double arrow

Конституция РСФСР 1918 года


Декреты II съезда Советов рабочих и солдатских депутатов были первыми актами конституционного характера. В них решались не только текущие, но и фундаментальные проблемы внешней полити­ки, экономических преобразований, власти. Поэтому факт принятия этих документов можно рассматривать как первый этап конституционного строительства (октябрь 1917 г.).

Второй этап начинается с принятием на III съезде Советов рабо­чих, крестьянских и солдатских депутатов Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа (январь 1918 г.) — документа, определившего основные принципы и направления социальной) экономической и государственной политики. Этот документ носил декларативный, программный характер.

Неизбежным был заключительный этап конституционного стро­ительства, на котором был бы окончательно создан Основной закон Республики. III Всероссийский съезд Советов поручил ВЦИК разработать проект Конституции и внести его на рассмотрение очередного Всероссийского съезда Советов. Работа над проектом Конституции заняла четыре месяца. В ее; ходе развернулась оживленная полемика между представителями различных фракций. Обсуждению подвергались следующие вопросы:




а) о федеративном устройстве государства. Левые эсеры предла­гали ввести административно-территориальный принцип государст­венного устройства, рассматривая при этом национально-государст­венное разделение как анахронизм и «буржуазный пережиток». Предлагалось предоставлять каждому субъекту федерации самые широкие права по самоопределению и управлению своей терри­торией;

б) о системе Советов. Левые эсеры предлагали, ликвидировав нижние звенья этой системы (в мелких деревнях и селах), заменить их традиционными сельскими сходами. В целом по стране местные советы предполагалось преобразовать в муниципальные органы, лишив их политических функций;

в) о Совете Народных Комиссаров. Оппозиция настаивала на преобразовании этого органа и его слиянии с Всероссийским Цент­ральным Исполнительным Комитетом, мотивируя это идеей о нераз­дельности властей и их объединении в одном органе. Несколько более умеренным было предложение об изъятии у СНК законода­тельных полномочий и передаче их Съезду и ВЦИК;

г) о социально-экономических преобразованиях. Радикалы (эсеры-максималисты) настаивали на тотальной социализации соб­ственности, на максимальном внедрении трудовой повинности и т.п.

Все предложения оппозиции были отвергнуты созданной в июне 1918 г. специальной комиссией во главе с В.И. Лениным. В проект были внесены соответствующие поправки, в качестве составной части в него вошла Декларация прав трудящегося и эксплуатируемо­го народа, проект был дополнен статьями о правах и обязанностях граждан, внесены существенные изменения в избирательное право.



10 июля 1918 г. на V съезде Советов была принята первая Совет­ская Конституция и избран новый состав ВЦИК, большевистский по составу. После столкновений между большевиками и левыми эсерами, происшедшими в ряде мест России, делегаты последних стали отзываться из местных и центральных представительных орга­нов, а руководство партии подверглось аресту накануне V съезда Советов.

Основные принципы Конституции были сформулированы в ее шести разделах: I. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемо­го народа; П. Общие положения Конституции РСФСР; III. Консти­туция Советской власти в центре и на местах; IV. Активное и пассив­ное избирательное право; V. Бюджетное право; VI. О гербе и флаге РСФСР.

В Декларации определялась социальная основа новой государст­венности — диктатура пролетариата и ее политическая основа — система советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. За­конодательно закреплялись первые экономические преобразова­ния: национализация лесов, земли, недр, транспорта, банков, части промышленности. Срок действия Конституции определялся как «переход от капитализма к социализму».

Государственное устройство РСФСР носило федеративный ха­рактер, субъектами федерации были национальные республики. Предусматривалось также создание областных союзов, входящих на началах федерации в РСФСР и состоящих из нескольких националь­ных областей.



Высшим органом власти Конституция провозглашала Всероссий­ский съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов. Съезд избирал ответственный перед ним Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК). ВЦИК формиро­вал Правительство РСФСР — Совет Народных Комиссаров, состо­явший из народных комиссаров, возглавлявших отраслевые народ­ные комиссариаты.

Органами власти на местах являлись областные, губернские, уезд­ные и волостные съезды советов, формировавшие свои исполнитель­ные комитеты. В городах и селениях создавались городские и сель­ские Советы.

Компетенция центральных органов власти определялась следую­щим образом. Всероссийский съезд Советов и ВЦИК осуществляли утверждение и изменение Конституции, принятие в состав РСФСР, объявление войны и заключение мира, осуществляли общее руко­водство внешней, внутренней и экономической политикой, устанав­ливались общегосударственные налоги и повинности, основы орга­низации вооруженных сил, судоустройства и судопроизводства, фор­мировали общегосударственное законодательство.

Всероссийский съезд Советов обладал исключительным правом изменять Конституцию и ратифицировать мирные договоры.

7. Советские органы государственного управления в период гражданской войны. Политика «военного коммунизма».

Весной 1918 года Советская Россия вступила в полосу гражданской войны и иностранной интервенции. Решением ВЦИКа 2 сентября 1918 года страна была объявлена военным лагерем.

Введенные после октября 1917 г. демократические конституционные нормы, даже столь урезанные, стали свертываться в условиях «военного коммунизма». Такое название получила совокупность социально-экономических мероприятий большевистского руководства в 1918-1921 гг. Они преследовали две цели:

– обеспечить победу новой власти в граждан­ской войне;

– ликвидировать капиталистические элементы в стране мето­дом штурма и осуществить быстрый переход к строительству коммуни­стического общества.

Политика эта включала в себя ряд мер: 1) изъятие ценностей у «эксплуататорских» классов; 2) введение Конституцией 1918 г. всеобщей трудовой повинности, создание трудовых армий и лагерей принудитель­ных работ; 3) ускоренную национализацию не только крупной, но и сред­ней, и мелкой промышленности; 4) ликвидацию товарно-денежных отно­шений в результате максимальной централизации производства и распре­деления, продуктообмен между городом и деревней; 5) запрет торговли и введение продразверстки – обязательной сдачи так называемых «излишков» хлеба и других сельхозпродуктов, которая стала своеобраз­ным методом насильственной экспроприации крестьянства; 6) ликвида­цию денег, оплату труда продуктами и товарами, бесплатность (а скорее отсутствие) услуг; 7) «красный террор» по отношению к противникам ре­жима со взятием заложников и массовыми расстрелами.

Как осуществлялась политика «военного коммунизма» и какие по­следствия она имела?

Ее проведение повлекло за собой серьезные изменения в центральном и местном государственном аппарате.

Объявление страны военным лагерем означало, что военный ре­жим вводился не только в армии, но и на транспорте, в промышленности, в снабжении продовольствием и т.п. Руководство страной в условиях во­енного режима взял па себя Совет Рабочей и Крестьянской Обороны (в 1920 г. переименованный в Совет Труда и Обороны – СТО), в который входили комиссары во главе с Лениным. Отныне СНК стал утверждать декреты ВЦИК, и все постановления рабоче-крестьянской власти исхо­дили от ВЦИК и СНК. В сентябре после покушения на Ленина введен «красный террор» и борьба с контрреволюцией приобрела чрезвычайные формы.

Чтобы обеспечить победу в борьбе с внешними и внутренними врага­ми, большевики создали мощную регулярную кадровую армию. Пришлось отказаться от провозглашенных в декабре 1917 г. «выборных начал» вла­сти в армии, от принципа «добровольности» при ее формировании, от «уравнения всех военнослужащих в правах», когда были отменены воин­ские чины, звания, знаки отличия и пр. С апреля 1918 г. армия комплекту­ется на основе всеобщей воинской повинности, командиры назначаются, привлекаются старые офицерские кадры, вводится форменная одежда, знаки различия и прочая атрибутика. В армию призывались «трудящиеся», которым вручалось оружие, а «нетрудовые элементы» слу­жили в нестроевых частях.

Во главе вооруженных сил был поставлен Революционный Военный Совет республики во главе с Л. Д. Троцким, а на периферии – реввоенсо­веты фронтов и армий. Введена должность Главкома и учрежден институт партийных комиссаров, без подписи которых приказ командира считался недействительным. Для руководства ими создано Политическое Управле­ние Реввоенсовета республики. В сентябре 1918 г. был учрежден первый советский орден Красного Знамени. К концу гражданской войны под ружьем в Красной Армии состояло около 6 миллионов человек.

В годы гражданской войны значительно сузились полномочия конституционных высших органов власти. Так, Всероссийские съезды Советов стали собираться один раз в год. ВЦИК перестал функционировать как постоянно действующий орган и перешел к сессионному порядку работы, а в 1919 году он вообще не собирался. В этих условиях большинство полномочий ВЦИК перешло к его Президиуму. Функции высшего исполнительного органа управления выполнял малый СНК, состоявший из 11 должностных лиц. Решениям, принятым малым СНК, придавалась сила нормативных актов без их утверждения большим СНК.

В рамках политики «военного коммунизма» была проведена национа­лизация промышленности, финансов и транспорта. Национализация бан­ков и крупной промышленности, а также речного флота и внешней тор­говли началась уже осенью 1917 г. На первом этапе из рук частных собст­венников были изъяты особо ценные для республики предприятия, а также предприятия, чьи владельцы эмигрировали или саботировали мероприя­тия властей. Летом 1918 г. в целях изъятия «ключей от производства» из рук капиталистов большевики перешли к национализации отдельных от­раслей, а затем и всей промышленности в целом.

Национализированные предприятия на первых порах передавались в аренду их бывшим владельцам, которые обязывались их финансировать и сохраняли за собой получаемую прибыль. Но на всех предприятиях, ис­пользующих наемную рабочую силу, вводился рабочий контроль, который осуществляли рабочие комитеты, советы рабочего контроля, наблюдав­шие за производством, устанавливавшие минимум выработки, опреде­лявшие себестоимость продукции, контролировавшие деловую докумен­тацию. Решения органов рабочего контроля были обязательны для вла­дельцев предприятий.

В 1919–1920 гг. была проведена национализация средней и даже мелкой промышленности. Согласно положениям, принятым ВСНХ в но­ябре 1920 г., в разряд государственных перешли все частные предприятия с числом рабочих свыше пяти (при наличии двигателя) или десяти (без двигателя) человек.

Руководство национализированной промышленностью осуществлял ВСНХ, при котором создавались управления главки. Система главкизма лишила предприятия какой бы то ни было самостоятельности. Глав­ные управления ВСНХ осуществляли всю работу по планированию, снаб­жению, распределению заказов и перераспределению готовой продукции.

Специфической формой привлечения к груду стала трудовая повин­ность, вводившаяся не только в целях «организации хозяйства», но и «уничтожения паразитических слоев общества». Распределением рабочей силы занимались специальные органы. С ноября 1918 по октябрь 1920 п. обычными мероприятиями были мобилизации специалистов отдельных отраслей народного хозяйства (железнодорожников, медиков, почтовых служащих, работников топливной, суконной, металлургической и другой промышленности). Широко использовались трудовые армии – ориги­нальное советское изобретение, которые комплектовались из резервистов и «нетрудовых элементов». С ноября 1918 г. на военный режим был пере­веден весь транспорт страны.

Произошло полное огосударствление собственности, следствием чего стали сверхцентрализация управления, огромный рост чиновничьего аппара­та и введение авторитарных методов управления. К 1920 г. около 40 % трудо­способного населения Москвы и Петрограда составляли служащие раз­личных учреждений (главков, трестов, контор и т.п.). Функции управления от советов фактически перешли к этим учреждениям, с мнениями советов перестали считаться.

Для осуществления государственной монополии на торговлю хлебом (она была введена ещё Временным правительством в марте 1917 г.) боль­шевики ввели твердые цены на изымаемые у крестьян «излишки» и ужесто­чили меры в борьбе со «спекуляцией», как теперь называлась самовольная продажа хлеба. Подавлением сопротивления крестьян занимались наде­ленные чрезвычайными полномочиями продовольственные и реквизицион­ные отряды рабочих. С июня 1918 г. они действовали совместно с волост­ными и сельскими комитетами бедноты (комбедами}, которые также за­нимались изъятием и распределением хлеба. Не едавшие «излишки» хлеба крестьяне подлежали суду революционного трибунала.

Кроме того, комбеды осуществляли изъятие и перераспределение отня­той у зажиточных крестьян земли, инвентаря, оборудования, их «социализацией», то есть передачей деревенским беднякам, объединяв­шимся в коммуны и товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). Комбеды действовали до конца 1918 г. и слились затем с сельски­ми и волостными советами после изгнания из них «кулаков».

Продотряды же продолжали действовать в течение всего военного времени. В январе 1919 г. декретом ВЦИК была введена продразверстка и продотряды пришлось вооружить. Излишками объявлялась практически вся продукция крестьянского хозяйства, за исключением потребительской нормы и семенного фонда двора. Она изымалась либо по номинальным ценам, либо под расписку, но чаще всего безвозмездно и принудительно. К началу 1920 г. в составе вооруженных продотрядов насчитывалось около 80 тысяч представителей рабочего класса.

Следствием их деятельности явился массовый голод в Поволжье и других регионах страны в 1921– 1922 гг., справиться с которым удалось лишь благодаря зарубежной помощи.

Главным распределителем продуктов являлся Наркомпрод. Всё населе­ние приписывалось к единым потребительским обществам, от которых получало продовольствие и товарные пайки. Заработная плата выдава­лась преимущественно в натуральной форме. Натурализация распределе­ния предполагала замену товарно-денежных отношений натуральным продуктообменом. Деньги должны были исчезнуть. Этой же цели служили меры социального характера: отмена в октябре 1920 г. платы за топливо, жилые помещения, воду, электричество, пользование почтой, телеграфом, телефоном, городским транспортом. Правда, большинство бесплатных услуг существовало лишь на бумаге, ибо социально-бытовая сфера под­верглась сильному разрушению.

В процессе реализации политики «военного коммунизма» власти то и дело возвращались к созданию чрезвычайных органов управления. Так, дек­ретом ВЦИК в октябре 1919 г. в местностях, освобожденных от неприяте­ля, а также в прифронтовой полосе и в тылу, были созданы революционные комитеты (ревкомы), подменившие собой советы. Члены ревкомов (3–5 человек) назначались реввоенсоветами армии и брали в свои руки всю во­енную и гражданскую власть, используя аппараты местных советов и во­енных комиссариатов. Они расквартировывали войска, могли осуществ­лять реквизиции имущества, принудительные высылки и другие чрезвы­чайные меры.

Обеспечению победы в войне и успехам политики «военного комму­низма» служила также созданная большевиками система карательных ор­ганов.

Правовое регулирование экономики выражалось, прежде всего, в мерах по национализации промышленности, финансов и транспор­та.

Национализация крупной промышленности началась уже осенью 1917 г.

Этот процесс прошел через несколько этапов:

на первом (осень 1917 г. – весна 1918 г.) национализации были подвергнуты предприятия, имеющие особое значение для Республики, а также предприятия, владельцы которых эмигрировали или саботировали решения властей, как центральных, так и местных.

– с весны 1918 г. начался новый этап национализации, которой стали подвергаться не отдельные предприятия, а целые отрасли про­мышленности, внутри которых устанавливался количественный кри­терий национализации – размер основного капитала предприятия. В июне 1918 г. декретом СНК была проведена национализация пред­приятий горной, металлургической, металообрабатывающей, текс­тильной, электротехнической, лесопильной, деревообрабатываю­щей, табачной, стекольной, керамической, кожевенной, цементной промышленности, а также паровых мельниц, предприятий по мест­ному благоустройству и в области железнодорожного транспорта.

Еще в декабре 1917 г. ВЦИК издал декрет о национализации банков, объявив банковское дело государственной монополией. Летом 1918 г. были национализированы сахарная и нефтяная про­мышленность, железные дороги, еще раньше – речной флот и внеш­няя торговля.

Управление национализированными предприятиями возлага­лось на Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ). ВСНХ дейст­вовал в качестве органа при правительстве. На него была возложена разработка планов и норм регулирования экономики страны. Он координировал работу хозяйственных наркоматов (торговли и про­мышленности, продовольствия, земледелия, финансов), совещаний (по топливу, металлу), органов рабочего контроля, фабрично-завод­ских и профессиональных организаций. В известной мере его дея­тельность напоминала работу военно-промышленных комитетов пе­риода 1915 – 1917 гг.

В компетенцию ВСНХ входили:

– конфискации (безвозмездное изъятие),

– реквизиции (изъятие по твердым ценам),

– секвестры (ре­шение права распоряжения) предприятий и имуществ у частных лиц и организаций;

– проведение принудительного синдицирования от­раслей промышленности и торговли;

– другие экономические и адми­нистративные меры в сфере производства, распределения, фи­нансов.

Местными органами ВСНХ стали областные, губернские, уезд­ные СНХ (совнархозы), формировавшиеся при соответствующих советах.

В декабре 1917 г. ВЦИК принял положение о рабочем контроле. Эта форма была первой в ряду других мер по управлению экономи­кой, введенных новыми властями. Рабочий контроль, в лице фабрич­но-заводских комитетов, устанавливался из всех промышленных, торговых, банковских, сельскохозяйственных, транспортных, коопе­ративных предприятиях, использующих наемный труд. На местах создавались советы рабочего контроля, центральным органом стано­вился Всероссийский Совет рабочего контроля.

третий этап национализации промышленности приходится на период Гражданской войны. Во второй половине 1918 г. была завер­шена национализация крупных промышленных предприятий. Затем перешли к национализации средней промышленности, а в ноябре 1920 г. ВСНХ принимает положения, объявившие все частные пред­приятия с числом рабочих свыше пяти (при наличии двигателя) или десяти (без двигателя на предприятии) человек национализирован­ными. Тем самым национализации подверглась не только вся сред­няя, но и значительная часть мелкой промышленности.

Централизованная система управления промышленностью, со­средоточенная в ВСНХ, сложилась к концу 1918 г. и получила назва­ние «главкизма». Главные управления ВСНХ сконцентрировали всю работу по планированию, снабжению, распределению заказов и перераспределению готовой продукции в своих руках. Сфера воздей­ствия главков распространялась даже на кустарную промышлен­ность (через Главкустпром ВСНХ).

Составной частью «главкизма» стала трудовая повинность, как специфическая форма привлечения к труду. Широко использова­лись трудовые армии, комплектующиеся из резервистов и «нетрудо­вых элементов». С ноября 1918 г. на военное положение был переве­ден весь транспорт страны.

В области сельского хозяйства экономическая политика вылилась в форму продовольственной разверстки, введенной декретом ВЦИК в январе 1919 г. Эта мера проводилась на фоне полной государствен­ной хлебной монополии и запрета частной торговли продовольствен­ными товарами. Размеры и пропорции продразверстки между про­изводящими губерниями планировались централизовано. Внутри гу­берний разверстка осуществлялась по социальному принципу, с уче­том экономического положения крестьянского двора. Продраз­верстка оставляла необходимую потребительскую норму и семенной фонд двора, все остальное в качестве «излишков» изымалось по номинальным ценам под расписку или безвозмездно и принудитель­но (в случае отказа сдавать продукцию). Наркомпрод, возглавляв­ший систему продразверстки, мог использовать в необходимых слу­чаях вооруженные продотряды.

Состоявшийся в марте 1919 г. VIII съезд РКП(б) сформировал основные принципы системы, позже получившей наименование «военный коммунизм». Выдвигалась идея «военно-политического союза рабочих и крестьян». Все экономические мероприятия подчи­нялись задачам победы в Гражданской войне. Максимальная цент­рализация экономической политики («главкизм», продразверстка, трудовая повинность) сочеталась с рядом мер социального характе­ра: в октябре 1920 г. СНК отменил плату за топливо, жилые помеще­ния, воду, электричество, за пользование почтой, телеграфом, теле­фоном.

В ноябре 1918 г. СНК принял Декрет «Об организации снабжения населения всеми продуктами и предметами личного потребления и домашнего хозяйства». При ликвидации частной торговли (хотя «ме­шочники» и черный рынок продолжали функционировать) Нарком­прод становился главным распределителем продуктов, используя для этой цели кооперативный аппарат. Все население было приписано к единым потребительским обществам (ЕПО), от которых оно получало продовольствие и товарные пайки. Заработная плата выда­валась преимущественно в натуральной форме. Происходившая на­турализация распределения предполагала замену товарно-денеж­ных отношений натуральным продуктообменом. Деньги должны были исчезнуть.

Программа построения социалистического общества включа­ла также Государственный план электрификации России (план ГОЭЛРО), строительство ряда электростанций и реконструкцию сельского хозяйства.

В феврале 1919 г. ВЦИК принял Положение о социалистическом землеустройстве, закрепившее единый земель­ный государственный фонд. В качестве стратегической линии раз­вития сельского хозяйства провозглашался переход от единоличных форм землепользования к товарищеским (совхозам, коммунам, кол­лективным хозяйствам). «В основу землеустройства должно быть положено стремление создавать единое производственное хозяй­ство». В программу построения социализма входили также просветительско-культурные преобразования, в том числе система ликбеза (ликвидация безграмотности).

Даже у самого Ленина не было четкого представления, как он собирается управлять огромной, раздробленной, истерзанной войною страной. Он это полностью признавал. Незадолго до захвата власти он говорил: «Мы не делаем вида, что Маркс или марксисты знают дорогу к социализму в деталях. Это чепуха. Мы знаем направление пути. Мы знаем, какие классовые силы ведут нас по нему, но конкретно, практически, его покажет опыт миллионов, когда они решат действовать». Уже тогда Ленин призывал к строгим военным законам. Это была речь утописта, уверенного, что он уже на пороге идеального общества.

Как бы то ни было, не может быть никаких сомнений, что реальные меры, принятые еще и до, но особенно во время и после гражданской войны, чудовищно усилили мощь государства и аннулировали все преимущества и блага, гарантированные большевиками народу в октябре.

Суть военного коммунизма заключалась в следующем:

1) национализация фактически всей промышленности в сочетании с централизованным распределением ресурсов;

2) государственная монополия на торговлю (которая не могла удовлетворить потребности людей и поэтому сопровождалась возникновением сильного черного рынка);

3) стремительная инфляция, приведшая к частичному прекращению денежных сделок (что приветствовалось теми большевиками, которые считали, что при социализме деньгам нет места) и широкому распространению бартера и выплат заработной платы товарами;

4) реквизирование крестьянских излишков (и даже не излишков) продукции.

Некоторые из самых ранних большевистских законодательных актов, казалось, реализовывали это видение на практике, создавая или укрепляя органы, через которые рабочие, крестьяне и солдаты могли бы осуществлять наибольший контроль за своей собственной судьбой, а также и за управлением страной.

Источником неопределенности относительно нового советского режима были его отношения с внешним миром. Ленин подстрекал к захвату власти в надежде, что этот пример спровоцирует рабочие революции в других странах Европы, особенно в Германии.

Большевистские методы захвата и укрепления власти естественным образом привели к гражданской войне. Это-то Ленин как раз всегда признавал. Он неоднократно повторял, что первая мировая война должна быть превращена в классовую борьбу или „международную гражданскую войну". Та же логика лежала в основе его решимости в 1917 г. избегать любых соглашений с другими партиями, даже принадлежащими к социалистическому лагерю, и добиваться насильственного захвата власти без посторонней помощи.

Потребовалось, однако, некоторое время для того, чтобы различные антибольшевистские силы осознали реальность ситуации и оправились от первых неудач.

Ленин говорил:»Мы не ведем войну против отдельных людей. Мы искореняем буржуазию как класс. Во время расследования не ищите свидетельств того, что обвиняемый словом или делом выступал против советской власти. Первые вопросы, которые вы должны поставить, это: к какому классу он принадлежит? какого он происхождения? какое у него образование или профессия? Это и есть те вопросы, которые должны определить судьбу обвиняемого. В этом значение и суть красного террора».

Концентрационные лагеря, изолируя классовых врагов от обычных людей, служили тем же санитарным целям. Согласно Солженицыну и другим, условия в большинстве из них (были и печально известные исключения) были тогда еще терпимыми в сравнении с более поздним временем: заключенные работали восемь часов в день и регулярно получали небольшую заработную плату. Возможно, сказывались пережитки представлений об „исправительном труде". С другой стороны, заключенные были заложниками — их можно было расстрелять или вывезти на барже и утопить в реке в качестве возмездия за те или иные действия белых в гражданской войне.

Невозможно узнать, сколько людей погибло от руки ЧК в этот период. Эти цифры, конечно, уступают в сравнении с позднейшей деятельностью Сталина, и при этом, конечно же, нельзя забывать, что все это происходило во время настоящей гражданской войны, когда и противоположная сторона также проявляла жестокость.

Военный коммунизм породил дальнейшее тоталитарное существование государства. Именно идеи Ленина были воплощены в политике Сталина. Но можно сказать с несомненностью, что Ленин ввел и сделал обыденным безжалостное применение насилия ко всем реальным и воображаемым «врагам», создав для осуществления этого надзаконные органы вне советского или партийного контроля.

Каковы бы ни были намерения большевиков, когда они пришли к власти, не может быть никаких сомнений, что за время гражданской войны они забрали обратно либо аннулировали большую часть благ, розданных ими народу в октябре, при этом демократические органы, созданные с их помощью, они подчинили жесткому, а зачастую и жестокому контролю сверху.







Сейчас читают про: