double arrow

АНТИЧНАЯ АГРИКУЛЬТУРА. Для получения голубиного помета, ценного для удобрения, строились башни для голубей, коровий же навоз употреблялся на топливо


Для получения голубиного помета, ценного для удобрения, строились башни для голубей, коровий же навоз употреблялся на топливо.

Демокрит, живший за 400 лет до нашей эры подчеркивал, что дело не в широте знания, а в глубине понимания. Он говорил так: мир можно познавать двояко - так, как он воспринимается органами чувств, и так, каким рисуется он нашему уму. «Сладкое существует только во мнении, во мнении существует горькое, во мнении существует тепло, холод, цвета. А чему учит нас разум? Разум знает лишь одну непререкаемую ис­тину: не существует ничего, кроме атомов и пустого пространства». Это очень неоп­ределенные мысли, но все-таки далеко идущие в смысле предвидения. Конечно, это пред­видение Демокрита носило случайный характер, но замечательно, что он неуклонно и по­следовательно проводил свою мысль. Правда, он шел совершенно априорно, от чистого разума, никакого следа эксперимента не было. Но все-таки это замечательное явление -предвидение материальных основ, это иное понимание мира среди тогдашних представ­лений о богах, с их слишком человеческими вожделениями.

У Демокрита движение и материя — нераздельное понятие, нераздельны материя и душа, причем, душа тоже соткана из тончайших и нежнейших атомов, «подобных атомам огня». Это чисто механистическое мировоззрение, прообраз будущего материа­лизма, но в упрощенческой примитивной форме.

Реакция на это чисто философское, априорное построение представления о при­роде проявилась со стороны прикладных наук. Прежде всего, медицина потребовала бо­лее конкретных данных. Известный в древнем мире врач Гиппократ (около 460 -370 лет до н. э.) стал возражать против «философствующей медицины» и стал настаивать на прямых наблюдениях. Он говорил, что врачебное искусство обладает верным знанием, на котором в течение долгого времени было открыто много прекрасного и будет открыто все остальное, если люди будут опираться на путь эмпирии - эксперимента, на путь опытов и широко поставленных наблюдений. Гиппократ описал 236 растений, которые применяли в медицине того времени. Среди них белена, бузина, горчица, ирис, миндаль, мята и др.




Но больше всего переходу от отвлеченного умствования к прямому наблюдению в области естествознания способствовал Аристотель. Этот выдающийся естествоис­пытатель имел влияние не только в древнем мире, но и в средние века, жил в IV веке до нашей эры, и первым применил то, что мы теперь называем индукцией, т. е. исходил из фактов и на них строил обобщения, а не наоборот, как обычно было до него.



Аристотель ставил задачу так: сначала формулировка вопроса, всесторонняя критика имевшихся гипотез, затем нерешенные проблемы; наконец, после всестороннего освещения фактического материала приводится точно сформулированное резюме как ответ на поставленный вопрос. Четыре принципа положены в основу философии Ари­стотеля материя, форма, движущаяся причина и причина конечная, или цель: вещи не возникают из ничего, случайно, а все возникает из чего-то существующего, и это суще­ствующее есть материя, принимающая определенные формы.

Платон говорил о своем ученике (Аристотеле), что ему нужны скорее вожжи, чем шпоры, отмечая этим способность Аристотеля к обширной творческой работе. Но ученик в дальнейшем разошелся с учителем Amicus Plato, sedmagis arnica Veritas*.

Вот как говорил крупный зоолог и палеонтолог Ж. Кювье об «Истории живот­ных» Аристотеля: «Это, бесспорно, один из самых удивительных трудов, оставленных нам древностью, один из величайших памятников, созданных человеческим гением в об­ласти естествознания».

Аристотель говорит о различии между растениями и животными, но тут мы наталкиваемся на внешнее описание без проникновения в существо вопроса. Растение по

* Платон мне друг, но истина дороже.







Сейчас читают про: