double arrow

Быт, нравы


Наука.

В первой половине XIX в. происходило становление российской фунда­ментальной науки. Активно стали развиваться естественные и точные на­уки: астрономия, физика, химия, медицина, биология, география. Боль­шую роль в развитии отечественной науки продолжала играть Российская Академия наук. Однако наука развивалась не только в стенах академии. Большую роль в научной жизни России стали играть университеты, став­шие в начале XIX в. не только важными учебными, но и научными и про­светительскими центрами.

Величайшее открытие в области математики совершил Н.И.Лобачев­ский (1792—1856), в 1827—1846 гг. бывший ректором Казанского универ­ситета. Созданная им геометрия совершила переворот в изучении приро­ды пространства, в основе которого в течение более 2 тыс. лет лежало уче­ние древнегреческого математика и философа Евклида, и оказала громад­ное влияние на дальнейшее развитие математического мышления.

Большое значение стала приобретать историческая наука. Возросший интерес к истории — характерное явление культурной жизни России пер­вой половины XIX в. Именно в прошлом стали искать ответы на пробле­мы настоящего, чему немало способствовали крупные социально-эконо­мические и политические изменения в Европе. С первой половины XIXв. история заняла прочное место в университетском преподавании, начали развиваться и вспомогательные исторические дисциплины: археология, палеография, геральдика, нумизматика и др.




Крупным событием культурной жизни России стал выход в 1816-1829гг. 12-ти томной «Истории государства Российского» Н.М.Ка­рамзина,адресованной широкому кругу читателей. Ее появление наделало в России много шума. «История» стала одной из самых читаемых книг, ее можно было встретить во многих домашних библиотеках. Достаточно упомянуть о том, что в течение месяца после ее выхода было продано 3 тыс. экземпляров. Тираж, неслыханный для того времени! В своем про­изведении Карамзин обосновывал тезис о том, что сильная царская власть является основой процветания России, движущей силой исторического процесса.

Первая половина XIX в. ознаменовалась и становлением новой эпохи в развитии российского мореплавания и кораблестроения. В июле 1803г. жители Кронштадта стали свидетелями важного исторического события: по городу разнесся слух, что готовится первое в истории российского мо­реходства кругосветное путешествие. Честь совершить беспримерное пла­вание была возложена на молодых офицеров И.Ф.Крузенштернаи Ю.ФЛисянского.7 августа 1803 г. руководимые ими шлюпы «Надежда»и «Нева»отошли от Кронштадта. Экспедиция проходила в крайне тяжелых условиях, но тем не менее была успешно завершена в 1806 г.Ее результа­ты превзошли все ожидания. На карту были нанесены новые проливы, ри­фы, бухты и мысы. Кроме того, уточнены координаты многих островов, что позволило внести существенные изменения в навигационные мор­ские карты. Это путешествие положило также начало развитию новой на­уки в России — этнографии. В 1819—1821 гг. М.П.Лазарев и Ф.Ф.Бел­линсгаузенна шлюпах «Восток»и «Мирный»совершили кругосветное пла­вание, в ходе которого был открыт новый материк Антарктида.



Основной чертой народной, бытовой культуры продолжала оставаться ее традиционность. Многие ее стороны уходили своими корнями в глубо­кое прошлое. Однако новые явления в экономике и культуре России пер­вой половины XIX в. оказывали свое влияние и на повседневную жизнь, что наиболее ярко проявлялось в крупных городах. «Верхи» русского об­щества — московское и петербургское дворянство, чутко следили за мо­дой, разными новшествами. Их быт, интерьер домов, стиль одежды, рази­тельно отличались от образа жизни провинциального дворянства, так яр­ко и выразительно показанного Н.В.Гоголем в поэме «Мертвые души». Именно в Москве и Петербурге была сосредоточена вся литературная, те­атральная и научная жизнь, устраивались пышные приемы и балы. Особое место в жизни столичной аристократии занимали литературные салоны, среди которых наибольшую известность имели салоны З.А.Волконской, А.П.Елагиной, А.П.Хворостовой.



Провинциальные города по своему внешнему виду в большинстве своем мало отличались от больших сел. Грязные немощеные улицы, застроенные одно-двухэтажными, в основном деревянными, домами, несколько церк­вей, административные здания и торговые ряды — вот типичный облик российского города первой половины XIXв. Однако с ростом промышлен­ной и торговой деятельности вид русского города стал постепенно менять­ся. На его окраинах возникали фабрики и заводы, стали строиться торго­вые здания и доходные дома. Центр города, где проживало чиновничество, богатое купечество и местное дворянство постепенно стал более отличать­ся от окраин, где проживали рабочие, мастеровые, мелкие лавочники. Хозяйственно-бытовой уклад жизни российского крестьянства не пре­терпевал существенных изменений. Патриархальные устои крестьянской семьи были сильны, а большую роль в жизни крестьян продолжала играть община, следившая за образом жизни каждого своего члена. Однако по­степенно новшества проникали и в деревню. Развитие отхожего промыс­ла способствовало повышению культурного уровня крестьянства, внесе­нию в их быт городского уклада. Крупные села, жившие в основном за счет промыслов и торговли, а не земледелия, по своему внешнему облику и по образу жизни их обитателей скорее представляли собой поселения городского типа, нежели деревни. И по сей день своими промышленны­ми и промысловыми изделиями известны Гжель, Павлов, Кимры, Ивано­во и многие другие.







Сейчас читают про: