double arrow

Связь с Антантой


Кроме этой ноты Центральная Рада в секторе ее международной деятельности вела, как она говорила, “переговоры” с Англией и Францией. Переговоры эти велись по инициативе, находившихся в России, военно-дипломатических представителей Франции и Англии, озабоченных развалом русской армии, которая уже с лета 1917 г., фактически вышла из войны. Читая о “четырех миллионах украинских штыков”, о которых так часто говорила Центральная Рада, эти представители, естественно, хотели, чтобы эти “штыки” не митинговали, а воевали.

Потому они и вступили в контакт с Центр. Радой, обещая и признание, и помощь, выражая любовь и симпатии к Украине. Положение, на Западном фронте было далеко не блестящим и “украинские штыки” были очень желательны. От Франции переговоры вели генерал Табуи и журналист Пелисье; от Англии — бывший консул в Одессе, — Пиктон Багге. Во время этих переговоров, которые велись не только устно, но и письменно, произошел курьезный случай: в киевских газетах была напечатана одна из бесчисленных речей Винниченка, в которой он высказывал свой и Украинского Правительства идеал — создание Мировой Федерации Социалистических Республик; для достижения этого нужно немедленно приступить к переговорам о мире с Центральными Державами. В тот же день было напечатано и письмо Пиктона Багге к Винниченко, которое заканчивалось словами: “я имею честь, Господин Премьер, заверить Вас, в полной моей преданности для осуществления нашего общего идеала”. (Само собой разумеется, что письмо Багге было написано до того, как он узнал об “идеале” Винниченка).




Эти совпадение “идеалов” суперсоциалистического Украинского Правительства и Империи Великобритании, послужило темой для многих анекдотов. Некоторые же “деятели” Рады, как говорили киевляне, приняли это всерьез.

О том, какое мнение имели об Центр. Раде, с которой вели переговоры представители Франции, пишет в “Le Mond Slave” (авг. 1929 г. стр. 20) сепаратистический историк Илья Борщак. Когда Пелисье прибыл в Киев и обратился к французскому консулу в Киеве, хорошо знавшему обстановку, с просьбой устроить ему свидании с Грушевским, консул ответил: “Как? Вы хотите итти в Раду? Ведь, это же все не существует! Нет ничего, кроме банды фанатиков без всякого влияния, которая разрушает край в интересах Германии. Ни Альбер Тома, ни другие французы, которые побывали в Киеве, не унизились до того, чтобы посетить Раду”.

Надо полагать, что и англичане думали о Раде также, но это не помешало ни им, ни французам, все же вступить с Радой в контакт и любезно вести с ней переговоры. Конечно, не симпатии к “идеалам” Рады, а военная обстановка вынуждали к этому.







Сейчас читают про: