double arrow

МЕДИКО-ЮРИДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕВМЕНЯЕМОСТИ

Для наступления обычных юридических последствий попечение гражданина как субъекта права должно быть осознанно регулируемым (сознательно-волевым). Субъект должен иметь фактическую возможность понимать содержащиеся в законе дозволения и запреты и приспо­сабливать к ним свое поведение. Для этого ему необходимо обладать способностью адекватно оценивать обстановку, в которой совершаются юридические действия, осознавать их сущность и быть в состоянии распоряжаться ими (выбирать род и характер поступка, воздерживаться от каких-то действий и т.д.). И юридической науке эти общие условия, позволяющие гражданину быть самостоятельным субъектом права, конкретизируются в категории вменяемости.

Вменяемость есть способность лица понимать совершаемое им и руководить своими действиями. Она отражает ту меру требовательности к психике субъекта, которая позволяет возложить на него уголовную ответственность в случае нарушения им уголовно-правового запрета, т.е. при совершении им деяния, предусмотренного Особенной частью УК.

Вменяемым считается любое лицо, достигшее возраста наступления уголовной ответст­венности. Исключение составляют лица, страдающие во время совершения уголовно наказуемого деяния глубоким психическим расстройством. Последнее делает нарушителя уголовно-правового запрета невменяемым. Он не подлежит уголовной ответственности, однако к нему могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Категории вменяемости и невменяемости являются уголовно-правовыми. Судебная психиатрия имеет с ними дело постольку, поскольку невменяемость обусловливается болезненными нарушениями психики, наличие которых устанавливается в ходе производства пo уголовному делу экспертно-психиатрическим путем.

Большинство проводимых в стране судебно-психиатрических экспертиз (около 90%) назначаются в связи с сомнениями во вменяемости обвиняемого, а большинство больных, находящихся на принудительном лечении, — это лица, признанные невменяемыми. Не случайно проблема невменяемости в отечественной судебной психиатрии традиционно рассматривается как центральная.

Условия вменяемости, как и невменяемости, связанные с психическим состоянием лица, нашли свое естественно-научное обоснование в работах И.М.Сеченова, и учении И.П.Павлова и дальнейшее развитие в современной науке. Так, учение И.П.Павлова о высшей нервной деятельности раскрывает механизмы этой деятельности, дающие возможность человеку познавать окружающий мир и на основе этого познания регулировать свое поведение в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нему обществом.

Весьма важными в этом отношении являются раскрытые советскими физиологами (П.К.Анохин, Н.А.Бернштейн) обратные связи, по которым мозг получает информацию о деятельности в процессе ее осуществления и может таким образом ее коррегировать в соответствии с изменяющимися условиями. Не менее существенно и физиологическое обоснование способности предвидеть последствия своей деятельности, которую П.К.Анохин обозначает как «опережающее отражение действительности» в созданной им теории функциональной системы. Волевая деятельность, т.е. произвольные поступки и действия человека, не только предваряется умственной деятельностью, но и служит выражением последней.

Аналогично И.П.Павлов рассматривал проблему свободы воли и условия, определяющие индивидуальную ответственность человека за совершаемые им действия, его способность осознавать совершаемое и регулировать свое поведение, т.е. быть вменяемым. Характер высшей нервной деятельности психически здорового человека дает ему, по словам И.П.Павлова, возможность, а следовательно, и обязанность знать себя и, пользуясь этим знанием, руководить своим поведением. При психических расстройствах нарушается отражательная деятельность мозга, вызывается болезненно искаженное отражение действительности, невозможность регулировать свои действия, результатом чего и является неадекватное (а часто и общественно опасное) поведение больных.

Болезненные расстройства высшей нервной деятельности, выражающиеся в определенных клинических признаках — симптомах психических заболеваний, лишают человека возможности сознательно относиться к своим действиям, регулировать их и поэтому исключают его вменя­емость. Именно потому, что психические заболевания приводят к вышеупомянутым нарушениям, и существует проблема вменяемости.

Следовательно, вменяемость и невменяемость, будучи юридическими понятиями, обобщают явления реальности, объективно существующие отношения, основывающиеся на состоянии психической деятельности человека.

Впервые на это указан В.П.Сербский, который был активным пропагандистом передовых по тому времени идей психиатрии. Ему же принадлежит углубленная теоретическая разработка вопросов вменяемости и организационных принципов судебно-психиатрической экспертизы, положенных в основу советской судебной психиатрии. Он отмечал, что некоторые юристы видят в способности ко вменению какую-то отвлеченную юридическую фикцию, забывая, что подкладкой этой «фиктивной» способности служит исключительно то или другое душевное состояние.

Понятие невменяемости является противоположным по отношению к вменяемости и определяет совокупность условий, исключающих уголовную ответственность лица вследствие нарушений его психической деятельности, вызванных болезнью.

Именно судебная психиатрия, изучая эту сторону проблемы, на основе специальных медицинских данных, занимается вопросами невменяемости при судебно-психиатрической экспертизе. Судебно-психиатрическая оценка психических состояний, как и экспертные заключения по каждому отдельному случаю, строится на основе определенных критериев невменяемости, содержащихся в законодательной формуле невменяемости.

В.Х.Кандинский и В,П.Сербский, заложившие основы изучения проблемы невменяемости в судебной психиатрии, считали необходимым согласование юридической трактовки понятия невменяемости и медицинских принципов оценки психического состояния. Подобное согла­сование, по их мнению, осуществимо только при физиологической (т.е. подлинно материалис­тической) трактовке психических заболеваний и соответствии законодательной формулы невменяемости современным научным достижениям психиатрии. Это согласование осуществлено ныне в отечественной науке уголовного права и в судебной психиатрии, и оно получает свое выражение в критериях невменяемости, установленных законом.

Вместе с тем отечественная наука уголовного права, традиционно признавая, что биологи­ческие факторы играют определенную роль в обусловленности человеческого поведения, в то же время необоснованно преувеличивала значение социальных детерминантов, утверждая, что только с помощью общественного воздействия, социальных механизмов можно формировать личность, регулировать человеческое поведение.

Однако мнение о всесилии социальных факторов существенно противоречит многим экспериментальным данным прикладной психологии, криминологии, психиатрии и других наук. В частности, академик Н.М.Амосов пришел к выводу о том, что у каждого человека в процессе его личностной самореализации вырабатываются механизмы противодействия социальным факторам, т.е. у каждого человека есть пределы воспитуемости. Объясняется это психофизиологическими и психогенетическими особенностями личности, которые составляют биологическую мотивационную основу ее поведения и, естественно, социально не обусловлены. Не переходящее в патологию, с точки зрения психиатрии, влияние биофакторов на мотивацию поведенческих актов позволяет человеку адекватно воспринимать действительность и реагировать на происходящее. Патологическое же развитие этих процессов исключает полностью пли частично возможность человека правильно оценивать свое поведение и руководить своими действиями. При совершении общественно опасного деяния лицом с подобными психопатологическими явлениями перед правоприменителем встает вопрос о вменяемости или невменяемости правонарушители. Уголовный закон ограничивает круг субъектов уголовной ответственности лишь вменяемыми лицами, ибо на лиц с аномальной психикой социально-правовое воздействие с целью регуляции их поведения не распространяется вообще или распространяется лишь в тех или иных пределах, ибо единственное эффективное средство в подобных случаях — применение лечебно-медицинских мер.

Вменяемость является одним из обязательных признаков (наряду с возрастом наступления ответственности) субъекта общественно опасного деяния. Невменяемость и вменяемость относятся к правовым понятиям, но они вовсе не являются предпосылкой виновности или невиновности лица, как это иногда утверждается. Эти правовые категории лишь характеризуют субъекта, его способность или неспособность нести уголовную ответственность. При выяснении вменяемости или невменяемости следователи и судьи должны анализировать не вопросы, относящиеся к субъективной стороне и ее доказанности или недоказанности, а в соответствии с законом — данные о личности субъекта и его поведении во время (в момент) совершении деяния. Невменяемость свидетельствует об отсутствии субъекта, а с ним и состава преступления. Невменяемый — субъект не преступления, но общественно опасного деяния, объективные признаки которого предусмотрены Особенной частью УК. На невменяемого нельзя возложить уголовную ответственность. Следовательно, к нему неприменимо наказание, которое рассмат­ривается в уголовном праве в качестве средства реализации этой ответственности.

Статья 21 УК «Невменяемость» изложена следующим образом:

«1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом».

Указанные в приведенном тексте признаки невменяемости принято называть ее формулой. Формула невменяемости состоит из двух критериев — медицинского (биологического) и юридического (психологического).

Медицинский (биологический) критерий невменяемости имеет в виду наличие у лица

-хронического психического заболевания,

-временного психического расстройства,

-слабоумия либо иного болезненного состояния.

Хроническое психическое расстройство объединяет заболевания, которые характеризуются длительностью течения и тенденцией к прогрессированию (постепенному нарастанию и усложнению болезненного процесса, утяжелению вызванных болезнью нарушений психики). Хронически текущие психические расстройства, как правило, приводят к глубоким и стойким изменениям личности больного. К хроническим психическим заболеваниям относятся: эпилепсия, шизофрения, прогрессивный паралич, старческие психозы и некоторые другие трудноизлечимые или неизлечимые заболевания.

Временное психическое расстройство — это кратковременное или само по себе проходящее заболевание. Их длительность варьируется в очень широких пределах — от нескольких часом и даже минут (при так называемых исключительных состояниях) до нескольких недель, месяцев, иногда лет. Поэтому основным признаком временного психического расстройства является не его продолжительность, а принципиальная возможность полного выздоровления, которая при хронических психических болезнях практически отсутствует. Сюда относятся бессознательные состояния, понимаемые буквально, т.е. состояния отсутствия сознания, а также патологический аффект, патологическое опьянение, большинство алкогольных психозов (например, алкогольный делирий), симптоматические психозы и др.

Слабоумие как недостаток психики вполне обоснованно включено в число признаком медицинского критерия, так как в зависимости от степени умственного недоразвития пли снижения его слабоумие может свидетельствовать о невменяемости. Слабоумие представляет собой стойкие, необратимые расстройства познавательной деятельности с обеднением психики, поражением интеллекта, памяти, нарушениями личности. Различают слабоумие врожденное и приобретенное (атеросклеротическое, старческая деменция и пр.).

Иное болезненное состояние — это психическое расстройство, которое может быть как хроническим, так и временным, и не попавшим ни в одну из трех первых групп, но способное исключить вменяемость. Сюда входят психопатии (расстройства личности), психические расстройства, вызванные инфекционными заболеваниями, инфантилизм и некоторые другие виды болезненных состояний.

Любое из перечисленных заболеваний или недостатков психики в отдельности может оказаться достаточным для признания лица невменяемым, с точки зрения медицинского критерия невменяемости. В целом современная формулировка медицинского критерия невменяемости охватывает, по существу, все варианты психической патологии.

Медицинский критерий указывает, что невменяемость должна быть обусловлена исклю­чительно психическим расстройством. Это означает, что:

а) психическое расстройство вызывается причинами, не зависящими от воли и желания
самого больного:

б) неболезненные нарушения психики, которые могут влиять на способность к осознанию
своих действий и руководству ими — аффект, опьянение, сильное эмоциональное напряжение и
другие, не относятся к обстоятельствам, обусловливающим невменяемость (хотя и могут влиять
на уголовно-правовую квалификацию деяния или учитываться при назначении наказания):

в) для установления невменяемости обязательна судебно-психиатрическая экспертиза (п.2.ст.79 УПК).

Наличие психического расстройства еще не определяет невменяемость лица. Лишь определенная степень тяжести его, указанная в формуле юридического критерия (принцип единства медицинского и юридического критериев невменяемости), т.е. когда субъект не мог «осознать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими», может явиться основанием для ее констатации. При этом под действием или бездействием, о которых идет речь в данной ст.21 УК, понимается общественно опасное деяние, предусмотренное одной иди несколькими статьями Особенной части.

Неспособность осознавать фактический характер и общественную опасность деяния составляет содержание интеллектуального признака юридического критерия, неспособность руководить своими действиями — содержание его волевого признака.

Интеллектуальный признак выделяет те стороны нарушения психики, что лишают лицо возможности адекватного восприятия действительности, ее осмысления (понимания), прогнозиро­вания возможных последствии своих поступков и т.п. Интеллектуальный признак свидетельствует о нарушении механизмов психической деятельности, делающих поведение «осознанным».

В волевом признаке акцент сделан на неспособности лица "властвовать над собой», т.е. адекватно организовывать и управлять своим поведением. Волевой признак психологического критерия невменяемости состоит в неспособности лица руководить своими действиями. Это самостоятельный признак, который и при отсутствии интеллектуального признака может свидетельствовать о наличии невменяемости. Не случайно в законе между этими признаками стоит союз «либо». Практика свидетельствует, что лицо, совершившее общественно опасное деяние при определенном состоянии психики может, совершая такое деяние, сохранять возможность формальной оценки событий, их понимание при отсутствии, однако, способности руководить своими действиями. В таких случаях о наличии психологического критерия невменяемости можно судить на основании одного волевого признака. В то же время неспособность осознавать свои действия (интеллектуальный признак) всегда свидетельствует о неспособности руководить этими действиями и, следовательно, о наличии психологического критерия невменяемости. В качестве иллюстрации можно привести случаи неспособности удерживаться от совершения противоправных поступков при сниженном, но в целом не утраченном понимании их характера и значения. Например, «неодолимость влечений» при некоторых видах сексуальных извращений (перверсий).

В законодательной формуле невменяемости выделено два самостоятельных элемента в структуре интеллектуального признака. Первый из них охватывает случаи невозможности осознавать «фактический характер» действий (бездействия), тогда как второй говорит о невозможности осознавать их «общественную опасность». Соединяет оба элемента союз «и» (т.е. невменяем тот, кто не в состоянии осознавать ни то, ни другое).

В судебной психиатрии признано, что так называемый психотический уровень поражении психики несовместим с сознательно-волевым контролем над своими поступками. Такого рода болезненные состояния исключают вменяемость. Слово «психотический» означает «присущий психозам», т.е. наиболее тяжелым формам психических расстройств. Наличие бреда в структуре психического расстройства свидетельствует о его психотическом уровне.

Субъект может быть признан невменяемым только в отношении конкретных общественно опасных деяний. Вменяемости-невменяемости «вообще» не существует. Встречающиеся в процессуальных документах выражения «вменяемость обвиняемого в настоящее время» или «вменяемость свидетеля (потерпевшего)» не соответствуют закону.

Представления о вменяемости (и, следовательно, невменяемости) как о стабильном, постоянно присущем человеку состоянии чреваты неправильной оценкой доказательств и процессуальными ошибками. Например, следователь считает экспертное заключение о наличии у обвиняемого психического расстройства, исключающего вменяемость, необоснованным и противоречащим другим доказательствам, собранным по делу. Согласно последним до привлечения к уголовной ответственности данный гражданин не находился под наблюдением психиатров, успешно справлялся со своими служебными обязанностями, а окружающие не отмечали в его поведении никаких «ненормальностей». Однако экспертные выводы могут оказаться вполне соответствующими действительности, а их несоответствие другим доказательствам — мнимым, если психическое расстройство носило кратковременный характер либо началось внезапно, непосредственно перед совершением общественно опасного деяния.

3.2. ПРОБЛЕМА ОГРАНИЧЕННОЙ ВМЕНЯЕМОСТИ

Па протяжении нескольких десятилетий в нашей стране проблема ограниченной вменя­емости была предметом острых теоретических дискуссий. Сторонники ограниченной вменяемости выдвигали в обоснование своей позиции следующие аргументы.

В действительности между психическим здоровьем и психическим заболеванием, а также в пределах самого заболевания имеются промежуточные, «пограничные» состояния. Деление на «вменяемость» и «невменяемость» не соответствует плавности переходов между отмеченными явлениями. Более адекватной следует признать следующую градацию: вменяемость - ограни­ченная вменяемость— невменяемость.

Без введения ограниченной вменяемости психические аномалии преступника (под которыми часто понимаются психические расстройства, не достигающие глубины (тяжести), которая обусловливает невменяемость) не будут учитываться при назначении и применении наказания, хотя влияние аномалии психики на преступное поведение в ряде случаев весьма существенно. Тем самым ограниченная вменяемость полностью отвечает принципам дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности, а также более общему принципу справедливости наказания (поскольку было бы несправедливо предъявлять по сути одинаковые требования к психически полноценному лицу и психически аномальному, испытывающему не по своей вине затруднения в правильном регулировании своего поведения). Отказ же от ограниченной вменяемости нарушает упомянутые выше принципы.

В законодательстве ряда стран, например Венгрии, Германии. Польши. Японии, лиц с указанными нарушениями психики признают совершившими преступление в состоянии умень­шенной (ограниченной) вменяемости; в связи с этим назначается более мягкое наказание, чем другим лицам, совершившим такие же преступления при тех же условиях, но при отсутствии дефектов психики.

Впервые в российском уголовном законодательстве появилась норма (ст.22 УК), регламен­тирующая учет психических аномалий преступника при назначении наказания (ее не было в нашем законодательстве и до 1917 г.). Включение этой статьи в УК объясняется прежде всего тем, что значительная часть преступлений (например, до 65-70% преступлений против личности) совершается лицами, страдающими психическими аномалиями. Кроме того, как показал опыт, такие лица нуждаются в повышенном внимании как в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, так и во время исполнения наказания; иногда они заслуживают снисхождения, а часто нуждаются в лечении.

Как следует из закона, ограниченная вменяемость не является промежуточным состоянием между вменяемостью и невменяемостью. Речь идет о вменяемости, которая ограничена тем, что лицо не в полной мере осознает фактический характер и общественную опасность своих действий либо не в полный мере обладает способностью руководить своими действиями вследствие психического расстройства. Отсюда следует, что признание лица совершившим преступление в условиях ограниченной вменяемости не связано непосредственно с медицинским и юридическим критериями невменяемости. Признанию лица имеющим ограничение вменяемости должно предшествовать признание его (во всяком случае экспертами-психиатрами) вменяемым. После установления у вменяемого лица психического расстройства следователь и суд должны выяснить степень влияния этого расстройства на его поведение при совершении преступления, опираясь на заключение судебно-психиатрической экспертизы и материалы дела, собранные на предвари­тельном следствии и в судебном заседании.

При признании лица совершившим преступление при условиях, которые оказывали влияние на его психическое состояние, необходимо руководствоваться перечнем заболеваний, имеющих значение невменяемости, с точки зрения медицинского критерия. Психическое расстройство не исключает, однако, осознания лицом опасности для общества своих действий. Точнее, в этих случаях следует устанавливать степень осознания лицом фактического характера и общественной опасности своих действий (интеллектуальный признак) и степень способности руководить ими (волевой признак). Представляется, что психические аномалии необходимо анализировать в конкретном случае с позиции как интеллектуального, так и волевого признаков психологического (юридического) критерия невменяемости, поскольку каждый из них может влиять на степень ограниченности вменяемости лица, обвиняемого в совершении преступления.

Некоторые зарубежные законодатели идут по пути жесткого увязывания уменьшенной вменяемости со смягчением наказания. Статья 22 УК РФ вполне обоснованно таких указаний не содержит, поскольку различия психических аномалий и ситуаций совершения преступлений не позволяют заранее сделать для таких случаев однозначный вывод. Представляется, что, следуя норме закона, необходимо дать новую научную трактовку ограниченной вменяемости (определить ее основные черты).

Основные черты ограниченной вменяемости необходимо охарактеризовать, исходя из ст.22 и в соответствии с задачами и принципами, провозглашенными в УК. Таким образом, ограниченная вменяемость:

а) категория уголовного права, характеризующая интеллектуальное и волевое отношение лиц с психическими аномалиями к совершенному преступлению;

б) не промежуточная категория между вменяемостью и невменяемостью, а составная часть вменяемости;

в) как составная часть вменяемости служит предпосылкой уголовной ответственности совершивших преступления лиц с психическими аномалиями;

г) не является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность, не имеет самостоятельного значения и учитывается судом при назначении наказания в совокупности с другими данными и обстоятельствами, характеризующими преступление и личность виновного;

д) никогда и ни при каких условиях не может быть истолкована как обстоятельство, отягчающее ответственность;

с) может иметь уголовно-правовое значение для выявления распределения ролей соучаст­ников при совершении групповых преступлений;

ж) может служить основанием дни определения режима содержания осужденных к лишению свободы при назначении принудительных мер медицинского характера, сочетаемых с наказанием;

з) относится только ко времени (моменту) совершения лицом преступления и самостоятельно никаких правовых или иных последствий после отбывания наказания не влечет.

Ограниченная вменяемость может устанавливаться предварительно только органом расследования в постановлении и судом окончательно в приговоре на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы.

В настоящее время психиатрической и юридической наукой разработана система класси­фикации психических аномалий, позволяющая выделить те из них, которые не исключают вменяемости. К ним относятся аномалии как функционального, так и органического характера. Функциональные аномалии — это неврозы, психопатии, органические — хронический алкоголизм, наркомания, олигофрения (в степени дебильности), последствия органического заболевания центральной нервной системы, отдаленные последствия черепно-мозговых травм, хронические изменения психики при эпилепсии, шизофрении (в период дебюта и ремиссии и др.).

Частичная («не в полной мере») способность к осознанию или руководству своими действиями (так же, как вменяемость и невменяемость) относится только к совершению конкретных уголовно наказуемых деяний. Она не должна рассматриваться в качестве постоянной характеристики лица с психическими аномалиями.

Учет психического расстройства в пределах вменяемости при назначении наказания может выразиться, например, в его смягчении. Однако реальное смягчение наказания необходимо далеко не всегда. Так как ограниченная вменяемость не является неким промежуточным состоянием между вменяемостью и невменяемостью (входит в состав вменяемости), поэтому психические аномалии не наделяют субъекта преступления какой-то «уменьшенной виной», требующей непременного смягчения наказания.

Психически аномальные субъекты признаются законом способными контролировать свое поведение. Причем такие субъекты не должны потворствовать своим нездоровым наклонностям и страстям, которые могут привести к преступлению. Психиатрической практике известны случаи «самопопустительства» лиц с пограничными состояниями, например «самовзвинчивание» психопатических личностей.

3.3. ПОНЯТИЯ ПРАВОСПОСОБНОСТИ, ДЕЕСПОСОБНОСТИ, НЕДЕЕСПОСОБНОСТИ

Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе приобретает все большее значение в связи с постоянно возрастающим количеством дел гражданского судопроизводства.

Современное понимание гражданско-правового положения личности предусматривает максимальное соблюдение прав человека и, в частности, расширение прав психически больных. Судебно-психиатрическая экспертиза направлена на защиту гражданских прав и интересов психически больных — участников гражданского процесса.

Правовое положение гражданина как участника гражданских отношений определяется такими его качествами, как правоспособность и дееспособность. Согласно закону право­способность гражданина рассматривается как способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) и признается в равной мере за всеми гражданами. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью (ст.17 ГК РФ).

Закон содержит примерный перечень прав, входящих в понятие правоспособности граждан: «Граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество: заниматься предпринимательской и любой иной, не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущест­венные и личные неимущественные права» (ст.18 ГК РФ).

Понятие правоспособности неразрывно связано с понятием дееспособности. Под дееспо­собностью закон понимает способность гражданина своими действиями приобретать и осуществ­лять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность). Согласно закону, дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст.21 ГК РФ), когда человек достигает психической зрелости и приобретает достаточный жизненный опыт, что определяет его способность правильно понимать и регулировать спои поступки. Дееспособность в отличие от правоспособности связана с определенными качествами гражданина: способностью понимать значение своих действий, руководить ими и предвидеть последствия их совершения. Эти качества зависят не только от возраста, но и от состояния психики. При различных болезненных нарушениях психики и у человека, достигшего психической зрелости, может отсутствовать способность понимать значение своих действий и регулировать свое поведение. В подобных случаях возникает вопрос о возможности такого гражданина осуществлять свои гражданские права и исполнять гражданские обязанности, т.е. о его дееспособности.

Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном законом. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека (ст.29 ГК РФ). Таким образом, в законе сформулированы критерии недееспособности:


Сейчас читают про: