double arrow

Правоспособность. Статус лиц


ГГУ твердо признало всеобщую граж­данскую правоспособность всех граж­дан. Общая правоспособность лиц от­считывалась с момента их рождения, а гражданская дееспособность (т. е. возможность совершать юридически значимые действия) — с 21 года. За исключением предписаний, вытекающих из брачно-семейного права, не предполагалось никаких существенных различий между правовым статусом мужчин и женщин. Согласно Вводному закону, узаконение о возрасте гражданской дееспособности распро­странялось и на все частноправовые отношения, связанные с земским правом.

Частноправовые ограничения дееспособности могли последовать только вследствие душевной болезни, расточительства либо по при­чине пьянства или безрассудного пренебрежения своими семейными или общественными обязанностями. Для того чтобы иметь возмож­ность проявить свою дееспособность, необходимо было обладать точ­ным местожительством (под которым понималось место постоянно­го проживания или основного обзаведения, дающего возможность существовать).

Важным новшеством, и не только для германского права, было детальное регулирование правоспособности юридических лиц, или обществ.




Возможные юридические лица (общества) подразделялись на два класса: союзы и учреждения. Учреждения были связаны с особыми социальными задачами и предполагали особый порядок об­разования; для того чтобы учреждение стало правоспособным, оно должно было получить разрешение автономии, где его создавали. Союзы обладали большей свободой возникновения.

Союзы, в свою очередь, подразделялись на учрежденные с хозяй­ственно-экономическими целями и на созданные без таковых. В от­ношении обществ, созданных без коммерческой цели, действовал регистрационный порядок образования: достаточно было только заявить о создании общества по местожительству путем вне­сения в судебный реестр. В отношении коммерческих обществ (торговых, производственных и т. п.) применялся концессион­ный порядок, или разрешительный: для своей деятельности общество должно было получать всякий раз специальное правитель­ственное разрешение. Правда, в большинстве случаев эти разреше­ния уже были сделаны существовавшими имперскими законами в общей форме (например, для акционерных обществ и т. п.).

По закону, для того чтобы быть правоспособными, союзы долж­ны отвечать некоторым условиям. Любой союз должен был иметь (1) устав, (2) местожительство, (3) правление. Правление считалось и представителем общества на суде. В тех случаях, когда возникало общество неустановленным порядком и производило юридические действия, они могли иметь силу только в отношении не всего обще­ства, а его представителей, совершивших эти действия. Помимо правления, основным органом управления союзом было общее собрание. Собрание избирало правление и могло во всякое вре­мя его сменить, могло вообще ликвидировать союз (для этого требо­валось квалифицированное большинство голосов).



Закон предусматривал возможность не только возникновения, но и прекращения правоспособности союзов. Помимо чисто частнопра­вовых причин (несостоятельность, закрытие по собственному решению, исчерпание цели), предусматривалась возможность лишения статуса «вследствие противозаконного решения общего собрания или благодаря противозаконному образу действий правления, угрозы общественным интересам» (§ 43). Подразумевалось, что это постановление закона касается не только коммерческих или общесоциаль­ных союзов, но и политических, профессиональных и т.п.







Сейчас читают про: