double arrow

Создание А. Салазаром фашистской партии. Узаконенная фашизма конституцией 1933 Внутренняя политика Салазара


Для укрепления режима Салазар пошел на создание (1930) Национального Союза - партии, которая претендовала на представительство интересов всего народа. Национальный Союз объединил всех гражданских сторонников нового режима - и республиканцев, и монархистов, и католиков. В 1933 г. под сильным влиянием диктатора была подготовлена новая португальский конституция.

Конституция 1933 провозгласила Португалию "унитарной корпоративной республикой". Основной закон формально сохранил классическое разделение власти. Головой исполнительной ветви считался президент, который избирался на 7 лет. Причем президентом мог быть только генерал. Законодательная власть оставлялось за двухпалатным парламентом: Национальным собранием и Палатой корпорацией, но первая имела лишь символические полномочия, а последняя их не имела вообще. Фактически парламент получил только законадарадчыя функции.

Исключительная роль отводилась премьер-министру, т.е. самому Салазар. Теперь его диктаторские полномочия были закреплены конституционно.

Конституция сохраняла основные демократические права и свободы, но законы, принятые в 1933-1936 гг., Постоянно нарушали гражданские права португальцев. Так например, 3/4 взрослых населения были лишены избирательного права. Несмотря на то, что формально никто не ставил под сомнение свободу объединений и многопартийность, легальная деятельность неправительственных общественных организаций и, тем более, политических партий после 1933 стала практически невозможной. Фактически Национальный союз стал единственной политической партией.




Конституция 1933 зафиксировала ряд компромиссов между представителями господствующих кругов. Во-первых, была сохранена республика и даже ее демократический фасад. Во-вторых, католический костел почти в полном объеме восстановил свои привилегии. (Это могло примирить противоречивые желания остатки лояльных режиму либералов, монархистов и священства.) В-третьих, был найден баланс интересов между гражданской и военной элитами: передача в руки последней президентской должности должна была послужить гарантией ее лояльности.

В сентябре того же 1933 г. была утверждена «Хартия труда» - вводилась корпоративная система. Карпаратысцки эксперимент в Португалии проводился по итальянским образцы с широким использованием социал-христианских идей.

Усиление легальных позиций диктатуры сопровождалось укреплением органов государственной безопасности. В конце 1920-х гг. основные репрессивные функции возлагались преимущественно на военные единицы, однако после фактического перехода диктаторских полномочий до гражданского Салазара аппарат подавления сил оппозиции был перестроен - появилась мощная политическая полиция непосредственно подчинена диктатору, специальные военные трибуналы и специальные судьи, занимавшихся политическими делами. Интересно, что к 1936 году репрессии режима Салазара направлялись не только против демократического, крестьянского или рабочего движений. Очень часто среди его жертв оказывались и крайне правые. Доставалось даже португальским фашистам во главе с местным "кавдылью" Роланом Прету (наиболее активных деятелей высылали из страны).



Деятельность организованного репрессивного аппарата позволил режиму нейтрализовать наиболее опасные силы оппозиции. Приход к власти в Испании правительства Народного фронта вернул оптимизм политическим оппонентам диктатуры А. Салазара, но наиболее активны в противостоянии режиму португальские анархо-синдикалисты быстро были рассажаныя по тюрьмам и лагерям, или погибли во время испанской Гражданской войны. Самым значительным выступлением рабочих стала попытка проведения в январе 1934 общей забастовки протеста против корпоративной системы.

Дальнейшая эволюция португальского режима в сторону фашизма связано с началом мятежа генерала Франко и развязыванием гражданской войны в Испании. В 1936 году под эгидой властей был организован "Португальский легион" - милиция, которая должна была связать правящий Национальный Союз с массами. В конце того же года были созданы зависимые от Министерства образования молодежная (военизированная "Португальский молодежь") и женская организации. Диссидентов-фашисты были обласканным Салазаром, получили высокие должности; берутся на вооружение некоторые фашистские идеи.



Тем не менее, португальский фашизм, приобретает свое окончательное оформление на исходе 1930-х гг., Не дотягивает до классического итальянского образца. Тем более, у него мало схожего с нацизмом. Он типологически ближайшее т.н. "Иберийского фашизма", характерному также для соседней Испании.

В рыхлой салазарысцкай идеологии не нашлось места тоталитарным установкам, абсолютно не были ей присущи языческие мотивы. Она стояла на четырех китах: Бог, Родина, Семья и Работа. Консервативный режим отдавал предпочтение не новообразованиям, вроде единой массовой партии или корпораций, а традиционным общественным институтам, прежде всего храму (не удивительно, что папа Пий XII ставил Португалию в пример: "Господь Бог дал португальской нации образцового главы правительства") и местной элите.

Салазаравская "Эштаду Нову" - "новое государство" - не проводила активной политической мобилизации (формальное вовлечение граждан в политическую жизнь через общественные организации, марши, митинги, манифестации, общенациональные акции или кампании, членство в единой партии и т.д.). Большинство населения была оставлена государством в покое, лишь бы люди не лезли в политику (характерный признак авторитаризма).

Национальный Союз никогда не был и никогда не задумывался как массовая партия. Это была типичная элитарная партия власти во главе с диктатором-профессором, который никогда в своих речах НЕ апеллировал к глубинных чувств толпы, а скорее пренебрегал им. В довоенное время, Национальный Союз больше напоминал Патриотический Союз Х.А. Примо де Риверы, или авторитарные партии Центральной и Юго-Восточной Европы, например, Партию национального единства (Венгрия), санационных Лагерь национального единства (Польша) и некоторые другие. По мнению целого ряда исследователей более корректно называть салазаравски режим "режимом фашистского направления" или говорить, что он имел фашистский характер.

Тем не менее, нельзя не отметить типично фашистское "органическое" видение общества, для дальнейшего "сплочения" которого использовались вся мощность административной, корпоративной, образовательной и пропагандистской машины, элиты и костелу. Кроме того, были существенно укреплены позиции государства в национальной экономике: автономия экономических элит было ограничено, а их активность на политической арене была ощутимо уменьшено.







Сейчас читают про: