double arrow

ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКСОНОВСКОЙ ДЕМОКРАТИИ»




Однако благополучие и спокойствие в стране были только внешними.
Послевоенное «процветание», основанное на неустойчивой почве земель-
ного и хлопкового «бума», оказалось непродолжительным. Восстановле-
ние мирной жизни в Европе и усиление конкуренции английских това-
ров на американском рынке усугубляли положение. Торговый баланс
США в 1815—1819 гг. складывался крайне неблагополучно. Импорт
сильно превышал экспорт. В этих условиях национальный банк не смог
обеспечить нормализацию денежного обращения и, более того, даже спо-
собствовал углублению экономических трудностей. Современники видели
корень зла именно в банковских спекуляциях, не понимая, что развал
финансов являлся скорее следствием, чем причиной кризиса, раз-витие
которого неизбежно вытекало из природы капиталистического произ-
водства.

Экономический кризис 1819 г. в той или иной степени затронул са-
мые различные слои населения. Особенно тяжелым было положение тру-
дящихся. «По крайней мере 30 тыс. человек лишились работы, и многие
из них стали пауперами»8. Резко сократилось промышленное производ-
ство. В 1815 г. в Питтсбурге и его окрестностях было занято 1960 рабо-
чих, а в 1819 г.—лишь 672. Стоимость создаваемой ими продукции со-
ответственно упала с 2,6 млн. долл. до 0,8 млн.9 Участились случаи
тюремного заключения за долги: в 1820—1822 гг. в бостонские тюрьмы
попали 3,5 тыс., в филадельфийские — 1,8 тыс. человек. Газеты помеща-
ли объявления о продаже имущества несостоятельных должников, о мно-
гочисленных случаях банкротства и т. д. Особенно тяжелым было поло-
жение в хлопчатобумажной промышленности, где число занятых сокра-
тилось почти на 75%. Учитывая, однако, что в стране большинство
самостоятельного населения было занято в сельском хозяйстве, специа-
листы снижают процент безработных до 3—4%, а максимальную числен-
ность безработных оценивают в 120 тыс.10




Исключительно остро в эти годы обстояло дело с распределением го-
сударственных земель. К 30 сентября 1819 г. было продано свыше
20 млн. акров11. Кризису 1819 г. предшествовала невиданная до того
спекулятивная горячка, особенно резко проявлявшаяся в таких штатах,
как Алабама и Миссисипи. В Алабаме земля продавалась по цене, пре-
вышавшей минимум (2 долл. за акр), в 3 раза, а иногда даже в 10—
15 раз. Резко возросла и задолженность за землю, составив в целом
около 22 млн. долл. Крупные спекулянты и плантаторы, широко поль-
зуясь кредитом, задолжали государству огромные суммы денег. В числе
должников находилась многочисленная армия фермеров, тяжелое поло-
жение которых особенно усилилось в результате резкого падения цен на
сельскохозяйственные продукты.



В этой обстановке в апреле 1820 г. был принят новый аграрный
закон, снижавший, минимальную цену за акр до 1,25 долл. с одновремен-
ной отменой кредита и предоставлением права покупать участки разме-
ром в 80 акров (вместо прежних 160 акров) 12. По специальному закону

8 American State Papers (ASP): Documents, Legislative and Executive: Vol. 1—38.

Wash., 1832—1861, Finance, vol. 4, p. 493.
9 Ibid., vol. 3, p. 641—642.
10 The Reinterpretation of American Economic History/Ed. by R. W. Fogel, S. L. En-

german. N. Y., 1971, p. 78.

11 ASP, Public Lands, vol. 3, p. 456—462.

12 Documents of American History, vol. 1, p. 227.


o помощи от 2 марта 1821 г. прежним покупателям предоставлялось
право отказаться от неоплаченной части земли при сохранении уже оп-
лаченной. Эти постановления, безусловно, облегчили приобретение земли,
но радикального решения земельной проблемы они не дали. Трудящим-
ся предстояло еще многие годы бороться за облегчение доступа к земле.
Зато большие выгоды эти законы принесли крупным спекулянтам землей
и плантаторам, освободив их от ряда тяжелых финансовых обязательств.
К 1832 г. задолженность за землю была фактически ликвидирована. В це-
лом эти акты были одним из этапов борьбы американского народа за
более свободный доступ к западным землям и способствовали победе
фермерского пути развития капитализма в сельском хозяйстве.

Большой остроты в 1819—1820 гг. достиг конфликт по вопросу о раб-
стве. Он возник в связи с петицией территории Миссури в конгресс о
предоставлении ей прав штата. 13 февраля 1819 г. Дж. Толмадж (штат
Нью-Йорк) внес поправку, по которой принятие Миссури в число штатов
обусловливалось введением там конституции, предусматривавшей сначала
ограничение, а затем и запрещение рабства 13.

Разгорелся яростный спор, охвативший всю страну и продолжавший-
ся два года. Юридически конфликт выглядел как старый спор об «узком»
и «широком» толковании конституции. Представители Юга ревностно
защищали суверенитет штатов и отрицали право федерального конгресса
налагать ограничения при вступлении территории Миссури в Союз. По
существу же речь шла об увековечивании рабства в Миссури, о полити-
ческом преобладании в Союзе и о том, кто будет получать выгоды от
присоединения новых территорий к Соединенным Штатам.

Для плантаторов Юга было важно добиться распространения рабст-
ва за пределы Миссисипи и одновременно создать перевес сил в сенате,
где число свободных и рабовладельческих штатов было одинаковым
(по 11). Учитывая более быстрый рост населения свободных штатов,
Юг не мог уже рассчитывать на преобладающее влияние в палате и по-
этому стремился укрепить свои позиции в сенате.

В конце концов конфликт удалось временно уладить. Инициатором
так называемого Миссурийского компромисса 1820 г. выступил Г. Клей,
представлявший пограничный штат Кентукки и имевший большой опыт
парламентской деятельности. После того как с просьбой о приеме в чис-
ло штатов обратился Мэн, было решено, чтобы, не нарушая равновесия
сил в сенате, принять обе территории формально, без всяких предвари-
тельных ограничений в отношении рабства. Конечно, было ясно, что фак-
тически Миссури принимается как рабовладельческий, а Мэн— как сво-
бодный штат. Территория к западу от р. Миссисипи делилась параллелью
36°30' с. ш.—рабовладельческая к югу и свободная к северу. Предусмат-
ривалось также возвращение беглых рабов, если на этом настаивали
их хозяева.

Фактическими победителями в конфликте оказались рабовладельцы,
которые усиливали влияние в федеральном правительстве, блокируясь с
определенными кругами западных фермеров и буржуазии Севера.
К. Маркс подчеркивал, что характерной чертой истории США было
превращение Союза в «раба рабовладельцев», которое шло через ряд
компромиссов, означавших «новую агрессию со стороны Юга...» 14. Од-

13 Annals of Congress, 15th Congress, 2nd Session, p. 1166.

14 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 15, с. 314.



II. ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА


ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКСОНОВСКОЙ ДЕМОКРАТИИ»




ной из таких уступок и был Миссурийский компромисс 1820 г., расши-
ривший границы рабства на новые территории к западу от Миссисипи и
явившийся, по выражению государственного секретаря Дж. К. Адамса,
«титульным листом огромного трагического тома» 13.

Миссурийский компромисс еще более усилил стремление рабовладель-
цев к экспансии. Закрытые двери к северу от 36° 30' удваивали энергию
плантаторов в отношении территорий к югу от границ Соединенных Шта-
тов (Техас, Куба и др.). Экспансионистские настроения в стране подо-
гревались и длительной борьбой за Флориду. Еще в 1810 г. под предло-
гом помощи восставшим колонистам в Батон-Руже Соединенные Штаты
оккупировали Западную Флориду, а позднее конгресс оформил присоеди-
нение этой области к штату Луизиана и территории Миссисипи. В де-
кабре 1817 г. вооруженные силы США оккупировали о-в Амелия, хотя
последний был освобожден от испанского господства и объявлен частью
территории Мексики. Опасаясь освобождения Восточной Флориды от ис-
панского господства, генерал Э. Джексон в 1818 г. под предлогом пресле-
дования индейцев оккупировал и эту территорию 16.

Испании, не располагавшей реальными возможностями отстоять свои
территории, не оставалось иного выхода, кроме уступки Флориды по до-
говору 22 февраля 1819 г., ратифицированному, однако, лишь в 1821 г.17
Наряду с присоединением Флориды США согласно договору добились
разграничения территории на Западе по 42-й параллели вплоть до бере-
гов Тихого океана.

Это было первое договорное признание притязаний Соединенных Шта-
тов на территории Тихоокеанского побережья, и неудивительно поэтому,.
что условиями соглашения с Испанией государственный секретарь
Дж. К. Адамc очень гордился. Будучи уже в преклонном возрасте, он
называл этот договор «самым большим достижением в своей жизни» и
результатом наиболее успешных переговоров, которые когда-либо велись
правительством США18. Вместе с тем сам Дж. К. Адамc подчеркивал,,
что действия Э. Джексона были одной из «непосредственных и важных
причин, которые привели к договору»19. Следует учитывать также, что
Испания в то время крайне нуждалась в нормализации отношений с
США, для того чтобы иметь возможность продолжить борьбу со своими
восставшими колониями и заручиться в этой борьбе поддержкой или
хотя бы нейтралитетом Вашингтона. По образному выражению россий-
ского посланника в Соединенных Штатах А. Я. Дашкова, Испания ампу-
тировала ногу, чтобы, быть может, спасти туловище 20.

Расширение США происходило не только за счет владений европей-
ских держав, но в первую очередь за счет территорий, принадлежавших
индейцам. Колонизация Запада сопровождалась физическим истреблени-
ем и оттеснением индейцев, которые считались «бесполезным и опасным

15 Memoirs of John Quincy Adams: Vol. 1—12/Ed. by Ch. F. Adams. Philadelphia,
1874—1877, vol. 6, p. 438, 439.

16 Подробнее см.: Болховитинов Н. Н. Присоединение Флориды Соединенными Шта-
тами.— Новая и новейшая история, 1959, № 5, с. 110—119.

17 Treaties and other International Acts of the United States of America, 1776—1863:
Vol. 1—8/Ed. by H. Miller. Wash., 1931—1948, vol. 3, p. 13—18.

18 Memoirs of John Quincy Adams, vol. 12, p. 78.

19 Ibid., vol. 4, p. 278.

20 А. Я. Дашков — К. В. Нессельроде, 20 февраля (4 марта) 1819 г.— Архив внешней
политики России (АВПР), ф. Канцелярия, д. 12189, л. 25.


населением»21. Видимость законности обеспечивалась заключением со-
ответствующих «договоров». К концу 1819 г. общий размер «купленных»
y индейцев земель составил 191978 536 акров, а стоимость этих «поку-
пок» - вcего 2 542 916 долл. 22

Американцы, однако, этим не ограничились, и в докладе военного
министра Дж. Кэлхуна конгрессу в начале 1823 г. рекомендовалось от-
теснение индейцев за Миссисипи. Свое «право» на изгнание индейцев
Соединенные Штаты обосновывали многочисленными ссылками на «про-
гресс цивилизации» и «намерения творца». Именно этим аргументирова-
ли в частности, свою позицию американские уполномоченные в пере-
говорах с «Советом ирокезской нации», когда предложили последнему про-
дать занимаемую ирокезами территорию в пределах штата Джорджия
и переселиться за Миссисипи, где США якобы имели «огромные владе-
ния». Уполномоченные Соединенных Штатов особо подчеркивали, что
президент проявляет к индейцам «доброжелательное отношение отца» и
долгом его «детей» является благодарность и послушание. Ссылаясь на
малочисленность индейцев и огромный размер занимаемых ими террито-
рий, американские представители утверждали, что в намерения «творца
вселенной» не входило наличие такого неравенства между его «белыми

и красными детьми» .

Ответ ирокезского совета от 20 октября 1823 г. был не лишен горь-
кого юмора. Благодаря «отца-президента» за «множество благодеяний»,
ирокезские вожди обращали внимание, что когда-то они действительно
владели обширной страной, но с тех пор «делали уступку за уступкой...
чтобы удовлетворить желание своих соседних братьев». Тем не менее
страстному желанию «наших братьев» получить землю нет конца,
и «для нас было бы неразумным полагать, что небольшая уступка ког-
да-либо удовлетворит их». Ирокезские вожди признавали, что не знают
конкретных намерений «верховного творца», но одновременно отмечали,
что принцип равного наследования земли между его «детьми» никогда
не соблюдался. Если же намерения «верховного творца» действительно
таковы, как это представляют «белые братья», то как могло случиться,
что «законы цивилизованных и просвещенных наций допускают, чтобы
один человек монополизировал больше земли, чем он может обрабо-
тать» 24.

Если у «белых братьев» отсутствовало преимущество в логике, то
они обладали таким веским аргументом, как сила огнестрельного оружия,
и это оказывалось решающим, чтобы заставить сомневавшихся индей-
цев признать справедливость предъявлявшихся требований. Неудивитель-
но поэтому, что территория США непрерывно расширялась и в состав
союза один за другим принимались новые штаты: Индиана (11 декабря
1816 г.), Миссисипи (10 декабря 1817 г.), Иллинойс (3 декабря
1818 г.), Алабама (14 декабря 1819 г.), Мэн (15 марта 1820 г.), Мис-
cypи (10 августа 1821 г.). С 1820 по 1830 г. население западных шта-
тов возросло с 2217 тыс. до 3700 тыс. Как отмечал Ф. Дж. Тернер,

21 Benton T. H. Thirty Years View or; A History of the Working of the American Go-
vernment for Thirty Years, from 1820 to 1850: Vol. 1, 2. New York; Boston, 1854—
1856, vol. 1, p. 27.

22 ASP, Public Lands, vol. 3, p. 456.

23 Ibid., Indian Affairs, vol. 2, p. 463, 467—468.
24 Ibid., p. 469.



II.ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА


ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКCОНОВСКОЙДЕМОКРАТИИ»




«подъем нового Запада был наиболее значительным фактом американ-
ской истории в годы, непосредственно следующие за войной 1812 г.» 25.
Однако то, что означало прогресс для белых американцев, одновре-
менно вело к вытеснению и уничтожению коренных обитателей Север-
ной Америки. По подсчетам современных исследователей, еще в 1820 г.
к востоку от Миссисипи проживало 125 тыс. индейцев. К 1844 г. их
осталось там менее 30 тыс. и главным образом в районе оз. Верхнее26.
Новая цивилизация в буквальном смысле строилась на индейских моги-
лах.

2. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ ДОКТРИНЫ МОНРО 1823 Г.

Важнейшим внешнеполитическим актом правительства Соединенных
Штатов в 20-е годы XIX в. стало провозглашение доктрины Монро. Про-
исхождение и основные принципы доктрины были обусловлены не толь-
ко сложившейся в то время международной обстановкой, по и глубокими
процессами, происходившими внутри самих Соединенных Штатов: раз-
витием капитализма, пробуждением американского национализма, форми-
рованием экспансионистских идей и т. д.27

Испанская колониальная империя, находясь в состоянии глубокого
упадка, переживала серьезный кризис. На протяжении ряда лет Испан-
ская Америка была охвачена пламенем национально-освободительного
движения, и большинство бывших испанских колоний в западном полу-
шарии (кроме Кубы и Пуэрто-Рико) стали уже независимыми. В Мадри-
де, однако, не желали считаться с реальным положением, а в прессе
упорно циркулировали слухи о подготовке Священным союзом проектов
интервенции в Латинскую Америку для восстановления испанского гос-
подства. Широкому распространению этих слухов способствовала воору-
женная интервенция Франции в целях подавления революционного дви-
жения в Испании, предпринятая в 1823 г. по решению Веронского конг-
ресса.

Англия — безраздельная владычица морей и крупнейшая промышлен-
ная держава — надеялась овладеть новыми рынками сбыта и расширить
свое политическое влияние в западном полушарии. В Лондоне были не
прочь втянуть в орбиту своей политики и Соединенные Штаты, тем бо-
лее что в экономическом отношении молодая республика все еще нахо-
дилась в зависимости от прежней метрополии. Достаточно сказать, что
в 1822 г. 95% ввозимых в США шерстяных и 89% хлопчатобумажных
товаров были произведены промышленностью Великобритании. В целом
же продукция Англии и ее колоний составляла в 1822 г. 47%, а в

25 Turner F. /. Rise of the New West, 1819—1829. N. Y., 1906, p. 67.

26 Rogin M. P. Fathers and Children: Andrew Jackson and the Subjugation of the Ame-
rican Indian. N. Y., 1975, p. 4.

27 См.: Болховитинов Н. Н. Доктрина Монро (происхождение и характер). М., 1959,
с. 8—89. На роль внутренних факторов и предыстории доктрины Монро недавно
обратил внимание проф. Э. Мэй. К сожалению, он свел эти факторы почти исклю-
чительно к борьбе кандидатов на пост президента на выборах 1824 г. В конечном
же счете он был вынужден признать, что «прямое свидетельство связи между
внешнеполитическими дебатами и президентским соревнованием остается редким
и неясным» (May E. R. The Making of the Monroe Doctrine.'Cambridge (Mass.).
1975, p. X).


1823 г.—42% американского импорта. В британском экспорте это состав-
ляло примерно шестую часть28.

Молодая североамериканская нация, развивавшаяся по восходящей
линии, ревниво относилась к сохранению и укреплению независимости и
одновременно стремилась к расширению своих позиций как в Северной,
так и в Южной Америке. Для обоснования преимущественных «прав»
Вашингтона в западном полушарии, и прежде всего на континенте Се-
верной Америки, политические деятели Соединенных Штатов неоднократ-
но ссылались на различные аргументы (теория «естественных границ»,
доктрина «политического тяготения», концепция «американской систе-
мы» и т. д.).

Еще в декабре 1813 г. Т. Джефферсон писал немецкому ученому
А. Гумбольдту: «Европейские страны образуют отдельную часть земно-
го шара; местоположение делает их частью определенной системы; у них
имеется круг собственных интересов, в которые мы никогда не должны
вмешиваться; это составляет нашу задачу. Америка располагает своим
полушарием. Поэтому у нее своя система интересов, которые не должны
быть подчинены интересам Европы» 29.

Теоретические размышления Т. Джефферсона получили практическое
развитие в выступлениях спикера палаты представителей Г. Клея.
10 мая 1820 г. он заявил в конгрессе: «В наших силах создать систему,
центром которой станут США и в которой с нами будет вся Южная
Америка. Особенно выгодно это было бы в отношении торговли; наша
страна стала бы местом средоточия мировой торговли... В отношении
Южной Америки народ США займет то же положение, которое занимают
жители Новой Англии в отношении остальных Соединенных Штатов.
Предприимчивость, трудолюбие и экономические навыки дадут нам пре-
имущество в любом возможном соревновании с Южной Америкой»30.
Исхoдя из этого Г. Клей призвал своих коллег «стать настоящими, под-
линными американцами и возглавить американскую систему» 31.

Следует подчеркнуть, что в Вашингтоне «американской системе», как
правило, придавали националистическое, а иногда и явно экспансионист-
ское толкование. На заседании правительства в ноябре 1819 г. государ-
ственный секретарь Дж. К. Адамc откровенно заявил, что «мир должен
привыкнуть к мысли считать континент Северной Америки нашим закон-
ным владением». Адамc полагал, что было бы противоестественным и аб-
сурдным, чтобы разрозненные территории, владельцы которых находят-
ся за морем на расстоянии сотен миль, «существовали бы постоянно,
соприкасаясь с великой, могучей и быстро растущей нацией»32. В дру-
гой раз, в беседе с португальским посланником в 1821 г., Дж. К. Адамc
заметил: «Что касается американской системы, то мы имеем ее, мы со-
ставляем эту систему, между Северной и Южной Америкой нет общно-
сти интересов или принципов» 33. Отражая настроения влиятельных кру-
гов общественности Новой Англии, редактор «Норт Америкэн ревью»

28 Dangerfield G. The Era of Good Feelings, p. 283; Pitkin T. A Statistical View of the

Commerce of the United States of America. New Haven, 1835, p. 183 etc.
29 The Writings of Thomas Jefferson, vol. 14, p. 22.

30 Annals of Congress, 16th Congress, 1st Session, p. 2226, 2227.

31 Ibid., p. 2228.

32 Memoirs of John Qiaincy Adams, vol. 4, p. 438—439.

33 Ibid., vol. 5, p. 76



II. ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА


ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКСОНОВСКОЙ ДЕМОКРАТИИ» 297



Эдуард Эверетт писал, что Южная Америка станет для Соединенных
Штатов тем, «чем Азия и Африка являются для Европы» 34.

Доктрина Монро, однако, не только отражала эволюцию национали-
стических и экспансионистских идей, но и являлась результатом кон-
кретных причин и обстоятельств, сложившихся в 1823 г.

За абстрактными принципами скрывались вполне реальные практи-
ческие интересы. Бумаги Дж. К. Адамса в Массачусетсом историческом
обществе, переписка Дж. Монро в Нью-Йоркской публичной библиотеке
и материалы Национального архива в Вашингтоне свидетельствуют о на-
личии прямой связи между интересами купцов и судовладельцев Новой
Англии и выдвижением в июле 1823 г. знаменитого «принципа неколо-
низации» 35. Показательно, что поводом для формулировки «принципа
неколонизации» послужило обращение богатого бостонского купца
У. Стургиса и сенатора Дж. Ллойда (штат Массачусетс). Именно в от-
ветном письме Ллойду 15 июля и два дня спустя в беседе с российским
посланником бароном Ф. В. Тейлем Дж. К. Адамc выдвинул принцип,
что «американские континенты не должны быть впредь открытыми для
создания новых европейских колоний» 36.

Позднее, представляя президенту записку о деятельности госдепарта-
мента в связи с подготовкой годичного послания конгрессу, Дж. К. Адамc
писал, что «американские континенты ввиду свободного и независимого
положения, которого они добились и которое сохранили, не должны
впредь рассматриваться в качестве объектов для будущей колонизации
любой европейской державой» 37. С самыми незначительными редакцион-
ными изменениями президент Монро включил «принцип неколонизации»
в текст своего знаменитого послания конгрессу 2 декабря 1823 г. (§ 7) 38.
Два других важных абзаца президентского послания (§ 48 и § 49), из-
вестных позднее как «доктрина Монро», получили окончательное оформ-
ление в результате обсуждения ответов на предложения британского
министра иностранных дел Дж. Каннинга о совместных действиях США
и Англии в испано-американском вопросе в связи со слухами об угрозе
интервенции Священного союза (август 1823 г.), а также сообщений
Тейля об отказе России принять представителя Колумбии и принципах
политики союзных держав в Европе. Решения правительства по этим
вопросам должны были, по мысли Дж. К. Адамса, составлять единую
«комбинированную систему политики» 39.

В ходе дискуссии на заседаниях американского правительства в нояб-
ре 1823 г. выявились две противоположные точки зрения. Большинство
кабинета, в том числе военный министр Кэлхун и президент Монро, счи-
тали интервенцию Священного союза в Южную Америку возможной и

34 North American Review, 1821, Apr., p. 432—443.

35 Bolkhovitinov N. N. Russia and the Declaration of the Non-Colonization Principle:
New Archival Evidence.— Oregon Historical Quarterly, 1971, Jun., vol. 72, N 2,
p. 101—126.

36 Massachusetts Historical Society, The Adams Papers, J. Q. Adams Letter-book 22,
p. 240—242 (private); Memoirs of John Quincy Adams, vol. 6, p. 163.

37 New York Public Library, The Monroe Papers, Minute of Subjects with reference to
the Department of State for the Consideration of Congress, [17] Nov. 1823.

38 Полный текст послания президента Монро приводится в протоколах конгресса
(Annals of Congress, 18th Congress, 1st Session, p. 12—24), а также в публикации
Дж. Ричардсона (A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, vol. 2,
p. 207—220).

39 Memoirs of John Quincy Adams, vol. 6, p. 179.


ИЗ ЗАПИСКИ ДЖ. К. АДАМСА С ФОРМУЛИРОВКОЙ «ПРИНЦИПА НЕКОЛОНИЗАЦИИ»
В СВЯЗИ С ПОДГОТОВКОЙ ПОСЛАНИЯ ДЖ. МОНРО КОНГРЕССУ ОТ 2 ДЕКАБРЯ 1823 Г,.



II. ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА


ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКСОНОВСКОЙ ДЕМОКРАТИИ»




склонялись к принятию предложений Дж. Каннинга. Другая точка зре-
ния последовательно защищалась влиятельным и хорошо осведомленным
о действительном положении вещей государственным секретарем
Дж. К. Адамсом, который обстоятельно вскрыл смысл и цели предложе-
ний Дж. Каннинга.

Дж. К. Адамc понимал, что реальной угрозы интервенции Священно-
го союза не существовало. По его собственным словам, возможность вос-
становления испанского господства на Американском континенте была
такой же реальной, как предположение, что Чимборасо провалится в
океан40. В то же время Адамc полагал, что если Великобритания одна
«оградит» молодые южноамериканские государства от интервенции Свя-
щенного союза, а Соединенные Штаты останутся в стороне, то Англия
получит огромные торговые преимущества и бывшие владения Испании
станут в действительности колониями Англии41. 7 ноября 1823 г. Адамc
предложил самостоятельно заявить европейским державам о принципах,
разделяемых США, а не «выступать в роли судовой шлюпки в кильва-
тере британского военного корабля» 42. По мнению Адамса, Дж. Каннинг
стремился предотвратить территориальное расширение США, связав их
обязательством не присоединять бывшие испанские колонии. В конце
концов точка зрения Адамса победила, и «комбинированная система по-
литики», нашедшая выражение в послании президента Монро конгрессу
2 декабря 1823 г., стала соответствовать взглядам государственного сек-
ретаря 43.

Одним из центральных принципов послания стала идея о разделении
мира на европейскую и американскую системы. «...Мы будем рассматри-
вать любую попытку с их стороны (европейских держав — участниц Свя-
щенного союза.—Авт.) распространить свою систему на любую часть
нашего полушария опасной для нашего спокойствия и безопасности».
Предпринять такую попытку, по словам президентского послания, было
невозможно, «не ставя под угрозу наш мир и счастье». С другой сторо-
ны, президент подтверждал, что в отношении Европы США придержи-
ваются политики невмешательства во внутренние дела любой державы,
а в борьбе бывших испанских колоний против метрополии — нейтра-
литета.

При оценке характера доктрины Монро американские историки, как
правило, исходили главным образом из отношений США со странами
Европы. В этом случае на первое место выдвигались положительные,
прогрессивные моменты. Противопоставление буржуазной доктрины Мон-
ро (идей невмешательства и запрещения дальнейшей колонизации аме1
риканских континентов европейскими державами) реакционным прин-

40 Memoirs of John Quincy Adams, vol. 6, p. 185, 186. Как свидетельствовал английский поверенный в делах в Вашингтоне Г. Аддингтон, «даже простую декларацию европейских монархов» Дж. К. Адаме расценивал «как мертвую букву, а что касается активного и реального вмешательства», то, по мнению государственного секретаря, «сама эта идея слишком абсурдна», чтобы в Европе ее могли одобрить «даже на мгновение» (Hispanic American Historical Review, 1957, Nov., vol. 37, N 4, p. 485).

41 Memoirs of John Quincy Adams, vol. 6, p. 208.

42 Ibid., p. 174.

43 Подробнее см.: Perkins D. The Monroe Doctrine, 1823—1826. Qambridge (Mass.)T
1927, p. 70—103; Bemis S. F. John Quincy Adams andthe Foundations of American
Foreign Policy. N. Y., 1949, p. 363—408.


ципам легитимизма, «праву» интервенции с целью восстановления вла
сти «законного монарха», разделявшимися лидерами Священного союза,
вообще говоря, правильно и вполне закономерно. Но это только одна
сторона вопроса. Суть доктрины Монро и ее «двойное дно» раскрыва-
лись не столько в отношениях США с системой европейских стран, и в
частности с Россией и Великобританией, сколько в политике Вашингто-
на в пределах западного полушария. Возражая против дальнейшей ко-
лонизации западного полушария, купцы, судовладельцы и промышленни-
ки Новой Англии выступали против колониальной монополии европей-
ских стран, против барьеров для американской торговли и мореплавания,
в интересах укрепления и расширения собственных позиций и влияния
в этом регионе. В результате «принцип неколонизации» стал в дальней-
шем орудием создания колониальной сферы самих США.

Принципы доктрины Монро получили отражение не только в тексте
послания президента, но и в ряде дипломатических документов. Одним
из таких документов был конфиденциальный меморандум, переданный
Дж. К. Адамсом барону Тейлю 27 ноября 1823 г.

Царскому посланнику было не очень приятно выслушивать простран-
ную лекцию о преимуществах республиканских учреждений, праве на-
ции самой определять свою судьбу, разделении мира на две системы
(европейскую и американскую) и т. п. Особенно же ему не хотелось
пересылать подобный документ в Петербург. Поэтому 29 ноября 1823 г.
Тейль отправился к государственному секретарю с просьбой смягчить
некоторые выражения. Со своей стороны российский дипломат заверил
государственного секретаря в дружественном расположении императора
и в отсутствии у того каких-либо враждебных намерений. Даже простое
сомнение по этому поводу может создать у императорского правительст-
ва впечатление, что посланник не сделал всего необходимого для переда-
чи соответствующих чувств44.

Лишь 11 декабря 1823 г. Ф. В. Тейль смог наконец отправить в Пе-
тербург исправленный «дипломатический документ», который был ему
«конфиденциальным образом» передан государственным секретарем45.
«Нейтралитет Европы,—указывалось в американском меморандуме,—
был одним из оснований, учитывая которые, Соединенные Штаты при-
няли решение признать независимость Южной Америки; они считали и
продолжают считать, что от этого нейтралитета европейские страны не
могут на законных основаниях отойти». Государственный секретарь от-
мечал далее, что Россия является одной из тех европейских стран,
с которыми Соединенные Штаты поддерживали самые дружественные и
взаимовыгодные связи. Хорошие взаимоотношения не прекращались, не-
смотря на все превратности войны и революции. Заверив, что США бу-
дут придерживаться нейтралитета в борьбе между новыми государства-
ми и их метрополией так долго, как будут сохранять нейтралитет евро-
пейские страны, Дж. К. Адамc сообщал, что президент желает понять
общую декларацию принципов в отношении подавления революции в том
смысле, что сфера их действия ограничена Европой и не предназначена
для распространения на Соединенные Штаты или какую-либо часть за-
падного полушария.

44 Memoirs of John Quincy Adams, vol. 6, p. 221—222.

45 АВПР, ф. Канцелярия, д. 12213, л. 63—66.



II. ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА


ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКСОНОВСКОЙ ДЕМОКРАТИИ»




Особое значение имела заключительная часть конфиденциальной ноты:
«Соединенные Штаты и их правительство не могли бы с безразличием
относиться к вооруженному вмешательству любой европейской страны
кроме Испании, ни для восстановления господства метрополии над ее
освобожденными колониями в Америке, ни для учреждения монархиче-
ских правительств в этих странах, ни для перехода любого из владений
в американском полушарии, в настоящее время или ранее принадлежав-
шего Испании, к какой-либо другой европейской державе». В данном
отрывке был сформулирован известный «принцип неперехода» (no-trans-
fer principle). В текст послания Монро этот принцип не вошел. Однако,
составляя часть «комбинированной системы», он тем самым объединен в
одно целое в политике, которая нашла выражение в доктрине Монро.
Последующая практика показала, что этот принцип ассоциировался в
представлении государственных деятелей Соединенных Штатов с доктри-
ной 46.

Анализируя текст годичного послания Дж. Монро конгрессу, Тейль
в шифрованном донесении из Вашингтона отмечал «резкое различие»
(une difference prononcee) между «тоном конфиденциальной амери-
канской ноты» и «стилем послания президента» 2 декабря 1823 г. «При-
мечательно, что г-н Адамc вновь передал мне первый из этих докумен-
тов, помеченный, как и прежде, его старой датой 27 ноября и подверг-
нутый существенным изменениям (modifications essentielles) вследствие
моих замечаний после появления послания». По мнению царского дипло-
мата, как в первом, так и во втором документе правительство Соединен-
ных Штатов проявило «чувство предпочтения» (un sentiment de preferen-
ce) к русскому императору47.

Объясняя позднее цели своих действий, Дж. К. Адамc отмечал, что
Александру I было легче пойти на уступки Соединенным Штатам, в ча-
стности отказаться от сентябрьского указа 1821 г. о статусе и грани-
цах русских владений на Тихоокеанском севере, учитывая твердую пози-
цию, занятую Вашингтоном в отношении Великобритании, и особенно
неприемлемость для нее принципа «неколонизации» 48.

Для понимания общего характера принципов доктрины Монро важно
учитывать не только три разрозненных параграфа, относящихся к внеш-
ней политике, но и текст президентского послания в целом. Весьма по-
казательно, в частности, что в тексте послания содержался призыв к
укреплению системы протекционизма. Подтверждая стремление к поощре-
нию американской промышленности, президент рекомендовал пересмот-
реть тариф в целях дополнительного ограждения тех видов продукции,
которые США готовятся производить или которые связаны с обороной
или независимостью страны. Новый протекционистский тариф, существен-

46 Perkins D. A History of the Monroe Doctrine. Boston, 1963, p. 155—161, 354 etc.; Lo-
gan J. A., Jr.
No Transfer: An American Security Principle. New Haven, 1961.

47 Ф. В. Тейль — К. В. Нессельроде, 9(21) декабря 1823 г.—АВПР, ф. Канцелярия,
д. 12213, л. 95.

48 Дж. К. Адамc — Р. Рашу, 17 сентября 1831 г.— Pacific Historical Review, 1979, Aug.,
vol. 48, N 3, p. 414, 417. Примерно аналогичные соображения позднее высказывал
и Дж. Кэлхун, отмечавший, что декларация о колонизации явилась делом рук
Дж. К. Адамса и была направлена «против Англии, как и против России», причем
в отношении первой «в такой степени, что она отказалась сотрудничать с нами»
в урегулировании противоречий на Северо-Западе. См.: The New York Daily Tri-
bune, 1859, Dec. 21.


но повысивший пошлины на ввозимые товары, был принят конгрессом
уже весной 1824 г. Националистические идеи в сфере внешней политики
сочетались тем самым с укреплениeм системы протекционализма внутри
Соединенных Штатов.

Еще более важно обратить внимание на заключительную часть посла-
ния, где рост могущества и благосостояния Соединенных Штатов прямо
связывался с экспансией. «В первое время,—указывалось в послании,—
половина территории в пределах наших признанных границ была необи-
таемой и дикой. С тех пор была присоединена новая территория огром-
ных размеров, охватывающая много рек, в частности Миссисипи, навига-
ция по которой к океану имела колоссальное значение для первоначаль-
ных штатов. По всей этой территории наше население расширялось во
всех направлениях, и образовались новые штаты в количестве, почти
равном числу тех, которые составили первый костяк нашего Союза. Эта
экспансия нашего населения и присоединение новых штатов оказали сча-
стливейшее влияние на все высшие интересы Союза, чго в огромной мере
увеличило наши ресурсы и прибавило нам силу и достоинство державы,
признанной всеми» 49.

Хотя в целом доктрина Монро была сложным и противоречивым яв-
лением, главной в ней в конечном итоге оказалась тенденция к нацио-
нализму и экспансии, к укреплению и расширению сaмостоятельных по-
зиций Соединенных Штатов в западном полушарии. Неудивительно по-
этому, что в будущем ее принципы в первую очередь использовались не
для защиты, а против стран Латинской Америки, а также против Вели-
кобритании и других европейских стран, как конкуренгов Соединенных
Штатов в борьбе за влияние в западном полушарии. Туманный характер
формулировок и сама форма доктрины, провозглашенной в виде посла-
ния президента конгрессу и не оформленной даже в качестве обыкно-
венного законодательного акта, позволили правительству Соединенных
Штатов в каждом конкретном случае приспосабливать доктрину к меняв-
шейся исторической обстановке.

3. РУССКО-АМЕРИКАНСКИЕ КОНВЕНЦИИ
И ДОГОВОРЫ

Как только известие о послании президента Монро от 2 декабря
1823 г. пришло в Европу, британский министр иностранных дел Дж. Кан-
нинг поспешил заявить, что оно направлено главным образом против
России. Попытка британского министра возбудить недовольство Петер-
бурга успеха не имела, но получила развитие в трудах ряда западных
историков. В литературе отмечалось также, что Россия, заключив кон-
венцию от 5(17) апреля 1824 г., отступила перед лицом объединенных
действий США и Англии и в результате провозглашения доктрины Мон-
ро 50.

Изучение документальных материалов не подтвердило подобных ут-
верждений. Более того, совместные действия США и Англии в перегово-

49 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, vol. 2, p. 219—220.
50 X. А. Ливен— К. В. Нессельроде, 2(14) января 1824 г.— АBпР, ф. Канцелярия,
Д. 6931, л. 68; Temperley H. The Foreign Policy of Canning, 1822—1827. L., 1925,
p. 104; Окунь С. Б. Российско-американская компания. М.; Л., 1939, с. 82.



II. ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА


ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКСОНОВСКОЙ ДЕМОКРАТИИ»




рах с Россией по урегулированию противоречий на Северо-Западе Аме-
рики намечались до провозглашения доктрины Монро, но после того
как Дж. Каннинг узнал о выдвижении Соединенными Штатами «прин-
ципа неколонизации», он решительно отказался действовать совместно с
американцами. Совсем иной оказалась реакция руководителя ведомства
иностранных дел России К. В. Нессельроде, который уже в самом начале
переговоров с американским посланником в Петербурге Г. Миддлтоном
предложил не касаться абстрактных принципов, а перенести дискуссию
в сферу действительных фактов и урегулировать разногласия на наибо-
лее приемлемой для «взаимных интересов почве» 51.

Окончательные условия конвенции, согласованной во время перегово-
ров Г. Миддлтона с К. В. Нессельроде и П. И. Полетикой весной 1824 г.,
отражали общую умеренную и примирительную позицию правительства
России. Известно, что указом 1821 г. южная граница российских владе-
ний в Северной Америке расширялась вплоть до 51-й параллели. В соот-
ветствии с инструкциями Дж. К. Адамса Миддлтон настаивал на
55-й параллели. Нессельроде согласился на установлении границы по
54°40/ с. ш., что обеспечивало удержание за Россией о-ва Принца
Уэльского.

Особенно настойчиво американский представитель добивался свободы
торговли и рыбной ловли у северо-западных берегов Америки. И в этом
вопросе, стремясь к сохранению дружественных отношений с Соединен-
ными Штатами, Россия пошла на уступки, согласившись на установле-
ние взаимной свободы торговли и навигации на Северо-Западе Америки
сроком на 10 лет (одновременно предусматривалось запрещение торгов-
ли спиртными напитками, огнестрельным оружием, порохом и т. п.) 52 .
Пересылая ратифицированный текст конвенции в Вашингтон, К. В. Нес-
сельроде в письме Ф. В. Тейлю 20 мая (1 июня) 1824 г. утверждал, что»
это соглашение закрепляет границы российских владений в Северной
Америке и даже распространяет их за первоначальные пределы. С дру-
гой стороны, в кругах Российско-американской компании (РАК) конвен-
ция с Соединенными Штатами вызвала крайнее неудовольствие. После-
довали многочисленные записки и протесты, в которых, в частности, ука-
зывалось, что разрешение американским купцам и зверопромышленникам
торговать в российских владениях грозит компании самыми тяжелыми
последствиями. По словам директоров РАК, «дозволенное совместниче-
ство иностранцев» менее, «нежели в десять лет», не только разорит ком-
панию, но и лишит российское государство «обильного источника богат- .
ства, открытого предприимчивостью, трудами и пожертвованиями eгo
подданных, из которого в течение столетия отдаленный и суровый край
почерпал жизнь и силу».

Руководство РАК писало: «В калитку невозможно провезти того, что
провозится в ворота». Получив свободный доступ в российские владе-
ния, американские торговцы будут сами «промышлять» и ловить зверей,
а также «предпочтительно от самих коренных жителей приобретать все
тo, что они получают от компании... Должно только вообразить, что се-

51 Подробнее см.: Волховитинов Н. Н. Русско-американские отношения, 1815—1832,.
с. 262—265 и др.

52 Полное собрание законов Российской империи, собрание 1-е. СПб., 1830, т. XXXIX,.

с. 252—253.


ления наши не составляют более двух тысяч жителей, в том числе до
500 русских, рассеянных на пространстве нескольких тысяч верст,
итогда откроется, сильны ли они противустать совместничеству предпри-
имчивых, богатых капиталами и многочисленных американских купцов

издавна стремящихся к разрушению нашей компании...» 53.

Протесты РАК практических результатов не дали. Сторонники расши-
рения русского влияния в бассейне Тихого океана и Северной Америки
(Н. П. Румянцев, Н. С. Мордвинов и др.) к этому времени уже утрати-
ли прежние позиции, а в политике России на Северо-Западе Америки к
концу первой четверти XIX в. возобладали консервативные и охрани-
тельные тенденции, выразителем которых был К. В. Нессельроде.

Мнение главы ведомства иностранных дел в конечном итоге оказалось
решающим, и это исключило возможность для компании добиться пере-
смотра условий конвенции с США и аналогичного соглашения с Вели-
кобританией. Представляя императору осенью 1826 г. повторные жалобы
компании, К. В. Нессельроде писал; «Многие их предложения, как, на-
пример, конфискация кораблей с грузом, осмотр их в море не в военное
время и купеческими судами, противны и общему праву, и точным ус-
ловиям договоров с Англией и Америкой». По заключению министра,
высказываемые компанией опасения противоречили ее собственным инте-
ресам и «достоинству двора нашего» 54.

Что касается Соединенных Штатов, то там не скрывали своего удов-
летворения заключенным соглашением с Россией. Как отмечал президент
Монро, договор относительно Северо-Западного побережья и Тихого океа-
на предоставляет США все, о чем они могли бы просить или желать 55.
Успешными для Соединенных Штатов в конечном итоге оказались и
длительные переговоры о заключении торгового договора с Россией. Сле-
дует отметить, что на заключительном этапе их успеху способствовали
умелые действия американского посланника Дж. Бьюкенена, который
вскоре после прибытия в Петербург летом 1832 г. сумел установить близ-
кие и доверительные отношения с К. В. Нессельроде и Николаем I.
В инструкциях госдепартамента о заключении торгового договора с
Россией отмечалось, что такое соглашение было бы крайне выгодно для
Соединенных Штатов. Дж. Бьюкенен, однако, с момента начала перегово-
ров строил свою аргументацию на доказательстве выгодности тех или
иных условий договора для русской стороны. Так, чтобы убедить своих
собеседников в выгодах и значении торговых связей между Россией и
США, Бьюкенен познакомил К. В. Нессельроде и Ф. И. Бруннова с таб-
лицей экспорта российских промышленных товаров на американских су-
дах из Петербурга, составленной американским генеральным консулом
А., П. Гибсоном. Из таблицы следовало, что за последние шесть лет
(1826—1831 г.) на долю американских кораблей приходилось более
2/з экспорта таких товаров, как пенька, парусина и пр. За тот же период
на американских кораблях было вывезено 2657 тыс. пудов полосового же-

53 Записка РАК Е. Ф. Канкрину от 12(24) июля 1824 г., подписанная М. Булдаковым,
А. Севериным, И. Прокофьевым и К. Рылеевым.— АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468,
1826 г., д. 2995, л. 75—81.

54 К. В. Нессельроде — Николаю I, 27 октября (8 ноября) 1826 г.— АВПР, ф. Канце-
лярия, оп. 468, 1826 г., д. 2995, л. 179—180. См. также л. 192—199 (мемуар Д. Блу-
дова).

55 The Writings of James Monroe, vol. 7, p. 41, 42.



II. ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА


ОТ «ЭРЫ ДОБРОГО СОГЛАСИЯ» К «ДЖЕКСОНОВСКОЙ ДЕМОКРАТИИ»




леза (bar iron), что составило более половины общего экспорта железа
из Петербурга (4559 тыс. пудов) 56.

Наконец, чтобы преодолеть последние проволочки и затруднения,
Бьюкенен, предложил приурочить подписание договора к именинам Нико-
лая Павловича. Многоопытному в подобных делах Нессельроде эта идея
понравилась, и подписание договора состоялось 6(18) декабря 1832 г.
В соответствии со ст. 1 торговля и мореплавание между владениями
обеих сторон объявлялись свободными и основанными на взаимности.
Жителям обеих стран разрешалось торговать во всех местах, где допу-
скалась иностранная торговля. Предусматривалось свободное ведение дел
«с тем, однако же, что они подчинены будут существующим там законам
и учреждениям», Ст. 2 предусматривала распространение преимуществ,
которые одна из сторон предоставит в области торговли и навигации ка-
кой-либо нации, на другую договаривающуюся сторону. Что касается
общей таможенной политики каждой из договаривающихся сторон, то
она оставалась вполне автономной п условиями договора не затрагива-
лась. «Всякий товар и предметы торговли,— гласила ст. 3,— которые
могут быть законно привозимыми в гавани Российской империи и на рос-
сийских судах, будет дозволено привозить также и на судах Американ-
ских Штатов, с платежом только таких пошлин или сборов, которые под
каким бы ни было видом или названием взиматься будут... с таких же
товаров или предметов торговли, привезенных на российских судах». Ана-
логичное условие распространялось «во взаимство» и на товары, приво-
зимые в США на российских судах.

Каждой из договаривающихся сторон предоставлялось право иметь
«консулов, вице-консулов, агентов и комиссаров по своему выбору с тем,
что они пользоваться будут такими же правами и преимуществами, ка-
кими пользуются определенные в спх званиях от наиболее благоприят-
ствуемых правительств» (ст. 8). Особо оговаривалось (ст. 9), что «помя-
нутые консулы, вице-консулы или торговые агенты будут вправе требо-
вать от местных начальств помощи для отыскания, взятия под стражу,
задержания и заключения в тюрьму дезертиров с военных и купеческих
судов, принадлежащих государству, таковых агентов определившему» 57.
Оценивая значение подписанного в декабре 1832 г. договора между
Россией и Соединенными Штатами, следует подчеркнуть, что Бьюкенену
удалось добиться включения в текст соглашения принципа наибольшего
благоприятствования, который стал официальной основой для всего по-
следующего развития русско-американских торговых связей в XIX в.
Россия практически не имела специальных торговых соглашений с други-
ми странами, если не считать ее ближайших соседей — Пруссии и Шве-
ции. Договор с США был, таким образом, лишь третьим актом подобного
рода, и это обстоятельство не могло не придать ему в глазах современни-
ков дополнительный смысл и значение.

Кроме того, могущественная Россия представляла собой в то время
более важного, чем США, политического партнера. Не случайно поэтому
сенатор Томас Бентон в качестве одной из заслуг администрации
Э. Джексона указал на подписание «важного договора с великой держа-

56 National Archives (NA), Record Group (RG), Diplomatic Despatches, Russia, vol. 12,
N .9, Doc. C.

57 Сборник торговых договоров, заключенных Россией с иностранными государства-
ми. СПб., 1912, с. 461—467.


вой». Заключение «давно желанного договора» было, по отзыву сенатора,
крупным событием для Соединенных Штатов. И хотя ничего существен-
ного не было добавлено к тем привилегиям, которыми на практике поль-
зовались американцы в России, факт подписания договора придал ту ста-
бильность и уверенность в их сохранении, которые столь необходимы в.
торговых делах 58.

Президент Э. Джексон в годичном послании конгрессу отметил, что
«дружественные отношения, которые всегда поддерживались между Со-
единенными Штатами и Россией, получили дальнейшее развитие и были
закреплены договором от 6(18) декабря прошлого года...». Благодаря ли-
беральным условиям этого договора будет развиваться процветавшая и
увеличившаяся торговля, что, в свою очередь, «придает новые мотивы
той взаимной дружбе, которую обе страны до сих пор питали в отноше-
нии друг друга» 59.

Пересылая российскому поверенному в делах в Вашингтоне К. Ф. Са-
кену текст только что подписанного договора, глава ведомства иностран-
ных дел выражал надежду, что этот акт, несомненно, окажет благоприят-
ное влияние на отношения между Россией и Соединенными Штатами и
что жители обеих стран смогут отныне с возросшим рвением заниматься
торговыми делами 60.

Хотя в этих оценках имелось известное преувеличение, в целом тор-
говые связи между Россией и США развивались более или менее успеш-
но. «Мы практически располагаем монополией на торговлю сахаром, по-
требляемой во всей этой империи...— с гордостью сообщал из Петербур-
га Дж. Бьюкенен летом 1833 г.— За последний год только этого товара
на наших судах в Россию привезено 37 370 818 фунтов» 61. Крупнейшим
американским торговцем в Петербурге в 20—30-х годах XIX в. оставался
Дж. Д. Льюис из Филадельфии. Лишь в 1832 г. на имя Льюиса было
привезено товаров на сумму в 10 369 636 руб.62 Активной коммерческой
деятельностью в России занимался также У. Роупс, учредивший в 1832 г.
новый американский торговый дом в Петербурге 63.

По своему характеру торговля США с Россией была «треугольной»:
американские корабли сначала привозили на о-в Куба продовольственные
и промышленные товары, затем грузились кубинским сахаром и отправ-
лялись в далекий Петербург, откуда возвращались домой с ценным гру-
зом полотен, пеньки и железа. В среднем в 1827—1839 гг. из Америки в
Россию доставлялось товаров на 20 447 тыс. руб. ассигнациями, в том
числе сахара 912,2 тыс. пудов (на 16695,7 тыс. руб.), кофе 36,3 тыс.
пудов (1174,2 тыс. руб.), красильного дерева на 1174,9 тыс. руб. и т. д.
С другой стороны, в США шло более половины всего экспорта русского
парусного полотна и равендука, более 2/з фламского полотна (96,9 тыс.

58 Benton Th. Op. cit., vol. 1, p. 605—606.

59 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, vol. 3, p. 1241.

60 К. В. Нессельроде — К. Ф. Сакену, 8(20) декабря 1832 г.—АВПР, ф Посольство
в Вашингтоне, оп. 512/3, д. 37, л. 182, 201.

61 The Works of J. Buchanan: Vol 1—12/Ed. by J. B. Moore. Philadelphia, 1908—1911,
vol. 2, p. 377.

62 Государственная внешняя торговля 1832 года... («Реэстр о именных купцах»). Мно-
гочисленные документальные материалы о деятельности Дж. Д. Льюиса в Петер-
бурге сохранились в его бумагах в историческом обществе Пенсильвании. См.:
Historical Society of Pennsylvania, Lewis — Neilson Papers.

63 Kirchner W. Studies in Russian-American Commerce, 1820—1860. Leiden, 1975, p. 192—197.



II.ПУТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА







Сейчас читают про: