double arrow

Принц вполне познал наслаждения, удовольствия и понял, что путь этот ведет в никуда


Но однажды решил царевич проехать по своим садам и велел запрячь колесницу. Когда он ехал так, наслаждаясь деревьями и цветами, то увидел перед собой старика, седого и беззубого, согбенного, который с трудом передвигался, опираясь на посох. Понял тогда Сиддхартха, что ни одно живое существо не может избежать старости. В другой раз он увидел больного, страждущего, мучающегося, лежащего и поддерживаемого другими. Понял тогда Сиддхартха, что и болезни никто избежать не может. В третий раз он увидел похоронную процессию и понял он тогда что в конце жизни и с ним произойдёт то же самое. В четвёртый раз он увидел отшельника, который живёт благой жизнью, сострадает всем существам и следует истинному учению. В действительности увиденные Сиддхартхой люди были богами, принявшими такой вид для того, чтобы помочь Сиддхартхе стать Буддой. Сиддхартха был поначалу весьма опечален, но вскоре понял, что три первые знамения указывают на постоянное присутствие страдания в мире. Страдание показалось ему тем более ужасным, что, согласно верованиям того времени, человек после смерти был обречен на все новые рождения. Следовательно, страданию не было конца, оно было вечным. В четвертом знамении, в безмятежной внутренней радости нищенствующего монаха, Сиддхартха прозрел свою будущую судьбу. Принц прозрел и был глубоко потрясен трагичностью человеческого бытия. Вновь вернуться к прежней благополучной, безмятежной жизни он уже не смог.




Об этом ничего не знала прекрасная Майя, но однажды она увидела странный сон. Как-будто боги перенесли её в Гималаи, омыли в священном озере, одели в небесные одежды и оставили на ложе под тенистым деревом. Когда она возлегла, то явился к ней священный слон и вошёл в её правый бок. Наутро она поведала о своём сне царю, и звездочёты сказали, что родится у царицы сын, который откажется от мира, будет вести жизнь отшельника и однажды станет удою, чтобы своим учением просветить весь мир. Когда же царь спросил, что же побудит царевича стать отшельником, прорицатели ответили: «Четыре встречи: со стариком, больным, мертвецом и монахом». Тогда царь решил во что бы-то ни стало уберечь сына от этих встреч и построил для него три закрытых дворца, по одному для каждого времени года. Когда царевич родился, дали ему имя Сиддхартха, и царь велел окружить его стражею и никогда не допускать к старикам, больным, мертвецам и монахам. Через семь дней после рождения сына умерла прекрасная Майя, и мальчика стали воспитывать сестра его матери и сам царь. От всего берегли они Сиддхартху. Его дворцы стояли среди садов, в садах были пруды с голубыми, красными и белыми лотосами, над ним держали белый зонт, чтобы не касались его лучи солнца, капли дождя, зёрна пыли. Слух его услаждали певцы, зрение – прекрасные танцовщицы, желания – многочисленные слуги. На нём были одежды из тончайшего шёлка, и драгоценные камни сверкали в его головном уборе.



По великому закону Тримурти всё мироздание находится в постоянном изменении и обновлении. Вместе с миром перерождаются и все живые существа – после каждой смерти наступает новая жизнь, за нею новая смерть и так без конца. Эту цепь перерождений называют сансарой. Даже великие божества сознают, что через каждые сто тысяч лет должен наступить новый век. Среди богов жили особые существа, бодхисатвы, стремящиеся к просветлению. Тех, кто достиг такого просветления, называли Буддой. Когда наступило время родиться будущему Будде, чтобы возвестить людям путь к достижению истины, раздался «Клич Будды» и боги собрались около бодхисатвы и сказали ему: «Настало нынче время стать Буддою для спасения людей». Тогда понял бодхисатва, что приближается время его последнего перерождения, и погрузился в размышления, и убедился бодхисатва в том, что уже может родиться среди людей. Второе великое рассмотрение было рассмотрение части света, и уразумел бодхисатва, что надлежит ему родиться в Индии. Третье великое рассмотрение было рассмотрение места рождения, и определил бодхисатва, что это будет город Капилавасту в средней части Индии. Четвёртое рассмотрение было рассмотрение семьи, и увидел бодхисатва, что наиболее чтимой была семья царя Суддоханы из рода кшатриев. Пятое великое рассмотрение было рассмотрение того, кто будет его матерью, и решил бодхисатва, что матерью его станет прекрасная Майя, супруга царя Суддоханы. Уяснив себе пять великих рассмотрений, сказал бодхисатва: «Пришло, боги, для меня время стать Буддою» - и отпустил их.



Краткое жизнеописание Будды.

С детства Сиддхартху сопровождали всякие чудеса. Когда его оставляли в тени на целый день, тень не двигалась, покрывая его от солнца; когда вносили в храм, изображения богов поднимались перед ним и кланялись ему; когда его отводили в школу, учителя дивились его великолепным знаниям. Когда же пришло время выбирать жену, выиграл царевич все воинские состязания и никто не смог победить его. И его женой стала красавица Гопа, такая же умная и добродетельная, какой была его мать Майя. И родился у них сын, царевич Рахула, и зажили они всей семьёй, проводя время в своих трёх дворцах, не зная ни горестей, ни печали.

Он покинул дворец, жену, новорожденного сына и под именем Гаутама вступил в орден аскетов, полагающих, что единственным способом существования в мире, полном страданий, является самосовершенствование. Помочь миру стать лучше смогут лишь те, кто сам духовно сумел подняться. Индийские йоги представляли это себе как путь борьбы духа с плотью (путь умерщвления плоти), путь подчинения животного начала в человеке началу духовному.

Гаутама превзошел других аскетов в самоограничении: спал на ветвях, покрытых шипами, часами сидел на голой скале, не меняя позы, съедал один боб в день. В конце концов, он так ослаб, что едва не умер. Пройдя путь аскета, он понял, что путь этот так же не приводит к освобождению от страха болезни, старости и смерти, как и путь удовольствия. Однако опыт того и другого был крайне необходим, ибо позволил Гаутаме Шакьямуни дать обобщенный ответ на вопрос «Как должен жить человек?», сформулированный в принципе «Среднего пути»: «Есть... два крайних пути, по которым ушедший от мира не должен следовать. Каковы же эти два пути? Тот, следуя которому, люди стремятся лишь к удовольствиям и вожделению, низок, груб, он для обычных людей, неблагороден, бесполезен; а тот, который ведет к умерщвлению плоти, приносит страдания и также неблагороден, бесполезен. Будда же увидел срединный путь, дающий зрение, дающий знание, по которому следует идти, избегая этих двух крайностей, ибо он ведет к умиротворенности, к сверхзнанию, к просветлению, к Нирване».







Сейчас читают про: