double arrow

Общественное движение во второй четверти XIX в


После разгрома декабристского движения центр общественной жизни переместился вуниверситеты. Особую роль играл в этом Московский университет. Кружки В. Г. Белинского, Н. В. Станкевича, А. И. Герцена стали школой гражданственности для русской молодежи. В обществе постепенно, несмотря на цензурные и полицейские запреты, укреплялись оппозиционные идейные течения, осуществлялась глубокая внутренняя работа по осмыслению исторического пути России. В 1836 г. в журнале «Телескоп» было опубликовано «Философское письмо» П. Я. Чаадаева с пессимистичным выводом об отлученности России от европей­ской цивилизации и о духовном застое, препятствующим осознанию и исполнению своей исторической миссии. Вызвав много споров и резкое не­довольство властей, оно взбудоражило общество. С 1830—начала 1840-х гг. оформились западничество и славянофильство как два направления общественной мысли. Представители первого (В. Г. Белинский, В. П. Боткин, А. И. Герцен, Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин, М. Н. Катков и др.) считали, что Россия и Запад развиваются по общим законам, имеют общую историческую почву. Их политическим идеалом была конституционная монархия.




Славянофилы (К. С. Аксаков, И. В. Киреевский, А. С. Хомяков и др.), напро­тив, декларировали самобытность русского исторического пути, естест­венную свободу человека, не нуждающуюся в политических гарантиях в виде парламента или конституции. Их политический идеал — монархия, опирающаяся не на бюрократию, а на мнение народа через его представительный орган — Земский собор. Реформы Петра представлялись им глубокой ошибкой, нарушившей гармонию естественного развития страны на традиционной, национальной почве. Но общим для обоих направлений были пропаганда идеала личной свободы и требование отмены рабства. Другой объект их современной критики засилье бюрократии, политическое бесправие общества, полицейский гнет. Все это составило идейную суть либерального реформистского течения.

В 40—50 гг. А. И. Герцен заложил основы теории общественного социа­лизма. С 1847 г. он жил в Париже. Европейские революции 1848—1849 гг.разочаровали его, западный парламентаризм не давал реальной свобод рабочему («блузнику»), не изменял в интересах труженика форму собственности. Еще в 1830~е годы в Московском университете Герцен познакомился с идеями французских социалистов — А. К. Сен-Симона и Ш. Фурье. С конца 1840-х гг. он развил теорию общинного социализма в теорию народничества, основой которого были принципы общинности, коллективной собственности, социального равенства и выборного самоуправления. Герцен считал, что крестьянская Россия, воплощая идеи народни­чества, избежит «пороков» западной цивилизации. Началом социализма в России он считал освобождение крестьян с землею. Приверженцами со­циалистического идеала были тогда участники кружка М. В. Буташевича-Петрашевского (петрашевцы). Некоторое время увлекался социализмом В. Г. Белинский, который, однако, в конце жизни предпочел демократические социалистическим преобразованиям в России.

С позиций официальной народности выступали московские публицисты — профессора М. П. Погодин и С. П. Шевырев (в журнале «Москвитянин»), писатель и публицист Н. И. Греч (в журнале «Северная пчела»). Воинственно защищал самодержавие Ф. В. Булгарин. В общественном движении, таким образом, существовало (помимо либерализма западников и славянофилов, социалистического демократизма Герцена) третье, охранительное или консервативное, течение.







Сейчас читают про: