double arrow

Русско-персидская война 1826—1828 гг


Кавказ издавна играл значительную роль в политике России. С начала 20-х гг. XIX в. его роль особенно возросла. К тому времени Россия значи­тельно расширила границы в этом регионе, присоединив значительную часть Закавказья. После подписания Гюлистанского договора 1813 г. во взаимоотношениях России и Персии наступил достаточно долгий мирный период. Однако в 20-е гг. XIX в. Персия стала пытаться проводить политику ревизии этого договора, рассчитывая при этом на поддержку Великобритании, которая опасалась усиления российского влияния в этом регионе.

Летом 1826 г. Персия начала военные действия против России и повела решительное наступление на Тифлис. Вскоре русской армии под коман­дованием А.П.Ермолова удалось остановить персидские войска около кре­пости Шуша. Николай I передал командование И.Ф.Паскевичу.В апреле 1827 г. русские войска под его командованием перешли границу Ирана и вскоре заняли Нахичевань, Эривань и Тебриз, создав непосредственную угрозу захвата Тегерана. Военное поражение Персии стало очевидным. Начались долгие переговоры о мире. Русскую делегацию возглавлял Паскевич. Большую роль в переговорах сыграл А.С.Грибоедов, назначенный осенью 1827 г. официальным уполномоченным российского правительст­ва. 10 февраля 1828 г. в Туркманчаебыл подписан мирный договор, по ко­торому к России отошли Эриванское и Нахичеванское ханства. Объявля­лась свобода мореплавания русских торговых судов и монопольное право России иметь на Каспии военный флот. Персия обязалась выплатить кон­трибуцию в размере 20 млн. золотых рублей. Такой исход войны наносил существенный удар по позициям Великобритании на Среднем востоке. Окончание этой войны позволило российскому правительству активизи­ровать подготовку к началу войны с Османской империей.




Подписание Туркманчайского мира явилось крупным успехом А.С.Грибоедова, который, по-видимому, составил и отредактировал текст догово­ра, а вскоре стал русским посланником в Тегеране.

Английская дипломатия, встревоженная упрочением положения Рос­сии в Закавказье, активно разжигала в Тегеране антирусские настроения.

Таких же позиций придерживался и иранский шах, который не мог при­мириться с твердостью позиций российского посланника в отношении выполнения персидской стороной условий Туркманчайского мира. Атмо­сфера враждебности вокруг Грибоедова все больше и больше накалялась. 30 января 1829г. с целью сорвать исполнение договора и развязать новый военный конфликт английским агентам удалось спровоцировать нападе­ние местных фанатиков на российскую миссию в Тегеране. Из 38 человек спасся лишь один секретарь посольства И.С.Мальцев. В числе погибших был и А.С.Грибоедов.



Поводом к нападению на здание русского посольства послужило обращение к Грибоедову нескольких человек с просьбой оказать им помошь в возвращении на Кавказ, где они проживали ранее. Среди них были две женщины из гарема зятя шаха Аллаяр-хана, а также Мирза Якуб, армянин, родом из Еревана, ведавший де­лами шахского гарема. Он был достаточно хорошо известен в Тегеране. Грибоедов разрешил Мирзе Якубу находиться в здании русского посольства, что дало повод к разжиганию религиозного фанатизма. Мирза был провозглашен отступником от мусульманской веры, а Грибоедов — его защитником. Накануне трагических со­бытий в мечетях, на базарах, площадях раздавались призывы к разгрому россий­ского представительства. Шахское же правительство не предприняло никаких мер к усилению охраны миссии.

Иранский шах Фехт Али-шах заявил о полной непричастности к произошед­шим событиям. Он принес официальные извинения Николаю I и отправил ему щедрые подарки, главным из которых был алмаз «Шах». Так Персия купила рас­положение русского императора и попыталась предать забвению кровавый инци­дент в Тегеране.

События 1829 г. были последним всплеском обострения русско-иран­ских отношений. После урегулирования инцидента они долгое время но­сили достаточно дружественный характер.







Сейчас читают про: