double arrow

Специальные основания недействительности сделок


В части первой ГК нормы об основаниях недействительности сделок со­держатся как в статьях главы 9 ГК, так и в иных – ст.ст.22, 188, 346, 449, 75, 77 и др.

Специальные основания не­действительности сделок, предусмотренные в ст.ст. 169-179, 162, 165 ГК конкретизированы в нормах об отдельных ви­дах обязательств. Так, ст. ст. 550, 651 и 820 ГК РФ устанавливают недействительность соответствующих сделок при нарушении сторонами требований к форме, дополнительно требуя, чтобы они были заключены путем составления одного документа, подписанного сторонами.

С учетом дефекта отдельных элементов состава сделки выделяют:

1) сделки с пороками содержания (ст. 169),

2) сделки с пороками формы (ст.ст.162,165);

3) сделки с пороками воли (ст. ст. 170, 177, 178, 179);

4) сделки с пороками субъектного состава:

а) с пороками дееспособности граждан (ст. ст. 171, 172, 175, 176);

б) с пороками правосубъектности юридических лиц (ст. ст.173, 174).

Сделки с пороками содержания.Постановление Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением ст.169 ГК» разъясняет, что ничтожнымиследует считать сделки, посягающие на существенные государственные и общественные интересы, вступающие в противоречие с нормами законодательства, закрепляющего основы правового регулирования экономики страны (сделки с целью создания монопольного положения путем незаконной конкуренции; внешнеторговые сделки, при совершении которых под видом одних товаров реализуются другие, являющиеся ценными, редкими и в силу этого не под­лежащие экспорту; сделки по производству либо сбыту това­ров, опасных для жизни и здоровья потребителей и т.п.).




Признаваемые недействительными по ст. 169 сделки – квалифицированный состав сделок, не соответствующих требованиям закона: добавляется цель, заведомо противная основам правопорядка или нравствен­ности, т.к. субъекты сделки действуют с прямым или косвенным умыслом. Ст. 169 ГК – единствен­ная в ГК, предусматривающая конфискацию имущества, если сделка исполнена обеими сторонами, и они действовали умышленно.

Тем не менее, в Концепциипредложено эту санкцию рассматривать как альтернативную и использовать только в тех случаях, когда общественно неприемлемое имущественное деяние не получило адекватной санкции в уголовном или административном праве, предусмотрев в иных случаях возможность применения двусторонней реституции.

Сделки с пороками формы –ст.ст. 162, 165 рассмотрены (см. материал о форме сделок).

Сделки с пороками волиСтатья 170 содержит два состава сде­лок, недействительность которых связана с несоответствием воли и воле­изъявления. Это мнимые и притворные сделки.

Для мнимой (фиктивной) сделки характерно отсутствие единства воли и волеизъявле­ния. При мнимой сделке нет реального юридического действия, соответствующего желанию сторон, т.к. их воля не направлена на возникновение гражданских правоотношений. Цель сделки состоит в волеизъявлении как таковом (например, мнимое дарение имущества должником для недопущения его конфискации, ареста, отчуждения). Сделка призвана создать видимость ее заключения.



Притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку, которые стороны действительно имеют в виду, т.е. за притвор­ной сделкой всегда стоит сделка, которую стороны реально совершают. Имеет место два действияодно стороны совершают, а второе оформ­ляют. Оформляемая сделка маскирует истинные и намерения и действия сторон. Воля сторон направлена на возникновение гражданских правоотношений, но не тех, которые следуют из их волеизъявления. Притворная сделка всегда ничтожна, т.к. не соответствует действи­тельной воле сторон. Прикрываемаясделка действительна, если не содер­жит ничего противозаконного, – к ней применяют правила о сделке соответствующего вида. Если форма прикрываемой сдел­ки не соблюдена, применяются последствия, предусмотренные статьями 162, 165. Пример: сделка дарения прикрывает договор купли-продажи части жилого дома в обход права преимущественной по­купки (ст. 250).

Особых последствий недействительности для мнимой и притвор­ной сделки в ст. 170 не установлено – применяем двустороннюю реституцию (п. 2 ст. 167). (Вопрос о последствиях недействительности сделок будет рассмотрен далее).



Статья 178. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеюще­го существенное значение, выражает неправильно сложившуюся волю ли­ца, что влечет не те последствия, которых оно хотело достичь. Заблуждениене соответствующее действительности представление о природе сделки, ее предмете и иных обстоятельствах либо незнание отно­сящихся к сделке обстоятельств;лицо составляет неверное представление, под влиянием которого и заключает сделку.

В Концепциипризнано необходимым уточнить критерии, позволяющие расценить заблуждение как имеющее существенное значение. Суд признает заблуждение существенным, если установлено, что оно затрагивает главные элементы сделки – ее природу, основные качества предмета сделки, в силу чего заблужде­ние не может быть устранено либо его устранение связано для заблуждав­шейся стороны со значительными затратами. Так, применительно к сделке по обмену жильем как существенное заблуждение может быть рас­ценено незнание о таких недостатках жилого помещения, которые при со­вершении сделки не могли быть выявлены (скрытые недостатки), обнару­жены впоследствии и неустранимы при ремонте. Их наличие объективно создает невозможность проживания в квартире – снижены возможности исполь­зования предмета сделки по назначению. Напротив, наличие незначительных дефектов, легко устранимых при ремонте, не повлечет оценку заблуждения как имеющего существенноезначение.

В отличие от обмана заблуждение не должно быть результатом умышленных, целенаправленных действий другой стороны. При этом причины заблуждения для при­знания сделки недействительной значения не имеют – вина участника сделки, его неосмотрительность, неосторожность контрагента, действия третьих лиц, случайные обстоятельства и др. Однако выявление причин заблуждения важно для применения специальных (кроме двусторонней реституции)последствийнедействительности данной сделки. При доказанности вины ответчика в заблуждении (например, продавец не сообщил о свойствах вещи, зная о которых покупатель ее бы не приобрел) истец вправе требовать, чтобы от­ветчик возместил причиненный в результате заключения сделки реальный ущерб. В иных случаях убытки возмещает заблуждавшаяся сто­рона, причем и при отсутствии ее вины в заблуждении, т.к. при заключении сделки она не проявила должную заботливость и осмотрительность в вы­явлении обстоятельств, имеющих существенное значение.

Статья 179объединяет составы сделок, обстоятельства заключения которых привели к искажению воли совер­шающего их лица, то есть воля и волеизъявление не совпадают. Обман – умышленное введение другой стороны в заблуждение с це­лью заключения с нею сделки. Может исходить от контрагента, третьих лиц, заинтересованных в заключе­нии сделки. Это преднамеренное действие (бездействие) – т.е. создание ложного представления либо умышленное использование любым путем возникшего ложного представления. Обман должен иметь существенное значение для формирование воли, направленной на заключение сделки. При этом недобросовестная сторона осознает, что сделка совершается исключительно под влиянием неправильного представления контрагента о существе сделки и что при адекватном представлении о фактах, непосредственно относящихся к сделке, она бы не была заключена. Для гражданско-правового обмана не является обязательным элемент корысти, намерение обогатиться.

Насилие – непосредственное воздействие на волю субъекта сделки путем причинения физических или душевных страданий ему самому либо его близким. Может исходить как от контрагента, так и от третьих лиц. Действия всегда незаконны, но не всегда уголовно наказуемы.

Угроза – психическое воздействие на контрагента посредством заявлений о причинении ему или его близким физического либо морального вреда в случае отказа от заключения сделки. Вопрос о реальности, исполнимости и значитель­ности угрозы решается судом при рассмотрении обстановки заключения сделки.

Кабальной признается сделка, заключенная вынужденно (т.е. воля лица не явля­ется свободно сложившейся), вследствие стечения тяжелых обстоятельств (материальные трудности, болезнь, смерть близкого человека, осуществлявшего уход, и др.) и на крайне невыгодных условиях.

К последним суды относят неравноценную плату, мену имущества без доплаты при значительно раз­личающейся стоимости и т. д. Контрагент диктует условия сделки, яв­но невыгодные и значительно отступающие от обычных условий сделок та­кого рода, заключаемых при сравнимых обстоятельствах с аналогичным предметом. Суды оценивают степень тяжести неблагоприятных для истца обстоя­тельств и невыгодность условий сделки с учетом действительной стоимо­сти предмета сделки.

В Концепциипредложено дополнить ГК презумпцией: считать сделку совершенной на крайне невыгодных условиях, если цена, процентная ставка или иное встречное предоставление, получаемое или передаваемое потерпевшей стороной, в два или более раза отличается от предоставления другой стороны.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой сторонойимеет место,еслиустановлен умышленныйсговор представителя одной стороны с контрагентом по сделке и наличие такого сговора влечет неблагоприятные последствия для представляемого (например, продавец дома договаривается с действующим по доверенно­сти представителем покупателя, чтобы он не сообщал доверителю о наличии выявленных скрытых дефектов). Не имеет значения, было ли такое со­глашение выгодно для представителя. Сделка оспорима. Право предъявления требования о недействительности сделки у потерпевшего. Удовлетворение иска влечет применение односторонней реституции с обязанностью возместить потерпевшему реальный ущерб.

В Концепциипредложено исключить из ст. 179 положения о конфискационных последствиях недействительности сделок (изъятие в доход государства), заменив эти положения гражданско-правовыми мерами реагирования (например, возложить на виновную сторону риск гибели предмета сделки до момента ее оспаривания).







Сейчас читают про: