double arrow

Осмысление структуры спортивной тренировки


В формировании современных научно-прикладных представлений о спортивной тренировке прогрессивное значение имели и продолжают сохранять следующие тенденции. Во-первых, переход от преимущественно фрагментарных представлений об отдельных компонентах спортивной тренировки к интегративному рассмотрению ее как целостного процесса, определенные слагаемые которого взаимосвязаны и взаимообусловлены. Если прежде в различного рода пособиях и исследовательских публикациях по спортивной тренировке явно доминировало как бы расчлененное описание ее элементов (отдельных тренировочных упражнений и методов их выполнения, частных параметров нормирования нагрузок и т. д.), - в последние десятилетия все более пристальное внимание уделяется общему порядку развертывания тренировочного процесса в рамках целых его этапов, периодов, циклов.

Во-вторых, углубляется рассмотрение связей круглогодичной и многолетней спортивной тренировки с другими сферами жизнедеятельности спортсмена. В этом аспекте спортивная тренировка предстает как одна из составных частей, или, точнее, подсистема более широкой системы, в которую, кроме тренировки, органично входят система спортивных состязаний, а также совокупность внетренировочных и внесоревновательных факторов подготовки спортсмена (специализированный общий режим жизни, дополнительные факторы оптимизации спортивной работоспособности и т. д. - все то, что кратко можно назвать экзофакторами подготовки спортсмена).




Обе эти тенденции хорошо вписываются в русло системного подхода, получившего, как известно, всеобщее признание в качестве интегративного способа современного научного познания. Он, разумеется, не исключает аналитико-избирательных подходов, но на первый план выдвигает установку не на поэлементное («элементаристское»), а на целостное восприятие рассматриваемых объектов в их реальной нерасчлененности с особым вниманием к упорядочивающим их, систематизирующим началам. Естественно, что именно такой подход должен быть ведущим и в обобщающей теории спорта. В ряду ее проблем одно из центральных мест и занимают проблемы системного построения спортивной тренировки [4].

Обращаясь к ним, уместно вначале по возможности строго определиться в смысловом значении самого выражения «строить тренировку». Оно достаточно прочно вошло в лексикон теории и практики спорта, однако нередко его применяют, мягко говоря, в не очень строгом смысле как бы с размытыми смысловыми границами. Что же, собственно, оно означает? Кратко и в самой общей форме можно так ответить на этот вопрос: верно строить тренировку - значит последовательно упорядочивать то, что делается в ней, на основе закономерностей структурирования (структурного формирования) и развертывания тренировочного процесса. Разумеется, столь сжатая формулировка не раскрывает всей сути и всех процедур дела, о котором идет речь, но подчеркивает главное в нем. При этом подразумеваются не просто какие-то отдельные организующиеся акции, а главным образом те стержневые линии деятельности строящих тренировку (тренеров и тренирующихся) по структурированию тренировочного процесса, благодаря которым ему придается системная упорядоченность.



Понятно, что при верной постановке дела практическому построению тренировки в каждой ее фазе и стадии предшествует мысленное конструирование, то есть «построение в голове» (прогнозирование, планирование, программирование порядка вероятного развертывания тренировочного процесса). Рациональное построение тренировки сопряжено также с оперативно-текущим и этапным (цикловым) контролем, которым необходимо охватывать как ее реально складывающуюся фактуру (фактические слагаемые содержания тренировочных занятий, параметры тренировочных воздействий, их структурные соотношения и т. д.), так и результирующие показатели (частные эффекты тренировки, сдвиги в развитии тренированности, спортивно-технические результаты и т. п.). Планирование, практическое построение и контроль тренировки составляют, как известно, принципиально неразрывный «круг» операций, перманентно воспроизводимый по мере развертывания тренировочного процесса. Не следует, однако, отождествлять их. В частности, не следует, конечно - что подчас допускается в иных публикациях - смешивать планирование тренировки (как мысленное построение ее «в голове» и на бумаге) с ее построением в натуре, на практике. То и другое реально отличается так же, как и всякая идея от ее материального воплощения, причем даже при самой тщательной реализации плана в действительности неизбежно возникают те или иные отклонения от него (потому и необходим тут контроль с последующими коррекциями плана).



Сложность осмысления реальной структурной целостности тренировочного процесса обусловлена, кроме прочего, тем, что с внешней стороны он выглядит как дискретный, расчлененный, состоящий из ряда отдельных моментов, упражнений, занятий, отделенных друг от друга промежуточным отдыхом и другими интервалами (в том числе и теми, которые заполнены повседневно-бытовыми делами и занятиями нетренировочного характера). При этом остаются как бы вне поля зрения скрытые связи между его звеньями. А именно те связи, которые воплощаются в преемственности и взаимодействиях эффектов предыдущих и последующих упражнений, занятий и серий занятий, в непрерывной интеграции (кумуляции) их «следов», переходящих в развитие тренированности. Противоречие между внешней дискретностью тренировочных воздействий и необходимостью гарантировать непрерывность тренировочного процесса выдвигает перед исследующими и строящими тренировку немало непростых проблем. Решение их, как и других проблем оптимизации структуры тренировочного процесса, во многом зависит от разработки общей концепции построения тренировки, ее особо принципиальных положений и конкретизирующих их «технологических» установок, спроецированных на типичные ситуации практики тренировки [2].

Оценивая состояние современной концепции построения спортивной тренировки, можно с достаточным основанием констатировать, что к настоящему времени определились ее принципиальные устои, выраженные прежде всего в ряде широко признанных принципов, которые утвердились, пройдя достаточно долгий путь формирования, уточнения, углубления и пополнения благодаря творческим усилиям многих специалистов (тренеров, методистов, ученых). С другой стороны, активизировались, особенно заметно в последние годы, попытки выйти, так сказать, «за пределы» установившихся принципов, что само по себе правомерно. Настораживает, однако, когда такие попытки выливаются в стремление с ходу выдвинуть новые принципы или концептуальные основы спортивной тренировки главным образом путем простого экстраполирования на нее некоторых положений и подходов, возникающих не на предметной основе самого спорта (в частности, в сфере биологии либо в пределах начальных кибернетических представлений). По этому поводу довольно много уже сказано и проведено дискуссий. Нелишне все-таки еще раз обратиться к исходным положениям с учетом последних дискуссионных публикаций и содержательных разработок по проблемам построения спортивной тренировки.

Отправные положения. Первейшая методологическая предпосылка объективных суждений о принципиальных основах концепции спортивной тренировки состоит, конечно, в неискаженном понимании самой их природы - источников происхождения и назначения их. Аксиоматичным в этом отношении является прежде всего признание того, что в ранг специальных принципов, регламентирующих деятельность тренера и спортсмена по построению спортивной тренировки, могут быть возведены лишь те наиболее существенные положения научно-прикладного характера, которые отображают основные объективные закономерности структурирования тренировочного процесса в спорте. Отсюда следует, что, если какие-либо положения отражают не собственные закономерности спортивно-тренировочного процесса, а закономерности чего-то иного (скажем, закономерности повседневного функционирования организменных систем либо одни лишь биомеханические закономерности построения отдельных движений и т. д.), они, несмотря на всю их важность в своей сфере, не способны (как раз по самой природе своей) претендовать на возведение в ранг специальных принципов спортивной тренировки.

Во избежание недоразумений сразу же отметим, что сказанное нисколько не отрицает важности самой широкой опоры при разработке теории спорта как на общенаучные достижения, так и на концептуально-фактологические сведения, имеющиеся в смежных с ней научных дисциплинах (естественнонаучных и социальных). Речь здесь совсем о другом - о том, что и при самом активном использовании различного рода научных знаний, подходов и концепций, возникших вне сферы спорта, нельзя ни заменить ими те знания, которые могут быть получены лишь в результате предметного исследования его в натуральных условиях, ни сконструировать без выявления его специфических закономерностей специальные принципы, призванные регулировать деятельность в нем.

Следует подчеркнуть также, что принципы, о которых идет речь, вместе с конкретизирующими их прикладными положениями не могут возникать, так сказать, с ходу, по наитию. По самой природе своей они призваны воплощать в себе многие результаты опытно-практической и познавательной деятельности в сфере спорта на историческом пути его эволюции. Фиксируя в себе выявляющиеся закономерности, в том числе устойчивые тенденции спортивной практики, принципы и сами обретают определенную устойчивость, отличающую их от сравнительно быстро сменяющихся установок, представлений, положений.

Современная теория спорта не может, разумеется, претендовать на исчерпывающее познание всех закономерностей ее предметной сферы. Не может претендовать и на вполне завершенную разработку всей совокупности отображающих их принципов. Однако ряд из них уже довольно отчетливо определился. Это, прежде всего, те же коренные закономерности подготовки спортсмена и производные от них принципы, о которых уже шла речь. В сфере спортивной тренировки они обязывают:

- максимизировать действенность и результативность тренировочного процесса в направлении углубленной индивидуализированной специализации в избранном виде спорта;

- обеспечивать всесторонность содержания спортивной тренировки, избирательную направленность и вместе с тем единство ее различных сторон (в том числе общей и специальной подготовки), которые сбалансируются в зависимости от динамики тренировочного процесса, особенностей его стадий, периодов, этапов;

- гарантировать предельную непрерывность тренировочного процесса, достигаемую строгой регулярностью тренирующих воздействий, которые упорядочены в столь уплотненном режиме, что вызывают перманентную кумуляцию эффекта тренировки на всем ее протяжении вплоть до круглогодичных и многолетних масштабов;

- органически сочетать постепенность и предельность в наращивании развивающе-тренирующих нагрузок, адаптивное (то есть согласуемое со стадиями адаптации) и вместе с тем максимизирующее регулирование их динамики (что выражено внешне в ее волнообраз-ности и ступенчатости), а также опережающее и адаптивное моделирование соревновательной деятельности в процессе тренировки;

- последовательно структурировать тренировочный процесс в форме малых (микро-), средних (мезо-) и больших (макро-) циклов, соотнося их с закономерностями развития подготовленности спортсмена и системой спортивных состязаний [3].

Все эти положения относительно полно интерпретированы, как известно, в распространенных и апробированных публикациях. Причем не только в качестве общих идей, но и с развернутой фактологической аргументацией и «технологической» конкретизацией в виде методических подходов и правил прикладного характера. Далеко не случайно идентичные им по сути положения излагаются во многих профессиональных руководствах по теории и методике спортивной тренировки, изданных в различных странах, хотя, естественно, и не без частных вариаций формулировок. Уже сам факт такой консолидации свидетельствует, что к настоящему времени довольно отчетливо определились некоторые общие устои в концепции рационального построения спортивной тренировки, принципиально важные для дела и потому признаваемые специалистами, независимо от региональных особенностей формирования теории и практики спорта. Само собой разумеется, принятые положения не нужно абсолютизировать в качестве некоей «конечной истины», но было бы опрометчиво не считаться с ними.

На пути дальнейшей разработки теории и методики спорта видится немало сложных проблем, в том числе требующих углубления принятых представлений об оптимизации структуры тренировочного процесса. Решение их, несомненно, будет связано с корректировкой, а возможно, и с радикальным изменением ряда устоявшихся положений. Это не предполагает, однако, ни напрасного отрицания самого существа принципов, прошедших проверку временем, ни искажающего толкования принятых концептуальных положений, ни пропагандирования методологически некорректных подходов в попытках распространить новые воззрения. А такое, к сожалению, бывает. Немного задержимся в связи с этим на некоторых публикациях последних лет.

Чтобы не давать повода для обвинений в консерватизме, обратим внимание в связи со сказанным и вот еще на что. В любых принципах прикладного характера есть, кроме устойчивого концептуально-смыслового стержня, текущие «технологические приложения» (типа методических правил по реализации принципов, ориентировочных нормативных установлений и т. п.), которые конкретизируются применительно к наличному состоянию практической сферы их использования. Естественно, последние (конкретно-прикладные) положения изменяются тем скорее, чем динамичнее эволюционирует практика. Причем один из парадоксов тут состоит в том, что чем детальнее конкретизированы прикладные разработки по реализации принципа в наличной ситуации, тем с большей вероятностью они могут оказаться устаревшими в ходе стремительного развития теории и практики. В частности, по этой причине нужно дорожить прошедшими проверку временем кардинальными идеями, воплощенными в принципах. Вместо того чтобы спешить отказываться от них под влиянием вдруг возникших соображений, разумнее будет дополнять их, коль появились к тому достаточные основания [2].

Приходится сказать, что в некоторой части современных публикаций, затрагивающих проблемы теории спорта, несмотря на ее общее созревание, все еще нередко допускаются явные отступления от строгих норм научного мышления, а подчас и от норм этики. Этим грешат, в частности, те публикации, где под флагом претензий на радикальные новации в разработке концепции построения спортивной тренировки допускается искажающая оценка апробированных концептуальных положений, наряду с замаскированным заимствованием по сути заключенных в них принципиальных идей.

Проблематика оптимального соединения так называемой общей и специальной подготовки спортсмена разрабатывается и дискутируется достаточно давно. В последнее время она вновь привлекла к себе повышенное внимание. Это объясняется отчасти ее неординарной сложностью, но не только. Какую-то роль в разноречивости суждений по ее поводу играют и чисто субъективные обстоятельства.

Чтобы по возможности исключить здесь понятийные недоразумения, уместно вначале, хотя бы очень сжато, напомнить принятые в теории спорта определительные позиции по толкованию названных сторон спортивной подготовки в их соотношении. Обратим внимание на следующие положения.

Термины «общая» и «специальная» во взятом отношении указывают прежде всего на тот непреложный факт, что полноценная подготовка спортсмена - не какой-то сугубо односторонний, а комплексно-разносторонний процесс. При этом имеется в виду, что, как минимум, в его содержании представлены, с одной стороны, те слагаемые, которые составляют специфические и непосредственные факторы специализации в избранном виде спорта (что обозначается термином «специальная подготовка»), а с другой - несводимые к ним, иные слагаемые подготовки, которые, не являясь непосредственным фактором спортивной специализации, тем не менее содействуют прогрессированию спортсмена на основе использования положительных взаимодействий между различными направлениями его развития (что и обозначается условно термином «общая подготовка»).

Только в органическом сочетании этих слагаемых возможна наиболее эффективная подготовка спортсмена, что и предусматривается принципом обеспечения единства его общей и специальной подготовки.

Содержание общей подготовки спортсмена определяется не безотносительно к специфике избранного им вида спорта, а в той или иной зависимости от особенностей специализации и в этом смысле в определенной мере специализируется (как это ни кажется, на первый взгляд, парадоксальным).

Соотношение общей и специальной подготовки спортсмена изменяется в зависимости от уровня его подготовленности, индивидуальных особенностей развития

К нашему времени накоплен буквально громадный материал эмпирического и научно-исследовательского характера, помогающий понять механизмы этого взаимодействия.

Сложность проблематики оптимального соотношения общей и специальной подготовки спортсмена проистекает во многом из неоднозначности взаимодействий их эффектов, поскольку они могут быть в различных условиях как «положительными», так и «отрицательными» (последние особенно вероятны при неадекватном выборе общеподготовительных упражнений и нарушении меры в наращивании связанных с ними нагрузок). Предстоит выявить весь диапазон оправданной вариации их соотношений в типичных ситуациях применительно к различным стадиям процесса спортивного совершенствования и другим обстоятельствам, существенно влияющим на содержание и построение спортивной тренировки. Для решения этой проблемы требуется целая серия объемных исследований, в том числе и предпосылочных. Причем одна из важнейших предпосылок - детальная разработка логически строгой и практически удобной, систематизации тренировочных упражнений, используемых в спорте в качестве средств общей и специальной подготовки.

Основы такой систематизации уже определены. Как указывалось, она предусматривает классификационное распределение упражнений по группам в зависимости от их отношения к предмету спортивной специализации (по признакам их сходства и различия с ним). Соответственно различаются:

- упражнения, более других моделирующие целевую соревновательную деятельность в данном большом подготовительно-соревновательном цикле (годичном, полугодичном и т. п.);

- упражнения, существенно близкие к первым (по форме или содержанию), но вместе с тем и отличающиеся от них;

- упражнения, существенно отличающиеся от первых.

Строго говоря, собственно специально-подготовительными правомерно считать лишь первую группу упражнений, а обще-подготовительными - третью группу. Вторая же группа является как бы смешанной. Для такого распределения упражнений нужен углубленный анализ их реальных признаков, корректное соизмерение их и последовательное распределение упражнений в зависимости от степени выраженности тех или иных признаков. Выделить и соизмерить их в настоящее время можно, как правило, достаточно корректно с использованием материалов инструментальных замеров и современных методов количественной обработки их. Новые возможности в этом отношении предоставляют методы, разработанные в теории оперирования с неопределенными множествами [6].

Обратим также внимание, что решить верно проблему градации и распределения подготовительных упражнений спортсмена невозможно без реалистичного прогнозирования конкретных параметров целевой соревновательной деятельности в каждом предстоящем большом подготовительно-соревновательном цикле. Ведь, как следует из сказанного выше, только в сопоставлении с конкретными признаками той совокупности соревновательных действий, которые объективно необходимо выполнить спортсмену, чтобы достичь желаемого результата (при соответствующих кинематических и динамических параметрах движений, адекватных технико-тактических действиях и целостном режиме их выполнения в условиях состязания), можно определить, насколько близки либо не близки к ним окажутся привлекаемые подготовительные упражнения, а значит, и то, насколько они фактически явятся общеподготовительными либо специально-подготовительными. Причем в качестве предмета сопоставления здесь должны быть взяты не какие-либо абстрактные «модели» соревновательной деятельности в избранном виде спорта, отвлеченные от реальных возможностей спортсмена, а именно те реалистично намеченные параметры его целевой соревновательной деятельности, которые он на деле способен освоить в данном большом цикле.

Современная теория спорта пока не располагает способами соизмерения всей совокупности многообразных параметров нагрузок, используемых в практике спортивной тренировки. Как, например, сложить беговые нагрузки и нагрузки в ациклических упражнениях с отягощениями или игровые нагрузки и нагрузки в гимнастических упражнениях так, чтобы получить общую величину, которая достаточно хорошо характеризовала бы их интегративное воздействие на спортсмена? На такие вопросы нет пока вполне удовлетворительных ответов. Это, конечно, сильно затрудняет выяснение общих тенденций динамики нагрузок в тренировочном процессе. При попытке изобразить их приходится довольствоваться пока обрисовкой отдельных параметров нагрузок и соотносить их преимущественно с Труппами однородных упражнений, соизмеримых в том или ином отношении. Общая же картина динамики нагрузок оказывается -неполной и в значительной мере гипотетической. А это, естественно, способствует возникновению разноречивых мнений на сей счет.

Принятая концепция построения спортивной тренировки предусматривает в масштабе ее макроциклов, строго говоря, не параллельное, а последовательно-объединяющее развертывание нагрузок, относящихся к различным сторонам подготовки спортсмена, наряду с поэтапным изменением их соотношений в соответствии с закономерностями управления развитием спортивной формы, то есть в соответствии с тем, как это объективно необходимо для того, чтобы гарантировать становление, относительную стабилизацию и дальнейшее преобразование спортивной формы в качестве оптимальной готовности спортсмена к достижениям, обновляемым в каждом очередном большом тренировочном цикле . Полученные в последние годы исследовательские данные не отвергают сложившиеся в аспекте этой концепции представления об основных тенденциях динамики нагрузок в тренировочном процессе, но дополняют, уточняют и конкретизируют их.

В частности, можно яснее и более дифференцированно, чем прежде, представить динамику параметров нагрузки в различных группах подготовительных упражнений, составляющих основное содержание тренировки в подготовительном периоде большого тренировочного цикла.

Продолжающееся нарастание и без того больших нагрузок в современном спорте высших достижений обостряет, понятно, необходимость рационального управления их общей динамикой. В связи с этим уже не однажды обращалось внимание на важность взаимосочетанной реализации принципа предельности в наращивании развивающе-тренирующих Нагрузок и принципа адаптивного сбалансирования их динамики.

Последнее предполагает, что тенденции динамики суммарной нагрузки по этапам тренировочного процесса необходимо изменять в зависимости, кроме прочего, от смены стадий адаптационных процессов, развертывающихся в организме под ее воздействием. При этом очередное значительное нарастание нагрузки должно происходить не раньше, чем начальная, так называемая аварийная, стадия адаптации к ранее предъявленной нагрузке сменится стадией устойчивой адаптации к ней. Этому требованию в условиях достаточно высокого общего уровня нагрузок в большом тренировочном цикле лучше всего отвечает, судя по всему, волнообразная форма динамики основных тренировочных нагрузок [1].

Не отрицая в принципе феномен «волновой» динамики нагрузок, некоторые полемисты противопоставляют ему стабильность отдельных суммарных показателей тренировочной работы, выполняемой изо дня в день высококвалифицированными спортсменами - представителями циклических видов спорта. Вообще принятые представления о целесообразной динамике тренировочных нагрузок предусматривают, как известно, что в зависимости от продолжительности тренировочных циклов она может иметь не только волнообразную форму: в частности, в рамках малых и средних циклов тренировки могут быть оправданы при определенных условиях и «ступенчатая», и некоторые иные формы.

В системе подготовки спортсмена следует выделять теорию и методику построения следующих структурных элементов:

• многолетней подготовки спортсмена как совокупности относительно самостоятельных и в то же время взаимосвязанных этапов;

• годичной подготовки, макроциклов и периодов подготовки;

• средних циклов (мезоциклов);

• малых циклов (микроциклов);

• отдельных тренировочных дней;

•тренировочных занятий и их частей.

Совершенствование научных основ спортивной подготовки, достижения передовой практики привели к существенному увеличению продолжительности выступления спортсменов на уровне высших достижений. Можно привести множество примеров выступления спортсменов на мировом уровне в течение 8-16 лет и более. Таким образом, многие выдающиеся спортсмены имеют возможность принимать участие в стартах 2-4 Олимпийских игр. Это характерно для большинства олимпийских видов спорта, в том числе и для таких наиболее популярных, как легкая атлетика, плавание, различные виды борьбы, бокс, различные виды спортивных игр и др. Увеличение спортивного долголетия повлекло за собой выделение в структуре подготовки спортсменов олимпийских (четырехлетних) циклов. Этому же способствует и политика развития спорта высших достижений в различных странах, согласно которой Олимпийские игры считаются важнейшими соревнованиями, во многом определяющими международный престиж стран. Поэтому вся система организации и управления спортом высших достижений в странах с высоким уровнем развития спорта осуществляется на основе четырехлетних олимпийских циклов [5].

Структура процесса подготовки базируется на объективно существующих закономерностях становления спортивного мастерства, имеющих специфическое преломление в конкретных видах спорта. Эти закономерности обусловливаются факторами, определяющими эффективность соревновательной деятельности и оптимальную структуру подготовленности, особенностями адаптации к характерным для данного вида спорта средствам и методам педагогического воздействия, индивидуальными особенностями спортсменов, сроками основных соревнований и их соответствием оптимальному для достижения наивысших результатов возрасту спортсмена, этапом многолетней подготовки, периодом макроцикла и другими причинами. Все это многообразие факторов определяет существенные различия продолжительности, целевой направленности и содержания этапов многолетней подготовки, макроциклов, периодов, мезо- и микроциклов, занятий как относительно законченных, самостоятельных и одновременно взаимосвязанных структурных образований тренировочного процесса.

Принципиально неверно выделять в системе подготовки основные и второстепенные структурные образования. Например, рассматривать периоды или этапы как основные элементы структуры, а микроциклы и занятия - как второстепенные, равно как и, наоборот, считать микроциклы или занятия, недели или месяцы основными элементами структуры. Каждый из элементов структуры, независимо от его продолжительности, связан с решением определенных, присущих ему задач, специфическим содержанием. Тренировочный же процесс следует рассматривать как совокупность различных структурных элементов, подчиненных решению главной стратегической задачи подготовки - обеспечению разносторонней технико-тактической, физической, психологической и интегральной подготовленности спортсмена в соответствии с закономерностями становления высшего спортивного мастерства в конкретном виде спорта. Другое дело, что принципиальные ошибки, допущенные в многолетней или годичной подготовке, т. е. в длительном структурном образовании, трудно компенсировать в дальнейшем, а ошибки при построении программ отдельного занятия или микроцикла могут быть относительно легко преодолены последующей рациональной работой. Но это, естественно, не дает основания для разделения различных элементов структуры подготовки на основные и второстепенные.

Начало формы







Сейчас читают про: