double arrow

Проблема субъекта и объекта в новоевропейской философии


Интерес новоевропейской науки сосредоточивается преимуще­ственно на познании природы. Наука находит свое оправдание в том, что она служит жизни, практике, увеличивает власть человека над природой: истинная цель науки не развлечение, не соревнование, не личная выгода, слава или могущество, но польза для жизни и практи­ки. Она не есть цель, но средство: «знание — сила». Бэкон считает воз­можным разделить учение о природе на исследование причин (теоре­тическая часть) и получение результатов (практическая часть). Первая исследует недра природы, вторая переделывает природу как железо на наковальне. Но в любом случае природу побеждают, только повинуясь

ее законам. Поэтому познание законов природы — важнейшая задача науки.

Но если предмет научного познания не вызывает сомнений, то проблема субъекта привлекает пристальное внимание философов, поскольку идеалом науки является объективная истина. А это пред­полагало критический анализ познавательных способностей человека и устранение субъективных факторов, препятствующих установлению объективной истины.

Бэкон был одним из первых, кто предпринял критику познаватель­ных способностей человека, которые могут быть источником заблуж­дений. Он классифицирует возможные помехи процессу познания и называет их «идолами». Это идолы рода, идолы пещеры, идолы пло­щади и идолы театра.




Идолы рода находят основание в самой природе человека, которая устроена таким образом, что «все восприятия как чувства, так и ума покоятся на аналогии человека, а не аналогии мира. Ум человека упо­добляется неровному, зеркалу, которое, примешивая к природе ве­щей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде (Там же. Т. 2. С. 18). Как наглядно представить себе идолов рода? Бэкон объясняет, что человек в своей деятельности руководствуется определенными целями и переносит эту особенность своей деятель­ности на природу, полагая, что и в природе заложена некоторая цель. Но поиски целесообразности в природе лишены смысла, подчеркива­ет Бэкон, в изучении природы уместно выявление причин, но не целей, потому что истинно знать что-либо — значит, знать его причины.

Идолы пещеры «суть заблуждения отдельного человека. Ведь у каж­дого, помимо ошибок, свойственных роду человеческому, есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы» (Там же. С. 19). Идолы пещеры происходят либо от особых прирожденных свойств каждого, либо от чтения книг и авторитетов, либо от бесед с другими, либо вследствие разницы впечатлений. Так или иначе, дух человека - вещь переменчивая и как бы случайная, в силу чего люди ищут знаний в малых, рожденных собственным опытом мирах, а не м большом, или общем, мире.



Идолы площади порождаются общением людей, которые объединя­ются речью. Слова же суть знаки понятий, они устанавливаются сооб­разно разумению толпы и потому способны подменить обозначаемую ими вещь. Плохое и нелепое установление слов удивительным обра- |ом осаждает разум, смешивает все и ведет к бесчисленным спорам и толкованиям. Освободиться от власти слов и видеть за ними сами иещи — задача ученого.

Идолы театра связаны с приверженностью старым школам и об­щепринятым системам мышления (например, схоластике). Это идо- пи, которые вселились в души людей из разных догматов философии. Г» 1кон объясняет, что свое название идолы театра получили благода­ри тому, что «сколько есть принятых или изобретенных философских

систем, столько поставлено и сыграно комедий, представляющих вы­мышленные и искусственные миры... При этом мы разумеем здесь не только общие философские учения, но и многочисленные начала и аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и беззаботности» (Там же. Т. 2. С. 20). Здесь отчетливо прослежива­ется пафос борьбы против схоластики с авторитарным мышлением. Ученый должен опираться только на опыт, в котором ему открывается природа.

Как видим, свой анализ идолов Бэкон предпринимает «дабы пре­достеречь разум человека».

Проблема субъекта привлекала внимание и Декарта. Обращаясь к характеристике субъекта познания, Декарт исходил из того, что раз­ум как духовная субстанция имеет в себе врожденные идеи, такие как идея Бога, идея материальной и духовной субстанции, идеи чисел, фигур, геометрических аксиом. Это идеи, которые вложены в нас са­мим Богом при создании человека. Особое место среди врожденных идей занимает идея Бога как совершеннейшего существа. Сомнение в существовании внешнего мира утрачивает свою силу благодаря до­казательству существования Бога. Ведь если у нас возникают другие идеи — идеи внешнего мира, то это может означать только то, что Бог, вложивший в нас душу, вложил и способность понимания природы и ее законов, поскольку мир и человек созданы Богом и поскольку Бог добр и не может обманывать нас.



Декарт был убежден: поскольку человек руководствуется врожден­ными, данными нам Богом идеями, постольку разум является высшей познавательной инстанцией. В разуме Декарт видит основание по­знания. Такое понимание познания получило название рационализ­ма. Врожденные идеи не может изменить жизненный опыт, он лишь может подтвердить их истинность. Поэтому в акте познания человек не нуждается в чувственном опыте. Характерно, что Декарт хотя и раз­личает мысли и чувства, тем не менее обнаруживает склонность ра­ционализировать ощущения и восприятия: он полагает, например, что восприятие воска — это не осязание или зрение, но усмотрение умом. Наиболее общая ошибка, полагает Декарт, — считать, что мои идеи по­добны внешним вещам. У человека имеется определенная склонность верить своему опыту, но эта склонность может быть направлена и к тому, что ложно.

Познавательные способности человека исследовал и Джон Локк. Его концепция первичных и вторичных качеств имела далеко идущие последствия для философии науки. Влияние идей Локка сохранялось вплоть до конца XIX — начала XX века.

5. Учение о первичных и вторичных качествах:

Джон Локк (1632-1704)

Свою задачу Локк определял как «исследование происхождения, достоверности и объема человеческого познания вместе с основания­

ми и степенями веры, мнений и согласия» (Локк Дж. Соч> в 3 т., М.,

1985—1988. Т. 1. С. 95). Он пришел к выводу, что в первую очередь необ­ходимо изучить свои собственные способности и посмотреть, какими предметами наш разум способен заниматься, а какими нет. Локк отри­цает наличие в человеческом разуме врожденных идей и утверждает, что все наше знание основывается на опыте. Он утверждает также, что не все доступно человеческому познанию: познание никогда не будет в состоянии преодолеть все трудности и разрешить все вопросы. Так, например, он полагает, что вопрос о материальности или нематери- альностИ души лежит за пределами нашего познания. Ограниченность познавательных возможностей человека он объясняет несоответстви­ем возможностей нашего разума и природы: наши умы не созданы та­кими же обширными, как истина, и не соответствуют полному объему вещей. Состояние наших умов далеко оттого совершенства, о котором мы составили себе идею. Однако Локк считал, что данное утверждение не может служить основанием для скептицизма относительно наших возможностей поиска истины. Оттого, что некоторые вещи непозна­ваемы, не следует отрицать всякое знание.

Локк скрупулезно анализирует познавательные способности чело­века и этапы, которые проходит человеческий разум на пути к истине. Отрицая существование врожденных идей, Локк начинает с допуще­ния, что первоначально, от рождения, наша душа уподобляется «чистой доске», письмена на которой способен начертать только опыт. Он на­чинает свое исследование с определения понятий. Самое распростра­ненное понятие в теории познания его времени - «идея». Он пишет: «Так как этот термин, на мой взгляд, лучше других обозначает все, что является объектом мышления человека, то я употреблял его для вы­ражения того, что подразумевают под словами «фантом», «понятие», «вид», или всего, чем может быть занята душа во время мышления» (Локк Дж. Соч. в 3 т. Т. 1. С. 95). Идея, как ее понимает Локк, явля­ется объектом мышления. Локк задается вопросом: как человек при­ходит к идеям? Весь материал мышления, отвечает Локк, доставляется наблюдениями нашего разума либо внешне ощущаемых предметов, либо внутренних действий нашего ума, которые мы сами восприни­маем и о которых мы сами размышляем. Таким образом, имеются два источника идей: объекты ощущений и деятельность нашего ума, или рефлексия. Но исходными являются ощущения: «Если спросят, когда же человек начинает иметь идеи, то верный ответ, на мой взгляд, будет: когда он впервые получает ощущение, и до получения ощущений идей не бывает» (Там же. С. 167—168). «На опыте основывается все наше шание, от него в конце концов происходит» (Там же. С. 154). Таким Образом, Локк стоит на позициях сенсуализма (воззрения, абсолюти- шрующего роль чувственного познания). В разуме нет ничего, что не содержалось бы в чувстве.

Один из сложных вопросов, на которые пытается найти ответ Иокк, — как соотносятся идеи и объект восприятия? Некоторые пола­

гают, что можно сомневаться, существует ли что-нибудь, кроме данной идеи, в нашем уме и можем ли мы с достоверностью сделать заключе­ние о существовании какого-нибудь предмета вне нас, соответствую­щего данной идее. Локк категорически не согласен с такого рода скеп­тицизмом. Однако Локк не согласен и с тенденцией к отождествлению ощущений и внешних предметов. Он считает, что некоторые свойства соответствуют (тождественны) воспринимаемому предмету, другие — отличаются от него. Его рассуждение выглядит следующим образом: существует сила, вызывающая в нашем уме какую-либо идею. Эту силу он называет качеством предмета, которому эта сила присуща. «Так, снежный ком способен порождать в нас идеи белого, холодного и круглого. Поэтому силы, вызывающие эти идеи в нас, поскольку они находятся в снежном коме, я называю качествами, а поскольку они суть ощущения или восприятия, в наших умах (understandings), я на­зываю их идеями» (Там же. С. 184).

Локк полагает, что существуют первичные и вторичные качества. Первичные качества неотделимы от тела, в каком бы состоянии оно ни было. Например, если взять зерно пшеницы и разделить пополам, то каждая половина все еще обладает плотностью, протяженностью, формой и подвижностью. Это первичные качества, которые чувства человека находят в каждой частице материи. Они порождают в нас простые идеи, т. е. плотность, протяженность, форму, число, движение и покой. Вторичные качества «не играют никакой роли в самих вещах, но представляют собой силы, вызывающие в нас различные ощуще­ния первичными качествами вещей, т. е. объемом, формой, строением, движением» (Там же. С. 185). Обратим внимание на два важнейших положения в концепции Локка, имеющих принципиальное значение для теории познания. Во-первых, рассуждения Локка опираются на достижения научного знания его времени. В частности, было уста­новлено, что звуки возникают благодаря колебаниям воздуха, а также были высказаны предположения, что свет представляет собой либо корпускулы (частицы), либо волны. Благодаря названным открыти­ям стали очевидными различия между физическими свойствами све­та и звуковых волн, с одной стороны, и ощущениями цвета и звука - с другой. Во-вторых, Локк ставит вопрос о механизме возникновения идей (т. е. ощущений) и подчеркивает зависимость имеющих субъек­тивный характер ощущений (идей) от первичных качеств, под которы­ми Локк понимает не зависящую от человека природу. Безусловно, его объяснения во многом носят механистический характер (он полагает, что тела вызывают ощущения посредством толчка), но это не отменяет философской и научной значимости его установок.

Анализ ощущений позволяет Локку проследить движение позна­ния, показать его основные этапы. Локк утверждает, что «указать путь, каким мы приходим ко всякому знанию, достаточно для доказатель­ства того, что оно не врожденно» (Там же. С. 96).

Локк полагает, что первичные качества вызывают у нас простые идеи, из которых наш ум образует идеи сложные. Он называет три вида действий ума с простыми идеями: соединение нескольких простых идей, соединение двух идей, простых или сложных, и сопоставление их друг с другом, обособление идей от всех других идей, сопутствующих им в реальной действительности, т. е. абстрагирование. Локк приходит к выводу: «наше познание касается наших идей», так как у ума во всех его мыслях и рассуждениях нет непосредственного объекта, кроме его собственных идей. И следовательно, «познание есть восприятие соот­ветствия или несоответствия двух идей» (Там же. Т. 2. С. 3).

Локк задумывается также и над вопросом о степени очевидности наших знаний. В качестве критерия Локк избирает способы восприя­тия нашим умом соответствия или несоответствия своих идей. Если ум устанавливает такое соответствие или несоответствие непосредствен­но, без вмешательства каких-либо других идей, то такое познание он называет интуитивным. Логические умозаключения, являющиеся доказательством истинности или ложности наших знаний, Локк на­зывает демонстративным познанием. Оно обладает наибольшей досто­верностью. Установление единичного существования конечных пред­метов Локк называет восприятием. Это чувственное познание Локк считает более ограниченным, чем все другие виды познания. Тем не менее наиболее достоверными Локк считает восприятие и интуитив­ное познание.

Особую сложность представляет проблема бытия, предполагающая существование некоторой субстанции, общей для всего существующе­го. «Наша идея, которой мы даем общее имя ’’субстанция”, есть лишь предполагаемый, но неизвестный носитель тех качеств, которые мы считаем существующими. А так как мы воображаем, что они не могут существовать... без чего-нибудь, поддерживающего их, то мы называем угот носитель substantia, что в буквальном смысле слова означает ’’сто­ящее под чем-нибудь” или ’’поддерживающее”» (Там же. Т. 1. С. 346). 11о ясной идеи субстанции вообще не существует, категорически заяв­ляет Локк. Также неясна и идея духовной субстанции. Поскольку мы ме считаем, что действия души (такие, как мышление, рассуждение, страх и т. п. состояния) существуют самостоятельно, мы предполагаем наличие некоторой субстанции этих состояний. А поскольку неясно, кик подобные состояния могут принадлежать телу или вызываться им, мм «склонны признавать их действиями некоторой другой субстанции, которую мы называем духом» (Там же. С. 348). Как видим, Локк отда­ст себе отчет в недостаточности чувственного опыта для обоснования тН реальности, которая выходит за его пределы. Поэтому он пред­пишет держаться границ опыта и воздерживаться от категорических суждений о представлениях, выходящих за его границы. Идеи Локка подвергались критике. Так, Беркли критиковал Локка за допущение нгрмичных качеств, аргументированно отрицая их существование. Юм обосновывает свой скептицизм, по существу повторяя аргументы

Локка, относящиеся к «нашей склонности» признавать наличие не­которой субстанции, вызывающей наши ощущения. Он утверждает, что экспериментально подтвердить или опровергнуть существование источника наших ощущений невозможно. Опираясь на концепцию Локка о вторичных качествах, И. Кант создает свою концепцию по­знания, описывая ее в категории «Вещь в себе» (букв, перевод «вещь сама по себе»),







Сейчас читают про: