double arrow

Жестовая речь. Особенности жестового языка глухих



Жесты – одна из основных систем невербальной коммуникации. Невербальная коммуникация – передача информации при помощи знаков (позы, жесты, мимика, интонация, взгляды и т. д.). Звуковой язык возник 30-50 тыс. лет назад – с тех пор вербальная (словесная) система коммуникации – основное средство общения в человеческом обществе. Но столь же древним является общение при помощи жестов, причем некоторые ученые считают, что оно предшествовало общению словесному. Интерес к невербальным средствам общения в наше время столь возрос, что выделилась особая область исследования - кинесика, предметом изучения которой стал «язык» тела, вся совокупность коммуникативных движений. Основы изучения этой области были заложены в 50-х годах XX века работами шведского ученого Р. Бердвистелла.

Глухой человек получает информацию преимущественно с помощью зрения, при этом пути могут быть различны: через письмо, по движению губ, с помощью жестовой речи. Именно последний способ наиболее прост, доступен, не требует затрат времени, сообщение можно передать большой аудитории. Т. о., этот вид речевого кода очень широко используется во всех сферах жизнедеятельности глухих и многих слабослышащих людей. В разных странах функционируют национальные жестовые языки, причем даже при наличии похожих жестов они отличаются своеобразием лексики и грамматики. Язык жестуно – международный язык жестов, его назначение – облегчить общение между глухими при проведении мероприятий, организуемых ВФГ. Он включает около 1500 жестов, сгруппированных по темам: люди, природа и т. п.




Рассмотрим подробнее своеобразие жестовой речи глухих.

Язык жестов – это своеобразная система, имеющая свой сло­варный состав и грамматический строй. Он возникает и развива­ется в связи с потребностями коммуникации (при отсутствии сло­весной речи). В языке жестов выделяют две разновидности: разговорная (русская) жестовая речь и каль­кирующая жестовая речь (Г. Л. Зайцева).

Разговорная жестовая речь усваивается глухим ребенком непо­средственно в процессе общения с глухими. Система обозначений в этой речи отличается от языка слов. Объем словаря жестов зна­чительно уступает и количественно, и качественно языку слов (Р. М. Боскис, С. А. Зыков, Г. Л. Зайцева). Использование в общении средств русского же­стового языка (РЖЯ) основывается на самобытной лингвистической си­стеме, обладающей своеобразной лексикой, грамматикой. Устная словесная речь при таком высказывании не используется.



По структуре жесты РЖЯ делятся на одноручные и двуручные.

Выделяют 2 основных компонента строения жеста – конфигурацию и движение. Они воплощаются в жесте одновременно. Конфигурация – в одноручных жестах характеризуется положением пальцев и кисти руки (правой), в двуручных – положением пальцев и кисти каждой руки и взаимным расположением рук. Существует 20 основных конфигураций (А, Б, В, 1, 5 и др.). Движение – характеризуется местом исполнения жеста (локализацией), направлением и качеством движения. Каждый жест можно описать с помощью этих компонентов. Например, МАТЬ – В-конфигурация (характерна для дактилемы В), жест исполняется около лица, справа налево, движение плавное, непрерывное.

Особенности лексического состава РЖЯ:

1) Образность жестов. В РЖЯ, как и в ЖЯ других народов, существует целый класс жестов, которые выражают некоторые значения, передавая какие-либо внешние признаки предметов, действий:

- обрисовывают контур обозначаемого предмета (рисующие жесты);

- дают пластическое изображение объекта (пластические жесты);

- передают характерные особенности внешнего вида и поведения (изображение животных);

- имитируют действия.

2) Многозначность жестовых знаков: часто один и тот же жест используется для обозначения разных объектов: действие – орудие действия (утюг = гладить, веник = подметать), действие – деятель – орудие действия (ходить на лыжах = лыжник = лыжи), синонимов (пламя, огонь, пожар); нет отдельных жестов, обозначающих людей по роду их деятельности, поэтому используется два жеста: жест, обозначающий области деятельности (или характерное действие) + жест человек (охотник (охота + человек), писатель (писать + человек)).

3) В РЖЯ широко применяются указательные жесты (при упоминании частей тела, при описании пространственных отношений, цвета).

4) Расчлененность обозначений. В РЖЯ много жестов, передающих смысл расчленено (т. е. многословно), так часто передаются обобщающие понятия (стул + кровать + разный = мебель, картофель + капуста + огурец + разный = овощи).

5) В РЖЯ есть своеобразные конструкции, которые ученые начинают относить к фразеологии РЖЯ.

6) Словарь РЖЯ меньше, чем языка слов, поэтому глухие пользуются дактилем.

Рассмотрим особенности морфологии РЖЯ. Для передачи различных грамматических категорий используются специальные жесты.

1) Значение «множественность» передается 2 способами: 1 – к жесту, обозначающему объект, добавляется жест много или разный, 2 – повторить несколько раз сам жест.

2) Существуют специальные жесты для обозначения грамматических значений: значения принадлежности и предназначения передаются с помощью специальных жестов, время передается с помощью специальных жестов БЫЛО, ЕСТЬ, БУДЕТ; завершенность и незавершенность действия, передающаяся в русском языке видовыми различиями глаголов, передаются с помощью жестов ЗАКОНЧЕНО, ГОТОВО; желательность действия – включается условный жест, образованный слиянием дактилем Б и ы (Бы); значение условность передает жест ЕСЛИ.

3) В РЖЯ существуют особые способы выражения различных отношений между предметами и явлениями. Пространственные отношения выражаются путем изменения характеристик локализации жеста.

Синтаксис РЖЯ.

Вопрос о порядке жестов в высказываниях всегда интересовал ученых. Ученые начала и середины 20 века считали типичной такую структуру жестового высказывания: МУЖЧИНА ЗЛОЙ РЕБЕНОК БИТЬ. МАЛЬЧИК ЯБЛОКО КРАСНЫЙ КУШАТЬ. Т. е.: субъект – объект – предикат. В настоящее время ученые (Г. Л. Зайцева) не выделяют один фиксированный тип высказывания, считая, что порядок жестов в высказывании более свободный, чем в литературном языке. Однако все же для структуры высказываний характерны определенные особенности: в повествовательном предложении: на первом месте – подлежащее, на последнем – сказуемое; вопрос – в конце фразы: МАТЬ ОКНО МЫТЬ КОГДА; отрицание – в конце фразы: МАТЬ ОКНО МЫТЬ НЕТ. В РЖЯ есть высказывания, в которых одновременно двумя руками выполняются 2 жеста. Они передают: пространственные отношения, причинно-следственные связи, а также определительные высказывания.

Калькирующая жестовая речь складывается и развивается под влиянием языка слов и подчиняется тем же грамматическим зако­номерностям. Чрезвычайно важным при этом является то, что именно язык слов становится орудием мышления глухого ребенка. В процессе обучения глухих детей язык жестов обогащается и развивается. Глухие в жестовой речи стремятся выразить то, что ими приобретено в языке слов. Калькирующая же­стовая речь – это вторичная знаковая система, которая усваивает­ся на базе и в процессе изучения глухими детьми словесной речи. Жесты становятся эквивалентами слов, а порядок их следования – такой же, как в предложении, т. е. этот вид речи калькирует линг­вистическую структуру словесного языка. Жесты сопровождают уст­ную речь говорящего.

Структура КЖР представлена двумя классами жестов: 1 – жесты, заимствованные из РЖЯ (книга, школа), 2 – жесты, принадлежащие только КЖР. Сюда входит 3 подкласса: 1) собственно жесты (дискриминация, интеграл), 2) дактильные слова (кибернетика, имена собственные), 3) слово + несколько дактилем (что + б-ы = чтобы, з + сухо = засуха). Это объясняется тем, что КЖР используется в официальной обстановке, часто возникает потребность в обозначении терминов, а средств РЖЯ для этого недостаточно.

Обучение языку слов не­возможно осуществить путем перевода жестовой речи. Более того, жестовая речь осложняет формирование значений слов и препят­ствует овладению синтаксической структурой языка слов. В ходе обучения на основе словесной речи происходит сложная перестройка в развитии глухого. При этом, чем длиннее было вос­питание глухого вне овладения языком слов, тем труднее обучить его словесной речи и переключить с конкретно-образного мышле­ния на базе языка жестов на словесно-логическое мышление на базе языка слов.



Сейчас читают про: