double arrow

Начало буржуазно-помещичьего движения за реформы, руководимого Кан Ю-вэем


Рост новых общественных сил, препятствия, чинимые феодальной реакцией развитию капиталистических отношений, и полная неспособность цинского правительства защищать интересы страны от агрессии империалистических держав, что особенно наглядно проявилось во время войны с Японией, — все это привело к возникновению в 1895 г. движения за реформы. В нем приняли участие представители китайской буржуазии и либеральных помещиков. Движение возглавил ученый и педагог Кан Ю-вэй. Он родился в 1858 г. в пров. Гуандун в семье учителя, получил классическое конфуцианское образование и сам стал


учителем. В 1888 г. Кан Ю-вэй обратился со своим первым меморандумом к императору Гуансюю, призывая его провести реформы в целях укрепления Китая и организации отпора агрессии капиталистических держав.

Когда японское правительство предъявило китайской делегации в Симоносеки унизительные условия мира, Кан Ю-вэй, находившийся в столице, куда он приехал сдавать экзамены на высшую ученую степень, стал во главе движения протеста. Под его председательством весной 1895 г. происходили в Пекине собрания, где участвовало свыше 1200 человек. Это были представители ученой и бюрократической прослойки правящего класса, съехавшиеся на столичные экзамены. Многие из них были связаны с предпринимательской и торговой деятельностью. Участники собраний одобрили текст коллективного меморандума, составленный Кан Ю-вэем, его учеником Лян Ци-чао и их единомышленниками.




Коллективный меморандум состоял из двух частей. В первой приводились доводы против ратификации мирного договора и давались практические советы, как продолжить войну. Вторая часть содержала обширную программу преобразований в области политики, военного дела, экономики и культуры. Авторы меморандума предлагали императору Гуансюю признать свои ошибки и сурово наказать сановников и военачальников, виновных в поражении, перенести столицу из Пекина в Сиань, реорганизовать армию по западному образцу, выдвигать молодых, талантливых военных, привлекать на государственную службу китайцев-эмигрантов. Чтобы предотвратить раздел Китая империалистическими державами, авторы меморандума требовали изменения устаревших методов государственного управления, ликвидации ненужных учреждений. Они считали необходимым организацию выпуска бумажных денег и монет государственным банком, строительство железных дорог, производство машин и пароходов, открытие шахт и рудников и создание государственной почтовой системы.

Это была широкая программа реформ, отражавшая интересы нарождавшейся китайской буржуазии и той части помещиков, чье хозяйство уже было тесно связано с внутренним рынком и внешней торговлей. Авторы коллективного меморандума призывали правительство ограждать интересы китайских предпринимателей от конкуренции иностранного капитала и от произвола чиновников — казнокрадов и взяточников. Много внимания уделялось и вопросам повышения товарности сельского хозяйства, внедрению технических культур, ирригации и механизации. Мероприятия в области просвещения были направлены на реформу архаической системы образования, на распространение грамотности, подготовку кадров технической интеллигенции. Авторы меморандума предлагали сделать конфуцианство государственной религией, а также использовать его для облегчения китайского проникновения в страны Юго-Восточной Азии по примеру стран Запада, применявших в колонизаторских целях проповедь христианской религии.



Предложение о реформе системы государственного управления империи сводилось к созданию при императоре совещательного органа из избранных народом представителей. Политические требования реформаторов не шли, таким образом, дальше введения конституционной монархии. Боязнь народа, от имени которого выступали авторы меморандума, сквозила в каждой его строке. Не случайно в нем ни слова не говорилось об удовлетворении вековых стремлений китайского крестьянина получить землю, об улучшении положения рабочего класса. Слабость и ограниченность молодой китайской буржуазии, ее тесная




связь с классом помещиков и неспосообность возглавить революционную борьбу с феодальными порядками сказалась в крайней умеренности экономических и политических концепций, нашедших отражение в меморандуме. Несмотря на недостатки, коллективный меморандум явился прогрессивным, патриотическим выступлением новых общественных сил.

Кан Ю-вэй, зачисленный после окончания экзаменов мелким чиновником в приказ общественных работ, организовал в столице выпуск ежедневной газеты «Цянсюэбао» («Усиление государства») — орган сторонников реформ. В Пекине по его инициативе был создан своеобразный клуб реформ — Ассоциация усиления государства, — привлекавший широкий круг столичных чиновников и ученых для обсуждения проектов реформ. Во всех крупных провинциальных городах Китая начали создаваться клубы и ассоциации реформ, издаваться газеты и журналы реформаторского направления. Большой известностью стали пользоваться переводы книг Адама Смита, Герберта Спенсера и Томаса Гексли, выполненные талантливым переводчиком Янь Фу, примыкавшим к реформаторскому движению. В этот период возник новый литературный стиль; публицистические произведения реформаторов писались на понятном широкому кругу читателей языке, без обязательных заимствований из классических конфуцианских канонов.

Реакционные столичные сановники обвиняли Кан Ю-вэя в выступлении против правительства. Император запретил газету и клуб реформаторов в Пекине ввиду их «злонамеренной и незаконной деятельности». Кан Ю-вэй, опасаясь ареста, уехал в Шанхай, а затем в Гуандун, где вновь занялся преподаванием.

Борьбаза раздел Китая

После Симоносекского мирного договора, предоставившего иностранцам право строить свои фабрики и заводы в Китае, проникновение в страну иностранного капитала приняло еще более активные формы. В. И. Ленин писал в этой связи: «Япония стала превращаться в промышленную нацию и попробовала пробить брешь в китайской стене, открывая такой лакомый кусок, который сразу ухватили зубами капиталисты Англии, Германии, Франции, России и даже Италии» К

Иностранный капитал особенно активно устремился в легкую, главным образом текстильную, промышленность. На протяжении 1895— 1896 гг. в Шанхае открылись четыре крупные современные текстильные фабрики, принадлежавшие иностранцам. Большой интерес проявили иностранные капиталисты и к железнодорожному строительству в Китае. В 1897 г. в стране насчитывалось уже около 600 иностранных фирм (больше половины из них принадлежало англичанам) и постоянно проживало около 50 тыс. иностранных подданных. В то же время начался бурный рост иностранных инвестиций в Китае в форме займов цинскому правительству, вложения капиталов в разработку природных богатств и финансирования железнодорожного строительства. Между различными банковскими группами и стоявшими за ними империалистическими правительствами разгорелась острая конкурентная борьба. Соперничество между державами в деле колониального грабежа Китая привело к разделу страны на «сферы влияния» и«сферы интересов» различных империалистических держав. Англия включила в сферу своего влияния провинции Южного Китая и бассейна р. Янцзы; Франция в 1895 г. добилась от цинского правительства преимуще-


ственных прав на разработку горных богатств южных и юго-западных провинций Китая. В октябре 1895 г. кайзеровская Германия получила согласие цинского правительства на создание немецких концессий в Ханькоу и Тяньцзине. Царская Россия добилась от Китая прав на сооружение Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) в Маньчжурии и сосредоточила все свое внимание на организации ее строительства. К 1897 г. для иностранной торговли были открыты уже 34 китайских порта.

Борьба империалистических государств за китайский рынок особенно остро развернулась после «цзяочжоуских событий», когда Германия под предлогом отмщения за убийство в ноябре 1897 г. двух немецких миссионеров в пров. Шаньдун направила в Китай военно-морскую эскадру и десантные войска и оккупировала область Цзяочжоу на Шаньдунском полуострове с главным городом Циндао. В 1898 г. цинское правительство удовлетворило германские требования, предоставив немецкому капиталу монопольные права на железнодорожное строительство и разработку естественных богатств Шаньдунского полуострова и согласившись с превращением Циндао в немецкую военно-морскую базу (побережье залива Цзяочжоу на 99 лет «сдавалось в аренду» Германии). Агрессивные действия Германии положили начало так называемой битве за концессии, т. е. новой волне территориальных захватов в Китае: царская Россия в марте 1898 г. получила «в аренду» часть Ляодунского полуострова с городами Далянь (Дальний) и Люйшунь (Порт-Артур); Франция в мае того же года получила «в аренду» побережье Гуанчжоуваньского залива, близ о-ва Хайнань: Англия «арендовала» значительную часть п-ова Цзюлун (Коулун) и порт Вэйхайвэй на Шаньдунском полуострове. В июле 1898 г. Россия получила от пекинского правительства концессию на строительство южной ветки КВЖД — Южно-маньчжурской железной дороги. Япония потребовала и получила гарантии от цинского правительства, что Китай не сдаст в аренду ни одному из иностранных государств территорию в пров. Фуцзянь, расположенной против отторгнутого Японией у Китая о-ва Тайвань.

Под давлением Англии и других держав цинское правительство в конце июля 1898 г. было вынуждено открыть для иностранного судоходства все реки и внутренние водоемы империи. Уступая иностранным домогательствам, маньчжурское правительство до конца 1898 г. предоставила различным иностранным компаниям концессии на строительство 7500 миль железных дорог в Китае и права на разработку многочисленных шахт и рудников.

Деятельность реформаторов. «Сто дней реформ»

Захват Германией Цзяочжоу вызвал глубокое возмущение передовой китайской общественности. Кан Ю-вэй вновь стал сплачивать сторонников реформ. При его участии в начале 1898 г. в столице были созданы патриотические организации — Гуандунская научная ассоциация и Ассоциация познавших позор, ставившие своей целью усиление Китая. В новом меморандуме императору Гуансюю Кан Ю-вэй клеймил позором двор и правительство за их неспособность противодействовать иностранной агрессии. Кан Ю-вэй рекомендовал молодому императору по примеру Петра I и японского императора Мудзухито (Мэйдзи) лично возглавить проведение реформ. По совету патриоти-


чески настроенных китайских сановников император приказал членам Цзунлиямэня принять Кан Ю-вэя, выслушать его соображения и доложить о них.

Под руководством Кан Ю-вэя в столице состоялось учредительное собрание нового патриотического общества сторонников реформ — Союза защиты государства. Целями союза объявлялась борьба за целостность страны и безопасность народа, пропаганда реформ, распространение экономических знаний и содействие администрации в делах управления. Союз являлся буржуазно-помещичьей партией реформ, в которую входили патриотически настроенные чиновники и шэньши и представители буржуазно-помещичьих кругов. Опираясь на авторитет императорской власти и идеализируя при этом личные качества маньчжурского императора Гуансюя, они стремились путем умеренных реформ сверху, не подвергая революционной ломке феодальные отношения и не доводя дело до открытого столкновения с державами, превратить Китай в сильное капиталистическое государство. Известие об учреждении Союза защиты государства вызвало создание аналогичных союзов и ассоциаций в различных городах.

Под влиянием патриотического подъема, охватившего страну, император издал указ «Об установлении основной линии государственной политики», выдержанный в духе предложений Кан Ю-вэя и знаменовавший собой начало кратковременного периода умеренных буржуазных реформ в Китае, известного в истории под названием «сто дней реформ» (с 11 июня по 21 сентября 1898 г.). Император дал аудиенцию Кан Ю-вэю и приблизил к трону его учеников и соратников, рассчитывая с их помощью укрепить свою личную власть и поправить пошатнувшийся авторитет цинского правительства.

На протяжении «ста дней реформ» Гуансюй издал свыше 60 указов о реформах, преследовавших цель обновления Китая и превращения его в сильное и независимое государство. Указы императора повелевали создать при правительстве в дополнение к традиционным шести приказам четыре главных управления: промышленностью и торговлей, горнорудной промышленностью, сельским хозяйством и железными дорогами.

Реформаторы предполагали осуществить модернизацию вооруженных сил и чистку личного состава армии, упразднить ненужные административные учреждения в столице и провинции. Чиновникам всех рангов разрешалось обращаться с докладами непосредственно к императору. На государственных экзаменах предлагалось отказаться от сочинений архаического стиля. Правительство согласилось на открытие университета в столице, высказалось за включение в программы элементов западных наук. Император обещал поощрять развитие машиностроения, создание частных школ современного типа, издание газет, журналов, переводов иностранных книг на китайский язык.

Хотя большинство из предусматривавшихся этими указами мероприятий ввиду сопротивления консервативных сил не было реализовано, сам факт их (появления наглядно свидетельствовал об активизации новых, буржуазных общественных сил в Китае.

Движение за реформы было далеко не однородным по своему составу и по политическим взглядам его участников. Большинство реформаторов разделяли политическую программу, выдвинутую Кан Ю-вэем, — установление в стране конституционной монархии и осуществление умеренных буржуазных реформ авторитетом императорской власти. Отдельные руководители этого движения, например хунанец Тань Сы-тун, резко критиковали власть маньчжуров в Китае с нацио-


налистических позиций и выдвигали идею всенародного избрания монарха, т. е., по существу, установление республиканской формы правления. Тань Сы-тун и другие сторонники левых взглядов поддерживали связи с тайными антиманьчжурскими организациями в армии. Но, как и Кан Ю-вэй, они отводили ведущее место в истории не народным массам, а героям, рыцарям, (призванным единолично искоренять общественное зло.







Сейчас читают про: