double arrow

Ордынское Иго


После монгольского нашествия Русь стала страной, зависимой от Золотой Орды. Однако в отличие от стран Средней Азии, Прикаспия и Северного Причерноморья монголо-татары отказались от прямого включения русских земель в состав Золотой Орды и создания на них своей постоянно действующей администрации. Сложилась система, при которой великий князь должен был получать в Орде утверждение, “ярлык” на великое княжение.

Главная часть податей, наложенных на русские земли, составляла дань, или “выход”. Она вначале собиралась в натуре, а потом была переведена на “серебро”, т.е. на деньги. Население должно было кормить ханских послов и гонцов и их лошадей, поставлять им средства передвижения и т.д. Очень тяжелой была военная повинность, в силу которой русские войска участвовали в завоевании монголами Ирана, Южного Китая и др.

Завоеватели в течение первого десятка лет после нашествия не брали дань, занимаясь только грабежами и разрушениями. Постепенно отношения Руси с Ордой приняли предсказуемые и устойчивые формы - рождается явление, получившее название “монгольское иго”. При этом, однако, практика периодических карательных походов не прекращалась до XIV в. По подсчетам В.В.Каргалова в последнюю четверть XIII в. Орда провела не менее 15 крупных походов.




Многие русские князья подвергались террору и запугиванию с целью не допустить с их стороны антиордынских выступлений. В 1326 г. был убит в ставке хана Дмитрий Михайлович Тверской, в1327 г. - Иван Ярославич Рязанский, в 1330 г. - Федор Стародубский, в 1387 г. - Михаил Ярославич Тверской.

По обычаю, каждый князь, являвшийся к хану, должен был пред входом в юрту пройти между огнями, так как татары верили, что огонь может очистить людей от дурных помыслов (сверх того князья должны были поклоняться войлочным изображениям предков Батыя). Татарские жрецы строго наблюдали за исполнением этого обряда и казнили за ослушание черниговского Михаила и его боярина Феодора. Несмотря на это, Александр Невский отказался исполнить требование, противное его совести; жрецы пожаловались хану. Батый приказал привести его к себе без исполнения церемонии. Пораженный его величественной осанкой и твердой речью хан сказал окружавшим его вельможам: “Все, что ни говорили мне о нем, все правда. Нет подобного этому князю”.

Для надзора за русскими землями в первое время ханы держали в русских городах наместников-баскаков. Они собирали дань с дома-хозяйства.“Великий баскак” имел резиденцию во Владимире, куда из Киева фактически переместился политический центр страны. Насилия баскаков вызвали восстания в ряде русских земель. В 1262 г. во всех крупных городах Русской земли (Ростове, Суздале, Ярославле, Устюге Великом, Владимире) прошли народные восстания, многие сборщики дани были убиты. Напуганные народным движением ордынцы спешили передать значительную часть сбора дани удельным русским князьям.



Со временем ордынские ханы стали пользоваться полной самостоятельностью. Под властью Золотой Орды в период ее расцвета находились огромные территории Восточной Европы, Западной Сибири, Средней Азии. Шедшие с Батыем монголы сравнительно быстро были ассимилированы местным тюркоязычным населением, слившись в единый этнос, получивший название “татары”. Ведущей отраслью хозяйства Орды оставалось кочевое скотоводство, переход к оседлому существованию затянулся на длительное время.

Зависимость Руси от Орды сочеталась с неоднозначным развитием политических и дипломатических отношений. С одной стороны, русские князья получали подтверждение на княжение в ханской ставке, неугодные ордынцам убирались с политической арены. С другой же стороны и Русь имела каналы политического и духовно-идеологического влияния на Орду. Особую роль играла русская православная церковь. В 1261 г. в Сарае была учреждена епархия русской церкви, что позволило через миссионерскую и проповедническую деятельность распространять духовно-культурное влияние Руси в Орде, а также защищать интересы православных пленников. В 1279 г. русский митрополит получил от хана охранную грамоту, которая признавала неприкосновенность православной веры, храмов и церковного имущества. Православная церковь освобождалась от выплаты дани монголам, что позволило под ее прикрытием формировать материальную базу для освободительной борьбы.



Однако вопрос о формировании освободительной идеологии окончательно вышел на повестку дня лишь в 1313 г. после объявления ханом Узбеком ислама официальной религией Орды. До этого момента события развивались так, что Золотая Орда могла стать если не прямо русским, то монголо-русским государством, как было монголо-китайское, монголо-персидское, а с другой стороны - литовско-русское. Существенным для такого слияния в новых монгольских государствах был религиозный вопрос.

Деятельность православной епархии в Орде не прошла даром. После 1313 г. на Русь двинулся поток православных татар. Они в большинстве своем принимались на военную службу к московскому князю, находившемуся в союзе с православной церковью. Поэтому генеалогия многих русских дворянских родов уходит корнями в Золотую Орду. Примеров тому великое множество: Аксаковы, Бунины, Корсаковы, Салтыковы, Юсуповы и др.

Потеря государственной независимости и выплата дани была нелегким моральным грузом для русского народа. Но борьба против этих явлений ускорила процесс централизации Русского государства, заложила основы для создания российской государственности, послужила стимулом для укрепления национального самосознания и общественной консолидации.

Культура Древней Руси (VI-XIII вв.)

Появление на Руси после принятия христианства литературы на славянском языке, с одной стороны, и усложнение общественной жизни с развитием феодальных отношений, становлением государственной структуры- с другой, способствовали широкому распространению грамотности. Ярким свидетельством этого являются берестяные грамоты - письма на бересте разнообразного (преимущественно делового) содержания. Они обнаружены при раскопках уже в девяти древнерусских городах (основная масса находок происходит из Новгорода, где естественно-географические условия способствовали лучшей сохранности писем на бересте). Авторами берестяных грамот были люди всех слоев древнерусского общества. Наиболее ранние из грамот датируются XI веком.

В XI- начале XII в. на Руси распространяется большое количество переводных (главным образом с греческого) сочинений как религиозного, так и светского содержания, среди которых можно выделить перевод византийской “Хроники Георгия Амартола”. В это же время происходит становление оригинальной литературы

Самым ранним из дошедших до нас произведений древнерусской литературы является “Слово о Законе и Благодати” Иллариона. Оно было написано в середине XI в. митрополитом Илларионом, первым (и единственным в период с принятия христианства до середины XII в.) русским по происхождению главой русской церкви (Илларион был возведен на митрополию в 1051 г. Ярославом Мудрым без санкции константинопольского патриарха и вскоре, видимо после смерти Ярослава, вынужден был этот пост оставить). Основная идея “Слова о Законе и Благодати”- вхождение Руси после принятия христианства в семью христианских народов, в чем автор видит заслугу князя Владимира и продолжившего дело распространения новой веры его сына Ярослава. При этом дохристианское прошлое Руси в глазах Иллариона не выглядит “темными веками”, напротив, он подчеркивает, что Владимир, его отец Святослав и дед Игорь “не в худой и неведомой земле владычествовали, но в Русской, которая ведома и слышима во всех четырех концах земли”.

Во второй половине XI- начале XII в. на Руси возник ряд оригинальных произведений, среди которых выделяется цикл сказаний о первых русских святых-князьях Борисе и Глебе и “Житие” игумена Киевско-Печерского монастыря Феодосия, написанное монахом этого монастыря Нестером.

Важнейшее место в древнерусской литературе занимает жанр летопи-

си. Некоторые исследователи полагают, что его появление можно отнести уже к концу X в., когда и был создан первый летописный свод. Другие относят появление первого свода к более позднему времени - второй половине ХI в. Вопрос этот остается предметом спора. Скорее всего, первому цельному произведению летописного жанра должны были предшествовать какие-то летописные записи, еще не объединенные в свод. Первым же летописным сводом, текст которого может быть реконструирован, является так называемый Начальный свод XI в. Его текст сохранился в составе Новгородской первой летописи.

В начале XII в. столетия в Киево-Печерском монастыре создается выдающееся произведение средневековой литературы - “Повесть временных лет”. Автором его принято считать монаха Нестора, но некоторые исследователи отрицают такую атрибуцию (его авторство). В “Повести” разворачивается широкое полотно русской истории, которая рассматривается как часть истории славянской, а позднее - как часть истории всемирной (под всемирной для этого времени понимается история библейская и римско- византийская). Автор использовал ряд переводных византийских источников, в наибольшей степени “Хронику Георгия Амартола”. Из отечественных источников помимо Начального свода он привлекал устные легенды (об основании Киева, о призвании варяжских князей, о княгине Ольге и ряд других).

“Повесть” начинается с рассказа о расселении славян по Европе, их взаимоотношениях с другими народами. Далее повествуется о возникновении государства Руси, деяних первых его правителей. Особенно подробно изложены в “Повести” события второй половины XI- начала XII столетий.

В одну из рукописей, сохранивших текст “Повести временных лет”- Лаврентьевский список, - были включены произведения, принадлежавшие руке князя Владимира Мономаха. Среди них “Поучение”, которое состоит из двух частей : собственно “Поучения детям и перечня “путей”- походов и поездок, которые Мономах совершал в течение своей жизни. Рядом помещено послание Владимира Олегу Святославичу, написанное в разгар усобиц 90-х годов. XI в., после гибели в бою с Олегом сына Мономаха Изяслава. Произведения Владимира Мономаха являются не только ценным историческим источником, но и ярким литературным памятником, дающим представление об общественном сознании высшего слоя древнерусского общества.

В XI- начале XII в. продолжалось развитие эпического жанра. Со сватовством норвежского короля Харальда к дочери Ярослава Мудрого Елизавете связан сюжет с борьбой с половецкими набегами конца XI- начала XII в. В них в измененном виде встречаются имена известных по летописям половецких ханов (Тугоркан - Тугарин Змеевич, Шуракан - Шарк-великан, Кудреан, Сугра - Скурла). Образ князя Владимира Мономаха, инициатора борьбы с кочевниками (в былинах они выступают под именем татар, которое позже заслонило собой имена прежних врагов Руси) слился с образом Владимира Святославича. К эпохе Мономаха относится появление цикла былин об Алеше Поповиче, былина “Ставр Годинович” (прототипом ее героя послужил приближенный Владимира, позже новгородский боярин Ставр Гордятинич).

В XI в. развиваются каменное храмовое строительство, церковная

живопись. До наших дней сохранились выдающиеся памятники зодчества середина XI столетия - соборы св. Софии в Киеве и Новгороде и Спасский собор в Черниг.

Для русской духовной культуры середины XII-XIII вв. характерно становление “полицентризма”- появление в разных регионах Руси самобытных культурных центров.

Получает дальнейшее развитие летописание. Если в XI- начале XII в. центрами летописной работы были только Киев и Новгород, то в последующий период летописание ведется в большинстве центров образовавшихся феодальных княжеств : Киеве, Чернигове, Переяславле, Владимире-на-Клязьме, Галиче, Новгороде, вероятно также в Смоленске и Полоцке. Несмотря на “областной” характер летописания, летописцы XII - первой половины XIII в. не замыкались в своих узкорегиональных событиях, в той или иной мере освещая историю всей Руси. Из дошедших до нас летописных текстов летописание центров Южной Руси в наибольшей степени отражает Ипатьевская летопись (конец XIII в.), Северо-Восточной - Лаврентьевская летопись (начало XIV в)., Раздзивилловская летопись и летописец Переяславля Суздальского (XIII в.).

В конце XII в. было создано одно из наиболее выдающихся по своим художественным достоинствам произведений мировой средневековой литературы - “Слово о полку Игореве”. Оно посвящено упомянутому выше неудачному походу на половцев в 1185 г. новгород-северского князя Игоря Святославича. То, что именно этот поход послужил поводом для создания такого произведения, не случайно. Ряд обстоятельств - сопутствовавшее походу затмение солнца, невзирая на которое Игорь продолжал поход, гибель и пленение всего войска, бегство князя из плена - были уникальны и произвели сильное впечатление на современников (кроме “Слова” им посвящены две пространные летописные повести).

“Слово о полку Игореве” в дошедшем до нас виде было создано, по-видимому, осенью 1188 г. (возможно, что основной текст был написан еще в 1185 г., вскоре после бегства Игоря из плена, а в 1188 г. в него были внесены добавления в связи с возвращением из плена брата и сына Игоря). Основная идея “Слова”- необходимость единства действий русских князей перед лицом внешней опасности. Главное зло, препятствующее этому, - княжеские распри и междоусобные войны. При этом автор “Слова”- не сторонник единого государства: разделение Руси на княжества под властью суверенных правителей он воспринимает как должное; его призыв направлен не к государственному объединению, а к внутреннему миру, к согласию в действиях.

Являясь произведением о событиях своего времени, “Слово” одновременно представляет собой и яркий памятник исторической мысли. “Нынешнее время сопоставляется в нем с прошлыми событиями, причем отечественной истории (что было редкостью - обычно исторические примеры в произведениях древнерусской литературы черпались из библейской и римско-византийской истории). Особенностью историзма “Слова” является попытка отыскать в прошлом корни нынешних бед Руси: автор обращается с этой целью к событиям второй половины XI в., когда началась эпоха княжеских распрей, приведших к ослаблению страны перед половецкими набегами. В своем обращении к истории автор “Слова” широко использует эпические мотивы.

Во второй половине XII в. (точная датировка - предмет спора) в Северо-Восточной Руси появилось другое примечательное произведение древнерусской литературы - “Слово Даниила Заточника”. Оно написано в форме обращения к князю: автор, выходец из низших слоев господствующего класса, попавший в опалу, старается вновь заслужить княжескую милость и доказать князю свою полезность в качестве мудрого советника. “Слово” насыщено афоризмами. В 20-е или в первой половине 30-х гг. XIII в. была создана вторая редакция этого произведения, именуемая “Молением Даниила Заточника”. Она адресована Ярославу Всеволодовичу, в то время князю Переяславля-Залесского. Автор этой редакции- дворянин, представитель новой категории господствующего класса. Характерной чертой “Моления” является негативное отношение к высшей знати - боярам.

Еще одно выдающееся произведение древнерусской литературы “Слово о погибели Русской земли” было написано в самые тяжелые для Руси дни, во время монголо-татарского нашествия. Скорее всего оно было создано в начале 1238 г. в Киеве, при дворе князя Ярослава Всеволодовича, занимавшего тогда киевский стол, после получения вестей из Северо-Восточной Руси о вторжении в нее полчищ Батыя и о гибели в бою с татарами на р. Сить брата Ярослава - Юрия. Это произведение (оставшееся незаконченным) содержит не имеющий себе равных в средневековой литературе гимн- прославление родной земли, воспоминание о ее былом могуществе (при князьях Владимире Мономахе, Юрии Долгоруком и Всеволоде Большое Гнездо) и рассуждение о “болезни”- усобицах, подтачивавших силу Руси со времен после смерти Ярослава Мудрого. Подобно автору “Слова о полку Игореве”, автор “Слова о погибели” обращается к прошлому своего отечества, пытаясь понять причины его сегодняшних бед.

В жанре эпоса середина XII- начало XIII в. - время появления таких былинных сюжетов, как “Саур Леванидович”, “Сухман”, новгородских былин о Садко, цикла песен о князе Романе (прототип этого героя- князь Роман Мстиславич Волынский и Галицкий).

Продолжают развиваться каменное строительство (в основном храмовое, но появляются и каменные княжеские дворцы) и церковная живопись. В архитектуре второй половины XII- начала XIII в. наблюдается сочетание местных традиций, заимствованных из Византии форм и элементов западноевропейского романского стиля. Из сохранившихся памятников зодчества этой эпохи особо могут быть выделены Георгиевский собор Юрьева монастыря (первая половина XII в.) и церковь Спаса на Нередице (конец XII в.) под Новгородом, и в Северо-Восточной Руси - Успенский Дмитриевский соборы во Владимире, церковь Покрова на Нерли (вторая половина XII в.), Георгиевский собор в Юрьеве-Польском (1234).







Сейчас читают про: