double arrow

Управление экономикой страны


Темпы промышленного и железнодорожного строительства,
испытавшие спад в конце 70-х гг. XIX в., в царствование Алек-
сандра III вновь возрастают. Расширение внутреннего рынка
мыслилось за счет ликвидации иностранной конкуренции. Тамо-
женное обложение увеличилось почти вдвое. Особо высокие по-
шлины были установлены на ввоз чугуна и вывоз нефти, что
должно было служить развитию отечественной тяжелой про-
мышленности. В результате резко вырос торговый баланс Рос-
сии.

Таможенные пошлины на импортируемые сельскохозяйст-
венные машины были повышены почти на 50%. Это ударяло по
интересам помещиков. Протекционистская политика привела
к повышению цен на сельскохозяйственные орудия. Удалось уве-
личить золотой запас к 1891 г. до 500 млн рублей, что состав-
ляло уже более 65% имеющихся в обращении бумажных денег.
Это привело к укреплению курса рубля.

Напрасно либералы пытались доказать, что «национальная
политика» должна состоять не в искусственном ограждении вы-
соким тарифом русской промышленности от конкуренции ино-
странной, а в подъеме производства, ведущем к снижению цен
на внутреннем рынке. Император считал протекционизм самым
действенным средством подъема производительных сил, формой
регулирования экономического развития, государственного конт-
роля над ним и, наконец, своеобразной формой планирования.




Стремление самодержавия занять ключевые позиции в эко-
номике обнаруживается при Александре III и в области желез-
нодорожного строительства. Резкое увеличение числа казенных
дорог достигалось не только за счет выкупа в казну линий у не-
состоятельных владельцев, но и благодаря строительству новых


дорог за счет казны. Если в 1881 г. протяженность казенных
железных дорог составляла 161 версту, то 1894 г. — 18 776
верст. Протяженность частных линий, составлявшая 21 064 вер-
сты, за тот же период уменьшилась почти вдвое.

Поощряя промышленное развитие, получая иностранные кре-
диты для экономики, Александр III с тревогой думал о социальных
последствиях, чреватых, как показывал опыт Запада, противо-
речиями и конфликтами, которых в России и без того хватало.
Пытаясь упредить обострение ситуации, он берет на себя роль
посредника в отношениях между капиталом и трудом.

Но экономическая политика Александра III подтверждала не-
возможность радикального улучшения экономики путем использо-
вания финансов как главного рычага ее подъема без соответст-
вующих мер в области промышленности и сельского хозяйства, от
состояния которых зависят сами финансы. Выявившийся еще
в первые пореформенные десятилетия разрыв между развитой,
монополизированной промышленностью и разоряющейся, опу-
танной крепостническими пережитками деревней еще более
усилился.







Сейчас читают про: