double arrow

ВИСОЧНЫХ КОЛЕЦ В ДРЕВНЕРУССКОЕ ВРЕМЯ


(ПО МАТЕРИАЛАМ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ)

© 2008А. Г. Шпилев

(Россия, Курск, Курский государственный областной музей археологии)


Господствовавший в роменский период среди населения Курского края (2-я пол. VIII – к.X вв.) обряд погребения (кремация на стороне) полностью исключает точное определение способов размещения и вариантов использования височных колец.

Материалы с роменских памятников соседних регионов указывают на то, что в это время височные кольца или прикреплялись к убору или вплетались в волосы по бокам головы у висков. Об этом свидетельствует расположение височных колец на скелетах женщин, погибших при разгроме Новотроицкого (Сумская обл., Украина) и Супрутского (Тульская обл., Россия) городищ. Так, при описании женского скелета из новотроицкого жилища №4 И.И.Ляпушкин отмечал, что перстнеобразные кольца с заходящими концами лежат у висков и «височные кости черепа имеют зелёную окраску» [Ляпушкин, 1958, с.59].

Более противоречива локализация колец Супрутского городища. М.А.Воронцова на графических реконструкциях помещает лучевые у висков, а проволочные кольцеобразные и литые кольца «салтовского» типа в уши [Воронцова, 2002, рис.5,а,в,г, рис.6,г]. Однако в тексте статьи со ссылкой на отчёт С.А.Изюмовой кольца данных типов из погребений №3 и №4 чётко локализуются в районе висков [Воронцова, 2002, с.112]. Это позволяет предположить, что часть украшений отнесённых М.А.Воронцовой к серьгам могла использоваться в качестве височных колец.




В конце X в. на курских землях распространяются подкурганные трупоположения, анализ погребального инвентаря которых позволяет не только достаточно полно представить региональный набор древнерусских височных колец, но и даёт возможность проследить варианты их крепления и использования.

1) Вплетение височных колец в волосы. В четырёх гочевских погребениях на височных кольцах сохранились остатки волос, в которые они, вероятно, были вплетены. В кургане №65 (Рыков П.С., 1912 г) под черепом было найдено 3 перстнеобразных височных кольца с остатками темно-русых волос [Рыков, 1912, л.118-119], в кургане №101 (Рыков П.С., 1912 г) «под черепом лежали пряди чёрных волос и 6 височных колец [Рыков, 1912, л.158-159][16], в кургане №39 (Глазов В.Н., 1913 г) между семилучевыми височными кольцами «сохранились пряди черных волос» [Глазов, 1913, л.19], в кургане №14 (Глазов В.Н, 1915 г) проволочные кольца у висков были «обвиты прядями темных волос, хорошо сохранившимися от окиси медной лигатуры» [Глазов, 1915, л.8][17].

2) Крепление височных колец к головному убору. Этот способ зафиксирован в восьми гочевских курганах. В кургане №7 (Рыков П.С, 1912 г.) справа от черепа обнаружено «два медных проволочных кольца с ветхими остатками ткани желтого цвета» [Рыков, 1912, л.17-18], в кургане №LXXXVIII (Самоквасов Д.Я., 1909 г.) у головы женского скелета расчищено 8 кольцеобразных височных колец и обрывок полотняной ткани [Самоквасов, 1915а, табл.XXXIX; Самоквасов, 1915б, с.26] (Рис.1,1), в кургане №LX (Самоквасов Д.Я., 1909 г.) у черепа лежало 18 височных колец, «обрывки кожи и шерстяной ткани» [Самоквасов, 1915а. Табл.XXXI; Самоквасов, 1915б. С.21], в кургане №35 (Рыков П.С., 1912 г.) слева от черепа находилось 3 височных кольца с остатками материи [Рыков, 1912, л.74-76], в кургане №26 (Рыков П.С., 1912 г.) справа от черепа девочки 8 – 10 лет лежало 9 серебряных височных колец, слева – 3 височных кольца и 4 бубенчика, в районе лба – спиральная бронзовая пронизка и куски ткани от головного убора с отдельными прядями бахромы [Рыков, 1912, л.52-53].



Височные кольца могли крепиться к головному убору посредством вдевания их в специально сделанные нитяные петли. Подобный способ был встречен В.В. Хвойко в Броварках (Полтавская губ.), где в кургане №6 лежали «по обе стороны черепа по 3 височных кольца с кусочками парчи, к которой были пришиты петли, придерживавшие эти кольца» [Хвойко, 1904, c.46-47]. Ещё один способ крепления височных колец был прослежен Е.Н. Мельник в кургане №28 Ницахского могильника (Харьковская губ.). Под пластинчатым очельем была обнаружена подкладка из бересты, которую сверху и снизу, «в виде бахромы», украшало несколько десятков серебряных проволочных колец разной величины и толщины. По мнению исследовательницы, берестяной обруч сверху был покрыт тканью, в которую продевались кольца, т.к. в уцелевших кусках бересты не было заметно дырочек от их крепления [Мельник. 1905, с.737]. Впрочем, как и в Броварках височные кольца из Ницах могли не продеваться через ткань, а крепиться в нашитые нитяные петли.



Височные кольца могли крепиться и на затылке, как большие браслетообразные кольца из исследованных П.С. Рыковым гочевских курганов №1 (погр.3) (Рис.1, 6) и №41. Вероятно, в данном случае украшения несли и практическую нагрузку, пришиваясь к задней части головного убора для подвешивания лент или нитяных кистей. Кроме Гочево факт нахождения височных браслетообразных колец на затылке зафиксирован в Ницахах (Харьковская губ.), где «часть человеческого черепа с остатками кожи, волос и сохранившимися концами венчика, серебряным кольцом и пучком шелковых шнурков» была обнаружена Е.Н.Мельник в кургане №28 [Раскопки…, 1902, с.95]. Аналогичная находка присутствовала и в одном из погребений курганной группы «Песчаная дача» у г. Сумы (Украина), где на черепе женщины С. Магура расчистил пластинчатое крючкоконечное очелье, фрагмент головного убора в виде толстых скрученных ниток бордового цвета и спиралевидное височное кольцо, а в районе затылка – крупное браслетообразное височное кольцо с несомкнутыми концами [Магура, 1930]. В Гочево большие браслетообразные кольца на затылке встречаются в погребениях с пластинчатыми очельями конца X – 1-ой четверти XI вв. и исчезают после появления в женском головном уборе Днепровского Левобережья проволочного головного венчика с пластинчатым назатыльником, в который стали помещать ленты и украшения, крепившиеся ранее к назатыльным кольцам [Шпилев, 2005, с.197-198].

В ряде случаев был зафиксирован факт использования поломанных украшений. Так, в гочевском кургане №LIV Д.Я.Самоквасов расчистил у головы покойной 4 семилучевых кольца, из которых одно было прикреплено к головному убору покойницы «посредством сохранившейся толстой нитки» [Самоквасов, 1915а, табл.XXVII; Самоквасов, 1915б, с.19] (Рис.1,4).

3) Нанизывание височных колец. Продетые сквозь кожаный ремень три «малых кольца из медной проволоки с эсовидным завитком на одном конце» расчищены на правом виске женского погребения из кургана №27 [Глазов, 1913. с.16]. В кургане №71 (Стародубцев Г.Ю., 1996 г.) рядом с черепом обнаружено 6 бронзовых перстнеобразных височных колец, около двух из которых сохранился «тлен от кожаного ремешка, на котором они были повешены» [Стародубцев, 1996, л.4-5]. В кургане №XLII (Самоквасов Д.Я., 1909 г.) найден головной венчик с 6 спиральными кольцами [Самоквасов, 1915а. табл.XX; Самоквасов, 1915б, с.16] (Рис.1, 5), а в кургане №41 (Стародубцев Г.Ю., 1999 г.) слева от черепа девочки 10–12 лет – вертикальная полоска сотканной в «елочку» ткани светло-серого цвета (длина 51 мм, ширина 9 мм) продетая сквозь два «кудреватых» височных кольца [Стародубцев, 1999, л.11-12] (Рис.1,8). Иногда височные кольца продевали друг в друга и получали подвеску, подобную расчищенной П.И. Засурцевым у левого виска погребённой в липинском кургане №80 [Засурцев, 1949, л.10] (Рис.1,10). Полоски ткани или кожи с закреплёнными на них кольцами так же могли вплетать в волосы. Возможно, именно такой способ отмечен в гочевском кургане №86 (Глазов В.Н., 1915 г.), где около виска погребенной обнаружили «6 средних колец из гладкой медной проволоки, соединенных ремешком и перевитых темными волосами» [Глазов, 1915, л.19].

Необходимо отметить, что исследователи Гочевского курганного могильника часто отмечали преднамеренную ассиметрию в расположении височных колец. Так, П.С.Рыков в своём «Отчёте» писал, что височные кольца «чаще всего встречаются по пяти в курганах – три с одной стороны и два с другой». Аналогичная ситуация наблюдается и в материалах раскопок Д.Я. Самоквасова, В.С. Львовича, В.Н. Глазова и Г.Ю. Стародубцева. Кроме Гочево ассиметричное расположение колец отмечено в комплексах Студенка (Сперанский, 1894, к.№2), Липино (Засурцев, 1948, к.№75; Засурцев, 1949, к.№80, 94, 96) и Горналя (к.№8 Самоквасов 1872). Пять лучевых колец Жидеевского клада (Железногорский р-н) тоже подразумевали ассиметрию в использовании, о чём свидетельствуют разъёмы на их дужках (3 справа, 2 слева).

Впрочем, количество гочевских комплексов с симметричным расположением височных колец так же достаточно велико, а в Липино и Горнале оно является преобладающим. Возможно, в данном случае мы имеем дело с определёнными традициями в использовании височных колец, но носит ли это явление этно-культурный или хронологический характер пока не ясно.

4) Височные кольца-серьги. В ряде курских захоронений размещение височных колец указывает на то, что они могли использоваться в качестве серёг. Об этом же свидетельствуют и фрагменты ушей, сохранившиеся в ряде гочевских погребений благодаря окислам вдетых в них колец. С большой степенью вероятности, остатки ушей представлены в комплексах раскопанных Д.Я. Самоквасовым курганов №XCIV (КГОМА 125/19/67) (Рис.2,7), LXXXIV (КМА 156/19/303), LXXXIX (КМА 156/19/485), CXIV (КМА 156/19/341) (Рис.2,4), CXXVIII (КМА 156/19/436) (Рис.2,5) и в кургане №60 (Рыков, 1912 г.). Вероятно, в качестве серёг так же использовались пять соединенных кожей височных колец из гочевского кургана №13 [Львович, 1913, л.31] и «связанные кожей» височные кольца из горнальского кургана №8 [Самоквасов, 1908, с.214], полностью идентичные кольцам из гочевского кургана №CXXVIII (Самоквасов Д.Я., 1909 г.). В курганах №CX, CXXXIX, LXXVII происхождение фрагментов кожи (ухо или ремешок) на височных кольцах не совсем понятно, ввиду незначительности их размеров.

В курских погребениях роль серёг выполняют височные кольца самых разных типов. Так, в горнальском кургане №12 (Самоквасов Д.Я., 1872 г.) «часть человеческого уха» сохранилась на одном из спиральных колец [Самоквасов, 1908, с.215]. Спиральные кольца-серьги найдены и «возле ушей» детского захоронения кургана №CXIII в Гочево [Самоквасов, 1915а, табл. XLII; Самоквасов, 1915б, с.30]. В кургане № LXXI у головы обнаружено «две серьги, каждая из двух серебряных проволочных колец [браслетообразных – А.Ш.], вложенных одно в другое» [Самоквасов, 1915а, табл. XXXIV; Самоквасов, 1915б, с.23] (Рис.1,9). В кургане №41 (Стародубцев, 1999 г.) слева от черепа были расчищены соединённые между собой тонкой проволокой два височных колечка (с эсовидным окончанием и неопределимое фрагментированное), одно из которых, предположительно, было продето в левое ухо, от которого сохранился фрагмент 3х3 мм [Стародубцев,1999 л.11-12]. Семилучевые височные кольца-серьги были обнаружены М. Сперанским в кургане №2 у д. Студенок (Рыльский у., совр. Хомутовский р-н) – «на правом ухе 3 серьги, надетые на неспаянное колечко с острым концом, на левом – одна» [Сперанский, 1894, с.266]. Аналогичные небольшие перстнеобразные колечки присутствовали и в Гочево на браслетообразном кольце со стеклянной бусиной печеночного цвета из кургана №2 [Рыков, 1912, л.9-10] (Рис.1,3), на одном из 6 спиральных колец кургана №XCVII [Самоквасов, 1915а, таб.XLI] (Рис.1,7), на найденном «в области уха» погребённой женщины проволочном кольце из кургана №28 [Львович, 1913, л.60-61], а так же в Горнале – на проволочных кольцах из курганов №7, №12 и спиральном кольце из кургана №10 [Самоквасов, 1908, с.214-215].

Проволочные кольца могли использоваться в качестве серёг и самостоятельно. Об этом свидетельствуют их находки в районе ушей (если в единственном экземпляре, то обычно справа) не только женских, но и мужских погребений древнерусского времени (Рис.2,1-2). Обычно гочевские мужчины использовали в качестве серёг браслетообразные и перстнеобразные кольца с несомкнутыми или заходящими концами (Рис.2,1,6).

Иногда в качестве серёг выступают поломанные или специально переделанные изделия. В гочевском кургане №LIV как серёжка использовался фрагмент (часть дужки и крайний луч) семилучевого кольца [Самоквасов, 1915б, с.19] (Рис.1,). Фрагменты сломанных семилопастных колец, вероятно, используемые в качестве серёг, так же обнаружены в захоронениях вятичей – 2 кольца в погребениях грунтового могильника Бутырка, по одному кольцу обнаружено в курганных захоронениях у биостанции под Звенигородом (Московская обл.) (Рис.1,2) и Завальском, ещё одно – на поселении Кутьино 1А (Московская обл.) [Сарачева, 2004, сноска 6, Р.6].

Об использовании височных колец в качестве ушных украшений свидетельствуют и данные исследований А.С.Агапова и Т.Г.Сарачевой. Ученые обработали несколько кожаных фрагментов с восточнославянскими кольцами различных типов (семилопастными, браслетообразными с заходящими и завязанными концами, перстневидными) и определили, что кожа является остатками ушных раковин с 1 – 4 отверстиями, общее состояние, сглаженные и омозолевшие края которых свидетельствовали о том, что «они были сформированы прижизненно в результате контакта с массивными предметами (украшениями) на протяжении длительного периода» [Агапов, Сарачева, 1997, с.106].

5) Нехарактерное использование височных колец. Локализация части курских височных колец позволяет предположить полифункиональность для некоторых типов этого украшения и в первую очередь – для кольцеобразных проволочных колец. Так, в ряде гочевских погребений височные кольца выполняли роль нагрудных украшений. В кургане №LIX (Самоквасов, 1909 г.) на груди погребённой лежало ожерелье из 12 серебростеклянных бус и три вдетых друг в друга браслетообразных кольца, на среднем из которых находилось 3 серебростеклянные бусины [Самоквасов, 1915б, с.20. Табл. XXX] (Рис.2,9). Пять серебряных браслетообразных височных колец с несомкнутыми концами, «составляющих как бы ожерелье» расчищены на ключице костяка в кургане №41 [Рыков, 1912, л.85-86]. Аналогичное расположение колец так же зафиксировано в курганах №XXXVIII (5 колец), XXXIX (4 кольца), XL (6 колец), XLIII (4 кольца), XLIV (4 кольца), XLVI (5 колец), XLVII (2 кольца), XLVIII (6 колец), XLIX (4 колец), LXIII (4 кольца), LXIV (5 колец), LXIX (2 кольца), LXX (6 колец), LXXII (3 кольца), LXXIII (3 кольца), LXXVI (4 кольца), LXXXI (6 колец), CXIII (4 кольца), CCLXI (5 колец) [Самоквасов, 1915а; Самоквасов, 1915б]. Возможно, в состав ожерелий входили и кольца из кургана №74 (Рыков, 1912 г.) (Рис.2,8). Три височных перстнеобразных бронзовых кольца, на одно из которых была нанизана бусина, находились в скоплении из 16 серебряных лунниц и 6 пастовых бусин расчищенном вокруг нижней челюсти (Рис.2,). Второе аналогичное по составу скопление было обнаружено здесь же, у правой руки погребённой. Вероятно, оно так же представляло собой ожерелье, состоявшее из 4 кольцеобразных проволочных колец, 84 бус и 4 серебряных лунниц [Рыков, 1912, л.132-133].

Можно предположить, что найденные на груди покойниц кольцеобразные височные кольца или входили в состав ожерелий смешанного типа (кольца-бусы) или носились на груди в виде цепи, подобно украшению из Ницах (Харьковская губ.), где в погребении 2 кургана № 28 Е.Н. Мельник обнаружила вокруг шеи скелета «целый ряд разложившихся серебряных колец, продетых друг в друга в виде звеньев цепи» [Мельник, 1905, с.699].

По материалам Гочевского курганного могильника круглые проволочные кольца исчезают из состава нагрудных украшений местного погребального костюма во 2-ой трети XI в. [Шпилев, 2005, с.199]. Однако клады и письменные источники говорят о том, что «кольчатые» нагрудные цепи использовались женщинами на протяжении всего древнерусского периода [Пушкарева, 1989, с.168; Корзухина, 1954, с.130. Табл.L,9].

В ряде комплексов нахождение височных колец в районе груди может быть связано с перемещением предметов под воздействием различных факторов (животные, корни растений, смещение грунта и др.), подтверждением чего являются находки на груди погребённых фрагментов ушей с кольцами в курганах №LXXXIX (КМА 156/19/485) и №CXXVIII (КМА 156/19/436) [Самоквасов, 1915б, с.26,33].

В 1985 г. во время раскопок городища «Гора Ивана Рыльского» (г.Рыльск, Курская обл.) М.В. Фроловым обнаружено височное кольцо совмещенное с фигурной бронзовой подвеской, имеющей с лицевой стороны практически стертый рельефный орнамент со следами позолоты, а на обратной стороне 3 небольших шпенька (Рис.2,3). Исследователь предположил, что подвеска является накладкой, к которой позднее припаяли свернутую в колечко бронзовую проволоку с заходящими концами [Фролов, 1985. Отчёт, л.19, фото №28; Опись, л.16, №53]. Похожее изделие-подвеску Д.В.Милев обнаружил на усадьбе Десятинной церкви (Киев, Украина) в погребении №122, где на правой стороне груди погребённой женщины лежала «серебряная с позолотой круглая, слегка выпуклая фибула (диаметр 2,8 см), превращенная в медальон с проволочным кольцом (перстнеобразное с завязанными концами-А.Ш.) для подвешивания, приклепанным к тыльной стороне». [Каргер, 1957, с.205-206, рис.167, 2г-д] (Рис.2,).

Проволочные кольца использовались и в качестве перстней. В Гочево это было зафиксировано в ряде погребений мужчин – грунтовое погребение №6 на городище «Царский Дворец», курганов №I, XXII, XXX (Самоквасов, 1909 г.); женщин – №XXXVII, XLIV, XLVI, LXVI, LXXIII, LXXXIII, LXXXVIII, XCVI (Самоквасов, 1909 г.), №41, 73, 79 (Рыков, 1912 г.); детей – №CIII, CVII, CVIII, CIX, CXXII (Самоквасов, 1909 г.) и погребений неопределённого пола – №CXXXIII, CXXXV, CXXXVIII (Самоквасов,1909 г.). В Липино проволочные кольца-перстни обнаружены в курганах №7, 9, 11 п.2 и 63 (Засурцев, 1948 г.). Как правило, функцию перстней выполняли проволочные кольца с несомкнутыми концами диаметром около 3 - 3,5 см.

В гочевском кургане №27 (Рыков, 1912 г.) восемь нанизанных на ремешок кольцеобразных колец были обнаружены «на месте пояса» [Рыков, 1912, л. 55-56].

Литература

Агапов А.С., Сарачева Т.Г. О способах ношения височных колец // РА. 1997 - №1.

Воронцова М.А.Этнический состав населения поречья Упы в IX – X вв. (по данным анализа украшений городища у с.Супруты) // Н.И. Троицкий и современные исследования историко-культурного наследия Центральной России. Т.I. Тула, 2002.

Глазов В.Н. Отчет о раскопках Гочевского могильника в 1913 г. // Архив ИИМК. Ф.1. Д.123 за 1913 г.

Глазов В.Н. Отчет о раскопках Гочевского могильника в 1915 г. // Архив ИИМК. Ф.1. Д.93 за 1915 г.

Засурцев П.И. Липинские курганы. 1949 г. // НА КГОМА VI-20/3.

Каргер М.К. Древний Киев. М.-Л., 1957.

Корзухина Г.Ф. Русские клады IX – XIII вв. М.-Л., 1954.

Львович В.С. Дневник раскопок Гочевского могильника в 1913 г. // Архив ИИМК. Ф.1. Д.330 за 1913 г.

Ляпушкин И.И. Городище Новотроицкое // МИА № 74. М.-Л., 1958.

Магура С. Археологiчнi дослiдi на Сумщинi року 1929-го // Хронiка археолгii та мистецтва. Ч.I Киiв, 1930.

Мельник Е.Н. Раскопки курганов в Харьковской губернии 1900 – 1901 гг. // Труды XII Археологического съезда в Харькове. 1902 г. Т.I, М., 1905.

РаскопкиЕ.Н. Мельник близ с.Ницахи Ахтырского у. // Каталог выставки XII Археологического съезда в г.Харькове. Харьков, 1902.

Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М., 1989.

Рыков П.С. Дневник раскопок курганного могильника близ Городища с.Гочева Обоянского уезда Курской губернии, произведенных на средства Императорской археологической комиссии в июне – июле 1912 г. // Рукописный архив ИИМК. Ф.1. Д.116 за 1912 г.

Самоквасов Д.Я. Могилы Русской земли. М., 1908.

Самоквасов Д.Я., 1915а. Атлас гочевских древностей. М., 1915.

Самоквасов Д.Я., 1915б. Дневник раскопок в окрестностях с.Гочева, Обоянского уезда, Курской губернии произведенных в августе 1909 г. М., 1915.

Сарачева Т.Г. Ювелирные изделия вятичей: технология изготовления и сбыт продукции // Археология Подмосковья. М., 2004.

Сперанский М. Раскопки курганов в Рыльском уезде (Курской губ.) // Археологические известия и заметки издаваемые ИМАО. Т.II. М., 1894.

Стародубцев Г.Ю. Отчёт об охранных раскопках курганного могильника около с.Гочево Беловского р-на Курской области в 1996 г. // НА КГОМА СI-87

Стародубцев Г.Ю. Отчёт об охранных раскопках курганного могильника около с.Гочево Беловского р-на Курской обл. в 1999 г. // НА КГОМА I-112

Фролов М.В. Комплексные научные исследования. Археологические исследования. Памятники г. Рыльска Курской обл. 1985 г. // НА КГОМА Ф I-68.

Хвойко В.В. Раскопка могильника при с.Броварки, Гадячского уезда, Полтавской губ. // Тр. Московского археологич. о-ва. Древности. Т.XX. Вып. II. М., 1904.

Шпилев А.Г. Погребения с головными венчиками и очельями как показатели этнокультурных и политических процессов на Верхнем Псле в XI в. (по материалам Гочевского курганного некрополя) // Куликово поле и Юго-Восточная Русь в XII-XIV вв. Тула, 2005.


Рис.1 1 – Курган №LXXXVIII. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XXXIX); 2 – Курганный могильник у г. Звенигорода (Московская обл.) (Сарачева, 2004. Рис.6); 3 – Курган №2. Гочевский могильник. П.С. Рыков. 1912 г. ГЭ 816/23-24. Прорисовка К.В. Павловой; 4 – Курган №LIV. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XXVII; Дневник..., 1915. С.19); 5 – Курган №XLII. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XX); 6 – Курган №1. Погребение 3. Гочевский могильник. П.С. Рыков. 1912 г. Прорисовка К.В. Павловой; 7 – Курган №XCVII. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. КМА 156/19/7; 8 – Курган №41. Гочевский могильник. Г.Ю. Стародубцев. 1999 г. Реконструкция А.Г. Шпилева; 9 – Курган №LXXI. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XXXIV); 10 – Курган №80. Липинский могильник. П.И. Засурцев. 1949 г. Прорисовка П.И. Засурцева.
Рис.2 1 – Курган №I. Гочевский могильник. Раскопки Д.Я. Самоквасова. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. IX; Дневник..., 1915. С.9); 2 – Курган №XXXVII. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XVI; Дневник..., 1915. С.14); 3 – Гора Ивана Рыльского. М.В. Фролов. 1985 г. (Фролов, 1985. Отчёт. Фото 28; Опись Л.16, №53); 3а – Погребение №122. Усадьба Десятинной церкви. Киев. Д.В. Милеев. 1908 г. (Каргер, 1957. Рис.167,2г-д); 4 – Курган №CXIV. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. КМА 156/19/341; 5 – Курган №CXXVIII. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XLV); 5 – Курган №XIII. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XIII); 7 – Курган №XCIV. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. КМА 156/19/67; 8 – Курган №74. Гочевский могильник. П.С. Рыков. 1912 г. Прорисовка К.В. Павловой; 9 - Курган №LIX. Гочевский могильник. Д.Я. Самоквасов. 1909 г. (Атлас..., 1915. Табл. XXX);







Сейчас читают про: