “пространстве” тех догм, которые традиционно считались фундаментальными для последнего.

1. Возможность чудес, сверхъестественного. Апологеты христианства нередко основывали свои аргументы на “чудесных свидетельствах” НЗ, кульминацией которых стало воскресение Иисуса Христа. Но открытия в различных областях науки посеяли сомнения относительно достоверности излагаемых в Евангелии фактов. В 1748 г. философ Юм пишет “Эссе о чудесах”, в котором показывается невозможность чудес. Он подчеркивал, что не существует современных аналогий тому, что НЗ называет чудесами (особенно воскресение). Для Юма было аксиоматичным то, что никакое человеческое свидетельство не является адекватным для установления факта чуда, если отсутствует современная аналогия. Reimarus & Lessing отрицали то, что человеческое свидетельство о событии в прошлом (воскресение) является достаточным для того, чтобы считать это событие достоверным, если оно противоречит конкретному опыту в современной реальности, независимо от того, насколько хорошо было документировано это событие. Diderot: если все население Парижа станет уверять меня в том, что был воскрешен мертвый человек, я не поверю ни единому слову из этого. Такой растущий скептицизм вынуждал христианство к защите.

2. О Божественном откровении. Идея / факт сверхъестественного откровения - фундаментален для христианского богословия. Просвещение критически относилось и к этому. Lessing: Случайные истины истории никогда не смогут стать доказательством необходимых истин разума... Это - страшно глубокий ров, через который я не могу перебраться, как бы часто и серьезно я не пытался прыгнуть. Эта фраза - страшно глубокий ров - суммировала появившуюся брешь между историческим и рациональным подходами к христианскому богословию (богооткровение исторично!). В лучшем случае история может подтвердить истины разума, но не в состоянии изначально установить эти истины. Истины о Боге вечны, они открыты для исследования человеческим разумом, но они не могут быть в открыты в “событиях”, подобных тем, которые составляют историю об Иисусе из Назарета.

3. Доктрина о первородном грехе.Идея о том, что человеческая природа в каком-то смысле испорчена, отраженная в ортодоксальном учении о первородном грехе, резко критиковалась представителями Просвещения. Вольтер и Жан-Жак Руссо критиковали ее за то, что она поощряла пессимизм в отношении человеческих способностей, мешала общественному развитию и потворствовала безответственности (понимаешь, я грешник). Немцы, утверждая, что это учение разработано Августином, говорили, что оно не имеет постоянной значимости и не может быть всегда уместным. Отвержение этого учения имело серьезные последствия, потому что христианское учение об искуплении в значительной степени строится на предпосылке, согласно которой человек есть раб первородного греха и нуждается в освобождении. Согласно же идей Просвещения не первородный грех душил человека, а идея о нем. Поэтому и освободиться от этого “удушья” он может путем освобождения от этой идеи, а интеллектуальное освобождение от этой идеи виделось в ее критике.

4. Проблема существования зла. В период Просвещения радикально изменилось отношение к существованию зла в мире. В средневековье проблема сосуществования Божественного благого всемогущества и зла не являлась препятствием для веры, скорее это было проблемой академического богословия. Теперь же факт существования зла подрывал достоверность христианства вообще. Особенно отличился в этом Вольтер, размышляя о данной проблеме в романе Candide, написанном после Лиссабонского землетрясения.

5. Статус и истолкование Священного Писания. Для ортодоксальных протестантов и католиков Библия была богодухновенным словом, источников вероучения и морали. Они делали разницу между ею и другими книгами. Просвещение поставило это под вопрос. Немецкие богословы J.A. Ernesti (1761) & J.J. Semler (1771) развили тезис о том, что Библия является плодом деятельности многих людей и содержит внутренние противоречия. И вообще эта книга подлежит точному текстуальному анализу и интерпретации как и всякое другое литературное произведение. Результат: дальнейшее ослабление концепции “сверхъестественного откровения”, сомнения относительно непреложной значимости этих фундаментальных для христианской веры документов.

6. Иисус Христос: Его личность и значение.Вызов традиционному пониманию личности Иисуса Христа был двояк: во-первых, “поиски исторического Иисуса”; и, во-вторых, “моральная теория примирения”. Немецкое Просвещение развило тезис о том, что между реальным Иисусом истории и НЗ истолкованием Его значения существует серьезное расхождение. Тот, Кого НЗ рисует сверхъестественным Спасителем человечества и Богочеловеком, на самом деле был обычным человеком. Прославленным учителем здравого смысла. Сторонником такой идеи был Reimarus.Он предложил такую идею: за НЗ повествованием об Иисусе нужно увидеть более простого и человечного Иисуса, который был бы более приемлем в наше время. Так начались поиски “Иисуса истории”. Для Просвещения авторитет Иисуса основывался на Его учении и религиозности Его личности, а не на ортодоксальном учении о боговоплощении. Традиционно считалось, что посредством смерти Христа Бог искупил человечество. Просвещение: отвергнув идею о первородном грехе и факт воскресения, утверждало то, что смерть Христа есть наивысший моральный пример истинного самопожертвования и посвящения, задуманный с целью вдохновения других подражать такому же самоотречению. Т.о. принималось учение Христа, но не Его смерть и воскресение.

2. Основные богословские направления со времен Просвещения

Итак, мы уяснили, что именно Просвещение оказало наиболее сильное влияние на христианское богословие. Просвещение поставило ряд серьезных вопросов относительно источников, методов и доктрин христианского богословия.

Несмотря на продолжающееся и поныне влияние идей Просвещения своего зенита оно достигло во времена Французской революции.

Теперь мы намерены рассмотреть богословские направления со времен Просвещения.


Сейчас читают про: