double arrow

МИКРОЭКОНОМИКА


Понятие правовой системы. Классификация правовых систем.

Злоупотребление и произвол в праве.

Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность. Основания освобождения от юридической ответственности.

Соотношение юридической ответственности и государственного принуждения.

Гарантии и методы обеспечения законности и правопорядка. Эффективность права.

Понятие правопорядка, его соотношение с общественным порядком и законностью.

Понятие законности. Соотношение законности, легитимности и демократии.

Эффективность права – социология права.

Конформизм. Виды: разделенными суб цели, способы( непризнанный способ –ритуал; непризнанный способ и цели- ретрицизм)

62. Правомерное поведение лица: понятие и виды.

63. Правонарушение: понятие, признаки и виды.

64. Состав правонарушения: понятие, элементы и виды.

65. Вина: понятие и формы. Принцип объективного вменения.

(раскулачивание)

66. Юридическая ответственность: понятие, основание, содержание, принципы и виды.




Автономные юридическая ответственность и гос. принуждение (может носить превентивный характер без юридической ответственности, средство обеспечивающее реализацию юридической ответственности).

Основания освобождения не носят реабилитирующий характер

68. Правосознание: понятие, структура и виды. Правовой нигилизм и правовой идеализм.

Крайние формы деформации правосознания.

70.Правовая культура: понятие, элементы и виды.

Это правосознание + поведенческий акцент + юридические ценности.

72.Особенности правовой системы современной России; её связь с основными группами правовых систем современности.

Относят к Романо-Германской правовой семье.

С т.з. идеологического характера – переходного типа. Латино-Американская правовая система.

Теория потребительского поведения.

Все экономические теории потребительского поведения исходят из простой идеи, что потребители могут (а) сравнить разные товары (товарные наборы), (б) потребитель всегда старается выбирать лучший для себя товар или товарный набор. В действительности идея лучшего товара или лучшего товарного набора не столько проста как кажется на первый взгляд, потому что мы выбираем разнообразные товары и услуги по целой совокупности самых разнообразных критериев, которые находятся друг с другом в очень сложной иерархической зависимости. Исходя из этого эти 2 базовые предпосылки крайне важны. Но они не всегда выполняются.

Мы можем утверждать, что на полезность товаров, исходя из которых происходит выбор, влияют как субъективные, так и объективные факторы. К ним относятся вкусы и предпочтения потребителя, социальные факторы, в том числе и такие как мода, время и место потребления и т.д.



На потребление тех или иных товаров и услуг влияет даже наше настроение. Представьте себе потребителя, которого мучает язва желудка. Он приходит в магазин, смотрит на некоторые полки, перкашивается и уходит оттуда. Он смотрит на копченую колбасу и вспоминает, каково ему было, когда он ее ел, и что было потом, когда он угодил в больницу.

Полезность обычно обозначается буквой У. Полезностью называется способность товаров и услуг удовлетворять потребности людей. Полезность конкретного блага определяется теми качествами, которые в этом благе заключены или которые находит в нем потребитель.

Здесь тоже один момент. В действительности полезность того или иного блага может зависеть от чисто субъективных или даже вымышленных для потребителя факторов. Например, кто-нибудь может считать, что если он надевает эту курточку, то у него сразу улучшается цвет лица и на него сразу начинают по-другому смотреть. В действительности, для потребления все равно, улучшается у него цвет лица или нет, если он наденет другую куртку. С точки зрения потребления и с точки зрения полезности эти события являются совершенно независимыми друг от друга. Этот разрыв между тем что есть и тем, что потребитель думает никак на потребление может не влиять. Вы можете покупать куртку, потому что она улучшает вам цвет лица, хотя этого в действительности нет, или надевать куртку, потому что на вас будут смотреть люди. Они могут действительно смотреть, а могут и нет. Более того, при этом смотрении они могут выдавать совершенно другие эмоции, чем вам бы хотелось.



Можно утверждать, что мы можем формально определить полезность так: введя понятие предпочтения товара.

____ - такой значок означает предпочтения.

Мы можем утверждать, что если товар Х1 более предпочтителен чем товар Х2, это значит, что полезность товара Х1 больше, чем полезность товара Х2.

То же самое мы можем сказать и по потребительскому набору. Если у нас есть 2 потребительских набора Х1Хn и Y1Yn , причем потребительские наборы могут быть неравными. Что такое неравный потребительский набор? Представим, что в одном наборе у вас куртка, сапоги, пальто, шляпа. А в другом наборе ласты, маска. Понятно, что эти наборы используются в разные моменты времени, и их полезность в разные моменты времени разная. Сапоги, пальто, шляпа не привлекают вас в жару, с другой стороны ласты и маска зимой тоже. С другой стороны если вы в 35-градусную жару находитесь посреди пустыни, то вам оба набора бесполезны. Так вот, если утверждать, что набор Х1 полезнее, чем набор Х2, то это значит, что полезность набора Х1Хn > Y1Yn .

Исторически существует по крайней мере 2 подхода к оценке полезности: кардиналистский или количественный и ординалистский.

Первым подходом был кардиналистский. Основной идеей его была идея количественного измерения полезности в неких абсолютных величинах. Получалось, что если мы сможем эти величины измерить, то получалось, что полезность может быть конкретно измерена, и более того, получалось, что полезность одной вещи 50 ютилов (?, такие единицы измерения), а полезность другой вещи 46 ютилов. Мало того, что можно было сказать, что полезность первой полезнее, чем второй, но можно было точно измерить, на какую величину эта полезность различается.

В последующем данный подход был подвергнут критике, поскольку бесспорного способа приписывания количественных полезностей тем или иным благам найдено не было.

Необходимо отметить, что несмотря на это сама по себе идея измерения полезности осталась, разве что только в новой концепции, которая пришла на смену кардиналистской теории – ординалистской теории полезности. Утверждалось, что потребитель не может количественно выразить полезность, ибо его сравнение полезности всегда носит качественный характер. Т.е. он может сказать, что один потребительский набор лучше, чем другой, но не может сказать насколько лучше, не может измерить.

В связи с полезностью разумно будет ввести 2 функции: функция общей полезности, которую иногда пишут как _____

Функция полезности определяется как все количество удовлетворений, которое получается от данного товара или услуги за определенное время.

Например. Мы приходим куда-нибудь и покупаем мороженое. Берем первые 100 граммов мороженого. Они обеспечат нам полезность _____

Вторые 100 граммов мороженого обеспечат нам прирост полезности, да еще и с сиропом.

Третьи 100 граммов мороженого с новым сиропом обеспечат нам прирост полезности, но мы видим, что он гораздо более низкий.

Четвертые 100 граммов мороженого в принципе можно кушать, но в общем прирост полезности уже явно незначительный.

Пятая порция полезности не увеличивает.

После употребления шестой порции у нас начинает болеть горло.

Т.е. получается, что сама по себе функция полезности может иметь некую точку перегиба, или точку насыщения, после которой эта функция становится убывающей, и дальнейшее потребление становится бессмысленным.

Понятно, что в отношении всех товаров потребности людей безграничны, но в отношении какого-то конкретного товара в какой-то конкретный промежуток времени эта точка насыщения есть практически везде.

Можно утверждать, что исходя из идеи насыщения можно ввести функцию предельной полезности. Можно утверждать, что предельная полезность равна добавлению полезности при добавлении новой порции товаров и услуг. В принципе мы видим, что она равна производной функции полезности по количеству товаров. _________

Можете не писать, если это вас смущает. М – есть предельная полезность, это дополнительная полезность, связанная с дополнительным потреблением некой единицы товара. Если мы устремим эту единицу товара к нулю, то получим предел. Этот предел даст нам частную производную. Это вы можете упустить.

Получается, что функция предельной полезности иная. Мы смотрим, какую дополнительную полезность дает та или иная единица товара? Мы выясняем, что это полезность первой единицы товара ____ . Потом новая единица товара дает такую полезность(рисует) , поэтому у нас уже функция такая, и она здесь пересекает ось ОХ. Получается, что дальнейшее потребление приводит к тому, что полезность уменьшается. Теперь у нас все больше болит горло, или живот от этого мороженого.

Можно утверждать, что теории полезности для того, чтобы эту полезность измерить, для того, чтобы показать эти зависимости, были сформулированы законы Госсена. Фактически на доске представлен тот график, который относится к первому закона Госсена или закону насыщения.

1 закон Госсена звучит так:

Полезность каждой последующей единицы блага, потребляемая в одном непрерывном акте, убывает. Причем здесь существенна непрерывность. Если я каждый день с утра пью чашечку кофе, это не является непрерывным актом. А вот если я будут пить несколько чашечек кофе подряд, тогда это непрерывный акт.

При повторном акте потребления полезность каждой единицы блага становится меньше по сравнению с ее полезностью при первоначальном потреблении.

Однако это не всегда так. Иногда функция предельной полезности ведет себя неправильно. Вначале она начинает расти, а уж потом начинает падать. Т.е. функция предельной полезности может иметь перегиб. А почему? Дело в том, что здесь может быть ситуация следующая: мы можем потреблять какое-то делимое благо, например воду. Первый глоток воды даже нашей жажды не удовлетворит. Получается, что если человек ползет по пустыне, и хочет пить, то у него огромный недостаток воды. Получается, что первый глоток воды компенсирует этот недостаток.

Это может возникать тогда, когда мы начинаем употреблять товары фундаменталы. Например, мы можем употреблять не один конкретный товар, а что-то вместе с чем-то. Например для того, чтобы почувствовать вкус кофе, вам дается стакан с водой. Получается, что при потреблении двух этих совместных товаров, ваши вкусовые ощущения от питья кофе увеличиваются, поэтому функция предельной полезности идет не туда, куда она должна была бы идти.

Кроме этого, существуют определенные блага, достаточно хитрые, как правило это общественные блага, где функция предельной полезности вообще не падает.

Почему такое может быть? Дело в том, что существует идея, связанная с построением общества, основанном на знаниях. Получается, что чем больше знаний, тем больше от них эффект; чем больше знаний, тем больше системный эффект они дают. И получается, что полезность их потребления начинает постоянно расти вверх. Мы очевидно не можем дойти до этой точки (показывает) непрерывного потребления.

Резюме. В 1 законе Госсена устанавливается взаимосвязь между предельной полезностью и количеством единиц товара вне зависимости от прочих товаров и иных экономических субъектов.

Такой подход базируется на предположении о независимости потребления отдельных товаров. Но вместе с тем, это может быть и не правило. Одно из исключений получается из 1 закона Госсена, связано с тем, что некоторые товары, блага употребляются совместно. Получается, что предложение о независимости потребления отдельных товаров иногда верно, для очень далеких друг от друга товаров, например ничем не связаны между собой холодильник и сигареты: зачем мне холодильник, если я не курю?

Если речь идет о взаимно дополняемых товарах, то ситуация другая. Но это еще не все: мы ведь можем употреблять товары, делая выбор между количеством потребленных благ одних, и количеством потребленных благ других. Этот выбор, понятное дело, диктуется нам бюджетными ограничениями, но вместе с тем возникает вопрос об оптимальности выбора, потому что общее количество потребления может быть ограничено бюджетными ограничениями, но с другой стороны возникает вопрос: а какое же идеальное потребление нескольких благ?

На этот вопрос отвечает 2 закон Госсена.

2 закон Госсена или Закон сбалансированного потребления:

Человек, который имеет возможность выбора между различными благами, но не располагает достаточным временем для полного удовлетворения каждого из них, должен независимо от достигнутой величины общей полезности отказываться от потребляемых благ для обеспечения максимальной общей полезности распределить свое время в такой пропорции, чтобы в момент завершения потребления последней части благ приносили бы одинаковое удовлетворение.

Второй раз повторяет уже не совсем так: Человек, который имеет возможность выбора между различными благами, но не располагает достаточным временем для полного удовлетворения каждого из них для обеспечения максимальной достигнутой величины общей полезности от каждого из потребляемых благ должен распределить имеющееся в наличии время таким образом, чтобы в момент завершения процесса потребления последние части благ приносили бы одинаковое удовлетворение. Это значит, чтобы их предельная полезность была бы равна друг другу.

Итак, у нас есть 2 части благ.

Каждое из них имеет свою функцию предельной полезности. Мы выясняем, что плаванием мы занимаемся какое-то количество времени Х2, а верховой ездой Х1 . Учитывая бюджетные ограничения, это значит, что мы не можем увеличить количество плаваний до количества верховой езды, это значит, что нам приходится идти к какому-то компромиссу. Поскольку никакие понятия у меня не заданы, я считаю, что … (пишет на доске). Получается, что я должен увеличить количество плаваний и уменьшить количество верховой езды для того, чтобы оба эти блага вместе приносили бы мне максимально возможное удовлетворение. Плаванием я занимаюсь меньше, а верховой ездой больше, почему я не могу посчитать, оптимизировать полезность на уровне верховой езды? Мне не дают это сделать бюджетные ограничения. Если бюджетные ограничения не заданы, то я пытаюсь максимизировать и найти полезность по максимуму. Если заданы бюджетные ограничения, то я не могу использовать плавание по максимуму, потому что я верховой ездой занимаюсь. Стоимость плавания и верховой езды одинакова. Для того чтобы максимально полно использовать и то, и другое, я нахожу ту точку, где предельная полезность двух этих благ совпадает друг с другом. Однако это может быть не так, поскольку бюджетные ограничения могут быть разными, и здесь необходимы определенные вычисления.

Итак, суть 2 закона Госсена состоит в том, что для получения максимума удовлетворения и максимума общей полезности от потребления произвольных благ, надо каждое из них потребить в таком количестве, чтобы предельная полезность благ была равна 0 (?).

Отсюда можно вывести интересную идею: если мы рассматриваем товары, чья взвешенная полезность больше чем взвешенная полезность других товаров и пытаясь заменить ими те товары, чья взвешенная полезность меньше, чем взвешенная полезность других товаров, мы можем пересмотреть свое потребление и добиться постоянного выигрыша. Другими словами, мы можем утверждать, что к потреблению неких групп товаров мы можем подходить с точки зрения порядка эффективности и порядка оптимальности, перераспределяя это потребление так, чтобы достичь в конце концов абсолютного оптимума.

Марина: почему нужно увеличивать количество часов на плавание и уменьшать количество часов на верховую езду?

Теоретически. Мне необходимо для достижения идеала, чтобы у меня предельные полезности всех благ совпадали. Теоретически при данной ситуации я мог бы, исходя из того, чем больше я потребляю, тем больше удовлетворяются мои потребности, пытаться балансировать на уровне максимального потребления верховой езды. Но я вспоминаю, что у меня есть бюджетные ограничения. И если бюджетные ограничения заданы, то получается, что если я потребляю Х1 часов количества верховой езды и Т* количества часов плавания, то это приводит к тому, что у меня остается некий остаток, за который я должен платить дополнительно. А бюджетные ограничения сделать мне этого не дают. Исходя из этого, я должен уменьшать верховую езду, чтобы увеличивать плавание. Почему она у меня в середине нарисована? Потому что я посчитал, что ценность верховой езды и ценность плавания примерно одинаковы, хотя мы видим, что функция полезности и функции предельной полезности у них разные. Более того, я не стал вдаваться в подробности и производить вычисления по поводу стоимости этих двух мероприятий, а просто посчитал, что это _____ вещи, и исходя из этого я нашел середину. Но в принципе, если бы я взвешивал их с точки зрения стоимости, и учитывал бы вид функции полезности, то естественно…

Здесь видно, что этот кусочек плавания, который мы получили, он несколько больше, чем кусочек верховой езды. Получается, что в результате этого перераспределения я увеличил полезность, связанную с моим потреблением.

Переформулирую: вам необходимо 4 часа просидеть в библиотеке. А в это время в кинотеатре идет потрясающе интересный фильм, на который вас пригласили. Исходя из этого, учитывая, что фильм идет 2 часа, вы пытаетесь сбалансировать ваше потребление. Беда в том, что при каждой конкретной оценке у вас полезность разная. Когда вас приглашает кто-нибудь симпатичный в кино, вы понимаете, что вы идете в кино. Но когда подходит время защиты курсовой, вы понимаете, что черт с ним, с кино, а библиотека – мой дом родной. Поэтому нам не удается построить некую единую функцию полезности. Исходя из этого, экономику мы не учим исходя из исключительно полезностного подхода. Если нам бы удалось построить хотя бы один раз, хотя бы общий вид функции полезности, мы фактически изучали бы экономику исключительно через потребление, с точки зрения полезностного подхода. Беда заключается в том, что общего вида функции полезности мы не знаем. Мы не знаем его не только у конкретных потребителей, но даже у абстрактных потребителей.







Сейчас читают про: