double arrow

Зависимость системной организации поведения от истории его формирования


Поскольку структура индивидуального опыта, актуализируемого при реализа­ции поведения, зависит от истории его формирования, постольку системная организация поведения, которое при внешнем наблюдении выглядит как одно и то же, различается в том случае, если это поведение имеет разную исто­рию формирования.

В специальных экспериментах было показано, что у животных, которых учили актам, составляющим внешне одно и то же инструментальное пище-добывательное поведение, в разной последовательности, характеристики активности специализированных ней­ронов, проанализированной в этом по­ведении, достоверно различаются [Гор­кин, Шевченко 1995].


68 2. Психофизиология


2.2.7.6. Выдвижение и селекция гипотез при формировании индивидуального опыта

Описание соотношения организма со средой в новой ситуации как процесса, включающего выдвижение и селекцию гипотез, было в яркой форме представ­лено К. Поппером. Д. Деннетт (Dennett, 1995), рассматривая гипотетическое «скиннеровское»существо, осуществля­ющее отбор одного удачного акта из ряда путем реализации последователь­ных проб «вслепую», отмечает, что каж­дая из таких проб может привести к ги­бели существа. Автор справедливо счи­тает более эффективным способом фор­мирования нового опыта соотношения организма со средой предварительную, «внутреннюю» селекцию актов.




Именно нарастание способности со­вершения проб и ошибок «в уме», без реализации их во внешнем поведении, рассматривалось Л.В. Крушинским в ка­честве показателя развития поведения в филогенезе. В области практической де­ятельности человека (спортивной, музы­кальной и т.д.) реальность этой стадии формирования опыта уже давно была осознана. Анализ процесса освоения нового музыкального произведения или обучения новому акробатическому дви­жению приводит, соответственно, к зак­лючениям о том, что каждый пассаж должен быть «готов психически», преж­де чем он будет испробован на рояле и что чем лучше занимающийся предста­вит изучаемое движение, тем быстрее будет происходить процесс обучения.

«Внутренняя» селекция делает воз­можной ситуацию, в которой, по словам К.Поппера, вместо нас гибнут наши ги­потезы. Существо, которое производит внутреннюю селекцию (использующую не точные копии, а субъективные моде­ли среды) Деннетт называет «попперов-ским». Причем отмечает, что произво­дить предварительную селекцию умеют не только люди. С позиций представле­ния об опережающем отражении дей­ствительности как отличительном свой­стве жизни, предполагающем построе-


ние моделей будущих событий, логично полагать, что это «умение» есть у всех индивидов, совершающих целенаправ­ленные поведенческие акты.



Можно думать, что выдвижение акта-гипотезы и его тестирование во внутрен­нем плане, т.е. проверка гипотезы на со­ответствие структуре опыта индивида (пробная организация совместной актив­ности новой совокупности нейронов), занимают определенный временной ин­тервал. Величина интервала, видимо, зависит от многих обстоятельств. Осно­вываясь на многочисленных данных, показывающих значительное сходство организации мозговой активности при воображении и реальном осуществлении действия, можно полагать, что составы активированных нейронов при тестиро­вании гипотезы во внутреннем и затем во внешнем планах существенно, хотя, ко­нечно, не целиком, перекрываются.

В результате тестирования фиксиру­ется новая интеграция, т.е. происходит изменение структуры индивидуального опыта. В литературе имеются данные, которые свидетельствуют в пользу воз­можности подобной фиксации. В экспе­риментах с регистрацией активности нейронов у обезьян, решающих про­странственную проблему, показано, что характеристики активности нейронов су­щественно изменяются на этапе «консо­лидации» (реализация успешных актов в соответствии с найденным решением) по сравнению с этапом поиска решения и что подобные изменения характеристик активности нейронов имеют место и в тех ситуациях, когда животное нашло правильное решение, но еще ни разу не проверило его реализацией внешнего по­ведения, завершающегося пищевым подкреплением [Procyketal., 2000].



Таким образом, можно считать, что фиксация новой интеграции не обяза­тельно требует достижения результата внешнего поведения. Но это, однако, не означает, что нарушается одно из ос­новных положений ТФС: о результате как системообразующем факторе. В ка­честве системообразующеого фактора в


2.2. Введение в системную психофизиологию 69


этом случае выступает результат тести­рования гипотезы во внутреннем плане.

В части случаев вновь сформирован­ная интеграция как таковая не предпо­лагает реализацию специального поведе­ния для своего тестирования во внеш­нем плане; многие «внутренние дей­ствия» не «подлежат последующей эк-стериоризации» [Дубровский, 1971, с. 171]. Подобные зафиксированные интег­рации могут входить, по-видимому, в со­став той части опыта, характеристики которой сопоставимы с характеристика­ми «семантической памяти».

В других случаях прошедший внут­реннее тестирование акт-гипотеза фор­мируется для того, чтобы совершить то или иное конкретное внешнее поведе­ние (внешнее тестирование). Здесь пос­ле внутреннего тестирования могут иметь место минимум два исхода: такое поведение будет реализовано или нет. В первом случае, как и в ситуации с внут­ренним тестированием, временной ин­тервал между последним и внешним те­стированиями может варьировать, при­чем очень сильно: от миллисекунд до лет. В течение этого интервала в памя­ти хранится «латентная» система.

Будет ли вновь сформированный акт реализован во внешнем плане или нет, в результате тестирования фиксируется новая интеграция, т.е., как было сказа­но выше, происходит изменение струк­туры индивидуального опыта. Это изме­нение не может не сказаться на харак­теристиках реализации ранее сформиро­ванного поведения. Результаты экспери­ментов с участием испытуемых, выбира­ющих стратегию поведения в сложной среде, позволяют считать, что модифи­кация поведения может происходить не только в интервале между проверкой гипотезы во внутреннем и внешнем пла­нах, но и между проверкой гипотезы во внешнем плане и осознанием результа­тов этой проверки. Показано, что испы­туемые после ряда тестирующих проб начинают адекватную модификацию своего поведения, соответствующую за­кономерностям организации среды, еще


не будучи способными дать отчет об этих закономерностях.

Можно предположить, что характер процессов консолидации памяти должен зависеть от величины временного интер­вала между внутренним и внешним тести­рованиями и что если консолидация пос­ле внутреннего тестирования уже завер­шилась, ее тестирование во внешнем пла­не связано с модификациями, сопостави­мыми с теми изменениями, которые име­ют место при ре консолидации вследствие реактивации памяти (см. 2.2.7.12). По-види­мому, результирующая структура опыта, состояние его нейронного и молекулярно-биологического обеспечения будут разны­ми в зависимости от того, произошло ли внешнее тестирование и, если да, то с ка­кой задержкой после внутреннего.







Сейчас читают про: