double arrow

Лекция № 13. Профориентация


Поводом к этой лекции послужил пост камрада. Начал писать ему ответ, и случайно получилась целая лекция. Вот такой был вопрос:

Цитата:

Что касается цели, то можно эту тему развить поболее. К примеру так называемая связка пахарь/воин, где кабаны деляну берегут, а остальные обрабатывают, но если становится совсем писец, то помогают кабанам. Как такой вариант?

Ну что тут ответить? В теории – нет ничего проще, чем согласиться с таким вариантом. Да, дескать, хорошо получается, красиво и правильно. Но из опыта могу сказать, что в предлагаемой связке «пахарь/воин» есть нескладушки, которые нужно принимать в расчет в своей практической деятельности до БП.

1.Пахари неактивны
Видимо это в природе пахарей как-то заложено. Они не слишком задумываются о будущем, справедливо полагая, что крестьянин/мастеровой/специалист будут нужны всегда. Поэтому сейчас в состав упомянутой связки навербовать «пахарей» будет проблематично. Максимум чего можно добиться – это ответов «да-да конечно» и верчения пальцем у виска у тебя за спиной.
Да и с чего бы им вести себя иначе? Приходит какой-то мутный хрен и начинает «пахаря» вписывать в какие-то завтрашние расклады, которые можно кратко выразить «буду на тебе пахать». И что ему прикажешь думать? Давай рассмотрим образ мысли «пахаря»:
Может ты будешь на мне пахать. А может и не будешь. Чего ради я должен сейчас с тобой соглашаться, да еще и готовиться к этому? Если ты, ротный и впрямь такой крутой и будешь завтра шишку держать на районе, то сунуть башку к тебе в ярмо я по-любому не опоздаю, торопиться смысла нет. А если не будешь крутым, то у меня вон к сарайке вилы удобно прислонены… Как раз в бок можно будет тебе их воткнуть…
Из чего мы можем плавно перейти к обсуждению пункта №2.




2.Пахари подчинятся силе
Они всегда так делают. Либо не подчиняются, сами становятся силой, но тогда уже перестают быть пахарями.
Пасторальные пейзажи «где кабаны деляну берегут, а остальные обрабатывают» имеют в своей основе обычную стайную логику поведения, унаследованную еще от приматов. «Я буду тебе подчиняться и тебе отдавать банан, если ты можешь мне ***ать промеж рогов». В основе своей логика очень правильная, отточенная долгим (очень!) опытом выживания. Отдавать банан имеет смысл только сильному, который может конечно и ***ать, но может и защитить, отогнать другого сильного с плодородной деляны.
Разделение труда: сильный захватывает и удерживает контроль за почвой, а слабый эту почву возделывает. Отсюда – пункт №3.

3.Проще всего сейчас организовывать воинов
Для вояк организовываться – дело привычное и естественное. Понимание, что завтра может быть жопа – это тоже прошито на уровне подкорки и подкреплено всем «вояковым» жизненным опытом. Способы организации, взаимодействие с гражданскими, цели, средства – все это не просто понятно, а интуитивно понятно.
Поэтому лучше всего не докапываться сейчас до работяг, а сколачивать чисто боевое подразделение с минимальной службой тыла. Пахари будут «сагитированы» жизнью. К ним надо будет просто подойти, когда придет время, и поставить задачу: ты выращивай картофель, а ты – свиней. Ты – чини технику, а ты – людей. Те, кто умеет делать – будут делать. А кто не умеет, тому лучше начинать учиться прямо сейчас. Об этом же, но немного с другой точки зрения – пункт №4.



4.Суетятся заранее те, у кого будущее неясно
Иными словами, мобилизационная база мирного времени – это те, кто уже сейчас чует нехорошее лично для себя. Пахари пашут, им чуять некогда, а может и незачем.
Обычно в городе начинают задумываться люди, которым реально ничего не светит после БП. Более того, уже сейчас становится херово. И вот из таких людей потенциально можно собрать роту, но только из тех, кто не боится воевать. Остальные (кто боится) могут, разумеется, примкнуть к роте на должностях специалистов (см.лекцию №2 «Оргструктура роты»).
Но что делать тем, у кого специальности-то и нет? Более того, проблемы уже сегодня начинаются именно из-за отсутствия востребованной специальности. Возникает соблазн сказать «а возьмите-ка меня к себе, и буду я пахарем». Давайте цель роты «разовьем поболее» и будут у нас там не только кабаны, но и пахари.
Камрад, не хочу оскорбить ни тебя, ни кого-либо еще. Просто говорю все как вижу, чтобы достичь максимальной ясности. Если я ошибаюсь – поправь, но по моему вербовочному опыту, твоя линия поведения проистекает чаще всего из вышеназванных мотивов. И здесь плавно переходим к пункту №5.



5.Сладко не будет никому
Подготовка к БП – это в том числе понимание, что всем придется что-то делать. Либо пахать круглые сутки не разгибаясь, либо просто работать – реализовывать свои навыки в востребованной профессии, либо рисковать своей шкурой. А скорее даже так: рисковать своей шкурой, реализуя свои навыки в востребованной профессии воина.
Отсюда плавно переходим к пункту №6.

6.Не надо себя обманывать
Не стоит надеяться, что ствол и запас тушенки/риса делает вас выживальщиком. Выживальщик – это прежде всего заранее выбранная профессия. Можно выбрать для себя профессию врача, можно рассчитывать стать скотоводом и готовиться к этому, можно овощеводом, можно механиком, электриком, связистом…
Можно быть воином. А можно не быть пока еще никем, но начать прикладывать усилия, чтобы кем-то потихоньку становиться.
Главное – не обманывать себя расплывчатым термином: буду-ка я дескать выживальщиком. Нет такой профессии. Обладание запасами профориентацию не отменяет, разве что отсрачивает немного.
Все неопределившиеся в профессии будут скорее всего трупами, а если очень повезет – разнорабочими.

Засим – со светлой Пасхой вас, камрады!
<уходит брить яйца перед покраской>

Лекция № 14. О применении винтовок.
Как я уже писал ранее, гражданские модели нарезного охотничьего оружия вполне годятся на роль снайперского оружия в городе и не требуют замены после БП на что-то радикально иное.
Один камрад в разговоре на соседнем форуме выдвинул тезис о неприменимости винтовок против армейских подразделений.

Для того, чтобы не раздражать поборников самоцензуры и конспирации, а также в ответ на прозвучавший вопрос, я объясню применение охотничьих винтовок на примере «против оккупантов», не углубляясь в другие аспекты применимости. Это покажет даже наиболее сложную в тактическом смысле ситуацию применения, поскольку действия против хорошо оснащенной армии НАТО являются самым опасным из всего, что может ожидать доморощенного снайпера.

Ключевой тактический принцип – «один выстрел и отход».
Для того, чтобы крупно осложнить жизнь оккупационным силам, не требуется большой огневой мощи. Вполне достаточно регулярно осуществлять операции, в ходе каждой из которых будет сделан всего лишь один выстрел на поражение.
При этом вполне достаточно, если каждая группа выживальщиков будет проводить по одной-две таких операций в неделю. Например, даже если в масштабах Екатеринбурга будет грамотно действовать всего лишь одно-единственное подразделение выживальщиков, то и в этом случае служба в нашем городе среди личного состава НАТО будет считаться наказанием.

Судите сами. Предположим, основной состав роты выживальщиков будет тратить свое время на подбор и обустройство огневых позиций в различных «перспективных» местах. Перспективными можно считать не только позиции вокруг мест сосредоточения вражеских сил, но и вдоль дорог, по которым двигаются оккупанты. Держать под контролем широкую полосу по обе стороны от дорог движения, на всей протяженности маршрутов, да еще с такой плотностью внимания, чтобы исключить обустройство снайперских позиций – это нереально.

В то же самое время, не представляет большой трудности обустраивать по три-четыре таких позиции в неделю. Люди, которые будут этим заниматься, не подвергают себя серьезной опасности, поскольку работу эту можно выполнять скрытно, не спеша и не имея с собой оружия.

Задачей снайпера в ходе подготовки к операции будет выход на оборудованную позицию для пристрелки, которую можно осуществить без демаскировки позиции, в «свободное» от наблюдения противника время, на фоне «естественных» шумов, по произвольной точке близ ожидаемого места появления противника.

В ходе операции, для поражения следует произвести один выстрел по цели и незамедлительно покинуть позицию по заранее подготовленному пути эвакуации. Выбор цели не имеет большого значения: можно привалить офицера, а можно и рядового из хозвзвода, направляющегося в составе конвоя за водой на водовозке. Можно даже промахнуться, снайперские промахи терроризируют не намного хуже попаданий, а обнаружить позицию снайпера по одому выстрелу – задача непосильная даже для современных электронных детекторов снайперского огня (особенно если позаботиться о фоновых шумах).

Имеет значение только регулярность таких операций. Если на протяжении нескольких месяцев еженедельно будет убито или тяжело ранено два-три человека из контингента захватчиков, то чувствовать себя эти подонки будут очень некомфортно. Если же «расход» будет еще выше, то у их начальства неминуемо возникнут сложности с вербовкой и распределением личного состава, а так же с дисциплиной служащих.

Для усиления поражающего действия желательно нанести на пулю вокруг ее кончика какую-либо богатую поганой микробиологией культуру. Вопреки распространенному заблуждению, пуля не стерилизуется в процессе выстрела или во время полета до цели. А небольшое количество гадкой «обмазки» не меняет баллистику стрельбы на ближние дистанции и не испортит ствол.

Как легко догадаться, посредством террора можно устроить веселую жизнь любому контингенту любой вражеской силы, и для этого не нужно никаких суперсложных или дорогих устройств. Не вдаваясь во всесторонне обсуждение подрывного дела, по теме сегодняшней лекции можно сказать: вполне достаточно иметь в распоряжении выживальщиков несколько охотничьих винтовок с небольшим количеством боеприпасов. То есть, даже имеющимся сегодня на руках у населения оружием можно у кого угодно напрочь отбить желание заходить на нашу территорию и выебываться. Проблема не в вооружении, а в выучке и в дисциплине.

Для успешности такой тактической концепции важным фактором является организованность действий всех категорий исполнителей, а также конспирация.
Наиболее опасным для выживальщиков вражеским способом противодействия террористической тактике является агентурное вскрытие подразделения, а также обнаружение подготовительных действий постами наблюдения.

Огневая дистанция 300-400м
Я предлагаю принять за «стандарт» снайперского оружия выживальщика такие стволы, которые позволяют кучно отстреливаться на дистанциях 300-400м.
Понятно, что чем выше будет эффективная дистанция поражения, тем лучше, однако дальнобойные стволы стОят существенно больших денег, а это в выживальческой практике – больная тема. Причем удорожание касается не только самого ствола, но и боеприпасов. Кроме того, к дальнобойным винтовкам требуется более устойчивая к отдаче оптика, импортная химия для ухода за стволом и т.д.

Отдельным проблемой является также отсутствие у стрелка навыков стрельбы на дальние дистанции. Наработать такие навыки на общедоступных стрельбищах не очень-то получится, поскольку гражданских стрельбищ с дальними рубежами просто нет (редкие региональные исключения не в счет). Времени, боеприпасов и денег такая подготовка сжирает немало, а получится ли из гражданского энтузиаста снайпер – это тоже еще о-очень большой вопрос, который зависит не только от материальных факторов.

Насколько мне известно, закон не запрещает приобретение крупных калибров (хоть 12.7), и если кошелек кому-то позволяет такие покупки – очень хорошо. Однако для массового покупателя, для начинающего снайпера-выживальщика нужно что-то гораздо более бюджетное, а следовательно – менее дальнобойное. Для дистанции 300-400м годятся стволы от калибра 5.56 мм и выше. С другой стороны, для применения по обсуждаемой концепции не имеет смысла брать на операции винтовку с калибром 9,3 мм и выше.

Дальнобойные винтовки и снайперы, которые умеют стрелять на дистанции свыше 800 метров – это редкий и ценный ресурс. Его следует беречь для других случаев, о которых мы сегодня не говорим.
С точки зрения современной стрелковой практики дистанция 300 метров снайперской по большому счету и не является, а оружие с такой прицельной дальностью в снайперской работе годится разве что для беспокоящего огня. Но для городского снайпера-выживальщика дистанция 300-400м является наиболее рабочей, так как в условиях городской застройки для стрельбы на дистанции свыше 400 метров нужно занимать высотные здания и сооружения. А размещение на высотках, в свою очередь, создает трудности не только для проникновения на выбранную высотную позицию, но и серьезно замедляет и осложняет покидание позиции.

Компактность оружия, скорость развертывания.
В пользу использования недорогих охотничьих ружей средних калибров говорят также и условия использования оружия. Для скрытных передвижений, быстрой изготовки и ускоренного покидания позиции наиболее удобными будут легкие и компактные винтовки.

Крупный калибр нужно использовать только на дальних дистанциях – там, где его использование предоставляет снайперу выигрыш во времени. На коротких дистанциях громкий выстрел и яркая вспышка, сопровождающие стрельбу из крупнокалиберного оружия, будут только дополнительно осложнять работу снайпера, не давая преимуществ перед среднекалиберными винтовками.

Разумеется, кроме предлагаемой тактики «одноактных» трагедий охотничьи винтовки можно использовать и по-другому. Например, силами двух-трех снайперов с помощниками можно временно закупорить какой-нибудь бандитский объект, а также осуществить прикрытие какой-либо атакующей операции роты выживальщиков.







Сейчас читают про: