double arrow

Начало христианской веры в России. Великая княгиня Ольга,


Благодаря равноапостольской деятельности святых братьев Константина (в монашестве Кирилл) и Мефодия в IX в. вместе с православ­ной верой среди славян распространяется Свя­щенное Писание, совершаются богослужения и появляется литература на родном для них славян­ском языке. Плодом миссионерско-просветительной деятельности святых Кирилла †869) и Мефодия (†885) воспользовалась и Киевская Русь. Со второй половины IX в. между Древне­русским государством и Византией устанавлива­ются тесные взаимоотношения.

В 862 году новгородские славяне призвали на княжение Рюрика. Двое из его сподвижников, Аскольд и Дир, отправились из Новгорода искать счастья на юге России. На берегу Днепра они увидели Киев и завладели им. Отсюда в 866 году они сделали набег на Царьград. Император Михаил III и патриарх Фотий обратились с молитвой к Богу и, по совершении всенощного богослужения во Влахернском храме, вышли с крестным ходом на берег Босфора и погрузили ризу Богоматери в волны залива. Море, дотоле спокойное, вдруг взволновалось и разбило суда руссов. Много их погибло; те, которые возвратились домой, были под особенным впечатлением поразившего их гнева Божия. «Когда (греческий) епископ прибыл в столицу руссов, государь руссов собрал совет (вече). Тут было множество народа; сам государь председательствовал с боярами и старейшинами, которые, по давней привычке к язычеству, более других были привержены к язычеству. Стали рассуждать о вере своей и христианской, и, пригласив архипастыря, спросили: чему он хочет учить их? Епископ раскрыл Евангелие и стал говорить им о Спасителе и Его чудесах, говорил и о разных чудесах, совершенных Богом в ветхом завете»[27]. Руссы, услышав от него, что три отрока не сгорели в пещи вавилонской, остановили проповедника и сказали: “Если мы не увидим чего-нибудь подобного, то не поверим тебе.” Епископ, помолившись Господу Богу, решился положить святое Евангелие в огонь. Среди пламени оно осталось целым, не сотлели даже ленты, которыми заложены были в нем избранные для чтения места. Пораженные этим чудом, руссы стали креститься. Вероятно, крестились и князья. Впоследствии на могиле одного из них была воздвигнута церковь во имя святителя Николая[28]. При князе Олеге состояла в зависимости от Константинопольского патриарха особая русская епархия, а при князе Игоре, во время договора с греками в 946 году, русские уже разделялись на крещеных и некрещеных. Первые, т. е. крещеные, утверждали договор присягой в соборной церкви святого пророка Илии[29].




Еще ярче воссиял свет Евангелия в России при в. к. Ольге, по смерти Игоря. Одаренная светлым, проницательным умом, Ольга видела непорочную жизнь христиан и понимала, что язычество не воспитывало таких людей; беседы с христианскими учителями (одного из них видим с нею на пути ее в Царьград) открывали ей небесную чистоту и высоту учения Христова. И сердце ее пленилось евангельскою истиною. По чувству уважения к столице христианства, равно и для того, чтобы вернее ознакомиться с христианством, она сама отправилась в Константино­поль с многочисленною свитою[30]. Здесь патриарх Полиевкт был ее наставником и сам же крестил ее; а император Константин Багрянородный был восприемником от купели. Патриарх благословил благоверную Ольгу крестом, который принесла она и в Киев, и предсказал ей славу в потомстве. В крещении она была наименована Еленой. Святая Ольга убеждала своего сына принять христианство, но воинственный Святослав не последовал ее убеждениям. “Надо мной будет смеяться дружина” — говорил он; впрочем, не запрещал своим подданным креститься.









Сейчас читают про: