double arrow

Определение, предмет, объект изучения, задачи клинической психологии


Клиническая психология – отрасль психологии, изучающая психологические особенности людей, страдающих различными заболеваниями, изучающая методы и способы диагностики психических отклонений, психокоррекционные способы помощи пациентам.

Предмет клинической психологии как научно-практической дисциплины:

  • Психические проявления различных расстройств.
  • Роль психики в возникновении, течении и предупреждении расстройств.
  • Влияние различных расстройств на психику.
  • Нарушения развития психики.
  • Разработка принципов и методов исследования в клинике.
  • Психотерапия, проведение и разработка методов.
  • Создание психологических методов воздействия на психику человека в лечебных и профилактических целях.

Клинические психологи занимаются исследованием общепсихологических проблем, а также проблемы определения нормы и патологии, определением соотношения социального и биологического в человеке и роли сознательного и бессознательного, а также решением проблем развития и распада психики.

Объектом клинической психологии является человек с различными трудностями адаптации и самореализации, связанными не только с его физическим, но и социальным или духовным состоянием (Карвасарский Б.Д, 2002) задачами которой является решение вопросов (как практических так и теоретических), относящихся к предупреждению, диагностике заболеваний и патологических состояний, а также к психокоррекционными формами воздействия на процесс выздоровления, реабилитации, решением различных экспериментальных вопросов и изучению воздействия различных психических факторов на форму и течение различных заболеваний.




2. История развития клинической психологии.

Термин «клиническая психология» был введён американским психологом Лайтнером Уитмером (1867—1956), узко определявшим его как изучение индивидов путём наблюдения или эксперимента с намерением произвести изменение.

Согласно современному определению Американской психологической ассоциацииОбласть клинической психологии интегрирует науку, теорию и практику с целью понять, предсказать и облегчить дезадаптацию, инвалидность и дискомфорт, равно как и способствовать адаптации, приспособляемости и личностному развитию. Клиническая психология концентрируется на интеллектуальных, эмоциональных, биологических, психологических, социальных и поведенческих аспектах функционирования человека в течение жизни, в различных культурах и на всех социоэкономических уровнях.

В России:

Предпосылки возникновения клинической психологии были заложены психологическими исследованиями французских и русских психиатров конца XIX века. Во Франции эмпирическими исследованиями психологической тематики занимались Р. Рибо, И. Тэн, Ж.-М. Шарко, П. Жане. В России патопсихологические исследования вели С. С. Корсаков, И. А. Сикорский, В. М. Бехтерев, В. Х. Кандинский и другие психиатры. Первая психологическая лаборатория в нашей стране была основана В. М. Бехтеревым в 1885 г. при психиатрической клинике Казанского университета. В XX веке многочисленные исследования были проведены на базе Психоневрологического института им. Бехтерева.
Большую роль в становлении клинической психологии как науки сыграли идеи Л. С. Выготского, которые были в дальнейшем развиты в общей психологии его учениками и сотрудниками А. Н. Леонтьевым, А. Р. Лурия, П. Я. Гальпериным, и другими. Развитию клинической психологии в России серьёзно способствовали такие выдающиеся отечественные деятели науки как В. П. Осипов, Г. Н. Вырубов, И. П. Павлов, В. Н. Мясищев. Значительный научный и организационных вклад в развитие клинической психологии в России в последние годы внёс ученик Мясищева Б. Д. Карвасарский.



ИЛИ

Становление клинической психологии, как одной из основных прикладных отраслей психологической науки связано с развитием, как самой психологии, так и медицины, биологии, физиологии, антропологии. Зарождение клинической психологии начинается еще с античных времен, когда психологические знания зарождались в недрах философии и естествознания.

Возникновение первых научных представлений о психике, выделение науки о душе, формирование эмпирических знаний о психических процессах и их нарушениях связано с развитием античной философии и достижениями античных врачей. Так, Алкемон Кротонский (VI в. до н.э.) впервые в истории выдвинул положение о локализации мыслей в головном мозге.



Гиппократ также придавал большое значение изучению мозга как органа психики. Им были разработаны учение о темпераменте и первая классификация человеческих типов. Александрийскими врачами Герофилом и Эразистратом был детально описан мозг; они обратили внимание на кору с ее извилинами, что отличало человека по умственным способностям от животных.

Следующим этапом развития клинической психологии являлись средние века. Это был довольно длительный период, пронизанный безудержным мистицизмом и религиозным догматизмом, гонениями на естествоиспытателей и кострами инквизиции. Вначале обучение строилось на основе античной философии и естественнонаучных достижений Гиппократа, Галена, Аристотеля. Затем знание приходит в упадок, расцветает алхимия, и вплоть до XIII в. длятся «темные» годы. Психология в средние века опирается на философию Фомы Аквинского. Развитие представлений о психике на этом этапе резко замедлилось.

Зарождение научной клинической психологии можно отнести к концу XIX в., когда Вильгельм Вундт основал Институт экспериментальной психологии в Лейпциге. В этом институте наряду с другими обучались и работали те психологи, которые сегодня по праву считаются основателями клинической психологии.

Так, в частности, у Вундта обучался американец Лайтнер Уитмер (1867-1956), который ввел понятие клинической психологии. После получения ученой степени в Лейпциге он вернулся в США и работал на факультете психологии Пенсильванского университета.

В 1896 г. он основал первую психологическую клинику при университете Пенсильвании. В этом заведении, которое сегодня назвали бы консультационно-педагогическим центром, в основном обследовались и лечились дети со слабой успеваемостью. В 1907г. Уитмер учредил журнал «The Psychological Clinic». Понятие клиническое он взял из медицины, не подразумевая под этим ни медицинскую психологию, ни клинику в смысле места, где занимаются психологической деятельностью, а имея в виду только работу с отдельными конкретными случаями. Хотя Уитмер и дал название новой науке, он практически не повлиял на дальнейшее развитие этой дисциплины.

В 1917г. несколько специалистов по клинической психологии основали Американскую ассоциацию клинических психологов, которая в 1919г вошла в Американскую психологическую ассоциацию как клиническая секция.

В результате понятие клинической психологии стало определять профессиональный статус, притом, что определения самой клинической психологии еще не было.

Наряду с понятием клинической психологии было введено используемое до сих пор в англоязычных странах понятие Abnormal Psychology (в журнале «Journal of Abnormal Psychology», выходящем с 1907г.), которое отчасти применяется как синоним клинической психологии, а отчасти используется для психологических дефиниций и этиологических теорий психических расстройств.

Из лаборатории Вундта вышел и немецкий психиатр Эмиль Крепелин (1856-1926), который уже в 90-е гг. XIX в. пытался применить экспериментальные подходы, используемые в психологии, к решению проблем психиатрии и этим дал мощный импульс для развития клинической психологии. Он решительно отказался от спекулятивных подходов, бытовавший в психопатологии того времени, и подчеркивал необходимость экспериментальных исследований в психиатрии.

Большую роль в развитии клинической психологии, особенно немецкоязычной, сыграл другой медик, а именно Зигмунд Фрейд (1856-1939), открыв сферу психотерапии для не медиков и значительно продвинув вперед психологическую теорию возникновения психических расстройств. Сначала он, как и Крепелин, стоял на естественнонаучной позиции, но впоследствии обратился к герменевтическому, понимающему подходу.

Можно считать, что Крепелин и Фрейд (и тот и другой -- медики, а не психологи) дали сильнейший толчок развитию клинической психологии. Но, кроме того, эти два имени знаменуют и два различных понимания клинической психологии, которые и по сей день нередко противостоят друг другу как в науке, так и в практике. Крепелин был сторонником эмпирической клинической психологии, а Фрейд -- приверженцем герменевтического научного подхода, нашедшего наиболее яркое выражение в глубинной психологии.

В России предпосылки возникновения клинической психологии были заложены психологическими исследованиями французских и русских психиатров конца XIX века (Р. Рибо, И. Тэн, Ж.-М. Шаркен, П. Жане). В России патопсихологические исследования вели С.С. Корсаков, И.А. Сикорский, В.М. Бехтерев, В.Х. Кандинский и другие психиатры.

Первая психологическая лаборатория в нашей стране была основана В.М. Бехтеревым в 1885г. при психиатрической клинике Казанского университета. В XX веке многочисленные исследования были проведены на базе Психоневрологического института им. Бехтерева.

Большую роль в становлении клинической психологии как науки сыграли идеи Л.С. Выготского, которые были в дальнейшем развиты в общей психологии его учениками и сотрудниками А.Н. Леонтьевым, А.Р. Лурия, П.Я. Гальпериным, и другими.

Развитию клинической психологии в России серьезно способствовали такие выдающиеся отечественные деятели науки как В.П. Осипов, Г.Н. Вырубов, И.П. Павлов, В.Н. Мясищев. Значительный научный и организационный вклад в развитие клинической психологии в России в последние годы внёс ученик Мясищева Б.Д. Карвасарский.

Важную роль в развитии отечественной клинической психологии сыграл А.Ф. Лазурский - организатор собственной психологической школы. Благодаря ему естественный эксперимент был внедрен в клиническую практику, хотя разрабатывался им первоначально для педагогической психологии.

Наиболее разработанными в 60-х гг. ХХ в. были следующие разделы клинической психологии:

1) патопсихология, возникшая на стыке психологии, психопатологии и психиатрии (Б.В. Зейгарник, Ю.Ф. Поляков и др.);

2) нейропсихология, сформировавшаяся на границе психологии, неврологии и нейрохирургии (А.Р. Лурия, Е.Д. Хомская и др.).

В настоящее время клиническая психология является одной из наиболее популярных прикладных отраслей психологии и имеет большие перспективы развития, как за рубежом, так и в России.

3. Основные отрасли клинической психологии.

Направления клинической психологии:

- патопсихология

Область клинической психологии, которая возникла на стыке психологии и психиатрии. Термин «патопсихология» - Бехтерев, 1903.

Патопсихология - наука о законах нарушений (изменений) психических процессов и свойств психической деятельности. В отличие от: Психиатрия - изучение и помощь лицам с психическими болезнями. Психопатология - часть медицины, посвященная описанию и изучению симптомов и синдромов при отдельных психических болезнях. Патопсихология - психопатология: объект: один, человек с психическими заболеваниями метод: психологический - эксперимент, психиатрический – наблюдение предмет: психопатология - характеристики проявлений, продуктов, результатов психического нарушения; психология - закономерности нарушения психики, приводящие к этим результатам.

- нейропсихология

Предмет нейропсихологии - особенности нарушения психических процессов состояний и личности в целом при локальных поражениях мозга. Таким образом, центральная теоретическая проблема - проблема мозговой организации (локализации) ВПФ. При этом ВПФ понимаются как сложные формы сознательной психической деятельности, осуществляемые на основе соответствующих мотивов, регулируемые соответствующими целями и программами и подчиняющиеся всем закономерностям психической деятельности. Они обладают 3 основными характеристиками: 1) формируются прижизненно; 2) опосредованы по своему психологическому строению (преимущественно речью) и 3) произвольны по способу осуществления.

Основные направления, соответственно задачи:

- клиническая нейропсихология

Основное направление. Изучение нейропсихологических синдромов, возникающих при поражении того или иного участка мозга и сопоставлении их с общей клинической картиной заболевания. Основные методы: клиническое неаппаратурное нейропсихологическое исследование - «луриевские методы». Представление о синдроме и факторах, возникшее и реализуемое в клинике

- экспериментальная

Экспериментальное, в том числе аппаратурное изучение различных форм нарушений психических процессов при локальных поражениях мозга. (тоже Лурия)

- реабилитационное направление

Восстановление ВПФ, нарушенных вследствие локальных поражений ГМ. Разработка принципов и методов восстановительного обучения больных с мозговыми травмами и заболеваниями (путем перестройки нарушенных функциональных систем с опорой на сохранные функции).

- нейропсихологическая психодиагностика

Применение нейропсихологических знаний для изучения здоровых людей с целью профотбора, профориентации и т.п. Наибольшее развитие - определение профиля латеральности.

- психосоматика

Изучает психологические процессы, к-е определяют некоторые соматические зболев-я.(нр нейродермит). Итеология заболевания.

Второе направление – изучение психосоматических проявлений при психогенных заболеваниях (нр рак)

-Детская клиническая психология

У ребенка все распады психики всегда сочетаются с развитием.

- - психология воздействия (психокоррекция и психотерапия)

психотерапия – д-сь, направленная на ведущую проблему с дальнейшей редукцией симптома.

Психокоррекция – помощь в адаптации отдельных симптомов. Используя пластичность мозга, можно преодолеть через обходные пути некоторые симптомы.

(разделение условное)

- психология здоровья

4. Вклад клинической психологии в развитие общей психологии.

Междисциплинарный статус клинической психологии делает эту дисциплину особо чувствительной к решению основной теоретико-методологической проблемысовременной науки - проблемы "природы человека" как существа биосоциального по своим внешним проявлениям.

Первая теоретико-методологическая проблемаклинической психологии заключается в том, что в науке существует две противоположных тенденции в понимании того, что же такое есть психика. Первая тенденция заключается в том, чтобы рассматривать психику как удобную биологическую метафору нейрофизиологических процессов,протекающих в мозге. Эта тенденция хорошо отражается в так называемой "центральной догме нейробиологии", сформулированной авторами известной монографии "Мозг, разум, поведение" - Ф. Блумом, А. Лейзерсоном и Л. Хофстедтером: "...все нормальные функции здорового мозга и все их патологические нарушения, какими бы сложными они ни были, можно, в конечном счете, объяснить, исходя из свойств основных структурных компонентов мозга... психические акты возникают в результате совместных действий множества клеток мозга, так же как пищеварение есть результат совместных действий клеток пищеварительного тракта" . С этой точки зрения психика есть совокупная деятельность мозга, его интегральная функция.

Другая тенденция в трактовке понятия психика заключается в том, что под ней понимается общая способность живых существ реагировать на абиотические (биологически нейтральные) воздействия.Например, на звук. В эту общую способность включается совокупность процессов восприятия, способов переработки информации и регулирования реакций организма на абиотические воздействия. При этом церебральные процессы здесь не составляют существо этой общей способности, а являются всего лишь инструментом, с помощью которого эта способность может реализоваться. Как рука является только орудием хирурга, но не причиной его деятельности, так и мозг является всего лишь орудием психической деятельности, но не ее причиной.

В зависимости от строения инструмента психической деятельности у живых существ имеются разные способности реагирования,т. е. - разные психики: элементарная сенсорная (реагирование только на отдельные свойства среды), перцептивная (реагирование на целостные образования), интеллектуальная (реагирование на соотносящиеся между собой феномены) и сознательная (реагирование на вербально конструируемый образ реальности, который имеет самостоятельное существование, безотносительно наличным отношениям человека и среды) /26/. У высших животных эти психики также выступают уровнями психического функционирования: чем выше церебральная организация животных, тем более представлены у них эти уровни. Есть эти уровни психического и у человека. Однако отличительной чертой психики человека является наличие сознания и четырех высших психических функций (ВПФ), которых нет у животных.

К высшим психическим функциям относятся:1. произвольные внимание и память

2 логическое мышление

3, а также высшие эмоции - эмоциональные отношения (чувства).

2 В отличие от "натуральных" функций внимания и памяти, которые у животных не опосредованы системой знаков и работают по принципу "стимул - реакция" (т. е. являются ситуативно обусловленными текущими потребностями), человек может с помощью знаково-символической системы организовать свое внимание и память вне зависимости от текущей потребности.

3 У животных есть только наглядно-действенное и, возможно, наглядно-образное мышление.

Первые три уровня психики имеют следующие характеристики:

1) формируются под влиянием биологических факторов;

2) имеют непосредственную связь с удовлетворением конкретных, ситуативных биологических потребностей;

3) инстинктивны по способу осуществления.

Высшие психические функции обладают следующими характеристиками:

1) формируются под влиянием социальных факторов (общение, воспитание, обучение),

2) опосредованы знаково-символическими формами (главным образом речью),

3) произвольны по способу осуществления.

Таким образом, психика человека выступает не столько более высокой формой организации животной психики, сколько качественно иным способом взаимодействия человеческого организма со средой, возникающим под действием не биологических, а социальных факторов. Социальность является неотъемлемым свойством психики человека, поэтому, по крайней мере в отношении человеческой психики, нейробиологическая парадигма, популярная в биологически ориентированной медицине, имеет слабую методологическую состоятельность.

Действительно, человек обладает уникальным нейрофизиологическим механизмом знакового опосредствования при взаимодействии со средой. Этот механизм связан с наличием развитых верхних передних отделов лобных долей больших полушарий мозга (коры), чего нет у других приматов. Благодаря ему, человек приобретает возможность взаимодействовать со средой опосредованно - через систему знаковых обозначений реальности, а не напрямую, и, соответственно, быть относительно независимым от среды, что повышает его адаптационные возможности.

4 И. П. Павлов называл эту систему второсигнальной.

Возникновение и развитие универсальной знаковой системы связано исключительно с процессом общения и взаимодействия с другими людьми в рамках различных человеческих групп. Именно поэтому развитие и функционирование человеческой психики связано с социальной организацией и культурой: каковы социокультурные условия жизнедеятельности человека, такова и его психика. Нейрофизиологический механизм только лишь дает возможность осуществления знакового способа психического функционирования. Следовательно, качественное отличие психики человека от психики животного заключается не в сложности индивидуального мозга, а в наличии социальных связей между людьми, которые возникают на основе языковых структур, понятийных схем мышления, социальных институтов и т. д. Именно это обстоятельство позволило Л. С. Выготскому сформулировать идею об экстракортикальных структурах психики человека, которые находятся за пределами мозга индивида - в социокультурном пространстве /8/.

Из первой проблемы - понимания сути психики - вытекают производные теоретико-методологические проблемыклинической психологии: связь мозга и психики, психики и сознания.Традиционное решение проблемы связи мозга и психики заключается в прямом сопоставлении психических и нейрофизиологических процессов, которые полагаются либо а) тождественными, либо б) параллельными, либо в) взаимодействующими. В случае тождества психика есть состояние мозга, которое можно описать в терминах возбуждения/торможения мозговых структур, свойств рецептивных полей нейронов сенсорных структур и т. п. Тогда под нарушениями психической деятельности больного человека будут пониматься только нарушения в области физиологии мозга.

При рассмотрении мозга и психики в качестве параллельно протекающих физиологических и психических процессов психика оказывается эпифеноменом - побочным явлением, сопутствующим мозговой деятельности, но не связанным с ней никакими причинно-следственными взаимоотношениями. Психические процессы и состояния пациента выступают здесь вспомогательными, не играющими существенной роли в патогенезе болезни субъективными ощущениями, сопровождающими нарушения на физиологическом уровне изменений в организме. Другими словами, психическое есть пассивная "тень" физического, которую можно принимать во внимание только в качестве диагностически важного признака, указывающего на какое-либо "глубинное" биологически обусловленное нарушение. Современное проявление концепции параллелизма мозга и психики существует в виде так называемого "двойного аспектизма", в котором признается, что физиологическое и психическое являются просто разными точками зрения на одно и то же явление - нейропсихическую деятельность мозга, которую в равной степени можно описывать физиологическим или психологическим языком.

Если мозг и психика рассматриваются как взаимодействующие феномены, то в этом случае психика выступает особым нематериальным феноменом (разумом, душой), а мозг - материальным. Каждый из этих феноменов имеет свои законы функционирования, однако при этом они находятся во взаимодействии, оказывая взаимное влияние друг на друга. При рассмотрении психики и мозга как взаимодействующих нематериальной и материальной субстанции всегда встает вопрос о посреднике или месте взаимодействия. Так, французский философ Р. Декарт (1596-1650) полагал, что это взаимодействие осуществляется в эпифизе - шишковидном теле, крошечной структуре, расположенной близко к географическому центру мозга /10/. Реальные функции этой железы до сих пор неизвестны. Известно только, что эпифиз участвует в гормональных изменениях, происходящих в пубертатный период: в детстве он выделяет особый гормон мелатонин, тормозящий половое созревание, а потом секреция этого гормона уменьшается и начинается половое созревание. Также есть доказательства того, что эпифиз участвует в регуляции сна у людей

. В современных теориях взаимодействия психики и мозга предлагается концепция триализма - трех различных миров:

1) мира физических объектов и состояний (объективный мир);

2) мира психических состояний (субъективный мир: знания, мышления, эмоции и т. д.);

3) мира объективированных знаний (теории, знания на материальных носителях). Мир 1 взаимодействует с миром 2, а мир 2 - с миром 3. Взаимодействие же собственно психики (мир 2) и мозга (мир 1) осуществляется в области синапсов. Поэтому различные клинические симптомы, особенно психических расстройств, можно охарактеризовать как нарушения взаимодействия психического и физического уровней жизнедеятельности человека, их рассогласование и полный разрыв, обусловленный изменением проводимости нервных импульсов в нейронных цепях.

Все рассмотренные традиционные подходы к решению проблемы связи мозга и психики страдают одним методологическим недостатком: они опираются на нейробиологическую парадигму психики как продукта деятельности мозга и поэтому не могут объяснить, как на психическом уровне функционирования организма возникают качества, которые невозможно предвидеть на физиологическом уровне.

Если же рассматривать психику как способ информационного взаимодействия организма со средой, то в этом случае психическое выступает фактором системной организации отдельных мозговых процессов: как организм взаимодействует со средой на информационном уровне, так организуются и мозговые процессы, которые обеспечивают это взаимодействие /3/. Другими словами, связь мозга и психики является не прямой, а опосредованной - через динамические функциональные системы, возникающие в мозге в процессе решения текущих задач по обеспечению жизнедеятельности организма. Сначала в психике возникает образ будущего результата взаимодействия организма и среды, под который в мозге выстраивается определенное нейрофизиологическое обеспечение - система отдельных физиологических процессов. Мозг помогает организму в достижении субъективного образа потребного будущего (результата взаимодействия организма и среды), избирательно вовлекая отдельные физиологические процессы в единый комплекс усилий по достижению предполагаемого результата. Именно будущий результат детерминирует текущую активность мозга, является причиной определенной мозговой организации при тех или иных психических состояниях.

Организм всегда имеет информационный эквивалент практического результата взаимодействия со средой, в котором содержатся его прогнозируемые параметры. Этот информационный эквивалент сначала поступает в такой нейрофизиологический аппарат, который получил название акцептора результата действия. Но поступает он в него из психического уровня информационного взаимодействия со средой, на котором этот результат называется целью поведения. Кратко говоря, психический акт сначала подготавливает некоторый образ будущего ("активное опережающее отражение реальности"), а затем мозг выстраивает под этот образ обеспечивающую достижение необходимого результата функциональную нейрофизиологическую систему /45/.

Основным вопросом здесь оказывается то, как и откуда на психическом уровне возникает информация о потребном результате взаимодействия организма и среды? Можно предположить, что настроенный определенным образом мозг сначала улавливает какие-то информационные сигналы, значимые для жизнедеятельности организма, которые перерабатываются психикой, чувствительной к тем или иным сигналам, после чего сформированный психикой образ реальности запускает исполнительные нейрофизиологические процессы. Тогда центром "совмещения" психической и физической реальности гипотетически может выступать ретикулярная формация, даже по внешнему виду напоминающая "приемопередающее антенное устройство" ("сеточку"). В этом случае нарушения психической деятельности можно интерпретировать как особым образом организованную мозговую деятельность, подготовленную "необычными" или искаженно воспринятыми информационными сигналами.

Другая проблема - это проблема взаимосвязи психики и сознания. Исходя из решения вопроса о соотношении мозга и психики, используют и два подхода к решению вопроса соотношения психики и сознания. Первый подход состоит в так называемый нейрофизиологической трактовке феномена сознания как оптимального уровня возбуждения нейрофизиологических процессов. В рамках этой концепции даже выделяют определенные мозговые структуры, ответственные за функционирование сознания - так называемую центр-энцефалическую систему во главе с ретикулярной формацией ствола мозга. Действительно, повреждение ствола приводит к однозначному выключению сознания. Данная концепция допускает существование сознания и у высших животных (млекопитающих), имеющих развитую ЦНС. Здесь сознание есть такие психические процессы, в которых участвует внимание, понимаемое как активная селекция отдельных элементов реальности. Другими словами, это определенная характеристика психических процессов, суть которой заключается в интеграции жизненного опыта организма. Как только организм перестает избирательно реагировать на отдельные признаки среды, считается, что он утратил функцию сознания. Такое понимание сознания доминирует в медицине (особенно в психиатрии, в которой речь может идти о "поле" сознания, "ясности" сознания, "уровне включенности" сознания и т. п.). Практическая проблема здесь заключается в том, что тогда любое нарушение психической деятельности следует трактовать как нарушение сознания, что противоречит клиническим традициям.

Второй подход характеризует собственно психологическую трактовку сознания как высшего способа психического взаимодействия со средой, состоящего из вербальных (знаково-символических) образов реальности, возникающих в определенный момент времени и включающих в себя также вербальный образ самого человека - самосознание. Говоря словами С. Л. Рубинштейна, сознание есть знание о чем-то, что существует отдельно от нас /38/. Здесь сознание нетождественно психике: оно является только одной из форм психической деятельности, свойственной исключительно человеку (у которого, соответственно, имеются и бессознательные психические процессы, в которых не участвуют вербальные способы взаимодействия со средой). При этом сознание является социальным продуктом, возникающим в системе отношений между людьми. Его формой является мышление, а содержанием - социальные характеристики среды и личности. Соответственно, нарушениями сознания являются нарушения восприятия человеком социальных характеристик среды и собственных личностных характеристик.

В зависимости от трактовки сознания в клинической психологии существует два подхода и к пониманию бессознательного. В случае отождествления сознания и психики бессознательное есть недостаточный уровень нейрофизиологического возбуждения, проявляющийся в виде комы, обморока, глубокого сна или общей анестезии. В случае разграничения сознания и психики бессознательным считаются невербализуемые или недоступные вербализации психические процессы и состояния. Причины, по которым психические процессы и состояния оказываются недоступными вербализации, могут быть различными. Для клинической психологии важными представляются те из них, которые связаны с процессами вытеснения из сферы осознания (вербализации) тревожащих физиологических импульсов, желаний, воспоминаний, образов, а также те, которые связаны с автоматическими, привычными действиями, текущая вербализация которых не нужна для их осуществления (более адекватный термин - предсознательное).

Развитие клинической психологии после 1917 г. шло в русле общего развития психологии: попыток поставить ее на фундамент марксистско-ленинской философии.

Большую роль в становлении клинической психологии как науки сыграли идеи Л.С.Выготского, которые были в дальнейшем развиты в общей психологии его учениками и сотрудниками А.Н.Леонтьевым, А.Р.Лурия, П.Я.Гальпериным, Л.И.Божович, А.В.Запорожцем и др.

Л.С.Выготский высказал положения, что:

мозг человека располагает иными принципами организации функций, нежели мозг животного;

развитие высших психических функций не предопределено одной лишь морфологической структурой мозга; психические процессы не возникают в результате одного лишь созревания мозговых структур, они формируются прижизненно в результате обучения, воспитания, общения и присвоения опыта человечества;

поражение одних и тех же зон коры имеет разное значение на разных этапах психического развития.

Эти положения, являющиеся по сути общепсихологическими, легли в основу основных направлений клинической психологии: патопсихология использовала их для разработки проблемы распада психики при психических заболеваниях, а нейропсихология - для проблемы локализации ВПФ.

Клиническая психология имеет существенное значение для решения фундаментальных психологических проблем, инициирует их решение:

· Психосоматическая проблема (соотношение души и тела, психики и сомы)

· Проблема мозговой локализации психических функций

· Системно-структурная организация психической деятельности (структура психических функций)

· Проблемы психодиагностических исследований (Принципы построения диагностических исследований)

· психологическое воздействие (разработка психологических основ психотерапии)

· Проблема взаимодействия биологического и социально-средового факторов в развитии и распаде психической деятельности.

· психология бессознательного

· Разработка проблем личности и «нормы» в клинической психологии

6. Психология девиантного поведения: цели, задачи, классификация типов девиантного поведения.

Девиантологиеское знание зародилось в начале 20 века в недрах социологии как специальная теория, названная социологией девиантного поведения. Термины «девиантность» и «девиация» связаны с именем французского социолога Эмиля Дюркгейма. Первоначально центральное место в исследовании девиантности занимали вопросы преступности. Для объяснения социальной девиации Э.Дюркгейм предложил концепцию аномии, что означает в переводе с французского «отсутствие закона, организации»..

Цель девиантологии можно сформулировать как разработку общетеоритических основ и методического аппарата для всех дисциплин, изучающих социальные девиации на различных уровнях организации общественной жизни - индивидуальном, групповом, государственно формализованном, общественно-символическим и культурно-историческом.

Задачи психологии девиантного поведения: изучить механизмы возникновения, формирования, динамики и исходов девиантного поведения, а также способы и методы их коррекции и терапии.

Структура данной научной дисциплины может быть представлена следующим образом:

1. Общая девиантология

2. Прикладная девиантология

3. Специальная девиантоллгия.

В качестве объекта девиантологии принято рассматривать субъектов социального взаимодействия (индивиды, группы, субкультуры).

Предметом девиантологии является девиантность и девиации как многоуровневые социально и индивидуально-психологические феномены с различными формами проявлений.

Термин девиация в переводе с латинского означает «отклонение от общего курса, в социальных науках это понятие трактуется, как любое отклонение в развитии и функционировании субъектов социального взаимодействия от общего направления системы. Девиации, как правило, вызывают напряжение в самой социальной системе.

Существуют разнообразные классификации девиаций.

С точки зрения устойчивости, они подразделяются на временные, преходящие, устойчивые, стойкие. Они также могут быть обратимыми и необратимыми. И что самое главное, девиации могут быть позитивными (способствующими развитию личности и эволюции общества) или негативными (угрожающие развитию личности и общества). К позитивным девиациям можно отнести: креативность, новаторство, героические акты, а к негативным: психические заболевания, преступность, самоубийства, пьянство. Поскольку человек включен в систему социальных отношений, любые отклонения его нормальной жизнедеятельности рассматриваются как социальные девиации.

В связи с этим появляется более специальный термин - девиантность, обозначающее не сам факт отклонения, сколько склонность и готовность к этому. Девиации и девиантность тесно связаны с реакциями общества на них. В этом смысле девиантное поведение - это нечто идущее вразрез с институциализированными ожиданиями, установками значимыми внутри социальной системы.

Изучение девиантного поведения невозможно и безрезультатно без рассмотрения тождественных ему социальных норм, ведь в большинстве случаев девиантное поведение определяется, как поведение отклоняющееся от социальных норм.

Социальная норма - это установленное в обществе правило поведения, регулирующее отношения между людьми, общественную жизнь. Социальная норма находит свою поддержку и воплощение в законах, традициях, обычаях, то есть во всем том, что стало привычкой, вошло в быт, в образ жизни большинства, поддерживается общественным мнением, играет роль «естественного регулятора» общественных и межличностных отношений.

Социология рассматривает поведенческие девиации как социальные, которые группируются по нескольким направлениям:

А) в зависимости от масштаба выделяют массовые и индивидуальные отклонения;

Б) по значению последствий - негативные (вызывающие вредные последствия и создающие опасность) и позитивные;

В) по субъекту - отклонения конкретных лиц, неформальных групп, официальных структур, условных социальных групп;

Г) по объекту - экономические, бытовые, имущественные нарушения и другие;

Д) по длительности - единовременные и длительные;

Е) по типу нарушаемой нормы - преступность, пьянство, наркотизм, самоубийства, проституция, хулиганство, коррупция, терроризм, расизм, геноцид, и т.д.

В праве под отклоняющимся поведением понимается все, что противоречит принятым в настоящее время нормам и законам. Ведущим критерием правовой оценки действий индивида является мера их общественной опасности. По характеру и степени общественной опасности их делят на преступления, административные и гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки.

Кроме вышеперечисленных подходов существует также медицинский подход к рассмотрению девиантного поведения. Можно заметить, что некоторые виды отклоняющегося поведения могут переходить с крайней границы нормы в болезнь и становиться предметом изучения медицины. Так, например эпизодическое употребление наркотиков в медицинских целях может приобрести форму злоупотребления и развития в болезненное пристрастие (наркоманию). Специалисты немедицинских профессий не должны выходить за рамки своей компетентности и заниматься патологическими формами без участия врачей.

Как отмечалось выше, болезненные расстройства, в том числе поведенческие, перечислены и описаны в классификации болезней. Поэтому все, кто профессионально занимается отклоняющимся поведением, по меньшей мере должны иметь общее представление о видах поведения, регулируемых медицинскими нормами.

На основании соотношения целей и средств современный социологи выделяют следующие типы отклоняющегося поведения.

Инновация предполагает согласие с целями общества, но отрицает социально одобряемые средства их достижения. Примерами инновации являются шантаж, ограбления, растрата чужих денег и пр. Данный вид девиантного поведения возникает в том случае, когда индивид сталкивается с ограниченным доступом к ресурсам, с одной стороны, и сильным желанием выглядеть успешным в глазах общества - с другой.

Ритуализм предполагает игнорирование целей данной культуры, но согласие (порой доведенное до абсурда) использовать социально одобряемые средства. Примером может выступать бюрократ, фанатично преданный своему делу, который тщательно заполняет бланки, проверяет их соответствие всем инструкциям, регулярно подшивает их к делу и т.д., но не осознает, для чего все это делается.

Ретритизм предполагает отрицание, как целей данного общества, так и средств достижения этих целей. Другими словами, человек дистанцируется от общества. К этой разновидности девиации можно отнести монахов, отшельников, с одной стороны, и наркоманов, алкоголиков и самоубийц - с другой.

Бунт также выражается в отрицании и целей общества, и средств их достижения. Но в отличие от ретритистов, бунтовщики не отходят от общества, а пытаются предложить ему новые цели и новые средства их достижения. К этому виду девиантов можно отнести реформаторов и революционеров.

7. Патохарактерологический тип девиантного поведения.

Под патохарактерологическим типом девиантного поведения понимается поведение, обусловленное патологическими изменениями характера, сформировавшимися в процессе воспитания. К ним относятся так называемые расстройства личности (психопатии) и явные, выраженные акцентуации характера.

Важнейшим мотивационным механизмом является стремление к манипулированию окружающими и контролю над ними. Окружение рассматривается лишь как орудия, которые должны служить удовлетворению потребностей данного человека. У индивидов с анакастными и тревожными (уклоняющимися) личностными расстройствами (психастенической психопатией) патологическая самоактуализация выражается в сохранении ими привычного стереотипа действий, в уходе от перенапряжений и стрессов, нежелательных контактов, в сохранении личностной независимости. При столкновении таких людей с окружающими, с непосильными задачами в силу ранимости, мягкости, низкой толерантности к стрессу они не получают положительного подкрепления, чувствуют себя обиженными, преследуемыми.

К патохарактерологическим девиациям относят также так называемые невротические развития личности - патологические формы поведения и реагирования, сформированные в процессе неврогенеза на базе невротических симптомов и синдромов. Девиации проявляются в виде невротических навязчивостей и ритуалов, которые пронизывают всю жизненную деятельность человека. В зависимости от их клинических проявлений человек может выбирать способы болезненного противостояния реальности. К примеру, человек с навязчивыми ритуалами может подолгу и в ущерб своим планам совершать стереотипные действия (открывать и закрывать двери, определенное число раз пропускать подходящий к остановке троллейбус), целью которых является снятие состояния эмоционального напряжения и тревоги.

К сходному параболезненному патохарактерологическому состоянию относят поведение в виде поведения, основанного на символизме и суеверных ритуалах. В подобных случаях поступки человека зависят от его мифологического и мистического восприятия действительности. Выбор действий строится на основе символического истолкования внешних событий. Человек, например, может отказаться от необходимости совершить какой-либо поступок (жениться, сдавать экзамен и даже выйти на улицу) в связи с «неподходящим расположением небесных светил» или иными псевдонаучными трактовками действительности и суевериями.

8. Аддиктивное поведение: основные понятия, примеры.

Аддиктивное поведение - это одна из форм девиантного поведения с формированием стремления к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности, что направлено на развитие и поддержание интенсивных эмоций (Ц. П. Короленко, Т. А. Донских).

Такому человеку не удается обнаружить в реальной действительности какие-либо сферы деятельности, способные привлечь надолго его внимание, увлечь, обрадовать или вызвать иную существенную и выраженную эмоциональную реакцию. Жизнь видится ему неинтересной, в силу ее обыденности и однообразности. Он не приемлет того, что считается в обществе нормальным: необходимости что-то делать, заниматься какой-либо деятельностью, соблюдать какие-то принятые в семье или в обществе традиции и нормы. При этом аддиктивная активность носит избирательный характер - в тех областях жизни, которые пусть временно, но приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональной бесчувственности, он может проявлять недюжинную активность для достижения цели.

Выделяются следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения:

1) сниженная переносимость трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций;

2) скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством;

3) стремление говорить неправду;

4) стремление обвинять других, зная, что они невиновны;

5) стремление уходить от ответственности в принятии решений;

6) стереотипность, повторяемость поведения;

7) зависимость;

8) тревожность.

Вместе с тем, объективно и субъективно плохая переносимость трудностей повседневной жизни, постоянные упреки в неприспособленности и отсутствие жизнелюбия со стороны близких и окружающих формирует у аддиктивных личностей скрытый «комплекс неполноценности». Они страдают от того, что отличаются от других, от того, что неспособны «жить как люди». Однако, такой временно возникающий «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной самооценки, навеваемой окружающими, индивиды переходят сразу к завышенной, минуя адекватную. Появление чувства превосходства над окружающими выполняет защитную психологическую функцию, способствуя поддержанию самоуважения в неблагоприятных микросоциальных условиях - условиях конфронтации личности с семьей или коллективом.

Учитывая тот факт, что давление на таких людей со стороны социума оказывается достаточно интенсивным, аддиктивным личностям приходится подстраиваться под нормы общества, играть роль «своего среди чужих». Вследствие этого, он научается формально исполнять те социальные роли, которые ему навязываются обществом (примерного сына, учтивого собеседника, добропорядочного коллеги). Внешняя социабельность, легкость налаживания контактов сопровождается манипулятивным поведением и поверхностностью эмоциональных связей. Такой человек страшится стойких и длительных эмоциональных контактов вследствие быстрой потери интереса к одному и тому же человеку или виду деятельности и опасения ответственности за какое-либо дело. Мотивом поведения «закоренелого холостяка» в случае преобладания аддиктивных форм поведения может быть страх ответственности за возможную супругу и детей и зависимости от них.

Стремление говорить неправду, обманывать окружающих, а так же обвинять других в собственных ошибках и промахах вытекает из структуры аддиктивной личности, которая пытается скрыть от окружающих собственный «комплекс неполноценности», обусловленный неумением жить в соответствии с устоями и общепринятыми нормами.

Таким образом, основным в поведении аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламентациями «скучной» жизнью, склонность к поиску запредельных эмоциональных переживаний даже ценой серьезного риска и неспособность быть ответственным за что-либо.







Сейчас читают про: